Календарь


Михаил Федорович испрашивает совета у отца, святейшего патриарха Филарета о браке. Гравюра, акварель. 1810 год. По оригиналу последней трети XVII в.

1619 год. 24 июня (14 июня ст.ст.) отец царя Михаила, Федор Никитич Романов возвращается в Москву из польского плена. По условиям Деулинского перемирия он был обменян на польских пленных.

Спустя 10 дней после прибытия на родину Федор принял сан патриарха под именем Филарета. До конца жизни Филарет был фактически соправителем государства вместе со своим сыном.

Филарет, святейший патриарх Московский и Всея Руси. Литография. Начало 1850-х гг.
«В назначенный срок размена пленных не последовало; дело протянулось до половины июня 1619 года. Московские уполномоченные, те же самые, которые заключили Деулинское перемирие, жили в Вязьме, дожидаясь польских уполномоченных с Филаретом, Шеиным и другими пленными. Князь Василий Васильевич Голицын не увидел родной земли, он умер на дороге, в Гродне, и, по приказанию королевскому, был похоронен в Вильне, в братской церкви св. Духа 27 января. Архимандрит монастыря, Леонтий Карпович, говорил надгробное слово на текст: "Приидет час, в оньже вси сущии во гробех услышат глас сына божия", но в основании слова легло изречение греческого философа, что жизнь человеческая подобна комедии. Почтенный отец был в большом затруднении: как хвалить покойника при известных отношениях его к королю; проповедник вышел из этого затруднения, отказавшись говорить о жизни Голицына, потому что не знал этой жизни, и призвал слушателей благодарить бога за доброго короля, который позволил похоронить Голицына так хорошо, как не могли бы похоронить его и в Москве; оратор призывал и самого покойника благодарить короля за то, что приготовил ему такое мягкое ложе на такой долгий сон! Тело Голицына, впрочем, было перенесено на родину.

Когда московские уполномоченные узнали, что Филарет выехал уже из Орши, то послали к нему Андрея Усова с таким наказом: если дадут видеться с митрополитом без приставов и без литовских людей, то спросить его, ожидает ли он, государь, себе размены вскоре, не будет ли какого задержания, нет ли у литовских людей какого умышления и не чает ли на размене какой беды, чтоб он, государь, пожаловал, обо всем этом приказал боярам, и как велит собою, государем, промышлять, лучшими ли людьми наперед разменяться или всеми вдруг, и как велит съезжаться и со многими ли людьми, а литовских пленников будет с боярами человек 300; обо всем бы пожаловал, приказал к боярам подлинно, о всяких вестях, а государь царь велел боярам о том докладывать его государя, и нет ли ему, государю, какого утеснения и скудости? Зачем литовские послы разменом замедлили, о чем в Литве у панов радных был сейм? Но Усов не мог добиться тайного свидания с Филаретом. Между тем отыскали место, удобное для съездов: по большой Дорогобужской дороге пустошь Песочну, от большой дороги в сторону версты с две, а под пустошью течет речка Поляновка, от Вязьмы до пустоши 17 верст.

Когда литовские уполномоченные приехали в Дорогобуж, то начались переговоры о съездах. Здесь опять Гонсевский начал жаловаться: бояре делают не по договору, литовских пленников везут на размен не многих, а на Москве по боярским дворам и по тюрьмам много их пленников засажено, а иных бояре и дворяне разослали по своим поместьям и вотчинам; бояре делают неправдою, чего никогда в христианстве не делается: иных пленников роздали в подарки татарам в Крым, иных - в Персию и к ногаям; так разве христиане делают, христиан поганцам отдают? В одной тюрьме держат по 150 человек, принуждают креститься в московскую веру и целовать крест государю. А которые королевские люди, немцы, французы, англичане, испанцы, нидерландцы, взяты в плен, тех бояре на размен отдать не хотят, и все это будет посольскому договору нарушенье. Гонсевскому отвечали, что все это речь затейная. Литовские уполномоченные назначили съезд на 27 мая, но московские отказались на том основании, что не обозначено было, как велико должно быть число провожатых. Это рассердило Филарета, и он сказал дворянам, присланным к нему от уполномоченных: "Для чего бояре с литовскими послами в четверг 27 мая съезд отложили и присрочили съезд в воскресенье 30? Нам и так уже здешнее житье наскучило, не год и не два терпим нужду и заточенье, а они только грамоты к нам пишут и приказывают с вами, что им подозрительно, отчего из Дорогобужа к ним от меня никакой грамоты не прислано; а нам о чем уже больше к ним писать? И так от меня к ним писано трижды; боярам давно уже известно, что меня на размен привезли, а если бы меня на размен отдать не хотели, то меня бы из Литвы не повезли или бы из Орши назад поворотили".

Если послы от уполномоченных московских ездили к Филарету, то гонцы от литовских комиссаров ездили видеться с Струсем в Вязьму. В одно из этих свиданий Струсь напился пьян; когда гость долго у него засиделся, то приставы начали говорить, что пора ему домой. Струсь вместо ответа одного пристава ударил в щеку, другого в грудь; гость встал и вышел; приставы начали говорить Струсю: "Бояре, жалея тебя и оказывая к тебе свою добродетель, присылают к тебе литовских гонцов видеться, а ты, напившись пьян, так дуруешь и нас, царского величества дворян, так позоришь! Нам с тобою драться не честь, а кликнем с караула стрельцов и велим тебя опозорить, если уже ты сам над собою чести держать не умеешь; завтра же над тобою тесноты прибудет, и вперед так напиваться и дуровать не станешь". Струсь рассердился еще больше, рвался к сабле; польский гонец говорил приставам: "Мы его давно и в Литве знаем: как напьется, то не знает сам, что с сердца делает". После этого не велено было Струсевых пахолков пускать на торг ни за чем, а для покупки велено посылать стрельцов, с кабака покупать ничего не велено и приставам запрещено ходить к нему; если же литовские пахолки станут с стрельцами о чем-нибудь задираться, то стрельцам велено их бить ослопами.

30 мая уполномоченные съехались. Гонсевский опять начал, что многих польских и литовских людей бояре похолопили и крестили силою, женили и держат неволею, а именно боярин князь Дмитрий Пожарский многих людей их разослал по своим поместьям и у себя держит на цепях, скованных неволею; а которые из тюрем выпущены, тех всех в морозы злые отпустили нагих и босых и всех поморили. Бояре отвечали, что все это баламутство и смута, объявляют они христианскою правдою, что ничего этого не бывало. Потом литовские послы начали требовать новых условий, между прочим, чтоб была вольная дорога мимо Брянска между уступленными Польше городами; Шереметев с товарищами не согласились на это требование, как новое, и съезд кончился. Московские уполномоченные немедленно послали сказать Филарету, что литовские послы всчинают новые статьи, и доложить, как он, великий государь, укажет - разменять ли его наперед на Струся с некоторыми именитыми его товарищами и после того всех отпустить? Филарет, выслушав гонца, заплакал и сказал: "Велел бы мне бог видеть сына моего, великого государя царя, и всех православных христиан в Московском государстве!" Что же касается до новых статей, то он ничего не сказал, потому что в шатре у него было много литовских людей. Потом спросил гонца: "Есть ли с боярами какая-нибудь от сына моего присылка, соболи или что другое? Надобно мне почтить тех поляков, которые оберегали мое здоровье, и если у бояр есть соболи, то чтоб они прислали мне их сегодня же". А Томила Луговской подошел к гонцу и сказал ему именем митрополита: "Если бояре станут соболей посылать, то они бы написали им цену с убавкою в половину перед указною ценою, а зачем - про то уже мы здесь знаем". Бояре исполнили приказ, выбрали 17 сороков, цену им положили с убавкою и в тот же день отослали к Филарету.

Чтоб подвинуть дело, литовские уполномоченные прислали к московским с угрозою, что если все их требования не будут исполнены, то они на съезд не поедут, отправятся с Филаретом назад и начнется опять война. Московские послы отвечали: "Вы приехали к нам с угрозами и вымогаете на нас силою новые статьи, а нам этого, мимо наказа великого государя и без совета бояр, братии своей, сделать нельзя; угроз мы никаких не боимся, ратных людей у нас самих в сборе много, да и ближе вашего". Но такая храбрость была только на словах, без Филарета уполномоченным нельзя было возвратиться в Москву, и потому они прибавили: "Которые новые статьи нам будет можно написать, и мы, переговоря между собою, напишем их и пришлем; но чтоб быть дороге сухим и водным путем к вашим городам мимо Брянска и чтоб сыскивать и отдавать назад людей и наряд, которые были прежде в уступленных городах, а теперь нет, этого нам никак сделать нельзя, это дело новое". Посланные, уезжая с этим ответом, свидетельствовались богом, что их уполномоченные без исполнения всех статей размена делать не будут, и прибавили: "Ваши же про вас говорят, что есть между вами и такие люди, которые не хотят преосвященного митрополита на Московском государстве видеть, потому и доброго дела не делаете, хотите того, чтоб митрополита Филарета Никитича повезли назад". Послы отвечали: "Эти речи говорите вы не от себя, а по вымыслу своих великих послов, а если такие речи вы затеваете от себя, то нам, великим боярам, не только от вас, но и послов ваших слышать этого не годится; вам бы пригоже говорить по своей мере, а у нас на Москве ни в каком чине нет таких людей, кто бы не хотел великого государя преосвященного митрополита Филарета Никитича".

Между тем Шеин дал знать Шереметеву, чтоб прислали к нему человека его, если с боярами есть его человек в острожке, или человека повинных его, Салтыковых или Морозовых. Уполномоченные велели человеку Морозовых (Бориса и Глеба Ивановичей), Поздею Внукову, ехать к литовским послам в обоз, а приехав, велеть про себя сказать боярину Михаилу Борисовичу Шеину. Последний через дворянина Коробина велел сказать Внукову, чтоб уполномоченные никак не медлили разменом, потому что у литовских послов чаять мирному договору и размену нарушенья, да чтоб в обозе у бояр было бережно и осторожливо. Уполномоченные испугались, согласились на все, и последовал размен. 1 июня митрополит Филарет приехал к речке Поляновке в возке, а Шеин, Томила Луговской, все дворяне и пленные шли за возком пеши. На Поляновке сделаны были два моста: одним должен был ехать Филарет со своими московскими людьми, а другим - Струсь с литовскими пленниками. Подъехав к реке, Филарет прислал литвина Воронца сказать уполномоченным, чтоб отпустили к нему Струся наперед безо всякого спасенья, а остальных пленных с обеих сторон будут пересматривать по списку. Но уполномоченные, опасаясь обмана, отказали Воронцу: "Струся нам прежде великого государя Филарета Никитича отпустить никакими мерами нельзя, а пересматривать по росписи всех пленных на лицо некогда, время уже вечернее, и если на обеих сторонах пересматривать, то дело втянется в ночь; мы верим вашей росписи, кого по росписи и не объявится, то мы за ними тотчас в обоз пришлем". Филарет прислал в другой раз к уполномоченным, чтоб выслали наперед Струся и дурна никакого не опасались. Тогда они отправили Струся, а сами с стольниками, стряпчими, дворянами московскими, жильцами и выборными из городов дворянами дожидались Филарета у съезжего моста пеши, и как скоро Филарет, Шеин, Луговской и все дворяне по мосту пошли, то бояре велели всем литовским пленникам идти по своему мосту. Переехавши мост, митрополит вышел из возка, а Шереметев начал говорить ему речь: "Государь Михаил Феодорович велел тебе челом ударить, велел вас о здоровье спросить, а про свое велел сказать, что вашими и материнскими молитвами здравствует, только оскорблялся тем, что ваших отеческих святительских очей многое время не сподоблялся видеть". Потом Шереметев же правил челобитье от матери царской, Марфы Ивановны. Филарет спросил о здоровье царя и о спасении его матери и потом пожаловал, благословил Шереметева и спросил его о здоровье. За Шереметевым подошел князь Мезецкий и правил челобитье от бояр и всего государства: "Бояре, князь Федор Иванович Мстиславский с товарищами, окольничие и вся царского величества дума и все великое Российское государство вам, великому государю, челом бьет и вашего государского прихода ожидает с великою радостию". Филарет благословил Мезецкого и спросил о здоровье всех послов. Третий уполномоченный, Измайлов, подошел к Шеину, спросил от государя о здоровье и говорил речь: "Служба твоя, раденье и терпенье, как ты терпел за нашу православную христианскую веру, за св. божий церкви, за нас, великого государя, и за все православное христианство московских великих государств, ведомы, и о том мы, великий государь, радели и промышляли, чтоб вас из такой тяжкой скорби высвободить". Дьяк Болотников спрашивал о здоровье Луговского и всех дворян.

Н.Л.Тютрюмов. патриарх Филарет. Около 1877 года.
Филарет ночевал в острожке, потому что размен происходил поздно вечером. На другой день, июня 2, он приказал послать от себя жалованье польским людям конным и пехоте, корм в почесть - баранов, кур, вина, меду, калачей и пошел в Вязьму. В Можайске встретили его рязанский архиепископ Иосиф, боярин князь Дмитрий Михайлович Пожарский да окольничий князь Волконский; под Звенигородом в Саввине монастыре встретили: архиепископ вологодский, боярин Василий Петрович Морозов и окольничий Пушкин. В селе Никольском, что на Песках, от Звенигорода в 10 верстах - митрополит крутицкий, боярин князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой и окольничий Бутурлин. По переезде через речку Ходынку встретили московские власти, все бояре, дворяне и приказные люди: после бояр встречали гости, торговые и всякие жилецкие люди. 14 июня, не доезжая речки Пресни, встретил митрополита сам царь и поклонился отцу в ноги. Филарет сделал то же самое перед сыном и царем, и долго оба оставались в этом положении, не могши ни тронуться, ни говорить от радостных слез. Поздоровавшись с сыном, Филарет сел в сани, а государь со всем народом шел пешком напереди, за Филаретом шел Шереметев с товарищами.

Патриарший престол после Гермогена оставался праздным: дожидались Филарета, дожидался его иерусалимский патриарх Феофан, приехавший в Москву за милостынею. Вместе с владыками русскими Феофан предложил патриарший престол Филарету, "ибо знали, что он достоин такого сана, особенно же потому, что он был царский отец по плоти, да будет царствию помогатель и строитель, сирым защитник и обидимым предстатель". После обычных отрицаний Филарет согласился и 24 июня был посвящен».
Цитируется по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Книга 5, том 8, глава 2. М.: Мысль, 1990 С.112-116


История в лицах


Из Дворцового разряда 1618/1619 гг:
Того же году Июня в 13 день, великий государь преосвященный митрополит Филарет Никитич Ростовской и Ярославской пришел к Москве, на подхожей стан, и стал под Москвою, в селе Хорошеве.

Того же месяца Июня в 14 день, Государь Царь и Великий Князь Mихайло Федорович всеа Русии отца своего, великаго государя преосвященнаго митрополита Филарета Никитича, указал встретить, по Волоцкой дорога, на речке на Ходыньке боярину князь Федору Ивановичю Мстиславскому, да бояром, и околничим, и думным людям, и столником, и стряпчим и дворянем; а встречали митрополита Филарета Никитича бояре все, князь Федор Иванович Мстиславской с товарищи, и встретя бояре митрополита Филарета Никитича, и приехали к Государю. И челобитье правил Государю и о здоровье спрашивал от государя митрополита Филарета Никитича боярин князь Федор Иванович Мстиславской, у речки у Пресни.

Того же дни сам Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии отца своего, великаго государя преосвященнаго митрополита Филарета Никитича, встретил за городом, за Тверскими вороты, по Волоцкой дороге, за речкою за Пресною с бояры и столники и с дворяны, и стряпчие, и жилцы, а головы, и сотники стрелецкие со всеми стрелцы, и гости, и все Московское Государство, всяких чинов люди, от мала и до велика, и принял Государь от его святительской руки благословение и сердечное целование, а потом от его ж святительские руки благословение приняли бояре, и околничие, и думные люди, и столники, и отряпчие, и дворяне, и приказные и всяких чинов люди Московскаго Государства; а, приняв от ого святительские руки благословение, Великий Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии со отцем своим, с великим государем преосвященным митрополитом Филаретом Никитичем пришли в царствующий град Москву, в соборную церковь пречистыя Богородицы честнаго и славнаго Ея Успении, месяца Июня в 14 день, на память святаго пророка Елисея; и в соборной церкве пречистыя Богородицы митрополиты, и архиепископы, и епископы и весь освященный собор, и в монастырех и по всем церквам пели молебны и молили всещедраго Бога и человеколюбиваго, и пречистую Богородицу и всех святых о их государском здоровье, и о всем православном християнстве, и о покое и тишине, и о победе и одолении на враги. А из соборные церкви пошел Государь со отцем своим, с великим государем преосвященным митрополитом Филаретом Никитичем, к Благовещенью пречистыя Богородицы, а от Благовещенья пошел в царские хоромы, а от Государя пошел преосвященный митрополит Филарет Никитич на Троецкое подворье, и был на Троецком подворье.

Цитируется по: Дворцовые Разряды. 1612-1628. Том 1. СПб. 1850. С.397-399


Мир в это время


    В 1619 году разворачивается первый конфликт Тридцатилетней войны – между Чехией и Священной Римской империей. Император Священной Римской империи и король Чехии Матвей решил избрать наследником своего племянника, Фердинанда Штирийского. Преимущественно протестантская Чехия не хотела видеть на престоле католика Фердинанда. В мае 1618 года чешские дворяне выбрасывают из окон ратуши королевских наместников Вильяма Славата и Ярослава Мартиницу и их писца Фабрициуса в ров – так называемая «Вторая пражская дефенестрация». Это восстание дало начало военным действиям. В 1619 году чешские войска во главе с графом Турном осаждают Вену. Однако австрийцы нанесли поражение чешской армии Мансфельда в битве при Саблате, и Турну пришлось отойти от австрийской столицы на выручку Мансфельду.

    Мериан Маттеус Старший. «Пражская дефенестрация», 1618 год.
    «До весны 1619 года повстанцы сохраняли видимость лояльности по отношению к императору и заявляли о готовности начать переговоры. Смерть Матвея, наступившая 20 марта, покончила с этой затянувшейся неопределенностью. Директория и чешский сейм отказались признать Фердинанда королем Чехии и спустя некоторое время официально провозгласили разрыв чешского королевства с короной Габсбургов. Войска повстанцев развернули наступление за пределы Чехии, чтобы нанести Фердинанду смертельный удар в самой Вене. Объявленный еще раз созыв ополчения и вербовка наемников позволили сформировать новое войско, которое во главе с Турном двинулось в Моравию. Армия, осаждавшая Ческе Будейовице, была усилена войсками Мансфельда, освободившимися после взятия Пльзеня.

    В Моравии католическое дворянство было более многочисленно, чем в Чехии, и значительная часть моравских сословий, включая видного лидера протестантов, богатейшего магната Моравии Карла Жеротина, возражала против участия в антигабсбургском восстании.

    Вторжение чешских войск дало решительный перевес сторонникам восстания. Моравские войска присоединялись к армии Турна.

    Командиром одного из двух полков моравской армии был дворянин из знатного, но обедневшего чешско-моравского рода Вальдштейнов по имени Альбрехт Вацлав Эусебиус. В молодости он сменил протестантскую веру на католическую, но остался столь же равнодушен к новой религии, как и к старой. Зато Альбрехт Вальдштейн (или Валленштейн, как его чаще называют) верил предсказаниям астрологов, которые пророчили ему выдающуюся судьбу и головокружительную карьеру. Валленштейн много путешествовал, побывал в Италии, Германии, Нидерландах и Франции, воевал с венецианцами и турками.

    Альбрехт фон Валленштайн, генерал императорской армии
    Едва только в Оломоуце (Ольмюце), где находился его полк, стало известно, что моравский сейм постановил выступить против Фердинанда, Валленштейн поднял на ноги солдат, заколол на месте своего помощника, пытавшегося помешать его действиям, захватил государственную казну Моравии, хранившуюся в городе, и выступил к венгерской границе на соединение со сторонниками Фердинанда. Большая часть солдат, впрочем, не последовала за ним и осталась дожидаться прихода чехов.

    В начале июня 1619 года Турн подступил к Вене. Австрийские дворяне уже были готовы поддержать его, толпа протестантов собралась у дворца Фердинанда. Делегация нижнеавстрийской знати осыпала монарха в его дворце оскорблениями и угрозами, требуя принять требования протестантов. Маленький, толстый, с головой, покрытой редкими волосами, Фердинанд Штирийский производил обманчивое впечатление недалекого, почти добродушного увальня. Однако этот фанатичный воспитанник иезуитов даже в самые тяжелые моменты своего бурного царствования, когда казалось, что все потеряно, не терял веры в конечный успех. Он исходил при этом не столько из учета обстановки, сколько из слепой веры в божественную помощь.

    И на этот раз Фердинанд не собирался уступать домогательствам протестантов. В критический момент трубные звуки известили о прибытии во двор замка 150 всадников Дампьера. Этого оказалось достаточно: делегаты протестантов поспешно ретировались, некоторые из них, не уверенные в своей безопасности, бежали к Турну. Армия Турна от лишений лагерной жизни таяла с каждым днем. Надежда на взятие Вены становилась все более сомнительной.

    Пока Турн осаждал австрийскую столицу, испанские и австрийские агенты набирали солдат в Германии, Нидерландах, Италии и отправляли их в Ческе Будейовице. Чехи пытались преградить им дорогу, но не смогли выдержать натиска войск, которыми умело руководил Валленштейн. Уже к концу апреля Бюкуа получил 7000 солдат-валлонов (уроженцев Бельгии), которые вскоре навели ужас на население чешских деревень.
    Цитируется по: Гулыга А.В. Кант. \\Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Вып. 7 (570) – М.: Молодая Гвардия, 1977
даты

Октябрь 2020  
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.