Все документы темы  


Документы русской военной контрразведки в 1812 г. / Публ., [вступ. ст. и примеч.] В. М. Безотосного

Документы русской военной контрразведки в 1812 г. / Публ., [вступ. ст. и примеч.] В. М. Безотосного // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1992. — С. 50—68. — [Т.] II—III.

50

Разведка в 1812 г. — это новая, еще не известная страница русской военной истории. Несмотря на то, что литература о 1812 г. необозрима, деятельность разведки в этот решающий для России период ускользала от внимания специалистов.

Русская военная разведка очень активно начала действовать в Европе с 1810 г., с момента, когда правительственные круги в России ясно осознали близкую вероятность вооруженного конфликта с Империей Наполеона. Благодаря усилиям русских разведчиков военное руководство страны в 1810—1812 гг. имело возможность реально оценить силы своего будущего противника и дать верную оценку его замыслам.

Вся разведывательная информация перед войной стекалась в Военное министерство, но по мере приближения начала военных действий стало очевидно, что необходимо непосредственно в армии создать службу контрразведки, так как Военное министерство, находившееся в Петербурге, не сможет в военное время быстро и оперативно использовать получаемую информацию.

С 1810 по 1812 г. по инициативе тогдашнего военного министра России генерала от инфантерии М. Б. Барклая де Толли проводилось реформирование вооруженных сил. Разработкой реформ занималась созданная при министерстве Комиссия по составлению воинских уставов и уложения. Итогом ее деятельности явились важнейшие законодательные акты, один из которых — «Учреждение для управления Большой действующей армии».

На базе трех секретных и неопубликованных дополнений «Учреждения...», подписанных императором Александром I 27 января 1812 г., была впервые на законных основаниях построена организационная структура русской военной контрразведки («Образование вышшей воинской полиции», «Инструкция директору вышшей воинской полиции», «Инструкция Начальнику Главного штаба по управлению вышшей воинской полиции»). В 1812—1815 гг. она действовала под названием «вышшей воинской полиции». В выявленном комплексе документов этой организации термин «вышшая воинская полиция» встречается с некоторыми разночтениями: «вышшая», «высшая», «вышняя», воинская (военная) полиция. Название так до конца и не устоялось, и его написание зависело от писарского произвола.

В трех секретных дополнениях к «Учреждению...» отразились тогдашние представления законодателей о ведении разведки в военных условиях. В них был аккумулирован как русский, так и европейский многовековой опыт разведработы. В указанных документах регламентировалось организационное построение военной контрразведки, ее иерархическая структура, очерчивался круг обязанностей сотрудников и агентов, разрабатывались правила, способы и методы работы с агентурой, сбора и передачи сведений.

15 марта 1812 г. эти три секретных документа были отправлены главнокомандующим армиями. Были назначены и директора высшей полиции в каждую армию. Так, в 3-ю Западную армию получил назначение действительный статский советник И. С. Бароцци, хорошо зарекомендовавший себя на разведывательной работе во время Русско-турецкой войны 1806—1812 гг. Но, прибыв на новое место, он объявил, что имеет от командования Молдавской армии особое поручение к царю. Был отправлен в Петербург и больше в 3-й армии не появлялся*.

На должность директора высшей полиции 2-й Западной армии был назначен французский эмигрант подполковник маркиз М.-Л. де Лезер, один из самых активных сотрудников русской разведки на западной границе перед войной. Но прибыл он во 2-ю

51

армию после накала военных действий и занимал свой пост весьма недолго. Несмотря на то что с 1800 г. де Лезер служил в русской армии, участвовал в 17-ти боях с французами, успел получить за это три ордена, после неудачных действий русских войск под Смоленском он, как и многие иностранцы, был заподозрен «в сношениях с неприятелем» и выслан в Пермь*.

Фактически и во 2-й и в 3-й армиях контрразведка так и не получила своего организационного оформления. Лишь в 1-й армии высшая полиция, как и предписывалось секретными дополнениями к «Учреждению...», весь период боевых действий имела штат чиновников, канцелярию и директора. Ей же перед войной была подчинена и местная полиция от австрийской границы до Балтики**. На пост директора в марте 1812 г. был назначен Я. И. де Санглен, а с 17 апреля он же стал директором высшей полиции при военном министре***, то есть руководителем всей военной контрразведки в России. Таким образом, высшая полиция 1-й армии, единственная укомплектованная сотрудниками и имевшая начальника, положенного по штату, подменила собой органы 2-й и 3-й армий, существовавшие только на бумаге. Именно поэтому во время войны подчиненные де Санглена посылались для получения разведывательных сведений в районы боевых действий 2-й и 3-й армий, а также отдельных корпусов.

Первоначально регламентированная секретным законодательством деятельность контрразведки во время войны претерпела значительные изменения, и не все параграфы, предусмотренные правилами, подписанными царем, были реализованы во время военных событии 1812 г. Поскольку де Санглен находился в 1-й армии как сотрудник Военного министерства, то он стал подчиняться не начальнику Главного штаба, как указывалось в инструкции, а Барклаю, узаконившему доставку всех поступающих сведений лично ему****. Как видно из документов контрразведки, в первый период войны у де Санглена появляются и два ранее не санкционированных секретными дополнениями помощника — П. Ф. Розен и К. Ф. Ланг. Кроме того, надо сказать, что составители***** первых правил для контрразведки не проводили твердых границ между агентами, лазутчиками (нескольких родов), шпионами, «разнощиками писем» и зафиксировали многообразие лиц, которые должны сотрудничать с контрразведкой. На практике границы такой классификации были весьма подвижны и не соблюдались.

В начале осени в связи с оставлением поста военного министра Барклаем, сотрудники министерства, находившиеся при нем, покинули театр военных действий. Де Санглен вместе с канцелярией также 2 сентября отправился в Петербург. Директором высшей полиции в армии стал способный контрразведчик П. Ф. Розен. В декабре 1812 г. в армии была введена должность генерал-полицмейстера, на которого возлагались чисто полицейские функции. Это назначение не затронуло контрразведку. «Высшая полиция, — говорилось в предписании М. И. Кутузова, — остается на прежнем своем положении под непосредственным управлением оной надворного советника барона Розена»******.

Также необходимо учитывать, что документы получили окончательное оформление лишь в начале 1812 г. Но поскольку в это время даже в высших эшелонах власти не было ясности, где будут происходить будущие военные действия — на заграничной или собственной территории, а в рядах генералитета продолжалась борьба за выбор наступательного

52

или оборонительного плана, то эти колебания нашли отражение и в тексте трех основных публикуемых документов.

Можно указать и на другой аспект функционирования высшей полиции. Помимо сбора сведений и борьбы с агентурой противника на нее возлагались и задачи политической полиции: надзор за деятельностью чиновников, местной администрации, а также борьба со злоупотреблением властью и казнокрадством (последнее было особенно распространено среди интендантства и купечества, являвшегося основным поставщиком различной продукции и услуг для армии). Так что в какой-то степени высшая полиция, несмотря на то что в ее деятельности на первый план выступали задачи чисто военные, являлась предшественником 3-го Отделения.

Отдельного фонда высшей полиции не сохранилось, хотя таковой и существовал. Документальный комплекс из 143 дел за первую половину 1812 г. в 1816 г. был передан в архив Главного штаба*. Сохранилась отдельная опись с алфавитным указателем встречающихся там фамилий**. В дальнейшем фонды всех разведорганизаций попали в разряд секретных дел, хранившихся в особом кабинете канцелярии Военного министерства вместе с документами, оставшимися после смерти императора Александра I в его кабинете, и «бумагами, отбитыми у неприятеля». С 1856 г. начался разбор секретных дел, который был закончен в 1871 г. Часть малоценных материалов была уничтожена в 1868 г. Из оставшихся 1982 дел к уничтожению было предназначено 303.

Неизвестно, какими критериями, санкционируя ликвидацию документов, руководствовались чиновники. Для хранения в Военном министерстве было оставлено 1497 дел, а 182 — были переданы в другие ведомства***.

Публикуемые материалы составляют лишь мизерную часть этих секретных дел и относятся к началу организационного оформления русской контрразведки перед войной 1812 г. Комплекс документов хранится в фонде Военно-ученого архива ЦГВИА в «Бумагах, оставшихся после смерти кн. Багратиона» (ед. хр. 517). Оригиналов трех секретных дополнений к «Учреждению...» найти не удалось, но их копии сохранились в нескольких фондах. В то же время только в «Бумагах... Багратиона» все копии содержат и препроводительные документы. И именно здесь были найдены в единственном экземпляре «Присяга для агентов» и «Инструкция Начальнику Главного штаба...».

Документы представлены в той последовательности, в какой сохранились в архиве.

Документы
русской военной контрразведки
в 1812 г.

1.

Секретно.

Господину генералу от инфантерии
князю Багратиону
от военного министра

В дополнение к учреждению управления большой действующей армии, препровождаю при сем для исполнения Высочайше утвержденныя две секретныя инструкции.

53

1я Начальнику Главного штаба по управлению вышшей воинской полиции.

2я Директору вышшей воинской полиции с образованием оной.

№ 317

Военный министр Барклай де Толли1
<подпись>

С-Петербург.
марта 15 дня.
1812 года

2.

1ая армия
По части воинской
вышшей полиции
С препровождением
Дополнения к инструкции
Директору вышшей полиции
«11» апреля 1812
№ 1

Секретно.

Господину Главнокомандующему
2ой Армиею
Генералу от инфантерии
Князю Багратиону

Я имел честь препроводить к вашему Сиятельству список с высочайше утвержденной инструкции Директору вышшей полиции при армии. Ныне сделав в следствие того некоторыя дополнения, к упомянутой инструкции, при вверенной мне Армии, я препровождаю при сем к вам Милостивый Государь мой копии с оного, предполагая, что может быть и вашему Сиятельству угодно будет для взаимного содействия к достижению цели вышшей воинской Полиции учинить подобные распоряжения в высочайше вам вверенной Армии, в разсуждении чего и буду ожидать уведомления вашего Сиятельства.

Военный министр Барклай де Толли2
<подпись>

3.

Копия

Секретно.

Господину директору
вышшей воинской полиции
при 1ой Западной армии3

Препровождая при сем для руководства вашего копию об высочайше утвержденной инструкции директору вышшей полиции при армии, в дополнение присовокуплю, что распоряжения ваши должны устремляны быть к достижению троякой цели сей полиции, состоящей: 1) в надзоре за полициею тех мест внутри государства, где армия расположена: 2) за тем, что происходит в самой армии и 3) в собирании сведений о неприятельской армии и занимаемой Ею Земли.

Сверх зависящаго от вас употребления агентов4, для достижения первой из означенных целей вы можете требовать нужных по вашей части сведений от начальников местной полиции.

Как о последней части подробно объяснено в прилагаемой инструкции, то в разсуждении двух первых в дополнение только последней нужным нахожу присоединить следующее:

1) цель надзора за местною полициею есть с одной стороны открытие и пресечение могущих быть злоупотреблений оной, а с другой возможность дать ей скорейшее пособие в нужных случаях.

54

2) надзоре за тем, что происходит в армии, имеет целию отвращение всякого недостатка в продовольствии, содержании войск и во всем для оных потребном, в поддержании в них надлежащего духа и наконец, чтобы всякой с должным рвением выполнял верноподданнический долг свой.

3) точныя сведения о движениях, расположении, духе и прочае неприятельских войск и земли оными занимаемой, нужны для открытия их слабой и сильной стороны и для принятия потому потребных мер.

4) для надзора за местною полициею директор вышшей полиции при армии требует от начальников первой сведений о бродягах, подозрительных людях, числе разного рода жителей и т. п.

5) для собирания точнейших сведений по каждой из трех вышеозначенных частей, директор вышшей полиции отправляет благонадежных и сведущих агентов5 в пограничныя губернии, в армию и за границу.

Замечание*. Само собою разумеется, что люди сии должны быть различных званий, смотря по возлогаемым на них поручениям; равномерно судя по способностям их, одному можно иногда сделать поручения и по разным частям.

6) агентов по удостоверении в том, что они имеют надлежащия сведения и свойства не иначе должно допускать к исправлению поручений, как приведя на перед к присяге по прилагаемой у сего форме.

7) каждый агент снабжается перед отправлением его инструкциею от директора высшей полиции6.

8) вообще обязанность агентов состоит в поспешном и верном доставлении всех сведений по данным им поручениям, при исполнении коих должны они строжайше наблюдать скрытность и скромность. За деяное же упущение своего долга, подвергаются жесточайшему взысканию. Агенты должны обращать особенное внимание на могущие быть злоупотребления чиновников, столь пагубныя в настоящих обстоятельствах.

9) директор вышшей полиции по получении известий от агентов предоставляет их с замечаниями своими начальнику Главного штаба и ожидает разрешения Его.

Сделав таким образом вам известными, сколько можно было предварительно, обязанности ваши, я твердо уверен, что вы по усердию ко благу отечества, будете прилагать все силы к тому, чтобы желаемой успех был последствием всех сих распоряжений.

Подлинное подписал военный министр

Барклай де Толли

№ 7

Главная квартира в Вильне
«11» апреля 1812-го года

верно: военный советник де Санглен7

<подпись>

4.

Присяга для агентов8.

Я обещаюсь и клянусь пред Всемогущим Богом и Святым Его Евангелием, что все поручения и повеления, которые я получу от своего начальства, буду исполнять верно и честно по лучшему разумению моему и совести, что за всеми

55

явными и тайными врагами государства, кои учинятся виновными в речах или поступках, или окажутся подозрительными, будут тщательно наблюдать, объявлять об оных и доносить, как и где бы я ни нашел их; равномерно не буду внимать внушениям личной ненависти, не буду никого обвинять или клеветать по вражде, или по другому какому-либо противозаконному поводу, и все что на меня возложится, или что я узнаю, буду хранить в тайне и не открою или не обнаружу ничего ни пред кем, уже бы это был ближайший мой родственник, благодетель или друг. Все сие выполнить обязуюсь и клянусь столь истинно, как желал я. Да поможет мне Господь Бог, в сей равно и будущей жизни. Если же окажусь преступником против сей клятвы да подвергнусь без суда и добровольно строжайшему наказанию, яко клятвопреступник. Во уверение чего и подписуюсь9.

5.

На подлинном написано
собственною Его Величества
рукою тако: Быть по сему.
С. Петербург генваря 27го дня 1812 года

Секретно.

Инструкция
Директору вышшей воинской полиции.

Директор вышшей воинской полиции состоя в совершенном и непосредственном ведении Начальника Главного Штаба, обязан доставлять сведения о неприятельской армии положительно, скоро и безпристанно.

Он ответствует за доброе движение всей системы вышшей полиции.

Он ответствует за выбор и надежность всех употребляемых агентов.

Он ответствует за тайну всех действий вышшей полиции.

Он один находится в главной квартире.

Все переписки и сведения получаются им следующим образом:

На известныя места вне Главной Квартиры высылает он доверенных чиновников для принятия писем под условленными адресами к нему следующих.

Чиновники сии отсылают оные к нему с надежными людьми.

К его обязанностям относятся следующие предметы.

I. О средствах узнавать истинных лазутчиков.

§ 1.

Ложные лазутчики узнаются обыкновенно тем, что приносят новости неважные и никогда не доставляют других, кои могут или должны вероятно знать.

§ 2.

Ложные лазутчики могут быть отправлены к неприятелю в армию следующим образом:

Они должны быть схвачены и посажены под стражу, яко бы люди подозреваемые в шпионстве от неприятеля. Через несколько времени и после некоторой огласки их оправдания, могут они быть отпущены в неприятельскую армию.

56

§ 3.

Лазутчики сего рода должны быть употребляемы с большою платою за важныя известия, и нужною осторожностию, дабы не вышли действительно двусторонними10.

§ 4.

В числе сих лазутчиков могут быть употребляемы ложные дезертиры, кои передаваясь к неприятелю и вступая в его службу, уходят обратно и приносят известия11.

II. Об употреблении двусторонних лазутчиков
в свою пользу.

§ 5.

Как скоро лазутчик подозревается двойным, должно немедленно довести до его сведения важные ложные известия, и в то же время описав его приметы, сообщить всей цепи корреспондентов с предписанием наблюдать за ним и давать ему ложныя известия.

§ 6.

Когда он таким образом сделается безполезен неприятелю, должно схватить и посадить его под стражу12.

III. О способах удостоверения в верности
лазутчиков и агентов.

§ 7.

Сверх разного рода лазутчиков, обязаны начальники округов вышшей полиции набирать из слуг, продавцов и ремесленников партии шпионов, определяемых к наблюдению за поведением лазутчиков, впадших в подозрение. Они обязаны следовать за сими последними даже в неприятельский стан, есть ли сие нужно.

§ 8.

Для лучшего удостоверения в верности агентов, из неутральных или неприятельских чиновников набираемых, нужно привлекать их на свидание в местах безопасных, посылать к ним надежных офицеров с письмами от начальника Главного штаба, которые тотчас должны быть сожигаемы. Посланный обязан достать от них лестью и обещаниями такой письменный ответ, который бы, будучи ясным доказательством измены со стороны агента, служил залогом его верности.

§ 9.

Свидания сии могут быть особенно полезны для поверки донесений лазутчиков и надежности их связей.

§ 10.

Вообще весьма полезно иметь от лазутчиков письменные доказательства о их услугах.

57

§ 11.

Никогда не должно дозволять лазутчикам приближаться к Главной Квартире, ни же к важнейшим пунктам соединения армии, дабы не могли они видеть ея движений и зделаться двусторонними шпионами, или чтобы не могли быть замечены и после узнаны неприятельскими лазутчиками.

§ 12.

Все шпионы и разнощики писем должны знать одних начальников округов и окружных постоянных агентов вышшей полиции, кои уже присылают свои письма к директору вышшей полиции.

§ 13.

Начальникам округов вышшей полиции и окружным постоянным агентам оной, строго запрещается иметь при себе слуг или лакеев, кои могут замечать людей, к ним приходящих, и изменив открывать их.

Примечание. Директор вышшей полиции во всех прочих его обязанностях, поступает по предписанию Начальника Главного Штаба.

Верно

Военный министр Барклай де Толли13

<подпись>

6.

На подлинном написано

собственною Его Императорского

Величества рукою тако: Быть по сему

С. Петербург генваря 27го дня 1812 года

Секретно

Образование
вышшей воинской полиции при армии

Отделение первое.

Состав управления
вышшей воинской полиции при армии

§ 1.

Вышшая полиция армии состоит в непосредственном ведомстве Начальника Главного Штаба.

§ 2.

При нем находится директор оной.

§ 3.

Вся окружность армиею занимаемая, разделяется на три части, то есть: по обоим флангам и центру неприятельской армии.

§ 4.

Каждая часть сей окружности составляет округ вышшей полиции14.

58

§ 5.

Каждый из сих округов вверяется самому надежному и испытанному чиновнику вышшей полиции.

§ 6.

Начальники сих округов разсылают на все важнейшие точки, неприятельской операционной линии, постоянных агентов, и объемлют оными оба крыла и зад неприятельских операций и продовольствия.

§ 7.

К сим корреспондентам принадлежат

1е Партии испытанных и расторопных лазутчиков.

2е Жители неутральных и неприятельских областей, разных степеней, состояний и полов, кои могут быть употреблены вышшею полициею.

3е Партии низших лазутчиков из крестьян, кои употребляются на доставление местных сведений.

4е Разнощики тайных переписок трех округов и агентов вышшей полиции.

Отделение второе.

Об обязанностях окружных начальников
вышшей полиции

§ 8.

Обязанность окружных управлений вышшей полиции состоит в следующем:

2е Поверка сведений, ими доставляемых, сличением различных известий из одного места.

3е Строгое наблюдение, дабы агенты не могли знать либо встретить друг друга.

4е Охранение в величайшей осторожности и тайне сношений своих с директором вышшей полиции, строгим исполнением предписанных от него способов переписки.

Примечание 1. Окружные начальники вышшей воинской полиции не могут не токмо иметь между собой сношений, но даже и не должны знать один о другом.

Примечание 2. Агенты окружных управлений никогда не могут иметь доступа в Главную Квартиру иначе, как по собственному требованию Главнокомандующего, и не должны знать о местопребывании окружных управлений.

Отделение третие.

Об агентах.

§ 9.

Агенты суть трех родов:

1е в земле союзной

2е в земле неутральной

3е в земле неприятельской

59

§ 10.

Агенты в земле союзной могут быть чиновники гражданские и военные той земли, или от армии посланные.

§ 11.

Агенты в земле неутральной могут быть неутральные подданные, имеющие знакомства и связи, и по оным, или за деньги снабжаемые аттестатами паспортами и маршрутами, для переездов нужными. Они могут быть равным образом бургомистры, инспекторы таможень и проч.15.

§ 12.

Агенты в земле неприятельской, могут быть лазутчики, в оную отправляемые, и постоянно там остающиеся, или монахи, продавцы, публичные девки16, лекари и писцы, или мелкие чиновники, в неприятельской службе находящиеся.

Отделение четвертое.

О лазутчиках.

§ 13.

Начальник Главного Штаба обязан снабдить окружные управления вышшей полиции нужным числом лазутчиков двух родов:

1е Лазутчики на постоянном жалованье17. Они принадлежат непосредственно к окружным управлениям, разсылаются в нужных случаях, под разными видами и в различных одеяниях. Они должны быть люди расторопные, хитрые и опытные. Их обязанность есть приносить сведения, за коими они отправляются и набирать лазутчиков второго рода и разнощиков переписки.

2е Лазутчики второго рода должны быть предпочтительно обывателями неутральных и неприятельских земель разных состояний, и в числе оных дезертиры. Они приносят сведения по требованию, и по большей части местныя.

Они получают особенную плату за каждое известие, по мере его важности.

Они обязаны делать связи и набирать себе помощников, в месте их послания

Отделение пятое.

О разнощиках тайных переписок

§ 14.

Разнощики тайных переписок должны необходимо быть жители тех самых земель, в коих вышшая воинская полиция действует, дабы имея знакомство и родственников, могли они иметь достаточные предлоги к частым отлучкам и переходам18.

Отделение шестое.

Способы действия вышшей воинской полиции.

§ 15.

Способы действия вышшей воинской полиции состоят:

60

1е в суммах, на оную употребляемых

2е в распоряжении ея действий.

§ 16.

Сумма, на вышшую полицию нужная19, вверится при самом начале кампании, Начальником Главного Штаба.

§ 17.

Он не ответствует за употребление ни сей суммы20, ни той, которая по требованием его отпускаема ему будет; но ответствует за то, чтобы вышшая полиция была учреждена на самом лучшем устройстве и чтобы Главнокомандующий имел всегда все нужныя от оной истинныя сведения.

§ 18.

Устройство и распоряжение действий вышшей полиции во всей их подробности учреждается инструкциями Начальнику Главного Штаба и директору вышшей полиции при армии.

Верно

Военный министр Барклай де Толли21

<подпись>

7.

На подлинном подписано собственною

Его Величества рукою: Быть по сему

С. Петербург генваря 27го дня 1812 года.

Секретно.

Инструкция
Начальнику Главного Штаба
по управлению вышшей воинской полиции

Добрая система вышшей полиции равно необходима как в наступательной, так и в оборонительной войне. В первой для верного расположения предприятий к операциям нужных; во второй к благовремянному познанию всех предприятий неприятеля и положения земель, в тылу армии находящихся.

Система вышшей полиции тогда полезна и хороша, когда она так сокрыта, что неприятель думает, что ее нет и что противная ему армия не может получать никаких благоустроенных известий. По сему Начальник Главного Штаба обязан наблюдать, чтобы все действия его по вышшей полиции были непроницаемы и чтобы все получаемые о неприятельской армии известия оставались в величайшей тайне, даже и после удачных предприятий, на оных основанных.

В самой армии должно распускать слухи, что Главнокомандующий, оградив себя от неприятельского шпионства, сам иметь оное почитает ненужным.

Сведения, чрез вышшую полицию доставляемыя, тогда хороши, когда они быстры, полезны и справедливы.

К устройству вышшей полиции на сем основании, нужны следующие распоряжения.

I. О жалованье и плате лазутчикам.

§ 1.

В жалованье и плате лазутчикам, должно быть принято правилом, не давать им ни слишком мало, ни слишком много; ибо в первом случае могут они

61

сделаться двусторонними или неприятельскими шпионами; а во втором, обогатясь слишком скоро, отстать неожиданно в самое нужное время.

§ 2.

Нужно платить им достаточно, но держать их в ожидании большаго.

§ 3.

За важные известия должно платить щедро22.

§ 4.

Тем из агентов и лазутчиков, кои находясь в иностранной службе или в таком положении, которое препятствует принимать деньги, или жалованье, доставляют известия по какому либо духу партий, по личной преданности или дружбе, должно давать подарки, и доставлять выгоды под разными предлогами23, дабы не могли они подумать, что почитают их шпионами, служащими из корысти.

§ 5.

Раздавая подобныя подарки вперед бургомистрам, чиновникам иностранных полиций и владельцам лучших домов в городах, в коих могли быть главныя квартиры, или жительство неприятельских генералов, можно подкупить их на будущее время.

II. О способах переписки и сообщений.

§ 6.

В числе множества известных способов переписки, предпочесть должно следующие:

1е Письмо может быть спрятано в восковой свече, выточенной из нутри трости, зашить в платье.

2е Оно может быть разрезано на полосы.

3е Им может быть заряжено охотничье ружье. В последнем случае, при доставлении можно ружье разрядить; при неудаче же, из него можно выстрелить.

§ 7.

Есть ли на реке, в одном каком либо месте, оба берега заняты постами действующей армии, известия же должны получаться с верьху реки по ея течению: тогда можно протянуть с одного берега на другой невод, в котором бы останавливались бутылки, или крепко закрытые ящики с письмами.

Заметить должно, что в бутылки и ящички сии должна быть положена такая тяжесть, которая бы держала их под водою.

§ 8.

С одного берега на другой могут быть протянуты в плотинах или кустарниках веревки, удерживаемые под водою привешенными к ним тяжестями. Веревки сии могут быть на блоках и служить к пересылке писем в ящиках и бутылках с одного берега на другой.

Были примеры, в коих употреблялся сей способ под льдом замерших рек.

62

§ 9.

Во всех сих случаях, есть ли бы один из сих способов сообщения, мог быть открыт неприятелем, должно выставлять условные знаки и подавать сигналы, чтобы лазутчики или агент не приближался более к месту сообщения.

§ 10.

С лазутчиками, которые не довольно смелы, можно условливаться о приносе письменных известий в кору выгнившего дерева, или под какой либо камень.

Посланный за сими письмами, может брать их и приносить ответы не зная вообще лазутчика.

§ 11.

Каждый округ вышшей полиции должен иметь разные ключи цыфирей, из главной квартиры получаемых. Один ключ должен быть употребляем для переписки с директором вышшей полиции, составлен из двух тысяч знаков, и внезапно, как можно чаще переменяем, особливо при каждом подозрении о его открытии перехваткою переписки, или изменою, и при перемене главного агента.

Частные ключи должны быть сколь можно разнообразны и сложны.

§ 12.

Важнейшая шифрованныя известия, должны быть посылаемы в двух, и даже в трех экземплярах, двумя или тремя разными путями, дабы в случае остановки, или побега, или перехвачения одного и двух разнощиков, известие могло дойти в Главную Квартиру.

§ 13.

Вместо цыфири, для большей поспешности, можно употреблять самые надежные симпатические чернила; но не иначе как те, кои доставлены будут из Главной Квартиры24.

§ 14.

В случаях сообщений словесных, особливо при посылке лазутчиков к таким лицам, коим они не знакомы, можно каждому из них дать предварительно пароль, по которому, при самом приближении лазутчика, могли бы узнать они, что действительно принадлежит он к вышшей полиции действующей армии; что они могут отвечать на пароль его известным отзывом, должны верить словам его, и могут сами все безопасно сообщить ему. Известные масонские знаки, и взаимные на них ответы, могут удобно в сих случаях быть употребляемы.

§ 15.

Лучшим знаком доверенности к посылаемому за известием лазутчику могут служить вырезанные карточки. Известное число их под номерами отдается тому, с кем учреждается сношение. К нему посылается лазутчик с половиною одной из заномеренных карточек25. Он складывает ее с своею половиною, одинакого номера и сим удостоверяется, что посланный надежен.

Сей способ удобен особливо в тех случаях, когда агент вышшей полиции находится в неприятельской армии, и не может отважиться давать письменных известий.

Примечание. В прочем изложенными в сей статье способами, не отвергается употребление и других, кои могут быть изобретены, и найдутся удобнее и вернее.

63

§ 16.

Важнейшим пунктом соединения тайных сношений могут служить монастыри, и поэтому должно стараться приобретать их начальников, ибо в сем случае монахи могут иметь разные способы доставлять письма и даже приносить известия, часто из повиновения своему начальнику, а иногда и за деньги.

III. Дополнительные правила и замечания.

§ 17.

Правила и замечания сии заключают в себе:

а., о частных образованиях вышшей воинской полиции

в., о принужденном шпионстве

с., о вооруженном шпионстве

д., о неприятельских шпионах

е., о пленных

ж., о ложных неприятельских беглецах

з., об устройстве вышшей полиции при ретираде26

1е О частных образованиях вышшей воинской полиции.

§ 18.

При каждом отдельном корпусе, и при передовом войске, обязан Начальник Главного Штаба устроить вышшую полицию на точных основаниях общей токмо в нужной соразмерности с числом корпуса же в гораздо меньшем виде27.

§ 19.

Каждый начальник передовых отрядов должен употреблять крестьян, занимаемых деревень, на разведывание сколь можно ближайшее к неприятелю, а посылать в одно место многих, но токмо в разное время.

2е О принужденном шпионстве.

§ 20.

В случае совершенной невозможности иметь известие о неприятеле в важных и решительных обстоятельствах, должно иметь прибежище к принужденному шпионству. Оно состоит в склонении обещанием наград, и даже угрозами местных жителей к проходу через места неприятелем занимаемыя.

3е О вооруженном шпионстве.

§ 21.

Вооруженное шпионство производится следующим образом28:

Командующий передовыми войсками отряжает разные партии Козаков, соразмерно в силе с неприятельскими постами. Команды сии поручает он самым отважным офицерам, и дает каждому расторопнаго лазутчика, который бы знал местное положение. Команды сии, помощию лесов, либо темноты, могут прорываться до назначенных им мест, и между тем, как офицер, командующий партиею, замечает местоположение, силы неприятеля и распорядок их, лазутчик узнает все обстоятельства и подробности.

64

§ 22.

Ежели неприятель ретируется, то сим способом можно видеть, в каком порядке и направлении идет он, можно напасть на обозы и транспорты его и сжечь их.

4е О неприятельских шпионах.

§ 23.

Неприятельские шпионы должны непременно быть наказываемы смертию публично пред войском и со всевозможною огласкою29.

§ 24.

Помилование их допускается в том токмо случае, когда будучи пойманы, дадут они сами важные известия, кои в последствии утвердятся произшествиями30.

§ 25.

До сей поверки сообщенных ими сведений, должны они быть содержимы под самою крепкою стражею.

5е О пленных

§ 26.

Начальник Главного Штаба, или, по поручению его, Директор вышшей полиции обязан наблюдать, что бы пленные нововзятые, содержимы были под стражею раздельно.

§ 27.

Он должен допрашивать их сам и каждого порознь31, збивать в речах, и из разных их показаний выводить заключения о составе и силе неприятельских корпусов, дабы потом схватив из котораго либо из них пленнаго, и узнав, к какому корпусу принадлежит он, можно было судить как силен действующий корпус.

Примечание. По захвачении болшаго множества пленных, не все они допрашиваются, но из них выбираются некоторые для допроса по назначению Начальника Главного Штаба, или по его поручению, Директор вышшей полиции.

6е О ложных неприятельских беглецах.

§ 28.

От неприятеля могут передаваться беглецы, имеющие повеление сообщать ложные известия32. Их должно допрашивать порознь и под угрозою смерти принуждать сказывать истинну, задерживая под стражею до поверки оной, и обещая награды за показания справедливыя.

§ 29.

Беглецов обыкновенных должно, принимая совсем иначе, сажать под стражу вместе с неприятельскими пленными, дабы сказываясь взятыми в плен прежде их могли они выведывать от первых разныя известия.

65

7е Об устройстве полиции при ретираде.

§ 30.

При отступлении армии должно:

1е Чтобы окружные агенты по предписанию начальника того округа, коему принадлежат они, взяли новую линию.

2е Чтобы, отступая, оставляли они в земле, неприятелем занимаемой, надежную и непрерывную цепь своих агентов и лазутчиков, устроя с ними весь порядок надежнейших сношений33.

§ 31.

В городах и селениях обязаны они удостовериться сколь можно в преданности бургомистров и владельцев таких домов, которые могут быть заняты неприятельскими штабами и генералами, дабы подслушивая их разговоры могли они извещать об оных чрез оставленных для сего лазутчиков.

§ 32.

Лазутчиками сего рода наилучше быть могут факторы34, евреи35 и слуги36.

Верно

Военный министр Барклай де Толли37

<подпись>

Примечания

1 ГВИА, ф. ВУА, ед. хр. 517, л. 12. Подлинник.

2 ЦГВИА, ф. ВУА, ед. хр. 517, л. 13. Подлинник. (Копия, заверенная Я. И. де Сангленом, хранится в ЦГВИА, ф. 474, ед. хр. 9, л. 1.)

3 То есть военному советнику Якову Ивановичу де Санглену (1776—1864). Он родился в Москве в семье выходца из Франции. На гражданской службе с 1793 г. В 1804—1806 гг. — преподаватель Московского университета. В начале 1812 г. был назначен директором особенной канцелярии Министерства полиции, но после «дела Сперанского» переведен царем в военное ведомство и занял пост директора высшей воинской полиции при военном министре. Во время войны совмещал также должность генерал-гевальдигера 1-й Западной армии (22 июля — 13 августа 1812 г.). 2 сентября 1812 г. был отправлен в Петербург, где до 1816 г. исполнял свои обязанности. В царствование Николая I получил известность как сочинитель в московских литературных кругах. Оставил интересные мемуары (Записки Якова Ивановича де Санглена // Русская Старина, 1883, т. 37, № 1—3).

4 Термин «агент» в начале XIX в. больше соответствовал современному слову «сотрудник». Под этот разряд тогда подпадали как чиновники разведывательных организации, так и резиденты, действовавшие за границей. Четкого разделения не существовало, но вообще как бы подразумевался определенный уровень грамотности «агентов» по сравнению с «лазутчиками».

5 Имеются в виду агенты окружных управлений (см. документ 6).

6 Здесь имеются в виду сотрудники или чиновники высшей полиции, в чьи обязанности входила организация разведывательной работы на местах, сбор необходимых сведений и вербовка лазутчиков. Такие инструкции обнаружены: подполковнику Е. Г. Кемпену от 7 июня 1812 г. (ЦГВИА, ф. 474, ед. хр. 21, лл. 1—2; ОР ГПБ, ф. 152, оп. 1, ед. хр. 241, лл. 3—5). и подполковнику М.-Л. де Лезеру, датированные маем 1812 г. (Отечественная война 1812 года. Т. XI, СПб., 1909, с. 308—310). Они почти полностью совпадают с параграфами 1—11 Инструкции директору вышшей воинской полиции (см. документ 5).

7 ЦГВИА, ф. ВУА, ед. хр. 517, лл. 14—14 об. Копия. (Еще одна копия под № 11 от 13 апреля 1812 г. хранится в ЦГВИА, ф. 474, ед. хр. 9, лл. 2—2 об).

8 Присягу принимали, вероятно, только чиновники высшей полиции. Часть сотрудников, занимавшихся оперативной деятельностью, была взята из Министерства полиции: коллежский асессор барон П. Ф. Розен,

66

отставной поручик (принятый вновь на военную службу) И. А. Лешковский, надворный советник П. А. Шлыков. В начале войны в контрразведку попали оставшиеся не у дел полицмейстеры городов Вильно и Ковно Вейс и майор Е. А. Бистром (погиб в Бородинском сражении), таможенный чиновник А. Бартц и житель Виленской губернии Я. И. Закс. Были приняты и несколько отставных офицеров, имевших опыт боевых действий: подполковник Е. Г. Кемпен, капитан К. Ф. Ланг, а также отставной ротмистр австрийской службы итальянец Винцент Ривофиннолли. В штат канцелярии поступили губернский секретарь Протопопов, коллежский секретарь В. П. Валуа, студент Петросевич.

9 ЦГВИА, ф. ВУА. ед. хр. 517, л. 15.

10 В дуэли двух разведок русские часто прибегали к перевербовке агентов противника. Одним из самых удачных «двусторонних» агентов русской контрразведки можно назвать отставного ротмистра Давида Савана. В начале 1811 г. он был завербован наполеоновской разведкой и отправлен с заданием в Вильно. Но, прибыв в Россию, добровольно явился к русскому командованию. Поэтому контрразведка решила использовать его в своих целях, и он доставил в Варшаву подготовленные в русском штабе сведения. В начале 1812 г. Саван был вновь командирован французской разведкой на 5 месяцев в Вильно, где с его помощью контрразведке де Санглена удалось выявить 4 французских агентов, пресечь связи группы прибалтийских банкиров, снабжавших по договоренности с варшавскими банками агентуру Наполеона в Литве. Кроме того, во время пребывания в Вильно в мае 1812 г. личного посланца французского императора графа Л. Нарбонна Саван три раза тайно встречался с ним и передал специально подобранные в штабе Барклая сведения. То есть с помощью Савана удалось перед войной создать надежный канал дезинформации противника (ЦГВИА, ф. ВУА, ед. хр. 433, лл. 5—7; ед. хр. 436, ч. I, лл. 153—156 об.; ф. 474, ед. хр. 8, 10, 11).

11 Во время войны существовала такая практика засылки французских дезертиров. Например, 21 июля 1812 г. по приказу Барклая к противнику были отправлены обратно один португалец и один испанец (Отечественная война 1812 года. Т. XIV, СПб., 1910, с. 189).

12 В документах удалось отыскать факты двойной деятельности только на одного русского агента — жителя Белостока Х. М. Цыгана. В 1810—1811 гг. он был «двусторонним лазутчиком» русского полковника К. К. Щица и французского резидента А. Беллефруа. После того как удалось узнать, что он передал за границу сведения о поездках русских разведчиков А. И. Нейгарта и Г. Альперина в герцогство Варшавское и они там были взяты под стражу, Цыгана арестовали (ЦГВИА, ф. ВУА, ед. хр. 435, лл. 195—196; Отечественная война 1812 года. Т. I, ч. 1, СПб., 1900, с. 109; ч. 2, с. 262, 318; т. II, СПб., 1901, с. 66, 85, 89—90, 95, 166—167, 293; Т. III, СПб., 1902, с. 84—90; т. IV, СПб., 1903, с. 78, 261; т. V, СПб., 1904, с. 248—249).

13 ЦГВИА, ф. ВУА, ед. хр. 517. лл. 16—24. Копия. (Аналогичные копии см.: ЦГВИА, ф. ВУА, д. 482, лл. 8—12; ОР ГПБ, ф. 152, оп. 1, ед. хр. 250, лл. 3—5).

14 В документах высшей полиции не было найдено ни одного упоминания об округах, поэтому, вероятно, во время войны § 3—5 не выполнялись.

15 Большое количество таких агентов было в Восточной Пруссии, многиТеги: Том II-III, 01. Письма Н. М. Карамзина. 1806—1825 гг. , 02. Документы русской военной контрразведки в 1812 г. , Служебные документы и письма

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.