Календарь


Г.И. Семирадский. Тризна дружинников князя Святослава после боя под Доростолом в 971 году. 1884 год

971 год. 22 июля в кровопролитной битве у города Доростол дружины князя Святослава потерпели поражение от византийского войска, обе стороны понесли огромные потери. После этого сражения между Русью и Византией был заключен мирный договор.

Восточная политика Святослава Игоревича имела своей целью выход к морю, овладение волжским путём, укрепление в устьях Дона и расширение связей с Ираном и Средней Азией. Походы войск Святослава в 60-х годах X в. закончились подчинением Волжской Болгарии, разгромом и уничтожением хазарского каганата, занятием городов Саркела, Итиля, Семендера. Были расширены и русские владения на Северном Кавказе, подчинены земли осетин и черкесов (ясов и касогов). Власть Руси распространилась на берега Керченского пролива, где город Тмутаракань стал крупной русской гаванью. Древнерусское государство стремилось укрепиться в низовьях Дуная (в землях, население которых политически зависело от Болгарии).

Карта битвы под Доростолом. 22 июля 971. Источник - Бескровный Л.Г. Атлас карт и схем по русской военной истории


«Восточная политика Святослава Игоревича имела своей целью выход к морю, овладение волжским путём, укрепление в устьях Дона и расширение связей с Ираном и Средней Азией. Походы войск Святослава в 60-х годах X в. закончились подчинением Волжской Болгарии, разгромом и уничтожением хазарского каганата, занятием городов Саркела, Итиля, Семендера. Были расширены и русские владения на Северном Кавказе, подчинены земли осетин и черкесов (ясов и касогов). Власть Руси распространилась на берега Керченского пролива, где город Тмутаракань стал крупной русской гаванью. Древнерусское государство стремилось укрепиться в низовьях Дуная (в землях, население которых политически зависело от Болгарии).

В период упадка Первого Болгарского царства Византия пыталась столкнуть между собой Русь и Болгарию, которая в начале X в. нанесла Византии серьёзные поражения. Византия рассчитывала ослабить Болгарию и в то же время отвлечь внимание Руси от Херсонеса. Святослав вмешался в византийско-болгарскую борьбу, по отнюдь не в интересах византийской дипломатии, а в целях расширения владений Руси. В результате первого похода Святослава на Балканы в 968 г. его войска заняли ряд городов по Дунаю (Переяславец и др.).

Ввиду нападения печенегов на Киев войска Святослава были вынуждены вернуться из Болгарии на Русь. Во время второго похода на Балканы в 969 г. Святослав действовал уже в союзе с болгарами против Византии. Русско-болгарские войска, к которым присоединились венгры, вступили в Филиппополь (Пловдив), заняли Фракию, прошли Македонию. Лишь собрав большие силы, византийскому императору Иоанну I Цимисхию удалось взять Великую Преславу. После кровопролитной битвы у Доростола войска Святослава были вынуждены покинуть Балканы. На обратном пути князь был убит печенегами (972 г.). Неудача похода русских привела к тому, что Восточная Болгария попала под власть Византии».
Цитируется по: Всемирная история. Энциклопедия. Том 3. М.: Государственное издательство политической литературы, 1957 год




«Уже более двух месяцев продолжалась осада; счастие совсем оставило Россиян. Они не могли ждать никакой помощи. Отечество было далеко - и, вероятно, не знало их бедствия. Народы соседственные волею и неволею держали сторону Греков, ибо страшились Цимиския. Воины Святославовы изнемогали от ран и голода. Напротив того, Греки имели во всем изобилие, и новые Легионы приходили к ним из Константинополя.

В сих трудных обстоятельствах Святослав собрал на совет дружину свою. Одни предлагали спастися бегством в ночное время; другие советовали просить мира у Греков, не видя иного способа возвратиться в отечество; наконец, все думали, что войско Российское уже не в силах бороться с неприятелем. Но Великий Князь не согласился с ними и хотел еще испытать счастие оружия. "Погибнет, - сказал он с тяжким вздохом, - погибнет слава Россиян, если ныне устрашимся смерти! Приятна ли жизнь для тех, которые спасли ее бегством? И не впадем ли в презрение у народов соседственных, доселе ужасаемых именем Русским? Наследием предков своих мужественные, непобедимые, завоеватели многих стран и племен, или победим Греков, или падем с честию, совершив дела великие!" Тронутые сею речью, достойные его сподвижники громкими восклицаниями изъязвили решительность геройства - и на другой день все войско Российское с бодрым духом выступило в поле за Святославом. Он велел запереть городские ворота, чтобы никто не мог думать о бегстве и возвращении в Доростол. Сражение началося утром: в полдень Греки, утомленные зноем и жаждою, а более всего упорством неприятеля, начали отступать, и Цимиский должен был дать им время на отдохновение. Скоро битва возобновилась. Император, видя, что тесные места вокруг Доростола благоприятствуют малочисленным Россиянам, велел Полководцам своим заманить их на обширное поле притворным бегством; но сия хитрость не имела успеха: глубокая ночь развела воинства без всякого решительного следствия.

Цимиский, изумленный отчаянным мужеством неприятелей, вздумал прекратить утомительную войну единоборством с Князем Святославом и велел сказать ему, что лучше погибнуть одному человеку, нежели губить многих людей в напрасных битвах. Святослав ответствовал: "Я лучше врага своего знаю, что мне делать. Если жизнь ему наскучила, то много способов от нее избавиться: Цимиский да избирает любой!" За сим последовало новое сражение, равно упорное и жестокое. Греки всего более хотели смерти Героя Святослава. Один из их витязей, именем Анемас, открыл себе путь сквозь ряды неприятелей, увидел великого Князя и сильным ударом в голову сшиб его с коня; но шлем защитил Святослава, и смелый Грек пал от мечей дружины Княжеской. Долгое время победа казалась сомнительною. Наконец самая природа ополчилась на Святослава: страшный ветр поднялся с юга и, дуя прямо в лицо Россиянам, ослепил их густыми облаками пыли, так что они долженствовали прекратить битву, оставив на месте 15500 мертвых и 20000 щитов. Греки назвали себя победителями. Их суеверие приписало сию удачу сверхъестественному действию: они рассказывали друг другу, будто бы Св. Феодор Стратилат явился впереди их войска и, разъезжая на белом коне, приводил в смятение полки Российские.

Святослав, видя малое число своих храбрых воинов, большею частию раненных, и сам уязвленный, решился наконец требовать мира. Цимиский, обрадованный его предложением, отправил к нему в стан богатые дары. "Возьмем их, - сказал Великий Князь дружине своей: - когда же будем недовольны Греками, то, собрав войско многочисленное, снова найдем путь к Царюграду". Так повествует наш Летописец, не сказав ни слова о счастливых успехах Греческого оружия. Византийские Историки говорят, что Цимиский, дозволяя Святославу свободно выйти из Болгарии и купцам Российским торговать в Константинополе, примолвил с великодушною гордостию: "Мы, Греки, любим побеждать своих неприятелей не столько оружием, сколько благодеяниями". Императорский Вельможа Феофан Синкел и Российский Воевода Свенельд именем Государей своих заключили следующий договор, который находится в Несторовой летописи и так же ясно доказывает, что успех войны был на стороне Греков: ибо Святослав, торжественно обязываясь на все полезное для Империи, не требует в нем никаких выгод для Россиян».
Цитируется по: Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Эксмо, 2006. с.67

История в лицах


Летопись по Типографскому списку:
В лѣто 6479. Царствова Василий и Констянтинъ въ Цариградѣ. И прииде Святославъ въ Переаславець, и затворишася Болгаре въ градь. И излѣзоша Болгаре на сѣчю противу Святославу, и бысть сѣча велика. И одолѣваху Болгари, и рече Святославъ воемъ своимъ: "уже намъ пасти здѣ, потягнемъ мужескыи, братие"! И къ вечеру одолѣ Святославъ и вьзять градъ копьемъ. И посла къ Грекомъ, глаголя: "Хощю на вы ити и взяти градъ вашь, яко и сей". И рѣша Грецы: "Не хотимъ противу стати, но возми дань на насъ и на свои вой, и повѣжьте намъ, колико васъ, да вдадимъ по числу на главы". Се же рѣша Грецы, летяще подъ Русию, суть бо Грецы льстиви и до сего дне. И рече имъ Святославъ: "Есть насъ 20.000". И прирече 1000, бѣ бо Руси 1000 толко. И пристроиша Грецы на Святослава 100.000 и не даша дани. И поиде Святославъ на Грекы. И придоша противу Руси. Видьвше же Русь, и убояшяся за множество вой. И рече Святославъ: "уже ся намъ нѣкамо дѣти, волею и неволею стати противу, да не посрамимъ земли Рускиа, но ляжемъ костми туто; мертвы бо срама не имать, аще ли побѣгнемъ, то срамъ имамы; а не имамы убежати, но станемъ крѣпко, азъ же пред вами поиду; аще ли глава моя ляжеть, то промыслите о себъ сами". И рѣша вой: "Идѣже глава твоя будеть, туто и наши будуть". И исполчишяся Русь. И бѣ сѣча велика. И одолѣ Святославъ. И побѣжаша Грецы. И поиде Святославъ къ граду, воюа и грады разбиваа, яже стоять пусты и до сего дни. Царь же Греческий созва боляры своя в полату и рече имъ: "Что сътворимъ, яко не можемъ стати противу ему"? И рѣша ему боляре: "Пошли к нему дары и искуси имъ, любезнивъ ли есть злату и паволокамъ"? И послаша к нему злато и паволокы и мужа града и рѣша ему: "Глядай взора его и лица его и смысла его". Онъ же, вземъ дары, и иде къ Святославу. Яко приидоша Грецы с поклономъ, и рече: "Введите а сѣмо". И вшедше, поклонишяся ему и положиша предъ нимъ злато и паволокы. И рече Святославъ, кромѣ зря: "Возмите, съхраните, отроцы мои"! Они же приидоша къ царю. И царь созва боляре, и рѣша послании, яко "Приидохомъ к нему и подахомъ дары, и ни възрѣ на ня, но повелѣ съхранити". И рече единъ: "Искуси еще, поели оружие". Они же послушаша его и послаша ему мечь и ино оружие. И принесоша к нему. Он же, приимъ, нача хвалити и любити и целовати царя. И приидоша опять къ царю и поведаша ему вся бывшаа. И рѣша боляре: "Лютъ се мужь хощеть быти: имѣниа небрежеть, а оружие емлеть. Имися по дань". И посла царь, глаголя сице: "Не ходи къ граду, а возми дань на насъ, еже хощеши". За маломъ бѣ не дошелъ Царяграда. И вдаша ему дань. Имаше же у нихъ и за убьеныя, глаголя, яко родъ его возметь. Взя же дары многи и возвратися в Переаславець с похвалою великою. Видѣв же мало дружины своеа, рече к себѣ: "Еда како, прельстивше, избьють насъ"! Бѣша бо мнози побиты на полку. И рече: "Пойду в Русь и приведу болѣ того дружины. И посла къ цареви в Дерестръ, рыка сице: "Хощю имѣти миръ с тобою твердъ и любовь". Сеи слышавъ царь, радъ бысть. И посла к нему дары болѣ первыхъ. Святославъ же приа дары и поча думати с боляры своими, рыка сице: "Аще не сотворимъ съ царемъ миру, и увѣсть царь, яко мало насъ есть, пришедше, оступять ны въ градѣ, а Рускаа земля далече, а Печенѣзи с нами ратнии, да кто ны поможеть? Но сътворимъ миръ съ царемъ, се бо ны ся по дань ялъ, и то буди доволно намъ. Аще ли что почнеть не управливати дани, изнова из Руси, совъкупившеся с вой многы, поиду на Царьградъ". И люба бысть рѣчь воемъ.
Цитируется по: Летопись по Типографскому списку. Полное собрание русских летописей. Т. 24. Петроград, 1921


Мир в это время


    В 971 году эгимунейский епископ Авва Севир создает один из самых известных литературных памятников коптом, египетских христиан – «Историю александрийских патриархов».

    Со времени арабов коптская литература получает несколько иное лицо: она делается трезвее. К этому времени относится написанная в 971 году по-арабски, но на основании коптских источников, Севирова История александрийских патриархов; находящиеся в борджианском музее и в Петербурге коптские отрывки ее — вероятно, именно эти источники, собранные в различных монастырях. К арабскому же времени относятся труды двух епископов гор. Нишу (Просопиды), Иоанна и Мины. Первый написал свою хронику на греческом языке, а от второго мы имеем два интересных памятника переходной эпохи VII — VIII вв.: Жизнь Писентия, епископа г. Кефта, и Жизнь патриарха Исаака. К этой же группе принадлежит написанное священником Марком, важное для историков Житие мученика Иоанна Фаннижойтского, пострадавшего в 1209 году при Эль-Камеле, племяннике Саладина. Уже с Х века ученые копты стали опасаться за судьбу языка и ввиду сохранения его издавали грамматические учебники. Епископ Севир, автор арабской истории патриархов, был первым, взявшимся за такой труд, обнимавший оба главных диалекта. Затем особенной известностью пользовались руководства Иоанна Саманудского, преследовавшие большей частью лексические цели и нашедшие многих продолжателей, труды которых известны в науке под именем scalae и оказали немало услуг для первоначального знакомства с языком коптов в Европе. Арабское завоевание, санкционировав, на первых порах, официальное употребление коптского языка вместо греческого, вызвало к жизни литературу юридического характера. От VII и VIII вв. сохранилось довольно много завещаний, контрактов, купчих, дарственных записей и т. п. Так как церковь тогда была единственным учреждением, способным исполнять юридические функции относительно христиан, то архивы этих документов помещались в монастырях и из них попали в музеи. Наиболее интересны фиванские, из монастыря Жиме, а также из мемфисской обители Иеремии».
    Цитируется по: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Спб: Издательское общество Ф. А. Брокгауз — И. А. Ефрон. 1890-1907 гг.
даты

Июль 2021
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.