Календарь


Б.Покровский. Обряд казни на Семеновском плацу. 1849 год

1849 год. 5 мая (23 апреля ст.ст.) были арестованы петрашевцы – члены тайного общества, возглавляемого М.В.Петрашевским. Среди арестованных участников общества был и писатель Федор Достоевский.

Петрашевцы - участники кружка М.В.Петрашевского (1827-1866) и связанных с ним кружков, существовали в период 1844- 1849 гг. Члены кружков на собраниях обсуждали различные философские учения, предполагали организовать подпольную типографию и заняться пропагандой социалистических идей. Под руководством чиновника, особых поручений Министерства внутренних дел И. П. Липранди была предпринята слежка за петрашевцами, и 23 апреля 1849 года все посещавшие собрания у Петрашевского были арестованы. Суду были преданы 22 человека.

М.В.Буташевич-Петрашевский. Неизвестный художник
Кружок, руководимый М.В.Буташевичем-Петрашевским (1821-1866), был одним из центров общественно-литературного движения 40-х годов 19 века. В.Г.Белинский и А.И.Герцен, стоявшие во главе демократического и антикрепостнического движения, оказывали идейное влияние на все направления русской мысли, в том числе на кружок петрашевцев. Участников кружка объединяли ненависть к крепостничеству и угнетению человека, понимание социализма как всеобъемлющего учения, призванного «согласовать» общественное устройство с потребностями человеческой природы (при этом петрашевцы разделяли представление о близости социализма к христианству с его проповедью любви и братства), глубокая вера в силу знания («Знание есть основа могущества человека», - писали петрашевцы в «Карманном словаре иностранных слов», 1845), уверенность, что фундаментом познавательной деятельности человека является природа. В поисках путей изменения социального уклада Петрашевский и его единомышленники обращались к социально-утопическим теориям Ш.Фурье и А.Сен-Симона, а также к материалистической философии Л.Фейербаха. Фурьеристская проповедь «всеобщего счастья», как нельзя лучше отвечавшая стремлениям петрашевцев к отмене рабства, к общинному устройству деревни, в русских условиях приобретала революционный характер. Социально-утопические теории, а также влияние Белинского, особенно его «Письма к Гоголю», прочитанного Ф.М.Достоевским на одной из «пятниц» Петрашевского (15 апреля 1849 года), сказались на формировании литературно-эстетических взглядов участников кружка. Они исходили из признания общественной роли искусства и высокой миссии писателя, учителя общества, призывали к демократизации литературы, стремились сблизить ее с народной жизнью. Они хотели подчинить литературу задачам пропаганды науки, просвещения, социалистических теорий. Петрашевец В.Н.Майков утверждал, что целью беллетристических произведений является популяризирование идей, важных для общества. Ради этой цели критик допускал и дидактику в искусстве, и прямое обращение к науке в поисках тех истин, какие литература должна внушать читателю, лишь бы эти истины были справедливы. При этом петрашевцы нередко смешивали научную и художественную формы познания, против чего возражал Белинский, писавший в статье «Взгляд на русскую литературу 1847 года», что «… искусство прежде всего должно быть искусством, а потом уже оно может быть выражением духа и направлений общества в известную эпоху» и что «… в сфере искусства … никакое направление гроша не стоит без таланта…» (Полн.собр.соч., т. 10, 1956, с. 303, 312).

Ф.М.Достоевский. Рисунок К.А. Трутовского. 1849 год
В литературно-эстетических взглядах петрашевцев не было полного единства, они не успели сложиться в стройную систему, ибо в них отразился переходный характер этого движения. Расхождения намечались и на собраниях кружка, и в позднейших выступлениях его участников. Некоторые из них ощущали односторонность взглядов Петрашевского, против них возражал, например, Достоевский. С.Ф.Дуров, несколько утрируя, отмечал, что Петрашевский «… уперся в философию и политику; он изящных искусств не понимает…» («Дело петрашевцев», т. 3, 1951, с. 273). Идеи петрашевцев нашли достаточно полное выражение в их литературном творчестве. Первым поэтом кружка явился А.Н.Плещеев, автор сборника «Стихотворения» (1846), поэтического манифеста петрашевцев. Тогда же В.Майков разъяснил в «Отечественных записках» значение лирики Плещеева, связанной с лермонтовской традицией в разработке темы поэта-пророка, темы странника, узника; в ней обнаруживались и фурьеристские мотивы (проповедь всеобщего счастья, осуждение неравенства, противоречий богатства и бедности, «неравного брака» и т.д.). Стихотворение Плещеева «Вперед! без страха и сомненья На подвиг доблестный, друзья!» содержало лозунги и формулы («любви ученье», союз «под знаменем науки» и др.), наполнявшиеся конкретным смыслом для социалистов того времени; их позднее оценили деятели 60-х годов (Н.А.Добролюбов, М.Л.Михайлов). Лермонтовское влияние характерно и для стихов петрашевца А.А.Пальма, соединявшего социально-утопические мотивы с обращением к фольклорной тематике. Фурьеристские взгляды отразились в стихотворных набросках Д.Д.Ахшарумова. В многочисленных переводах С.Ф.Дурова (из О.Барбье, В.Гюго и др.), проникнутых гражданским пафосом, воплощены его демократические идеалы. Идейное влияние кружка петрашевцев сказалось и в творчестве некоторых поэтов, в целом далеких от передового движения 40-х годов: А.Н.Майкова - автора поэм «Две судьбы» и «Машенька», А.А.Григорьева, написавшего в период недолгого общения с кружком цикл революционно-патетических стихов («Прощание с Петербургом», «Когда колокола торжественно звучат» и др.).

С участием в кружке связаны социальные мотивы ранней прозы Достоевского («Бедные люди» и др.), первых повестей М.Е.Салтыкова («Противоречия», «Запутанное дело»), считавшего, что участие в кружке и «школа идей» Белинского были самыми важными в его творческом развитии. Социалистические идеи 40-х годов сыграли немалую роль в формировании взглядов Н.Г.Чернышевского, который в студенческие годы был участником одного из кружков, связанных с петрашевцами. Активный деятель кружка А.В.Ханыков впервые познакомил его с учением Фурье, с взглядами Фейербаха. Представления Петрашевцев (главным образом В.Майкова) о природе и назначении искусства нашли отражение в работе Чернышевского «Эстетические отношения искусства к действительности». Веяние пропаганды петрашевцев с их стремлением к «общему благу для всего человечества» коснулось и молодого Л.Н.Толстого, которому приходилось встречаться с некоторыми участниками кружка; мир социальных утопий, увлекавший передовую молодежь 40-х годов, оказался во многом близок интересам и нравственным поискам Толстого в эти же годы. Исследователи (Т.И.Усакина) отмечают также, что идейный замысел романа И.А.Гончарова «Обыкновенная история» (1847) складывался не без влияния критики В.Майковым романтизма и «положительной» философии, критики, тесно связанной с эстетикой и философией петрашевцев.
Цитируется по: Краткая литературная энциклопедия в 9-ти томах. Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», т.5, М., 1968.

История в лицах


А.П.Милюков:
Двадцать третьего апреля 1849 года, возвратясь домой с лекции, я застал у себя М. М, Достоевского, который давно ожидал меня. С первого взгляда я заметил, что он был очень встревожен.

- Что с вами? - спросил я.

- Да разве вы не знаете! - сказал он,

- Что такое?

- Брат Федор арестован.

- Что вы говорите! когда?

- Нынче ночью... обыск был... его увезли... квартира опечатана...

- А другие что?

- Петрашевский, Спешнев взяты... кто еще - не знаю.,, меня тоже не сегодня, так завтра увезут.

- Отчего вы это думаете?

- Брата Андрея арестовали... он ничего не знает, никогда не бывал с нами... его взяли по ошибке вместо меня.

Мы уговорились идти сейчас же разузнать, кто еще из наших друзей арестован, а вечером опять повидаться. Прежде всего я отправился к квартире С. Ф. Дурова: она была заперта и на дверях виднелись казенные печати. То же самое нашел я у Н. А. Момбелли, в Московских казармах, и на Васильевском острове - у П. Н. Филиппова. На вопросы мои денщику и дворникам мне отвечали: "Господ увезли ночью". Денщик Момбелли, который знал меня, говорил это со слезами на глазах. Вечером я зашел к М. М. Достоевскому, и мы обменялись собранными сведениями. Он был у других наших общих знакомых и узнал, что большая часть из них арестованы в прошлую ночь. По тому, что мы узнали, можно было заключить, что задержаны те только, кто бывал на сходках у Петрашевского, а принадлежавшие к одному дуровскому кружку остались пока на свободе. Ясно было, что об этом кружке еще не знали, и если Дуров, Пальм и Щелков арестованы, то не по поводу их вечеров, а только по знакомству с Петрашевским. М. М. Достоевский тоже бывал у него и, очевидно, не взят был только потому, что вместо его по ошибке задержали его брата, Андрея Михайловича. Таким образом, и над ним повис дамоклов меч, и он целые две недели ждал каждую ночь неизбежных гостей. Все это время мы видались ежедневно и обменивались новостями, хотя существенного ничего не могли разведать. Кроме слухов, которые ходили в городе и представляли дело Петрашевского с обычными в таких случаях прибавлениями, мы узнали только, что арестовано около тридцати человек и все они сначала привезены были в Третье отделение, а оттуда препровождены в Петропавловскую крепость и сидят в одиночных казематах. За кружком Петрашевского, как теперь оказалось, следили давно уже, и на вечера к нему введен был от министерства внутренних дел один молодой человек, который прикинулся сочувствующим идеям либеральной молодежи, аккуратно бывал на сходках, сам подстрекал других на радикальные разговоры и потом записывал все, что говорилось на вечерах, и передавал куда следует. М. М. Достоевский говорил мне, что он давно казался ему подозрительным. Скоро сделалось известно, что для исследования дела Петрашевского назначается особенная следственная комиссия, под председательством коменданта крепости генерала Набокова, из князя Долгорукова, Л. В. Дубельта, князя П. П. Гагарина и Я. И. Ростовцева.
Цитируется по: А. П. Милюков, Литературные встречи и знакомства, СПб. 1890, стр. 207-208


Мир в это время


    В 1849 году под руководством революционеров-демократов Мадзини и Гарибальди в Риме была свергнута власть папы Пия IX и провозглашена Римская республика. В этом же году под натиском войск генерала Удино революционерам приходится оставить Рим. После этого отряд Гарибальди отправляется на помощь восставшей Венеции.



    «Джузеппе Гарибальди (Garibaldi) — знаменитый итальянский патриот, по происхождению генуэзец, родился 4 июля 1807 года в Ницце, в семье моряка, рано поступил на службу в сардинский флот, участвовал в заговоре 1834 года, закончившемся неудачным вторжением Мадзини в Савойю, и должен был бежать во Францию. Приговоренный на родине к смерти, долгие годы вел бродячую жизнь, состоял на службе тунисского бея, в 1846 году предложил свои услуги южноамериканским республикам Рио-Гранде и Монтевидео и, сам снарядив несколько кораблей, наводил в качестве начальника каперов ужас на Бразилию. В 1848 году, когда в Верхней Италии вспыхнуло восстание против австрийцев, Гарибальди поспешил на родину и с 54 сотоварищами по оружию высадился в Ницце; но первый счастливый период верхнеитальянской войны уже миновал. Предложение Гарибальди сражаться под знаменами сардинского короля Карла-Альберта было последним отвергнуто, а миланский комитет слишком поздно поручил Гарибальди организовать корпус волонтеров. Располагая лишь корпусом в 1500 человек, Гарибальди после упорной борьбы должен был уступить численному превосходству австрийцев и перешел на швейцарскую территорию. Эта отчаянная настойчивость во время всеобщего упадка духа сделала имя Гарибальди чрезвычайно популярным во всей Италии.
     
    Джузеппе Гарибальди. Из «Lelbuch der Weltgefchichete oder Die Gelchichete der Menlchheit, by William Rednbacher», 1890

    Сицилийцы предложили ему начальство в своей борьбе против неаполитанского короля Фердинанда II, но Гарибальди был уже тогда в Риме, куда привел (21 декабря) несколько сот своих приверженцев на помощь временному правительству. Выбранный в римский парламент, он в первом же заседании, 5 февраля 1849 года, внес предложение о провозглашении республики. После успешных операций против неаполитанцев при Палестрине и Веллетри ( 15 мая) он принял видное участие в блестящем отражении французского генерала Удино, атаковавшего Рим 30 апреля.

    Сражение отряда Гарибальди с французскими войсками, 30 апреля 1849 года. Неизвестный художник

    Удино вынужден был предпринять длительную осаду Рима и, получив сильное подкрепление, взял его штурмом 3 июля. Гарибальди повел свои войска (1550 человек) к северу, чтобы продолжать борьбу с австрийцами, завладевшими Болоньей, и добраться, если возможно, до Венеции, все еще державшейся против австрийцев».
    Цитируется по: Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
даты

Июнь 2021  
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.