Календарь


В.Серов. Петр I. 1907 год

1722 год. 29 июля (18 июля ст.ст.) Петр I в авангарде флотилии под командованием генерал-адмирала Апраксина отправляется из Астрахани в Персидский поход. Целью императора было завоевание земель Северного Азербайджана и Дагестана и установление новых торговых путей на юге.

«18 июля Петр с пехотными полками отплыл из Астрахани и на другой день вышел в море; конница шла сухим путем по направлению к Дербенту. Пехоты считали 22000, конницы - 9000; 20000 козаков, столько же калмыков, 30000 татар и 5000 матросов. 27 июля, в день Гангутской победы, войска высадились на берег в Аграханском заливе; Петр ступил на землю первый: его принесли на доске четыре гребца, потому что за мелководьем шлюпки не могли пристать к берегу. На месте высадки немедленно устроили ретраншемент. В тот же день было получено неприятное известие, что бригадир Ветерани, отправленный для занятия Андреевой деревни, был в ущелье осыпан стрелами и пулями неприятельскими; растерявшись, Ветерани, вместо того чтоб как можно скорее выбираться из ущелья, остановился и вздумал отстреливаться, тогда как неприятель, скрытый в лесу на горах, был невидим; вследствие этого потеряно было 80 человек; тогда полковник Наумов, видя ошибку бригадира, согласился с остальными офицерами, бросился на Андрееву деревню, овладел ею и превратил в пепел. В Аграханском заливе Петр имел любопытный разговор с молодым офицером Соймоновым, которого расторопность и знание дела император тотчас заметил. Соймонов распространился перед Петром, что западные европейцы ездят далеко в Восточную Индию, а русским от Камчатки близко. Государь слушал внимательно, но когда молодой человек кончил, сказал ему: "Слушай, я то все знаю, да не ныне, да то далеко; был ты в Астрабатском заливе? Знаешь ли, что от Астрабата до Балха в Бухарин и до Водокшана и на верблюдах только 12 дней ходу, а там во всей Бухарин средина всех восточных коммерций, и видишь ты, горы и берег подле оных до самого Астрабата простираются, и тому пути никто помешать не может".

Дождавшись кавалерии, которая много натерпелась в степном походе, и разославши манифесты к окрестным народам с требованием мирного подчинения, Петр 5 августа выступил в поход к Таркам, и на другой день ему был представлен владелец тарковский Адильгирей. Император принял его, стоя перед гвардиею; Адильгирей объявил, что до сих пор служил русскому государю верно, а теперь будет особенно верно служить. Когда бывший господарь князь Кантемир перевел эти слова, Петр отвечал: "За службу твою будешь ты содержан в моей милости". В тот же день были представлены государю султан Махмуд аксайский с двумя другими владельцами; увидавши императора, они пали на колена и объявили, что желают быть под покровительством его величества; Петр обнадежил их своею милостию и покровительством. 12 августа войско приблизилось к Таркам с распущенными знаменами, барабанным боем и музыкою и стало лагерем под городом. За пять верст до города встретил госудая Адиль-гирей, когда Петр ехал перед гвардиею в строевом платье: Шевкал сошел с лошади, низко поклонился императору и поздравил с приездом. Государь снова обнадежил его своею милостию и уверил, что подданным его не будет никакой обиды от русского войска. Потом шевкал подошел к карете императрицы, поклонился низко и поцеловал землю. На другой день Петр ездил для гулянья в Тарковские горы в сопровождении трех драгунских рот, осматривал старинную башню, откуда по просьбе Адильгирея отправился к нему в дом; сначала гости были в двух больших комнатах с каменными фонтанами, потом хозяин повел их в комнату, где живут жены, убранную коврами и зеркалами; вошли две жены шевкала в сопровождении других знатных женщин, поклонились в землю и целовали правую ногу императора, а после по их просьбе допущены и к руке. Принесли скатерть, поставили разные кушанья и фрукты; шевкал налил в чашки горячего вина и поднес государю. Петр сейчас же обратил внимание на множество ценинной посуды в доме шевкала и спросил, откуда ее берут; Адильгирей отвечал, что ее делают в персидском городе Мешете. На прощанье хозяин подарил гостю серого аргамака в золотой сбруе. 14 августа обе жены шевкала были у императрицы, целовали ногу и руку и поднесли шесть лотков винограду. 15 августа, в Успеньев день, государь и государыня слушали всенощную и обедню в церкви Преображенского полка; по окончании обедни Петр сам размерил около того места, где стояла церковь, и положил камень, то же сделала императрица и все присутствовавшие, и таким образом быстро набросан был курган в память русской обедни перед Тарками».
Цитируется по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Книга 9, т.18, глава 1. с.367-368


Иоганн Готтфрид Таннауэр. Портрет Федора Матвеевича Апраксина. Начало 18 века


«Июля 18-го дня отправился весь флот из Астрахани, и тогож дня не далее могли дойти как до Иванчука, рыбного лакола Сергиево-Троицкого монастыря, лежащего в 30ти верстах от Астрахани, где большие суда стали на якоре, и малые пристали к берегу. Июля 19-го дня, по утру, в начале 8-го часа, по данному сигналу, наши пошли далее и около полудня прошли последний учуг, а оттуда, к вечеру, к Ярковскому устью. Сию ночь стояли еще на реке. На 3-й день, то есть 21-го июля, пошли в море и стали на якорях у острова Четыре бугра называемого. На сем месте, 22-го числа, у генерала-адмирала на гупере, в присутствии государя императора, был совет, на котором определено следующее:

1) если погодою суда разнесет, то собираться им к устью реки Терека. 2) Государю императору положено командовать на корабельном своем боте авангардиею. Всем малым весельным судам, особливо Москворецкому стругу и островским лодкам, следовать за его величеством вдоль подле берегов. 3) Всем ластовым судам под командою капитана фон-Вердена идти прямо к острову Чеченю и там ожидать указа. 4) Гуперу и двум шнавам, на коих были граф Толстой и князь Кантемир, ехать подле берегов так близко как глубина дозволит. Тогоже дня, в 3-м часу по полудни, пошел весь флот, при тихом северном ветре, далее в море. Корабельный бот, на котором государь присутствовать изволил, и следующие за оным островские лодки видны были в малом отдалении, к вечеру в исходе 9-го числа настал юго-западный ветер и следовательно противный, с переменным порывом; для того приказал генерал-адмирал дать сигнал к бросанию якорей; чрез час стал ветер пакта благополучный, — новый дан сигнал к продолжению пути, но островские лодки, оного не слышав, стояли до следующего утра на якорях. Во время ночи гупер и шнавы отдалились несколько от берега. Как скоро день настал 22-го числа, то старались опять к оному приблизился, но уже был полдень, когда императорский бот стал у них в виду. Он стоял на якоре под мысом 12 колков. Пополудни около 4-х часов подошли они к боту весьма близко, а следующего утра 23-го дня повелел государь на своем боте якорь поднять, и направил путь свой прямо к устью реки Терека, куда его величество того же дня и прибыл, но генералу-адмиралу и двум шнавам надлежало прежде буктироваться вокруг мыса 12ти колков и для того они так скоро за государевым ботом следовать не могли. Сверх того императорской бот шел скорее нежели их суда. По сим причинам были они принуждены переночевать у острова Чеченя за пять миль от устья реки Терека».
Цитируется по: Персидская война 1722-1725. (Материалы для истории царствования Петра Великого) // Русский вестник, № 4. 1867

История в лицах


Петр I, из инструкции генерал-майору Матюшкину:
1. Драгун, которые опустятся на Царицын, тем велеть идти в марте месяце или в апреле, как скоро первая трава будет, к крепости Святого Креста, а которые драгуны здесь останутся и тех, также два полка пехоты ил казаков всех отправить на островских лодках к Аграхани и оттоль к крепости Святого Креста, для делания там помянутой крепости и плотины. Но первее плотину начать делать, и когда оную совершат и вода пойдет Аграханью, тогда зачать делать крепость.

Провианту велеть на тех лодках взять на всех людей на 6, а по последней мере на 5 ведешь: с ними ж отпустить с провиантом семь новых судов, которые сделаны из романовок, да пять судов Тверских, которые для того надобно нынешнею зимою поправить, также и тялку Ревеку. Вышеупомянутые суда ни на что иное не употреблять кроме того, чтоб они возили к Аграхани провиант, но все лето; буде же, паче чаяния, те Тверские пять судов, все иди из них сколько негодных будет, то вместо их употребить тож число для возки провианту бус.

2. Когда возвратятся из Гиляни посланные суда, тогда отправит на них тысячу человек людей, и провианту столько, сколько возможно будет положить, понеже тогда вешнее время, то людям больше мочно быть на палубе, нежели под палубою, и для того довольно мочно провианту уместить. Буде же к тому времени поспеют Казанские гекботы, то из них два или три прибавить к тому числу, дабы людям ее так тесно было, также и провианту на них положить сколько мочно.

3. Самому, при самом вскрытии льда, с пятью судами фон-Верденовыми, и с двадцатью бусами идти в Баку. Буде же против вышеписанного из бус убудет несколько иди все пят, то итить с двадцатью судами, понеже на оных мочно уместить людей две тысячи человек и артиллерии, не дожидаясь Казанских судов, а Казанским ведет после за собою следовать и тщиться, с помощью Божьею, конечно тот город достать, яко ключ всего вашего дела в сих краях, а достав оный покрепить сколько возможно, и наполнить железною артиллериею, и оставя там бригадира, самому побывать в Гиляне, ежели время допустит и возвратиться в Астрахань. Буде же поздно будет, то не быв в Гиляне возвратиться в Астрахань. Между тем же, ежели кто из горских владельцев, будут искать нашей протекции, и оных принимать, кроме Усмея и Утемышевского владельцев и кои вам противны и точны разорению Шемахинскому.
Цитируется по: Персидская война 1722-1725. (Материалы для истории царствования Петра Великого) // Русский вестник, № 4. 1867. с.594-595


Мир в это время


    В 1722 году экспедиция голландского мореплавателя Якоба Роггевена высаживается на острове Рапа-Нуи в Тихом океане. Больше всего путешественников поразили огромные каменные идолы островитян. Так был открыт остров Пасхи, получивший свое имя благодаря тому, что именно в день этого праздника голландская экспедиция его берега на горизонте.

    Экспедиция Роггевена на острове Рапа-Нуи, 18 век


    «С именем Якоба Роггевена связаны последние выдающиеся открытия голландцев в Тихом океане.

    Якоб Роггевен родился в городе Мидцельбурге в 1659 году. Его отец, Арент Роггевен, был человеком изобретательным, пылким и неуживчивым. Скромному месту школьного учителя он предпочел профессию коммивояжера, затем занялся дегустацией вин и крепких напитков и на склоне лет увлекся проектами экспедиций к Южному материку. Арент Роггевен, отлично понимая, что его проекты не встретят сочувствия в Ост-Индской компании, обратился к конкурирующей фирме. С 1621 года в Голландии существовала Вест-Индская компания, которая вела торговлю с Америкой. В 1676 году он подал директорам этой компании записку, по содержанию напоминающую пылкие дневники Кироса. Роггевен-старший доказывал, что в Голландии совершенно недооценивают западный путь в Дальнюю Азию, ведущий через Магелланов пролив и пролив Лемера. А между тем, следуя этим путем, можно было не только проникнуть с тыла во владения Ост-Индской компании, но и открыть Южный материк. Он считал, что этот материк должен находиться в Тихом океане всего лишь в 15° к югу от тропика Козерога. Подобно Киросу, Арент Роггевен красочно и ярко описывал мифические богатства этого Материка. Вест-Индская компания охотно послала бы экспедицию в южные моря, но она очень боялась своей Ост-Индской соперницы и дала миддельбургскому дегустатору весьма уклончивый ответ. Умирая, Арент Роггевен завещал свои проекты сыну. Якоб Роггевен в 1716 или 1717 году обратился в Вест-Индскую компанию, и к его проектам отнеслись весьма серьезно: у Якоба Роггевена за плечами был большой опыт. Девять лет он провел в Ост-Индии - был советником судебной палаты в Батавии. Он приобрел опыт вождения кораблей и узнал пути, ведущие из гаваней Явы и Молуккских островов в Новую Голландию.

    В 1721 году Вест-Индская компания снарядила экспедицию. Роггевен получил три корабля: "Аренд", "Тинховен" и "Африканен Галей". Флотилия имела семьдесят пушек, и в команде ее числилось двести двадцать три матроса и солдата. Плавание по Атлантическому океану не представляло особого интереса. После захода в Рио-де-Жанейро Роггевен направился на поиски Фолклендских островов. Хотя эти острова в то время были хорошо известны, приходится предположить, что голландские моряки имели об их местоположении весьма неопределенные сведения, ибо, отказавшись от поисков Фолклендских островов, они стали разыскивать острова, называвшиеся французами Сен-Луи, не подозревая, что это тот же самый архипелаг. Открыв или скорее усмотрев на широте Магелланова пролива в восьмидесяти лье от материка Америка остров окружностью в "двести лье" и дав ему название Южная Бельгия, Роггевен вошел в пролив Лемер, где течение увлекло его к югу до 62°30'; затем, обогнув мыс Горн, он направился к северу, подошел к берегам Чили и стал на якорь у острова Моа. Затем он достиг островов Хуан-Фернандес, где соединился с "Тинховеном", с которым был разлучен с 21 декабря.

    В конце марта три корабля покинули острова Хуан-Фернандес и взяли курс на запад-северо-запад, в направлении, где должна была находиться между 27° и 28° южной широты земля, открытая Дейвисом. После многодневных поисков Роггевен 6 апреля 1722 года в первый день праздника пасхи очутился в виду острова, названного им островом Пасхи. Больше всего голландцев удивили огромные статуи, высотой до 30 футов и более. Их было очень много, и все они стояли на каменных платформах, островитяне воздавали этим идолам (по мнению голландцев, глиняным) всевозможные почести. Все статуи были задрапированы длинными полосами материи, и эти драпировки свешивались с плеч до самого пьедестала. На головах статуй были водружены корзины, наполненные белыми камнями.

    Древний рыболовный крючок из человеческой бедренной кости (мангаи-иви) с острова Пасха
    Об экспедиции Роггевена и таинственном острове Пасхи современники голландского мореплавателя узнали от одного из участников плавания - немца Карла-Фридриха Беренса. Этот предприимчивый авантюcт, который скитался в поисках наживы и приключений по всему свету, казался незаурядным рассказчиком. Его книга "Путешествие по южным странам и вокруг света в 1721 -1722 годы", изданная в 1737 году, имела большой успех и возбудила немалый интерес к острову Пасхи и к странам южных морей. Дневнику же самого Роггевена не повезло. Он более ста лет пролежал в голландских архивах и опубликован был только в 1838 году. Один из туземцев безбоязненно поднялся на палубу корабля. Там он всем понравился своим добротой, веселостью и дружелюбием. На следующий день Роггевен увидел на усеянном высокими статуями берегу толпу, по-видимому с нетерпением и любопытством ожидавшую прибытия чужеземцев. Неизвестно почему, раздался ружейный выстрел; один из островитян упал мертвым, а объятые страхом туземцы разбежались во все стороны. Через некоторое время, однако, на берегу собралось еще больше людей. Тогда Роггевен, став во главе ста пятидесяти человек, приказал дать залп, который положил на месте множество жертв. В ужасе туземцы поспешили умилостивить грозных пришельцев и сложить к их ногам все, что имели.

    Флерье не считает, что остров Пасхи и есть та самая полулегендарная земля Дейвиса, которую стремился найти Роггевен.

    Однако, вопреки его доводам и несмотря на обнаруженные им различия в описании и в приводимых координатах двух островов, все же приходится считать открытия Дейвиса и Роггевена тождественными, так как никакого другого острова в этих, теперь хорошо изученных широтах не существует.

    Увлекаемый порывами сильного ветра, Роггевен вынужден был покинуть стоянку у восточного берега острова Пасхи и, взяв курс на запад-северо-запад, пересек "Дурное море" Схаутена; пройдя от острова Пасхи восемьсот лье, он оказался в виду земли, которую принял за Собачий остров Схаутена и которой дал название Карлсхоф (Аратока). Эскадра прошла мимо этого острова, не остановившись, а следующей ночью, отнесенная ветром и течениями, совершенно неожиданно Для всех очутилась среди группы низких островов.

    "Африканен Галей" разбился о подводный камень, и та же участь Розила двум ее спутникам. Лишь по истечении пяти дней усилий, тревог и опасностей голландцам удалось выбраться из архипелага и снова пометь в открытое море. Жители этих островов были высокого роста, с гладкими длинными волосами; тело они раскрашивали в разные цвета.

    В настоящее время все географы единодушно сходятся на том, что Давленное нам Роггевеном описание Пагубных островов относится к архипелагу Туамоту, которому Кук дал название Паллисер.

    Избежав опасностей Пагубных островов, Роггевен на следующий день утром открыл землю, названную им Аврора. Чрезвычайно низкий, это-островок едва выступает из воды, но если бы солнце показалось на не сколько минут позже, "Тинховен" там безусловно погиб бы.

    Приближалась ночь, когда был замечен другой остров, получивший название Веспер (Вечерняя заря); теперь довольно трудно установить, к чему относится это название; возможно, то был один из островов Туамоту.

    Роггевен продолжал идти на запад между пятнадцатой и шестнадцатой параллелями и вскоре неожиданно очутился среди полузатопленных островов. "Приближаясь к ним, - рассказывает Беренс, - мы увидели множество челноков, плывших вдоль берега, и пришли к заключению, что страна густо заселена. Подойдя еще ближе, мы убедились, что перед нами несколько островов, расположенных очень близко один от другого. Мы незаметно так далеко зашли в этот архипелаг, что начали сомневаться, удастся ли нам выбраться; адмирал приказал одному из штурманов взобраться на верхушку мачты, чтобы разглядеть, каким путем можно отсюда выйти. Своим спасением мы обязаны стоявшему в то время штилю: малейшее волнение выбросило бы наши корабли на скалы, и мы не имели бы возможности этому воспрепятствовать. Итак, нам удалось выбраться без серьезных повреждений. Архипелаг этот состоит из шести островов; они имеют очень живописный вид и простираются все вместе примерно на тридцать лье. Они находятся на расстоянии двадцати пяти лье к западу от Пагубных островов. Мы дали им название Лабиринт, ибо нам пришлось изрядно покружить, чтобы попасть в открытое море".

    Некоторые авторы отождествляют эту группу с островами Принца Уэльского, открытыми позднее Байроном. Флерье придерживается иного мнения. Дюмон Дюрвиль полагает, что речь идет об островах Флиген, виденных ранее Схаутеном и Лемером. После трехдневного плавания все время на запад голландские моряки заметили прекрасный на вид остров. Кокосовые и другие пальмы говорили о его плодородии. Так как у берега оказалось слишком мелко, пришлось удовольствоваться высадкой хорошо вооруженных отрядов.

    Еще раз голландцы совершенно напрасно пролили кровь безобидных жителей, ожидавших их на берегу и виновных лишь в том, что их было слишком много. После этой расправы, достойной варваров, а не цивилизованных людей, Роггевен попытался вернуть убежавших туземцев с помощью подарков вождям и малоискренних проявлений дружелюбия. Островитяне не дали себя провести. Они завлекли матросов в глубь острова, напали на них и стали забрасывать камнями. Хотя ружейные залпы уложили многих туземцев на месте, они продолжали все же храбро наступать на чужестранцев и заставили их вернуться в шлюпки, унося своих раненых и мертвых товарищей. Голландцам ничего не оставалось, как кричать о предательстве, не находя достаточно громких эпитетов для вероломства и кровожадности своих противников. Несмотря на понесенные ими потери, голландцы назвали этот остров островом Отдыха в память о том наслаждении, которое им доставила его природа. Роггевен сообщал, что находится на шестнадцатой параллели; но долгота указана очень неточно, и отождествить его с каким-либо островом оказалось невозможным.

    Следовало ли теперь Роггевену идти дальше на запад на поиски острова Эспириту-Санто (Новые Гебриды), открытого Киросом? Или же ему следовало направиться к северу, чтобы с попутным муссоном достигнуть Ост-Индии? Военный совет, на обсуждение которого был поставлен этот вопрос, остановился на втором решении. На третий день плавания были открыты одновременно три острова, названные островами Баумана (ныне Мануа) по имени капитана Тинховена, первым их заметившего. Островитяне подплыли к кораблю, чтобы начать торговлю, между тем как на берегу собралась огромная толпа, вооруженная луками и кольями.

    Цветом кожи туземцы не отличались от европейцев, и лишь у некоторых она имела очень смуглый оттенок от солнечного загара. Их тела не были покрыты татуировкой. Кусок ткани, искусно вытканной и отделанной бахромой, закрывал их от пояса до пяток. Голову прикрывала шляпа из той же ткани, а на шее висели гирлянды ароматных цветов. "Надо признать, - пишет Беренс, - что это был самый цивилизованный и самый честный народ из всех, виденных нами на островах Южного моря; восхищенные нашим появлением, они встретили нас, как богов, а когда мы собрались уезжать, выражали самое горячее сожаление".

    По всей вероятности, то были жители островов Мореплавателей (Самоа). На дальнейшем пути голландские моряки заметили острова, которые Роггевен принял за острова Кокосовый (Боскавен) и Предателей (Кеппел), посещенные уже Схаутеном и Лемером, и которые Флерье, чтобы подчеркнуть заслуги голландского мореплавателя, называет островами Роггевена; затем экспедиция прошла в виду островов Тинховен и Гронинген, по мнению Пенгре, представлявших собой открытый Мен-Даньей архипелаг Санта-Крус, и достигла, наконец, берегов Новой Британии, где голландцы запятнали себя новыми убийствами. Оттуда они направились к берегам Новой Гвинеи и, миновав Молуккские острова, бросили якорь в Батавии 11 июля 1723 года. В Батавии Ост-Индская компания немедленно конфисковала оба корабля. Участники экспедиции на положении арестантов были доставлены в Голландию, где Роггевен втянулся в тяжбу с Ост-Индской компанией. Он умер в 1729 году, вконец разоренный.

    Самым существенным его открытием был затерянный в восточной части Тихого океана остров Рапануи (Пасхи)».
    Цитируется по: 100 великих мореплавателей. Составители: Е.Н.Авадяева, Л.И.Зданович. М.: Вече, 2000
даты

Октябрь 2020  
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.