Календарь


А.Коцебу. Сражение при Кульме в августе 1813. Середина 19 века

1813 год. 30 августа (18 августа ст.ст.) союзная армия России, Пруссии и Австрии наносит поражение французам в битве при Кульме.

Б.Виллевальде. Сражение при Кульме 17-18 августа 1813 года. 2 половина 19 века


Солдатский Кульмский крест. Наградный прусский знак 1813 года.


Памятник под Кульмом, установленный Австрией в память о павших русских воинах
«14 августа, во время Дрезденского сражения, против Вандамма (40 тысяч) выдвинули отряд принца Евгения Вюртембергского (13 тысяч). При таком неравенстве сил принц Евгений мог держаться благодаря тому, что Вандамм действовал вяло и посылал войска в бой по частям, но все-таки потеря русских достигла 1500 человек.

Евгений посылает за подкреплениями. Шварценберг согласен; но Евгения недолюбливает император Александр, а потому Барклай отнесся к делу равнодушно, послал всего 1-ю гвардейскую пехотную дивизию Ермолова, а начальство над отрядом передал графу Остерману-Толстому, хотя Евгений до сих пор действовал хорошо.

15 августа против Вандамма было всего 17,5 тысячи войска, но он все-таки действовал чересчур осторожно. Чтобы придать энергии действиям Вандамма, ему было отправлено 16 августа в 4 часа дня из главной квартиры Наполеона следующее послание: «Его Величеству угодно, чтобы вы, со всеми своими силами, атаковали принца Вюртембергского и через Петерсвальде вступили в Богемию. Император полагает, что ваши войска могут занять сообщения, ведущие к Тешену, Ауссигу и Теплицу, прежде, нежели успеет туда прийти неприятель, разбитый под Дрезденом и отступающий на Аннаберг» (вероятно, описка — Альтенберг). Этот документ очень важен, потому что впоследствии Наполеон сваливал вину на Вандамма и утверждал, будто ему вовсе не предписывалось захватить путь отступления союзников, а лишь поручалось патрулировать проходы через Богемские горы.

В предписании Барклая относительно отступления Остерману предоставлялось либо идти по Пирнскому шоссе на Петерсвальде, а «ежели сочтет себя отрезанным от Петерсвальде расположением неприятеля у Гисгюбеля, либо, что еще вероятнее, у Геллендорфа, то тоже идти на Максен вслед за главными силами». Идя на Максен, приходилось делать фланговым маршем 15 верст почти на виду гвардии Наполеона, имея с тыла Вандамма; на Петерсвальде тоже приходилось идти фланговым маршем 15 верст относительно Вандамма, а с тылу — гвардия, следовательно, опасность одинаковая, но зато, по мнению Евгения, Пирнское шоссе оставалось в наших руках и обеспечивалось движение всей армии; решение стратегически вполне верное. Остерман возражал, что шоссе на Петерсвальде уже занято неприятелем, особенно же подвергнется опасности гвардия. Сначала принц стал говорить, что, мол, ничего не может быть почетнее для гвардии, как жертвовать собой для спасения всех, а затем просто объявил, что «пойдет со своими войсками на Петерсвальде». Остерман посоветовался с Ермоловым и сказал: «Ну и я решился на Петерсвальде». Из этого видно, что первым столь важное решение принял принц, а между тем вся слава досталась Остерману.

16 августа Преображенский полк на штыках пробился у Гисгюбеля, а Семеновский — у Геллендорфа. Потери отряда были велики, но все-таки у Петерсвальде собралось до 16 тысяч войска. Главные силы союзников ночевали в 16–30 верстах к северу от Теплица. Неприятель следовал почти по пятам. Гвардия дошла почти до Пирны, где с Наполеоном сделался припадок рвоты, и его отвезли в Дрезден.

17 августа Вандамм проявляет энергию, не спит ночь, и в 5 часов утра среди тумана кавалерийская дивизия Корбино внезапно атакует Татарский уланский полк. Уланы в смятении бросаются на обозы и арьергард Шаховского; начинается паника. Евгений, который с 3 часов утра уже был на коне, восстанавливает порядок, кирасиры его величества, под начальством принца Леопольда Саксен-Кобургского, и Татарский полк атакуют Корбино, всему отряду удается отступить к Кульму. Остерман вовсе не предполагал держаться у Кульма, но получил из Теплица записку от короля прусского, который просил спасти армию и Александра, удержав неприятеля на какой-либо позиции впереди Теплица.

Остерман занял позицию за ручьем Страденбах, у д. Пристен (арьергард у Кульма). Главное стратегическое значение принадлежало левому флангу — с занятием его неприятелем отряд отрезывался от Теплицкого шоссе и от поддержки главных сил армии; задача отряда заключалась в обеспечении выхода армии из гор и ее сосредоточения к Теплицу.

Позиция была слаба, но русские имели успех; он поразителен для тех, кто считает, что у Вандамма было 40-тысячное войско, т. е. чуть ли не тройное превосходство сил. На самом деле первоначально у русских было 15 тысяч, а к концу дня 20. Вандамм притянул к полю сражения только 30 тысяч, а в бою участвовали 19.

После дождливых дней наконец туман рассеялся, солнце появилось во всем блеске, и Вандамм, как на ладони, мог рассмотреть расположение очевидно слабых сил противника. Не дожидаясь, пока стянутся все войска, французский полководец направляет в атаку головную бригаду и так до конца боя вводит в дело силы свои по частям. Упорство боя было изумительное. Особенно отличился Лейб-гвардии Егерский полк. Семеновцы потеряли 900 человек. Остерману оторвало руку случайным ядром. В критическую минуту даже писаря и нестроевые просили дать им ружья. Около 5 часов дня центр позиции оторван французами, готовыми торжествовать победу; но в эту минуту является первая помощь. В 10-м часу утра прибыл король прусский и разослал своих адъютантов, чтобы направить войска, выходящие из гор, на помощь русским к Кульму.

Император Александр спускался с гор от Альтенбурга и любовался чудной картиной расстилавшейся у его ног Теплицкой долины. Было воскресенье, мирные жители возвращались от обедни. Видневшиеся влево дымки были приняты за выходящие из сельских труб, но вдруг донеслись звуки пушечных выстрелов, и скоро стало известно, что горсть русских дерется, спасая всю армию в ее критическом положении. Александр немедленно рассылает приказания колоннам и резервной кавалерии свернуть с дороги и спешить к Кульму, а прусскому корпусу, находившемуся далеко к северу, в 30 верстах, предлагает свернуть с дороги и выйти на Пирнское шоссе, прямо в тыл Вандамму. Жомини послан в горы. Он встретил австрийскую дивизию Колоредо, который отказался идти на выручку без приказания Шварценберга. Жомини возвращается и докладывает русскому императору. Александр едет в Дукс. Шварценберга там нет, но нашли Меттерниха, который, однако, отказался распоряжаться войсками. Жомини разъяснил опасность положения, и Меттерних согласился послать приказание, но Колоредо прибыл только к ночи.

Первыми пришли русские лейб-драгуны и тотчас пошли в атаку; к их флангу примкнули лейб-уланы. Неприятель опрокинут, — потерял 500 пленных. Постепенно стали подходить 1-я и 2-я кирасирские, 1-я гренадерская и 2-я гвардейская пехотные дивизии. Прибыли Милорадович, Барклай, Шварценберг, но острое положение уже миновало — в 6 часов Вандамм решил остановить атаки. Русские потеряли 6000 солдат, но имели большой стратегический успех — прикрыто движение с гор Богемской армии.

18 августа все-таки нужно было еще держаться, ибо дорога с гор запружена обозами, армия не прошла, кризис не миновал. Вандамм ожидал прибытия по Пирнскому шоссе войск Наполеона и потому решился с 30 тысячами атаковать противника. Союзники сосредоточили на позиции у Пристена 40 тысяч и тоже решили наступать. Общее начальство поручено Барклаю. План союзников: русские атакуют с фронта, австрийцы Колоредо обходят левый фланг, для чего должны занять Стризевицкие высоты, а Клейст (35 тысяч) атакует с тыла. С 7 часов утра Вандамм усиленно атакует русских, атаки отбиты; он их продолжает, пока в 10 часов не появляется Колоредо на Стризевицких высотах. Вандамм придвигает свой резерв к левому флангу и тут замечает появление у себя в тылу каких-то колонн, которые он принял за войска Наполеона. Объявив об этом по всей своей линии, он снова энергично атакует русских. Но скоро наступило разочарование: Клейст открыл артиллерийский огонь. Положение Вандамма критическое: он окружен с трех сторон неприятелем, а с четвертой — горы. Другой бы на его месте сдался, но Вандамм приказывает передовой линии идти на Пристен, артиллерии драться до последнего и затем бросить пушки, спасая прислугу и лошадей. Сам же решается пробиться; во главе стала дивизия Корбино, затем пехота — и все это ураганом налетает на Клейста, врубается, пруссаки в ужасе открывают дорогу. Корбино дерется лично врукопашную, ломает свою саблю и пробивается уже с прусской саблей в руке. За ним бросилась пехота, но тут оправившаяся бригада Цитена заслонила дорогу, и французы принуждены бежать врозь по горным тропинкам. В то же время русские пошли с фронта в атаку. Кирасирская и легкая гвардейская кавалерийская дивизии захватили до 80 орудий; бой продолжался отдельными кучками. Вандамм захвачен в плен. В 2 часа — победа полная. Трофеи велики: три орла, два знамени, вся артиллерия Вандамма и 10 тысяч пленных. Убитыми французы потеряли 5000, союзники — 3500.

Александр и король прусский очень довольны результатами боя, тем более что в то же время пришло известие о поражении Удино под Грос-Беереном и Макдональда на Кацбахе. Государи поднимаются по шоссе к пруссакам Клейста и вдруг видят массу брошенных орудий. «Вот и еще новые трофеи», — говорит Александр. Но король прусский, присмотревшись внимательно, со смущением сказал: «Да ведь это мои пушки». Александр приказал лейб-гусарам отвезти прусские пушки назад.

Издали показался Вандамм, ведомый казаками. Он сошел с лошади и поцеловал ее. На другой день пленный генерал был отправлен в Москву.

Император австрийский относился к событиям весьма равнодушно, и, в то время как решалась судьба кампании, он в Теплицком дворце играл трио в наилучшем настроении духа. Когда принц Леопольд, командовавший русской кавалерийской бригадой, попросил его уступить часть помещения для своих офицеров, Франц тотчас же изъявил полную готовность и с невыразимым благодушием сказал: «И прекрасно, мы можем продолжать нашу игру и внизу». Совершенно довольный, император немедленно взялся за смычок в нижнем этаже.

Успеха под Кульмом можно было достичь только благодаря тому, что Наполеон остановил преследование после победы под Дрезденом. Бездеятельность Наполеона в это время приписывают обыкновенно его болезни. Невольно вспоминается выдержка из сочинения английского маршала Веллингтона о походах Наполеона, в которой доказывается, что некоторые важные операции великий стратег проиграл лишь потому, что впадал в особое болезненное состояние, бывавшее у него приступами. В самые важные минуты жизни, когда напряжение его сил достигало крайней степени, у Наполеона развивалось угнетенное состояние духа; способность мыслить совершенно терялась, и наконец он впадал в глубокий сон, продолжавшийся несколько часов. Под Дрезденом Наполеон мог взять в плен обоих императоров и прусского короля, однако он лежал в постели в таком крепком сне, что его не могли разбудить; в подобном состоянии он не был способен ни к физическому, ни к умственному труду; едва проснувшись, засыпал снова; черты его лица изобличали боль и душевное угнетение (The Medical Press за 28 августа 1896 г.).

Но кроме болезни на Наполеона, вероятно, имели влияние известия о поражениях под Грос-Беереном и Кацбахом: Блюхер и Бернадот могли выйти ему в тыл. Неблагоприятные известия неоднократно заставляли Наполеона изменить план, задуманный превосходно. Действуя по внутренним линиям, Наполеон два раза не доканчивает операции, сначала против Блюхера и потом против Богемской армии.

Материальные выгоды победы союзников огромны, но не менее важны политические и нравственные. Наполеон не прекращал переговоров с Австрией и еще при возвращении из Силезии к Дрездену предлагал Австрии назначить какой-нибудь город в Чехии нейтральным, чтобы вести в нем переговоры. Сперва ему не ответили ничего, но после Дрездена Меттерних согласился назначить Прагу; коалиция готова была распасться. Между тем, чтобы побороть гиганта, нужны были силы всей коалиции. После Кульма Меттерних отказался от переговоров».
Цитируется по: История русской армии, 1812–1864 гг. — СПб.: Полигон, 2003. с.124-130

История в лицах


Павел Пущин, из дневника:
17 августа. Воскресенье. 18 августа. Понедельник.
Сражение под Кульмом. Французы атаковали наши аванпосты. С рассветом наша дивизия колоннами побатальонно отступила от Кульмских высот. Она остановилась при входе в ущелье, упираясь левым флангом в лесистые возвышенности. Здесь был получен приказ не отступать ни на шаг, так как главная армия, потерпев неудачу под Дрезденом, спешила нам на помощь через Теплиц. Этот приказ однако не так легко было исполнить. Мы имели дело с генералом Вандамом, у которого было 40 000 человек, а помощь, которую нам обещала главная армия, не могла скоро подоспеть, во-первых, потому что на нее наступал восторжествовавший неприятель, а, во-вторых, ей нужно было пройти ущелье гор, отделяющих Саксонию от Богемии, 2-й корпус, сражавшийся в течение 5 дней, насчитывал уже очень мало людей, а наша дивизия в составе четырех полков тоже понесла большие потери. В общем наши силы не превышали 10000 человек.

Несмотря на это, мы немедленно перешли к нападению. Первая линия оборотилась лицом к неприятелю и налетела на французов, только что появившихся из ущелья на Кульмскую долину. Большая часть корпуса генерала Вандама находилась еще в ущелье, когда его авангард, не ожидавший вовсе этого нападения, был опрокинут и обращен в бегство. В то же время гвардейские егеря зашли в лес, находившийся от нас слева, и атаковали неприятельских застрельщиков с присущей им отвагой. Сначала они взяли перевес, но скоро их отвага должна была уступить численному перевесу. 3-й батальон семеновцев, находившийся во второй линии, послан был в подкрепление, он вошел в лес, вытеснил французов за мельницу, которую они занимали, но так как французские стрелки, стараясь захватить верхушку возвышенности, обходили наш левый фланг, то 1-я рота семеновцев его величества зашла в лес, и равновесие установилось настолько, что к 12 часам 3-й батальон мог снова выйти из леса и остановился на опушке в резерве.

В промежуток этого времени французы, оправившись от первой неожиданности, почти все вышли из ущелья на равнину и атаковали центр наших позиций превосходящими силами. С этого момента вся пехота была в деле. В резерве оставались только две роты имени его величества — одна преображенцев и одна семеновцев. Полки Кавалергардский и Конногвардейский, прибывшие в это время, заняли позиции на крайнем правом фланге и находились за оврагом, единственной защитой на этом крыле.

Это был ужасный момент.

После геройской защиты численный перевес французов начал брать верх. Егеря отступали по всей линии равнины, и неприятель завладел окончательно деревнями, которые занимал наш центр, наступал повсюду, кроме леса, где его успехи были не так значительны. В это время прибыл на поле сражения генерал Дибич и во главе нескольких эскадронов гвардейских уланов и драгун атаковал с беспримерной стремительностью неприятельские колонны. Французы побежали, наша пехота перешла в наступление и быстро кинулась вперед. Это был сигнал к полному расстройству неприятельской армии, которая бежала к своим резервам и не посмела больше наступать в течение всего дня.

В лесу, на нашем левом фланге, неприятель снова взял мельницу; меня послали с двумя ротами 3-го батальона в помощь егерям, чтобы отобрать мельницу. Я это скоро исполнил, лишившись тем не менее нескольких офицеров. Было 6 часов вечера, я оставался в лесу до 10 часов, но французы даже не показали вида о намерении что-либо предпринять серьезное, довольствуясь тем, что время от времени Давали несколько ружейных выстрелов ради забавы. Первым подкреплением нам явился генерал Пышницкий с несколькими батальонами пехоты и с 3-м корпусом. Они меня сменили в лесу. Я присоединился к батальону, который со всей дивизией направился на ночлег в Собохлебен.

18-го с рассветом опять раздались пушечные выстрелы. 3-й корпус занял 1-ю линию, а первая гвардейская дивизия— 2-ю. К 10 часам утра прибыла на поле сражения 2-я гвардейская дивизия, и, увидев Николая, я очень обрадовался. Венгерская пехота подоспела к ним почти в то же время. 3-й корпус атаковал французов, и ровно в полдень они бежали. Кавалерия их преследовала. Генерал Вандам, 80 пушек и много пленных были в наших руках. Победа была полная. Мы расположились бивуаками на поле сражения.
Цитируется по: Дневник Павла Пущина 1812-1814. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1987


Мир в это время


    В 1813 году, после череды военных неудач, эскадре США удалось нанести поражение Англии в сражении на озере Эри в ходе англо-американской войны 1812-1814 гг.

    У.Г.Пауэлл. Битва на озере Эри. 1873 год


    «Англо-американская война 1812-1814 гг. явилась результатом стремления Англии к подрыву торговли и экономики США, с одной стороны, и политики правящих кругов США, их стремления к расширению своих владений, захвату Канады - с другой. Непосредственным поводом к войне явились предпринимавшиеся в течение ряда лет захваты английским флотом американских судов, насильственная вербовка матросов с американских судов в английский флот, обыски американских кораблей в открытом море под предлогом поисков дезертиров. 18 июня 1812 года США объявили войну Англии. Регулярная армия США насчитывала в то время менее 7 тысяч человек, военно-морской флот - 12 крупных кораблей, в 1814 году численность американской армии была доведена примерно до 38 тысяч человек. Англия в начале войны располагала в Канаде 4,5 тысяч солдат, в ходе войны англичане неоднократно перебрасывали в Северную Америку новые силы. Несмотря на благоприятную международную обстановку в связи с войной, которую Англия вела против наполеоновской Франции, США не удалось осуществить своих планов: попытки вторжения на территорию Канады уже в самом начале войны потерпели полный провал. Несколько благоприятнее развивались военные действия на море, где Англии был нанесен существенный урон действиями многочисленных американских каперов. Победы на озере Эри (сентябрь 1813 года) и озере Шамплейн (сентябрь 1814 года) обеспечили США контроль над важными внутренними водными путями. Однако Великобритания, обладавшая господством на море, подвергла блокаде побережье США. 24 августа 1814 года в результате удачной высадки англичанам удалось захватить Вашингтон (при этом английские войска сожгли Капитолий, Белый дом и ряд других зданий), однако развить успех им не удалось.

    В ходе войны под влиянием военных неудач, внутренних противоречий и угрозы отделения от США федералистских северо-восточных штатов боевые действия американских сил против английских войск приобрели характер борьбы за обеспечение независимости США. В США развернулось патриотическое движение, возрос боевой дух американских войск. 24 декабря был Подписан Гентский договор 1814 года, восстановивший довоенное положение. Примирению сторон способствовала позиция России, которая еще в сентября 1812 года выступила с предложением мирного посредничества. Известие о подписании договора совпало с крупным военным успехом США - победой войск генерала Э. Джэксона под Новым Орлеаном (8 янв. 1815 года)».
    Цитируется по: Историческая энциклопедия. - М.: Издательство "Советская энциклопедия", 1973-1982
даты

Март 2024
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"