Календарь


Стефан Торелли. Аллегория победы Екатерины II над турками. 1772 год

1773 год. 7 июня (27 мая ст.ст) корпус генерал-майора Вейсмана одерживает победу над турецкой армией в битве при Карасу.

Сражение при Карасу стало одним из самых удачных для России в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. и помогло основным силам армии Румянцева осуществить переход через Дунай.

«От 28 февраля Румянцев получил высочайшее повеление - "вынудить у неприятеля силою оружия то, чего доселе не могли переговорами достигнуть, и для того с армиею или частью ее, перешед Дунай, атаковать визиря и главную его армию". Уведомляя об этом Обрезкова, Румянцев писал: "Тебя я, мой дражайший друг, имею, так сказать, по боге свидетелем нашего здесь состояния, а потому и не затрудняю тебя дальнейшими объяснениями, зная, что твое проницание лучше всех видит наши к тому силы и удобство, особливо, когда надлежит сломать прежде крепкие преграды, т. е. разбить силы неприятельские и овладеть городами, стан визирский закрывавшими, и когда на все стороны осматриваться надобно, чтоб не проронить чего-либо к предосуждению безопасности мест, нами оберегаемых, то сколь способно мне к одному месту тронуться; и по дружеству и благосклонности ко мне легко заключать можешь мои тут затруднения. Присовокупить надобно, что и время не сходствует для таковых поисков, когда стужа заставляет искать всякого убежища в избе, а, преодолевая суровство времени, себя только преодолеваешь и приводишь в несостояние в удобное время к действиям".

Герб рода генерала Отто Адольфа Вейсмана фон Вейсенштейна
Румянцев писал точно так же самой императрице о неудобствах перехода через Дунай, переслал ей мнения генералов Салтыкова, Потемкина и Вейсмана о тех же неудобствах; король прусский также советовал не переходить за Дунай - ничто не действовало, Екатерина настаивала на переход. В апреле русские войска начали наступательное движение с выгодою для себя; попытки турок переправиться на левый берег Дуная были неудачны. Русский отряд под начальством полковника Клички переправился за Дунай, разбил несколько раз турок и возвратился назад, как то делывал Вейсман в 1771 году; попытки турок против Журжи и Слободзеи кончились для них очень неудачно. В мае Суворов, переведенный из Польши в Дунайскую армию, начал и здесь блистательно свою деятельность, овладев Туртукаем. Но "случилось дознать и неудачу как следствие жребия военного, не всегда приверженного одной стороне"; по словам Румянцева, эту неудачу потерпел полковник князь Репнин, который сам раненый достался в плен туркам с двумя майорами Дивовыми и несколькими обер-офицерами. "Поверхность, неприятелем в сем разе приобретенная, ничего и наималейше не переменяет в нашем положении, - писал Румянцев, - да и утрата толь малого числа людей ничего бы по себе не значила, ежели бы в ней не было персоны князя Репнина, каковых знатных пленников во всю войну еще не имели турки, и по сему пункту, а наибольше и по персональному моему доброжелательству к их фамилии чувствительно мне прискорбен сей случай. Между тем наши движения идут, чтоб заплатить врагам с лихвою. Г. Вейсман со своим корпусом уже за Дунаем, и я в споспешествовании дальнейшим действиям подвигаюсь берегом вверх сей реки".

Вейсман, переправившись за Дунай, не замедлил известить фельдмаршала о победе: 27 мая он напал при Карасу на неприятеля, стоявшего в 12000 пехоты и конницы, и нанес ему поражение; турки потеряли более 1000 человек убитыми; русским достался весь их лагерь с 16 пушками. После этого Румянцев решился переправиться через Дунай у Горабала или Бали-Багаса. Но тут стояло 6000 турок с пушками. фельдмаршал велел Вейсману зайти им в тыл от Карасу и Потемкину высадиться и идти прямо им в лицо. 7 июня оба генерала одновременно с двух сторон подступили к неприятельскому лагерю, и в то же время фельдмаршал с главным войском показался на левом берегу Дуная, ведя наравне со своим движением суда, собранные для переправы. Турки оторопели и при первых выстрелах бросились в бегство; русская конница поскакала за ними и истребила более 300 человек; обоз достался победителям. Очистив назначенное для переправы место, Румянцев в тот же день велел перевозить войска и 11 числа сам перешел Дунай. Разбивши еще раз турок на реке Галице, русские стали лагерем у Силистрии.

Карта боевых действий русско-турецкой войны 1768-1774 гг.

Еще прежде, когда Румянцев дал знать в Петербург о намерении своем переправиться через Дунай и о взятии Туртукая, гр. Григорий Орлов говорил в Совете, что по настоящему расположению фельдмаршала он видит, как Румянцев намерен исполнить теперь то, что он, Орлов, предлагал ему в прошлогоднее свидание, а именно переправиться за Дунай между Черным морем и Карасу и утвердить там левое крыло армии; визирь, находясь на другой стороне Карасу, не мог бы отрезать нашего войска по дальности обхода, напротив, сам нашелся бы в опасности быть отрезанным; таким положением мы могли бы отворить себе путь за горы и, потревожив столицу неприятеля, заставить его согласиться на мир. Узнав о переправе Румянцева, Екатерина 28 июня, в день восшествия своего на престол, написала ему, что так как он сделал этот день для нее радостным, то она пожаловала сына его (Михаила) полковником, и желала божеской помощи во всех впредь за Дунаем предприятиях».
Цитируется по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М.:Мысль, 1995. Книга 15, том 29, глава 1. С. 11-13

История в лицах


Фельдмаршал Петр Румянцев, из реляции Екатерине II, 10 июня (30 мая ст.ст.) 1773 года:
Государыня всемилостивейшая!

Вследствие всеподданнейшего моего донесения от 17-го сего месяца продолжал я движение с главным корпусом армии от Фокшан к Браилову, где намерялся переправить часть войска в усилие на той стороне находящемуся; но от переправы той хотя удобной нашлись лежащие проходы от Мачина до Гирсова столь тесны и между каменных гор, коих и расширить неможно, что не только артиллерию, да и простые повозки без большой остановки провезть нельзя по ним; и сколь сей ради трудности, так и по доходящим известиям из-за Дуная от генерала-майора Вейсмана, достигавшего уже высоты Гирсова, что не только неприятеля, но и жителей в той стороне нигде он не находил; а напротив от генерала графа Салтыкова и генерала-порутчика Потемкина имея уведомления, что неприятель от дня в день против них усиливается и открывает разные виды угрожающие им поисками, пошел я на реку Яломицу и вступил 27-го числа в сей лагерь положением недалеко от устья оной, чтобы мне, как в той же всеподданнейшей доносил вашему императорскому величеству, быть ближе на всякой случай на обоих берегах. Тут на другой день моего прибытия получил я от генерала-майора барона Вейсмана, который по моему предположению, о коем вместе с вышеписанным имел я честь предуведомить ваше императорское величество, переправясь с своим корпусом чрез Дунай при Тулче, следовал во время моего движения вдоль реки Дуная, по другой стороне оной до высоты Карасу, где долженствовал он простерти свой поиск на неприятельской корпус, в околичности того места расположенный и предводимый, по известиям доселе бывшим, Абды пашею чрез Гирсов вкратце рапорт, который пополнить вскоре имел обстоятельным, что он во исполнение того 27-го мая в 8-мь часов поутру атаковал неприятельский корпус при Карасу, состоявшей в 12000 под командою Абдулла арнаут и черкес Хассан паши, да татарского солтана Багимет Гирея и одержал над оным совершенную победу, хотя пехота их упорно держалась в ретранжаменте. Причем неприятеля 1 100 человек пало убитыми, 100 в полон взято, а в добычь получено 16 пушек, 9 знамен, весь неприятельской лагерь и обоз. Неприятель там разбитый бежал по дороге к Базарчику и преследован к вящшему его вреду от наших войск. Наш урон в сем деле, сколько по скорости мог узнать генерал-майор Вейсман, состоит в убитых двух офицерах, в 50-ти рядовых, ранено обер-офицеров 5, нижних чинов 160, казаков убито 12, ранено 19, Сию победу торжествует армия вашего императорского величества, принося всевышнему благодарственные молитвы с пушечною пальбою, и о которой дерзаю мое всеподданнейшее повергнуть к стопам вашего императорского величества поздравление...
Цитируется по: ЦГВИА, ф. ВУА, д. 42762, л. 109—110. Подлинник.


Мир в это время


    В 18 веке орден иезуитов становится невероятно могущественной организацией, способной соперничать с властью монархов. Это вызывает острое недовольство правителей европейских держав, и в 1773 году папа Клемент XIV был вынужден издать буллу, упраздняющую орден иезуитов. Последний генерал ордена был заключен в тюрьму, в которой скончался 2 года спустя.
     
    Папа Клемент XIV, портрет 18 века.

    «Клемент был в отчаянном положении. Иезуиты уже ненавидели его за прежнюю деятельность, когда при Клементе XIII он поддерживал в кардинальской коллегии враждебныя им требования государей, за симониальное избрание, за его уступки правительствам, за снисхождение к церковным реформам в Италии. Он трепетал их, вспоминая судьбу Клемента VIII и Сикста V, которые осмеливались противодествовать ордену и умерли прежде, чем успевали что-либо сделать. Но делать было нечего: несчастное обязательство связало его по рукам и ногам и сделало покорным рабом врагов ордена Иисуса. 21 июля 1773 было написано бреве, которым орден уничтожался. Но чтобы свалить с себя хотя часть ответственности, папа назначил конгрегацию, которой поручил разсмотреть правильность этого акта. Членами конгрегации были назначены кардиналы Корсини, Марефоски, Караффа, Зелада и Казоли, прелаты Мачедонио и Альбани, и знаменитые богословы, доминиканец дом Мамаки, и францисканец, фра Кристофо де Монферрате. С них была взята клятва хранить в глубочайшей тайне все, что делалось в конгрегации. Результатом трудов их, при безпрестанных понуканиях послов, явилась подписанная папой 16 августа булла Dominus ac Redemptor noster. Подписывая этот смертный приговор ордена, папа понимал, что подписывает и свой собственный смертный приговор: он сам сказал об этом: «этот акт – предвестие моего смертнаго часа».
     
    Генерал ордена иезуитов Лоренцо Риччи. Гравюра 19 века

    Было положено немедлить выполнением буллы. В тот же день 16 августа в 8 ½ часов вечера вся корсиканская гвардия выступила из казарм и заняла входы и выходы всех иезуитских коллегий и домов. Вслед затем явились сильные отряды сбиров с папскими комиссарами – по прелату и по нотариусу при каждом отряде полиции. Они входили в дома, собирали всех живущих и прочитывали им буллу. Затем им давалось три дня срока обдумать, хотят ли они удалиться в уединенную обитель, где будут жить под надзором священника, не имея права отправлять духовныя обязанности, или предпочитают возвратиться в мир. В обоих случаях им было обещано пожизненное содержание, а тем, кто пожелает возвратиться к семейству, сверх того денег на путевые расходы. Всех их принудили немедленно снять рясы и надеть заранее заготовленное светское платье. Сильный отряд полиции занял великолепный дворец генерала Лоренцо Риччи. Его обязали клятвой выдать папскому правительству все имущество ордена без утайки. Затем были тщательно обысканы все здания, дома и квартиры иезуитов, архивы и залы запечатаны, входы заставлены стражей.
    Цитируется по: Гризингер, Теодор. Иезуиты. Полная история их явных и тайных деяний от основания ордена до настоящего времени, в двух томах. Т.2. Издание Маврикия Осиповича Вольфа, 1868-1869. С.178-179
даты

Октябрь 2020  
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.