Все документы темы  


Тайны нового замка


Кулаков  В. И. — начальник Балтийской экспедиции Института археологии РАН, один из виднейших специалистов по истории края. Фото: Валерий Сомкин
Тайны нового замка

Многолетняя дискуссия о том, нужно ли восстанавливать в Калининграде замок Кенигсберг, получила новый толчок после недавнего заявления губернатора Георгия Бооса о предстоящем референдуме по этому вопросу.

Примерам реновации разрушенных памятников несть числа, самые яркие — Королевский дворец в Варшаве, храм Христа Спасителя в Москве, Фрауенкирхе в Дрездене, Нижний замок в Вильнюсе, замок Мемельбург в Клайпеде...

Каковы основные аргументы противников восстановления замка? Главный — политический: мол, сначала замок, потом — возврат имени Кенигсберг, потом — передача Германии... Это, простите, истерия, боязнь реваншизма — лозунг 1967 года, когда замок взрывали как «оплот прусского милитаризма на востоке». Последние 200 лет своего существования замок был культурной доминантой города, даже не административной, про военную я уж не говорю.

Другой аргумент — «Это будет новодел». Но других принципов воссоздания объектов культурного наследия, кроме как выстраивание их заново из возможно близких к подлиннику материалов при привлечении максимума архивных данных, у нас нет. К слову, планография нашего замка занимает десятки томов в Берлинском секретном архиве прусского культурного наследия. Я частично изучал их там, когда готовил материалы для своих книг.

Еще момент, который пугает, — дальнейшее использование замка. А вдруг там будут интим-салоны, какие-то фаст-фуды и прочие показатели «культуры пластиковых стаканов»... Но никто не позволит в воссозданном объекте культурного наследия делать какую-то аморальную «начинку», это, по-моему, очевидно. Поляки сделали в Королевском дворце в Варшаве не что-либо, а музей. А почему мы-то должны делать иначе? Или такой детский аргумент: «Лучше деньги вместо замка потратить на...» Господа, у нас сейчас капитализм. И если деньги, которые инвесторы готовы вложить в замок, не потратить на него, значит, они потратятся на другое — но не на то, что хочет народ, с этими деньгами никак не связанный.

А аргументы «за» очевидны. Например, бизнес-интересы: такой проект уже на стадии строительства привлечет инвестиции, даст рабочие места, обеспечит грандиозную практическую школу для молодых строителей и реставраторов. Ведь у нас в регионе сотни объектов культурного наследия, которые нуждаются в реставрации. Я уже не говорю о туризме. К примеру, соседний польский Гданьск имеет огромные доходы от туристов, отстроив разрушенный старый город и вернув ему облик бывшего исторического Данцига, который, как и Кенигсберг, входил в состав Пруссии и был заселен после войны переселенцами.

Но вот что важнее всего. Возрождение того культурного наследия, которое воплощал в себе замок Кенигсберг и которое мы недрогнувшими руками разрушили, станет актом исторической справедливости. Так мы можем доказать, что вправе считать себя культурными людьми с ментальностью современного европейца и жить в сердце Европы.

Воспроизводится по: Российская Газета (Федеральный выпуск) № 4937 от 24.06.2009 года.Теги: Восточная Пруссия. История и путь в Россию., 1945 – по н.в. В составе Советского Союза – Российской Федерации. , Публикации в СМИ (журналы, газеты)

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.