Календарь


Невская битва. Подвиг Гаврилы Алексича. Лицевой летописный свод 16 века

1240 год. 15 июля состоялась Невская битва, в которой дружина под предводительством князя Александра Ярославича разбила шведские отряды Эрика XI Биргера.

Целью шведов был захват устья Невы, что позволило бы контролировать северную часть пути «из варяг в греки». За победу над войском Биргера Александр получил прозвище Невский.

Карта Невской битвы 15 июля 1240. Источник - Бескровный Л.Г. Атлас карт и схем по русской военной истории. – М.: Военное издательство Народного комиссариата вооруженных сил Союза ССР, 1946. Лист 4


Невская битва. Лицевой летописный свод 16 века 4


Бой Гаврилы Алексича с шведским воеводой. Лицевой летописный свод 16 века


Бегство шведов на корабли. Лицевой летописный свод 16 века
«С 1236 года в Новгороде княжил, а точнее, служил князем (т.е. предводителем войска) молодой Александр Невский, сын Ярослава Всеволодовича. Вообще говоря, словосочетание Александр Невский впервые появилось в летописи XV века. Даже в "Повести о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра", созданной спустя 40 лет после описываемых событий, Александр ни разу не назван Невским. Но поскольку наш читатель привык к этому словосочетанию, мы и далее будем называть князя Александра Ярославовича Невским.

Согласно "Повести о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра" Биргер, прибыв с войском в устье Невы, отправил в Новгород своих послов заявить князю: "Аще можещи противитися мне, то се есмь уже зде, пленяя землю твою". Однако данное послание скорее всего интерполяция составителя "Повести о житии...", поскольку внезапность нападения зачастую была решающим фактором в сражениях на севере.

На самом деле шведов заметила новгородская "морская охрана". Эту функцию выполняло ижорское племя во главе со своим старейшиной Пелугием. По версии "Повести о житии..." Пелугий якобы был уже православным и имел христианское имя Филипп, а все остальное его племя оставалось в язычестве. Морская стража ижорцев обнаружила шведов еще в Финском заливе и быстро сообщила о них в Новгород. Наверняка существовала система оперативной связи от устья Невы в Новгород, иначе само существование морской стражи становится бессмысленным. Возможно, это были сигнальные огни на курганах; возможно — конная эстафета; но, в любом случае, система оповещения работала быстро.

В дальнейшем морская стража вела скрытое наблюдение за шведскими кораблями, вошедшими в Неву. В "Повести о житии..." это описано следующим образом: "Стоял он (Пелугий) на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад, плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис: "Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру". Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, трепетен, пока насад не скрылся с глаз его".

Князь Александр, которому было около 20 лет, быстро собрал дружину и двинулся на ладьях по Волхову к Ладоге, где к нему присоединилась ладожская дружина.

Ярл Биргер находился в полном неведении о движении новгородской рати и решил дать отдых войску на южном берегу Невы, неподалеку от места впадения в нее реки Ижоры.

15 июля 1240 года "в шестом часу дня" русское войско внезапно напало на шведов. Согласно "Повести о житии...", Александр Ярославович лично ранил копьем в лицо ярла Биргера. Внезапность нападения и потеря командующего решили дело. Шведы стали отступать к кораблям.

В "Повести о житии..." описаны подвиги шестерых русских воинов. Первый из них, Гаврила Олексич, въехал на коне по сходням на шведское судно (шнеку) и стал рубить там врага. Шведы сбросили его с коня в воду, но он вышел из воды невредим и снова напал на врага. Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец, много раз нападал на войско шведов и бился одним топором, не имея страха, и пали многие от его руки, и дивились силе и храбрости его. Третий, Яков, полочанин, был ловчим у князя. Он напал на полк с мечом, и похвалил его князь. Четвертый, Меша, новгородец, пеший со своей дружиной напал на корабли и утопил три корабля. Пятый, Сава, из младшей дружины, ворвался в златоверхий шатер ярла и подсек шатерный столб. Шестой, Ратмир, из слуг Александра, бился пешим одновременно с несколькими шведами, пал от множественных ран и скончался.

Эти сведения можно считать достоверными, поскольку автор записал их со слов участников Невской битвы.

С наступлением темноты большая часть шведских судов ушла вниз по течению Невы, а часть была захвачена русскими. По приказу Александра два трофейных шнека загрузили телами убитых шведов, и их пустили по течению в море, и "потопиша в море", а остальных убитых врагов, "ископавши яму, вметавша их в ню без числа".

Потери русских оказались ничтожно малыми, всего 20 человек. Этот факт, а также отсутствие упоминаний о Невской битве в шведских хрониках, дали повод ряду русофобствующих историков свести битву до уровня малой стычки. По моему мнению, гибель 20 отборных ратников при внезапном нападении — не такая уж и малая потеря. Кроме того, в сражении на стороне русских должна была участвовать еще и ижора. После битвы православных русских и язычников ижоров хоронили в разных местах и по разным обрядам. Ижорцы сжигали тела своих соплеменников. Поэтому русские участники битвы вряд ли знали, сколько было убитых среди ижоры.

Другое дело, что число шведов, пришедших с Биргером, могло быть намного меньше, чем предполагали наши патриоты-историки. Их вполне могло быть около тысячи человек. Но, в любом случае, Невская битва стала шведам хорошим уроком.

Новгородцы встретили Александра и его дружину колокольным звоном. Однако не прошло и нескольких недель, как властолюбивый князь и беспокойные граждане вольного Новгорода рассорились. Александр Ярославович вместе с дружиной отправился восвояси в свой Переславль-Залесский».
Цитируется по: Широкорад А.Б. Северные войны России. — М.: ACT; Мн.: Харвест, 2001. с.65-67


История в лицах


Новгородская первая летопись старшего извода:
В лЂто 6748 [1240]. Придоша СвЂи в силЂ велицЂ, и Мурмане, и Сумь, и Ђмь в кораблихъ множьство много зЂло; СвЂи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Не†устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ. и всю область Новгородьскую. Но еще преблагыи, премилостивыи человЂколюбець богъ ублюде ны и защити от иноплеменьникъ, яко всуе трудишася без божия повелЂния: приде бо вЂсть в Новъгородъ, яко СвЂи идуть къ ЛадозЂ. Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и побЂди я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодЂвица Мария, мЂсяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в недЂлю на Сборъ святыхъ отець 630, иже в ХалкидонЂ; и ту бысть велика сЂча СвЂемъ. И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество. много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свЂта понедЂльника, посрамлени отъидоша.

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, НамЂстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всЂхъ 20 мужь с ладожаны, или мне, богь вЂстъ. Князь же Олександръ съ новгородци и с ладожаны придоша вси здрави въ своя си, схранени богомь и святою Софьею и молитвами всЂхъ святыхъ.
Цитируется по: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — М.-Л., 1950.


Мир в это время


    К 1240 году историки относят создание самого древнего монгольского литературного памятника – Сокровенного сказания монголов, написанного неизвестным автором и дошедшее до наших дней на монгольском языке в китайской иероглифической транскрипции. Сокровенное сказание является бесценным источником сведений о возникновении монгольского государства и о его основателе – Чингисхане.

    «На протяжении веков личность Чингисхана (1155 - 1227) привлекает неизменный интерес. Оценки его дел противоречивы. В отечественной историографии образ этого полководца и государственного деятеля в целом отрицателен: считается, что формирование его державы сопровождалось особой жестокостью, что "монголо-татарское иго" замедлило социально-экономическое развитие завоеванных стран, а рассеяние монголов по значительной территории привело к их ассимиляции другими народами, подрыву потенциала самой Монголии и ее слабости после распада империи. Отчасти эти оценки справедливы. В то же время, не следует забывать, что Средневековье (вообще) не отличалось гуманностью — ни в Европе, ни в Азии. Достаточно вспомнить историю арабского халифата, западноевропейскую инквизицию, княжеские междоусобицы в России и Японии периода феодальной раздробленности и т. д. На этом фоне жестокость монголов не была чем-то из ряда вон выходящим. Да и последующее "иго" вряд ли представляло собой что-то другое, нежели обычное феодальное господство, тем более, что оно не было направлено на разрушение общественных традиций и структур. Более того, монголы проявляли исключительную религиозную и национальную терпимость. В отличие от многих завоевателей, приходивших и до, и после, они не ставили целью огнем и мечом навязать свою религию или образ жизни, разрушая историческое и культурное наследие других народов. Ханы Монгольской империи покровительствовали всем религиям в равной мере, не навязывая ни одну из них. В этом они надолго опередили свое время. И, хотя верхушка правящего класса государства формировалась из монголов, национализма или национального гнета не было.

    Таким образом, даже столетия спустя, в наше время усиления религиозной и национальной нетерпимости есть в чем взять пример с Чингисхана и его преемников.

    Не надо забывать и о том, что именно в недолгий период существования единой Монгольской империи, благодаря жесткому порядку пути с Запада на Восток стали безопасными, расширились торговые и миссионерские связи, что способствовало взаимопониманию и взаимообогащению культур. А одним из последствий "монголо-татарского ига" стали централизация и консолидация русских княжеств, без чего было бы невозможно образование Московского царства и, на его основе, великих евразийских государств — Российской империи и Советского Союза (…)

    С XIII века появилась обширная литература, посвященная биографии Чингисхана и монгольским завоеваниям. Но важнейшим источником остается "Сокровенное сказание" (или "Тайная история"), написанное в 1240 году, вскоре после смерти полководца. Эта древняя хроника известна в России еще с XIX века, когда глава Русской духовной миссии в Пекине Палладий Кафаров впервые транскрибировал русскими буквами монгольский текст, написанный китайскими иероглифами и перевел китайский текст на русский язык, а также опубликовал перевод в 1866 г. Второй, более точный и комментированный перевод с монгольского с транскрипцией оригинала издал один из ведущих советских ориенталистов С.А. Козин (1879 - 1956).
    Цитируется по: Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongrol-un Niruca tobciyan. Юань Чао Би Ши. Монгольский обыденный изборник. М-Л. 1941


    Китайское издание Сокровенного сказания монголов 1908 года


    Чингисхан, изображение 13 века. Национальный дворцовый музей Тайбэя
    Фрагмент «Сокровенного сказания»:

    "Тучами небо ночное закрыто,
    Ты ж на посту, моя верная стража:
    С дымником юрту мою стережешь ты,
    Плотным ее облегаешь ты кругом -
    Сон навеваешь на вежды мне крепкий.
    Ты ведь и в сан возвела меня царский.

    * * *

    Звездами, небо ночное горит.
    Ты же мой сон безмятежный в постели
    Чутко блюдешь, моя стража ночная,
    Юрту-дворец мой кругом обступая.
    К сану высокому ныне меня
    Ты, благовещая стража, взнесла!

    * * *

    Сетью ль сплетутся дожди в непогоду,
    Иль все живое мороз цепенит,
    Ливень ли льет непрерывным потоком -
    Ты ж - все вокруг моей юрты сетчатой,
    О благоверная стража ночная.
    Сердцу ты радость, моя легкокрылая,
    Стража ночная моя, Кебтеул!
    В радостный сан ты меня вознесла.
    В бурю-невзгоду военную
    Юрту с подолом мою окружала
    Ты, во мгновение ока встающая,
    Верная стража моя, Кебтеул!

    * * *

    Берестяного сайдака
    Только рукою коснись -
    Вся во мгновение ока встает
    Бодрая стража моя, Кебтеул.

    * * *

    Звучным колчаном из ивы
    Только ударь еле слышно -
    Медлить не станешь ты,
    Быстрая стража моя,
    О благовещий ты мой, Кебтеул!

    * * *

    Славьте же старою стражей ее!
    И турхаутом великим зовите
    Семьдесят тех турхаутов, что вместе
    С чербием Оголе в службу вступили.

    * * *

    Славьте же старыми богатырями
    Богатырей под началом Архая!
    Также Хорчином Великим зовите
    Есунтее с Бугидаем стрельцов!"

    Цитируется по: Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongrol-un Niruca tobciyan. Юань Чао Би Ши. Монгольский обыденный изборник. М-Л. 1941
даты

Сентябрь 2020  
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.