Календарь


П.Плешанов. Царь Иоанн Грозный и иерей Сильвестр во время большого московского пожара 24 июня 1547 года. 1856 год

1547 год. 21 июня в Москве начался небывалый пожар. За шесть часов выгорел Кремль, Китай-Город, большая часть посада. От огня и удушья погибли более 2500 человек.

Сразу после пожара Иван IV издал закон, обязывающий московских жителей иметь во дворах и на крышах домов бочки, наполненные водой. Для приготовления пищи предписывалось строить печи и очаги на огородах и пустырях вдали от жилых строений. В то время появились первые ручные насосы для тушения пожаров, которые назывались тогда «водоливными трубами».

Виновными в пожарах объявили князей Глинские, состоявшие в родстве с царем и имевшие на него большое влияние. Представители других боярских родов были недовольны возвышением Глинских. Одного из князей, Юрия и его свиту 26 июня растерзала разъяренная толпа.

«12 апреля вспыхнул сильный пожар в Москве; 20 числа - другой; 3 июня упал большой колокол - благовестник; 21 - новый страшный пожар, какого еще никогда не бывало в Москве; загорелась церковь Воздвижения на Арбате при сильной буре; огонь потек, как молния, спалил на запад все, вплоть до Москвы-реки у Семчинского сельца; потом буря обратилась на Кремль, вспыхнул верх Успенского собора, крыши на царском дворе, казенный двор, Благовещенский собор; сгорела Оружейная палата с оружием, Постельная палата с казною, двор митрополичий, по каменным церквам сгорели иконостасы и людское добро, которое продолжали и в это время прятать по церквам. В Успенском соборе уцелел иконостас и все сосуды церковные; митрополит Макарий едва не задохся от дыма в соборе, он вышел из него, неся образ богородицы, написанный митрополитом Петром, за ним шел протопоп и нес церковные правила. Макарий ушел было сначала на городскую стену, на тайник, проведенный к Москве-реке, но здесь не мог долго оставаться от дыма; его стали спускать с тайника на канате на взруб к реке, канат оборвался, и митрополит сильно расшибся, едва мог прийти в себя и был отвезен в Новоспасский монастырь. Кремлевские монастыри - Чудов и Вознесенский - сгорели; в Китае сгорели все лавки с товарами и все дворы, за городом - большой посад по Неглинной, Рождественка - до Никольского Драчевского монастыря; по Мясницкой пожар шел до церкви святого Флора, на Покровке - до церкви святого Василия, народу сгорело 1700 человек. Великий князь с женою, братом и боярами уехал в село Воробьево.

На другой день он поехал с боярами в Новоспасский монастырь навестить митрополита. Здесь царский духовник, благовещенский протопоп Федор Бармин, боярин князь Федор Скопин-Шуйский, Иван Петрович Челяднин начали говорить, что Москва сгорела волшебством: чародеи вынимали сердца человеческие, мочили их в воде, водою этою кропили по улицам - от этого Москва и сгорела. Царь велел разыскать дело; розыск произвели таким образом: 26 числа, в воскресенье, на пятый день после пожара, бояре приехали в Кремль, на площадь к Успенскому собору, собрали черных людей и начали спрашивать: кто зажигал Москву? В толпе закричали: "Княгиня Анна Глинская с своими детьми волхвовала: вынимала сердца человеческие, да клала в воду, да тою водою, ездя по Москве, кропила, оттого Москва и выгорела!" Черные люди говорили это потому, что Глинские были у государя в приближении и жаловании, от людей их черным людям насильство и грабеж, а Глинские людей своих не унимали. Конюший боярин, князь Михайла Васильевич Глинский, родной дядя царский, был в это время с матерью во Ржеве, полученном от царя в кормление; но брат его, князь Юрий, был в Москве и стоял вместе с боярами на Кремлевской площади. Услыхавши о себе и о матери своей такие речи в народе, он понял, что его может постигнуть, и ушел в Успенский собор, но бояре, злобясь на Глинских как на временщиков, напустили чернь: та бросилась в Успенский собор, убила Глинского, выволокла труп его из Кремля и положила перед торгом, где казнят преступников. Умертвивши Глинского, чернь бросилась на людей его, перебила их множество, разграбила двор; много погибло тут и неизвестных детей боярских из Северской страны, которых приняли за людей Глинского. Но одного Глинского было мало; на третий день после убиения князя Юрия толпы черни явились в селе Воробьеве у дворца царского с криком, чтоб государь выдал им бабку свою, княгиню Анну Глинскую, и сына ее, князя Михаила, которые будто спрятаны у него в покоях; Иоанн в ответ велел схватить крикунов и казнить; на остальных напал страх, и они разбежались по городам. Виновниками восстания против Глинских, главными наустителями черни летописец называет благовещенского протопопа Федора Бармина, князя Федора Шуйского-Скопина, князя Юрия Темкина, Ивана Петровича Челяднина, Григория Юрьевича Захарьина, Федора Нагого. В малолетство Иоанна Шуйские и приятели их сами управлялись с людьми, себе враждебными; по когда Иоанн вырос, когда казнь Андрея Шуйского, Кубенского, Воронцова показала им невозможность дальнейшего самоуправства, то они начали действовать против приближенных к царю людей - Глинских не непосредственно, а посредством народа. В восстании против Глинских мы видим главных советников Андрея Шуйского, которые после казни его были сосланы, но потом возвращены в Москву: князя Федора Шуйского-Скопина, князя Юрия Темкина; но они теперь уже так слабы, что но могут действовать одни и действуют в союзе с приближенными к Иоанну людьми, которые враждебно столкнулись с Глинскими в борьбе за влияние на волю молодого царя: Шуйский и Темкин действуют вместе с духовником царским, Барминым, и дядею царицы, Григорием Захарьиным.

Виновники событий 26 июня умели закрыть себя и достигли своей цели относительно Глинских: оставшийся в живых князь Михайла Васильевич Глинский не только потерял надежду восторжествовать над своими врагами, но даже отчаялся в собственной безопасности и вместе с приятелем своим, князем Турунтаем-Пронским, побежал в Литву; но беглецы были захвачены князем Петром Шуйским, посидели немного под стражею и были прощены, отданы на поруки, потому что вздумали бежать по неразумию, испугавшись судьбы князя Юрия Глинского. Могущество Глинских рушилось, но его не наследовали знатные, враги их: полною доверенностию Иоанна, могущественным влиянием на внутренние дела начинают пользоваться простой священник Благовещенского собора Сильвестр и ложничий царский Алексей Федоров Адашев, человек очень незначительного происхождения».

Цитируется по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т.6 гл.2. М.:Мысль, 1989.


Московское восстание 1547 года. Убийство Ю. Глинского. Миниатюра из Лицевого свода XVI века.
«Вся Москва представила зрелище огромного пылающего костра под тучами густого дыма. Деревянные здания исчезали, каменные распадались, железо рдело как в горниле, медь текла. Рев бури, треск огня и вопль людей от времени до времени был заглушаем взрывами пороха, хранившегося в Кремле и в других частях города. Спасали единственно жизнь: богатство, праведное и неправедное, гибло. Царские палаты, казна, сокровища, оружие, иконы, древние хартии, книги, даже Мощи Святых истлели. Митрополит молился в храме Успения, уже задыхаясь от дыма: силою вывели его оттуда и хотели спустить на веревке с тайника к Москве-реке: он упал, расшибся и едва живой был отвезен в Новоспасский монастырь. Из собора вынесли только образ Марии, писанный Св. Петром Митрополитом, и правила церковные, привезенные Киприаном из Константинополя. Славная Владимирская икона Богоматери оставалась на своем месте: к счастию, огонь, разрушив кровлю и паперти, не проник во внутренность церкви. - К вечеру затихла буря, и в три часа ночи угасло пламя; но развалины курились несколько дней, от Арбата и Неглинной до Яузы и до конца Великой улицы, Варварской, Покровской, Мясницкой, Дмитровской, Тверской. Ни огороды, ни сады не уцелели: дерева обратились в уголь, трава в золу. Сгорело 1700 человек, кроме младенцев. Нельзя, по сказанию современников, ни описать, ни вообразить сего бедствия. Люди с опаленными волосами, с черными лицами, бродили как тени среди ужасов обширного пепелища: искали детей, родителей, остатков имения; не находили и выли как дикие звери. "Счастлив, - говорит Летописец, - кто, умиляясь душою, мог плакать и смотреть на небо!" Утешителей не было: Царь с Вельможами удалился в село Воробьеве как бы для того, чтобы не слыхать и не видать народного отчаяния. Он велел немедленно возобновить Кремлевский дворец; богатые также спешили строиться; о бедных не думали... Сим воспользовались неприятели Глинских: Духовник Иоаннов, Протоиерей Феодор, Князь Скопин-Шуйский, Боярин Иван Петрович Федоров, Князь Юрий Темкин, Нагой и Григорий Юрьевич Захарьин, дядя Царицы: они составили заговор; а народ, несчастием расположенный к исступлению злобы и к мятежу, охотно сделался их орудием.

В следующий день Государь поехал с Боярами навестить Митрополита в Новоспасской обители. Там Духовник его, Скопин-Шуйский и знатные их единомышленники объявили Иоанну, что Москва сгорела от волшебства некоторых злодеев. Государь удивился и велел исследовать сие дело Боярам, которые, чрез два дни приехав в Кремль, собрали граждан на площади и спрашивали, кто жег столицу? В несколько голосов отвечали им: "Глинские! Глинские! Мать их, Княгиня Анна, вынимала сердца из мертвых, клала в воду и кропила ею все улицы, ездя по Москве. Вот от чего мы сгорели!" Сию басню выдумали и разгласили заговорщики. Умные люди не верили ей, однако ж молчали: ибо Глинские заслужили общую ненависть. Многие поджигали народ, и самые Бояре. Княгиня Анна, бабка Государева, с сыном Михаилом находилась тогда во Ржевском своем поместье. Другой сын ее, Князь Юрий, стоял на Кремлевской площади в кругу Бояр: изумленный нелепым обвинением и видя ярость черни, он искал безопасности в церкви Успения, куда вломился за ними народ. Совершилось дотоле неслыханное в Москве злодейство: мятежники в святом храме убили родного дядю Государева, извлекли его тело из Кремля и положили на лобном месте; разграбили имение Глинских, умертвили множество их слуг и Детей Боярских. Никто не унимал беззакония: правительства как бы не было...

В сие ужасное время, когда юный Царь трепетал в Воробьевском дворце своем, а добродетельная Анастасия молилась, явился там какой-то удивительный муж именем Сильвестр, саном Иерей, родом из Новагорода; приближился к Иоанну с подъятым, угрожающим перстом, с видом пророка, и гласом убедительным возвестил ему, что суд Божий гремит над главою Царя легкомысленного и злострастного; что огнь Небесный испепелил Москву; что сила Вышняя волнует народ и лиет фиал гнева в сердца людей. Раскрыв Святое Писание, сей муж указал Иоанну правила, данные Вседержителем сонму Царей земных; заклинал его быть ревностным исполнителем сих уставов; представил ему даже какие-то страшные видения, потряс душу и сердце, овладел воображением, умом юноши и произвел чудо: Иоанн сделался иным человеком; обливаясь слезами раскаяния, простер десницу к наставнику вдохновенному; требовал от него силы быть добродетельным - и приял оную. Смиренный Иерей, не требуя ни высокого имени, ни чести, ни богатства, стал у трона, чтобы утверждать, ободрять юного Венценосца на пути исправления, заключив тесный союз с одним из любимцев Иоанновых, Алексеем Федоровичем Адашевым, прекрасным молодым человеком, коего описывают земным Ангелом: имея нежную, чистую душу, нравы благие, разум приятный, основательный и бескорыстную любовь к добру, он искал Иоанновой милости не для своих личных выгод, а для пользы отечества, и Царь нашел в нем редкое сокровище, друга, необходимо нужного Самодержцу, чтобы лучше знать людей, состояние Государства, истинные потребности оного: ибо Самодержец с высоты престола видит лица и вещи в обманчивом свете отдаления; а друг его как подданный стоит наряду со всеми, смотрит прямее в сердца и вблизи на предметы. Сильвестр возбудил в Царе желание блага: Адашев облегчил Царю способы благотворения. - Так повествует умный современник, Князь Андрей Курбский, бывший тогда уже знатным сановником двора. По крайней мере здесь начинается эпоха Иоанновой славы, новая, ревностная деятельность в правлении, ознаменованная счастливыми для Государства успехами и великими намерениями».

Цитируется по: Карамзин Н.М. История Государства Российского. М.: Эксмо, 2006


История в лицах


А после, того ж лета июня в 21, на святого мученика Ульяна Тарсянина на 10-м часу дни загореся на Арбате на Здвиженской улице Вздвиженье честнаго креста, и начашя горети на все четыре стороны, и выгорешя Арбат весь, и Черторья мало не до Всполья, и Заниглинье все и до Сполья все за городом, и Псковская улица, и Златоустыская, и к Володимеру Святому, и до Воронцова, и до Заяузья, и Великая улица, и весь посад, посад большой. Да и в Новом городе все церкви и дворы, которые были после пожару поставлены, згореша. Да и в Старом городе Благовещенье, что на великого князя дворе, все образы и книги и все церьковное строение погорешя. Да и в казнах в великого князя и в постельных крест животворящее древо, на нем же распят господь наш Исус Христос и мощи святых и пречистые образ Редегитцкая и иные святые образцы Карсунского письма и Греческаго и Цареградцкого, и платья, и все казны выгорешя. И на дворце все запасы погорешя, и на Казенном дворе все палаты и погребы выгорешя, только осталась одна большая казна, что от Архангила, да и Вознесенье, и у чюдотворца у Олексия и у Офонасья святого и у Исповедников и у Риз Положенья, что на митрополичем дворе в церквах, святовство все выгорешя ж. А чюдотворца Алексиа в те поры из церкви вынесли и поставиша его перед Архангелом в паперти. Да и митрополич двор и князя Володимера Ондреевича двор и житницы великого князя и конюшни и боярские дворы и детей боярских, и монастыри, и дворы все погорешя же. Да и кровли на церкви на пречистой богородицы и на всех на каменых церквах згорешя ж. Да и в полатах и в погребех в княжих и в боярских в городе в Старом и в Новом животы и запасы все погорешя. А в кою пору тот пожар был, и князь велики в те поры был, и с великою княгинею, в селе своем в Воробьеве. А митрополит Макарей, а с ним протопоп и ключари в те поры сидели в соборной церкви в Пречистой, и не мога огненаго зноя терпети и дымной вони да перешли мимо Архангил в Воденые ворота в тайник, а ис тайника в полночь митрополит спустися на взруб по ужищу, не измога огненаго зженья терпети и дымной вони, да переехал за реку в великого князя сад, а из саду на завтрее на первом часу дни переехал в свой монастырь в Новинской из Дорогомилова и жил в том монастыре, и князь великий и со всем бояры к нему на думу приезжщали.
Цитируется по: Записки о регентстве Елены Глинской и боярском правлении 1533—1547 гг. // Исторические записки № 46. 1954


Мир в это время


    В 1547 году после того как войска императора Священной Римской империи Карла V наносят поражение Шмалькальденскому союзу северогерманских князей в битве при Мюльберге, завершается Шмалькальденская война.

    Тициан. Портрет императора Карла V. 1548 год


    «Шмалькальденская война (1546—1547) — война между императором Карлом V и протестантами Шмалькальденского союза. К середине сороковых годов Карл V окончательно решился на войну с протестантизмом. Карл согласился на мягкие условия мира с Францией (мир в Крепи), чтобы обезопасить себя от союза Франции с протестантами. 26 июня 1546 года Карл V заключил союз с папой Павлом III, который предоставил в распоряжение императора значительные денежные и военные средства. В то же время был заключен договор с Вильгельмом Баварским и Морицем Саксонским. Протестанты же не встретили поддержки у иностранных государств и остались изолированными. Начиная борьбу, Карл заявил, что он ведет войну не за веру, а желает смирить непокорных, мятежных вассалов. Перевес сил был в первое время на стороне шмалькальденцев, но они с самого начала действовали очень вяло и сделали несколько крупных ошибок. Они двинулись к югу, чтобы загородить проход итальянцам, но не успели воспрепятствовать императорским отрядам захватить Эренбургскую теснину, через которую проходила дорога из Италии. Предводитель протестантских отрядов в верхней Германии Шертлин взял Донауверт. В начале августа князья Иоганн-Фридрих и ландграф Филипп Гессенский соединились с ополчениями верхненемецких городов, причем у них оказалось несколько менее 50 тысяч человек. Император, собравши итальянские, немецкие и испанские отряды, двинулся навстречу протестантам. После обстрела императорской армии под Ингольштадтом протестанты отступили, вслед за ними двигался вверх по Дунаю император, забирая по пути крепости. В октябре Мориц Саксонский, на которого император перенес курфюршеское достоинство и которому он поручил исполнение опалы над Иоганном-Фридрихом, начал войну против последнего. Войска Фердинанда (брат Карла V) и Морица заняли большую часть владений Иоганна-Фридриха. В ноябре шмалькальденцы стали покидать Швабию. Протестантские города вынуждены были сдаваться императору: сдались Нердлинген, Ульм, Аугсбург, Страсбург, Франкфурт и др. Смириться и просить прощение должны были также герцог Вюртембергский и пфальцграф Рейнский. Протестант архиепископ кёльнский Герман фон Вид был низложен и отказался от сана. Между тем Иоганн-Фридрих, возвратившись в Саксонию, занял и разорил Галле, Мерзебург, осадил Лейпциг, но в январе 1547 года вынужден был снять осаду. Беспечность маркграфа Альбрехта Бранденбургского дала возможность Иоганну-Фридриху захватить его врасплох в Рохлице: Альбрехт был взят в плен. Между тем Карл двинулся из Швабии в Саксонию через Эгер. 22 апреля император был уже всего в нескольких милях от войск Иоганна-Фридриха. Последний двинулся по правому берегу Эльбы, и у Мюльберга произошла встреча между курфюрстом и императором. Беспорядочно отступавшие к Виттенбергу численно слабые войска курфюрста подверглись преследованию императорской кавалерии, причем сам Иоганн-Фридрих попал в плен (24 апреля 1547 г.). Герцог Альба отвез его к Карлу, который принял пленника очень сурово. Вскоре сдался и Виттенберг. Карл потребовал от Иоганна-Фридриха отречения от курфюршеского достоинства и от земель, значительная часть которых должна была перейти к Морицу, другая часть — к Фердинанду. Часть земель была оставлена для детей и брата Иоганна-Фридриха. Несмотря на временный успех в борьбе северогерманских протестантских городов, вскоре и они должны были покориться императору. То же решился сделать и ландграф Филипп, не надеявшийся уже на военный успех после Мюльбергской катастрофы. Посредниками при переговорах о сдаче Филиппа были Мориц и Иоахим Бранденбургский, но и они не могли добиться от Карла сносных условий для ландграфа. Умышленно неопределенные выражения условий сдачи Карл истолковал в невыгодную для Филиппа сторону. Император лишил Филиппа свободы и долго держал в заключении в невозможных условиях под охраной грубых испанских солдат. В сентябре 1547 года открылся сейм в Аугсбурге. Карл провел здесь свой знаменитый "Interim", но, несмотря на победу над протестантами, императору не удалось провести интерим на практике: протестанты оказывали ему упорное сопротивление. Планы императора передать империю сыну своему Филиппу, грубое обращение с немцами, присутствие в Германии испанских солдат — все это вызвало в последней сильное раздражение, которое и закончилось вскоре возобновлением борьбы, причем теперь и Мориц изменил императору. Неудачный для императора ее исход привел к Пассаускому перемирию и, наконец, к Аугсбургскому религиозному миру».

    Цитируется по: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Спб: Издательское общество Ф. А. Брокгауз — И. А. Ефрон. 1890-1907 гг.


    «Мюльберг (Muhlberg) - Шмалькальденская война, 24 апреля 1547 года, сражение в котором участвовали 9000 протестантов под командованием курфюрста саксонского Иоганна Фридриха и ландграфа гессенского и 35-тысячная армия императора Священной Римской империи Карла 5 (в состав которой входили 3500 папских солдат). Протестанты потерпели сокрушительное поражение, оба их командующих попали в плен. Войска императора потеряли только 50 человек».
    Цитируется по: Харботл Т. Битвы мировой истории. 1971 год
даты

Октябрь 2020  
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.