Календарь


Медаль в честь Кючук-Кайнарджийского мира. 1774 год. Прорись

1774 год. 21 июля (10 июля ст.ст.) в деревне Кючук-Кайнарджи был заключен мир между Россией и Османской империей.

Договор установил границу России на Северо-Западном Кавказе по реке Кубань, декларировал отделение от Османской империи Крымского ханства, которое объявлялось независимым, и уступку России части морского побережья с крепостями Керчь, Еникале, Кинбурн. Большая и Малая Кабарда оставались в составе российских владений. Русским торговым судам предоставлялось право свободно плавать по Чёрному морю и проходить через Черноморские проливы. Молдова и Валахия признавались автономными княжествами и переходили под покровительство России.

«Наступил решительный день 10 июля. В этот день из Шумлы вернулся курьер от великого визиря и привез от него депеши Румянцеву и турецким послам. Великий визирь в своем ответе Румянцеву пробовал возражать против передачи татарам крепостей на Таманском полуострове и на Кубани. «Татары, - писал он, - не только ни в какое время не мещались в вышеупомянутые крепости, но и оные обороняемы были армиею высокой империи, а потому не можно их оставить татарам».

Однако требование это не было категоричным, и можно было полагать, что великий визирь предоставил турецким послам свободу действий. У турок не оставалось надежды на удачный исход войны. Отборные турецкие войска были разбиты при Козлудже, а рассчитывать на подход подкреплений было трудно, так как русские отряды уже сражались за Балканами. Лучшие турецкие крепости – Силистрия, Рущук и Шумла – были блокированы русскими войсками. Сообщение между крепостями и внутренними частями страны было прервано. С часу на час визирь должен был ожидать штурма Шумлы.

Русская армия даже в условиях начавшихся переговоров не переставала напоминать осажденному в Шумле визирю об опасности его положения. 5 июля один из отрядов уничтожил запас из 1000 четвертей хлеба, хранившийся в деревне Самче, близ Шумлы; 6 июля был сожжен хлеб на корню в районе крепости, которым осажденные кормили своих лошадей.

Утром 10 июля, приняв турецких уполномоченных, Румянцев оставил их читать депеши великого визиря, а сам удалился в свой кабинет. Через некоторое время турки, «посылав неоднократно к его сиятельству своего драгомана, ходил потом и сами в его ставку особенно, только не долгое время». Очевидно, короткое свидание с Румянцевым убедило турецких послов в твердой позиции русского полководца. Последние переговоры, длившиеся «от полудня до 7 часов вечера», закончились подписанием мирного договора на условиях, предложенных Румянцевым.

Договор подписали с русской стороны Н.В.Репнин, а с турецкой – Ресми-Ахмед и Ибрагим-Мюниб. Статья 28 мирного договора предусматривала, что фельдмаршал Румянцев и великий визирь должны утвердить все статьи мирного договора «так властно, как бы оные сделаны были в личном их обоих присутствии». Затем, посредством турецких уполномоченных, подписанные экземпляры предстояло разменять (не позднее чем через пять дней с момента их подписания). Поэтому Ресми-Ахмед и Ибрагим-Мюниб должны были остаться на некоторое время в русском лагере, чтобы обеспечить получение от великого визиря подписанных им экземпляров договора (на турецком и итальянском языках), вручить их Румянцеву и после этого принять от Румянцева подписанные им экземпляры (на русском и итальянском языках).

Вечером 10 июля к великому визирю были отправлены курьеры. Тогда же сын русского полководца граф М.П.Румянцев вместе с майором Гагариным отправился в Петербург с известием о заключении мира».

Ставка Румянцева при деревне Кючук-Кайнарджи. Рисунок 18 века.


История в лицах


Фельдмаршал Петр Румянцев, из рапорта императрице Екатерине II:
От самого войны начала предводя оружие, мне вверенное против неприятеля, имел щастие силою оного одержать и мир ныне (…) От меня взяты были к одержанию того кратчайшие способы, сходствуя к положению оружия.
Цитируется по: Чтения ОИДР. М., 1865, кн.II, отд. II. с.308-309


Мир в это время


    В 1774 году во Франции место генерального контролёра финансов занимает Анн Робер Жак Тюрго. Тюрго проводит масштабные реформы, целью которых было создание условий для свободного развития торговли во Франции. В частности, были приняты указы, уничтожающие монополии и упраздняющие цеховые объединения ремесленников.

    Анн Робер Жак Тюрго. Портрет 18 века.


    «Короли Бурбоны оставляли потомству афоризмы. Генрих IV, согласно легенде, сказал, что Париж стоит мессы. Людовик XIV выразил суть абсолютной монархии в знаменитой формуле: “Государство —это я”. Людовик XV произнес не менее знаменитую фразу: “После нас —хоть потоп”. Людовик XVI не оставил афоризма, может быть, потому, что ему скоро отрубили голову, а может быть, потому, что был просто слишком незначителен. Как говорил Мирабо (сын маркиза-физиократа), в королевской семье Людовика XVI единственным мужчиной была королева Мария Антуанетта.

    Людовик XV умер от оспы в мае 1774 году. Последние годы его жизни, были отмечены жестокой реакцией и кризисом финансов. Смерть деспота обычно несет после себя какие-то либеральные веяния, даже если на пороге власти стоит новый деспот. Так было после смерти Людовика XIV, а в России — после смерти Павла I и Николая I. Смерть старого короля вызвала во всей Франции вздох облегчения. Философы надеялись, что 20-летний король, человек мягкий и податливый, откроет наконец “эру разума”, осуществит их идеи. Новую пищу этим надеждам дало высокое назначение Тюрго, который стал сначала морским министром, а через несколько недель занял пост генерального контролера финансов и взял па себя руководство фактически всеми внутренними делами страны.

    Много раз писали, что Тюрго попал в министры случайно: его друг аббат Бери шепнул графине Морена, последняя нажала на своего супруга, фаворита нового короля, и т. д. Это верно лишь отчасти. Действительно, назначение Тюрго было результатом интриг. Старая придворная лиса Морепа рассчитывал использовать в своих интересах его популярность и хорошо известную честность. До идей и проектов Тюрго ему было мало дела.

    Но это не вся история. Как никогда ранее, в стране ощущалась необходимость каких-то перемен. Это понимала даже феодально-аристократическая верхушка. Нужен был свежий человек, не связанный с придворной камарильей, не запятнанный казнокрадством. Такой человек нашелся — это был Тюрго. Беря на себя расчистку авгиевых конюшен финансов и хозяйства страны, Тюрго отнюдь не льстил себя иллюзией, что это легкая задача. Но он рассчитывал на поддержку короля и получил обещание поддержки. Выходя 24 августа 1774 года из кабинета короля, Тюрго попросил разрешения изложить для нега на бумаге основные принципы, которые он намерен проводить в жизнь.

    Написанное в тот же день письмо Тюрго королю — замечательный документ. Хотя в нем, в сущности, излагаются только простые и разумные принципы управления финансами, Тюрго заключает: “В то же время я понимаю все опасности, которым я себя подвергаю. Я предвижу, что мне придется одному бороться против злоупотреблений всякого рода; против усилий тех, кто извлекает пользу из этих злоупотреблений; против многих людей, наполненных предрассудками, которые противятся любым реформам и которые являются сильным орудием в руках тех, кто заинтересован в увековечении существующего беспорядка. Я должен буду бороться даже против естественной доброты, против великодушия вашего величества и самых дорогих для вас лиц. Меня будет бояться и даже ненавидеть подавляющая часть двора, все те, кто добивается милостей. Все отказы они будут приписывать мне; меня будут изображать жестоким человеком, потому что я советую вашему величеству не обогащать за счет благосостояния народа даже тех, кого вы любите. А этот народ, ради которого я пожертвую собой, так легко обмануть, что, может быть, я вызову его ненависть именно теми мерами, которые я предприму, чтобы избавить его от притеснений. На меня будут клеветать, и, возможно, эта клевета будет достаточно правдоподобной, чтобы лишить меня доверия вашего величества”.

    Не слишком ли это напыщенно? Пожалуй, нет! Ведь Тюрго здесь удивительно точно предсказал ход событий. Он с полным сознанием взял на плечи ношу и понес ее, не сгибаясь под ней. Его путь был путь смелых буржуазных реформ, которые в глазах Тюрго были необходимы с точки зрения общечеловеческого разума и прогресса.

    Маркс писал: “Тюрго был великим человеком, ибо он соответствовал своему времени...”. И в другой работе: “Он был одним из интеллектуальных героев, свергнувших старый режим...”.

    Что же сделал Тюрго, будучи министром? Невероятно много, если учесть короткий срок его деятельности и огромные трудности, на которые он наталкивался. Очень мало, если судить по конечным, долговременным результатам. Однако именно неудача Тюрго имела революционное значение. Если такой человек, как Тюрго, не смог провести реформы, значит, реформы были невозможны. Поэтому от реформ Тюрго прямая дорога ведет к взятию Бастилии в 1789 году и к штурму дворца Тюильри в 1792-м.

    Самой насущной задачей, за которую с первого дня взялся Тюрго, было оздоровление финансов государства. Он имел долгосрочную программу, включавшую такие радикальные реформы, как ликвидация системы налоговых откупов и обложение доходов от земельной собственности. Эту программу Тюрго не стремился оглашать, хорошо понимая, как будут на нее реагировать заинтересованные круги. Пока же он с большой настойчивостью проводил многочисленные частные меры, устраняя самые вопиющие нелепости и несправедливости в налоговой системе, облегчая бремя налогов для промышленности и торговли, прижимая налоговых откупщиков. С другой стороны, Тюрго попытался ограничить расходы бюджета, из которых главным было содержание двора. Здесь его воля скоро столкнулась с капризной и злой волей расточительной Марии Антуанетты. Тюрго удалось добиться некоторого улучшения в бюджете и восстановления кредита государства. Но зато число врагов министра быстро увеличивалось, а их активность возрастала.

    Важным экономическим мероприятием Тюрго было введение свободной торговли зерном и мукой и ликвидация монополии, которую захватили при поддержке прежнего министра ловкие проходимцы. Эта в принципе прогрессивная мера создала, однако, для него большие осложнения. Урожай 1774 года был небогатый, и следующей весной цены на хлеб заметно поднялись. В нескольких городах, особенно в Париже, произошли народные волнения. Хотя доказать это никому не удалось, есть основания полагать, что волнения были в большой мере спровоцированы и организованы врагами Тюрго с целью подорвать его положение. Министр твердой рукой подавил беспорядки. Возможно, он полагал, что народ не понял собственного интереса и ему надо объяснить этот интерес любыми средствами. Все это было использовано против Тюрго его недругами, в число которых тайно перешел и Морена: чем дальше, тем больше он опасался Тюрго и завидовал ему.

    А Тюрго, не оглядываясь, шел дальше. В начале 1776 года он добился одобрения королем знаменитых шести эдиктов, которые более, чем все принятые ранее меры, подрывали феодализм. Важнейшими из них были два: об отмене дорожной повинности крестьян и об упразднении ремесленных цехов и гильдий. Второй эдикт Тюрго не без оснований рассматривал как необходимое условие быстрого роста промышленности и сословия капиталистических предпринимателей. Эдикты натолкнулись на ожесточенное сопротивление, центром которого стал парижский парламент,— они могли стать законами лишь после так называемой регистрации парламентом. Борьба продолжалась более двух месяцев. Лишь 12 марта Тюрго добился регистрации, и законы вступили в силу.

    Это была его последняя, в сущности пиррова, победа. Все силы старого порядка теперь сплотились против министра-реформатора: придворная камарилья, высшее духовенство, дворянство, судейское сословие и цеховая буржуазия.

    Народ в какой-то степени понимал демократический смысл реформ Тюрго. Крестьяне радовались избавлению от ненавистной барщины на королевских дорогах, по едва ли слышали его имя. Более грамотные парижские подмастерья и ученики ликовали и славили Тюрго в куплетах. Но народ был далеко внизу, а враги — рядом и наверху. Веселые куплеты подмастерьев вместе с дельными статьями физиократов тонули в мутном потоке злобных памфлетов, издевательских стишков и карикатур, который захлестнул Париж. Пасквилянты изображали Тюрго то злым гением Франции, то беспомощным и непрактичным философом, то марионеткой в руках “секты экономистов”. Только на неподкупную честность Тюрго они не посягали: таким обвинениям никто бы не поверил.

    Вся эта кампания направлялась и финансировалась придворной кликой. Другие министры составляли заговоры против Тюрго. Королева истерично требовала от Людовика отправить его в Бастилию. Брат короля выпустил один из самых ядовитых пасквилей.

    В этом содоме непреклонно твердый, гордый и одинокий Тюрго поистине представлял величественную и трагическую фигуру.

    Его падение стало неизбежным. Людовик XVI наконец уступил нажиму, которому он давно подвергался с разных сторон. Король не решился в глаза сказать своему министру об отставке: приказание сдать дела принес Тюрго королевский посланец. Это произошло 12 мая 1776 года. Большинство проведенных им мер, в частности указанные выше эдикты, были вскоре полностью или частично отменены. Почти все пошло по-прежнему. Единомышленники и помощники Тюрго, которых он привлек к работе в государственном аппарате, ушли вместе с ним, а некоторые были высланы из Парижа. Надежды физиократов и энциклопедистов рухнули. 82-летний Вольтер писал в Париж из своего добровольного изгнания: “О, какую новость я слышу! Франция могла бы быть счастлива. Что с нами будет? Я потрясен. После того, как Тюрго покинул свой пост, я ничего не вижу для себя впереди, кроме смерти. Этот удар грома поразил меня в голову и в сердце”.
    Цитируется по: Аникин А.В. Юность науки. Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса: Издательство политической литературы, М.: Политиздат, 1971.
даты

Октябрь 2020  
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.