Все документы темы  


[Протокол допроса П. Н. Попова-Шабельского, 4 июня 1921 г.]

[Протокол допроса П. Н. Попова-Шабельского, 4 июня 1921 г.] // Н. А. Соколов. Предварительное следствие 1919—1922 гг.: [Сб. материалов] / Сост. Л. А. Лыкова. — М.: Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 1998. — С. 304—306. — (Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв; [Т.] VIII).

304

85

ПРОТОКОЛ

1921 года июня 4 дня судебный следователь по особо важным делам при Омском окружном суде Н. А. Соколов, в г. Рейхенгалле (в Баварии) допрашивал нижепоименованного в качестве свидетеля в порядке 443 ст. уст. угол. суд., и он показал:

Петр Николаевич Попов-Шабельский, 28 лет, дворянин Харьковской губернии, православный, в настоящее время проживаю в г. Мюнхене (в Баварии).

В 1914 году, оставив Харьковский университет, я пошел добровольцем в армию и был тогда же произведен в прапорщики, а в 1916 году в корнеты (со старшинством с 1916 года). Во все время войны до марта 1917 года я был на фронте. В марте же 1917 года я оставил армию и ушел в тыл. Все время я работал в тайных монархических организациях и в начале большевизма был арестован и судился вместе с Пуришкевичем и другими. Я был приговорен к общественным работам и освобожден от наказания по амнистии 1 мая 1918 года.

В конце июня 1918 года в составе группы офицеров под начальством генерала Дмитрия Ивановича Аничкова я отправился в г. Екатеринбург для спасения Государя Императора и Его Семьи. Ехали мы пачками, и в Екатеринбург прибыл я один, а остальная группа почти вся была арестована в Перми. Прибыл я в Екатеринбург, как мне помнится, 16 июля (по новому стилю). По документам я значился комиссаром флотилии Шабельским. Остановился я в Екатеринбурге в гостинице “Пале-Рояль”.

Я видел дом, где содержалась Царская Семья. Он был закрыт забором. Снаружи стояла стража. Я был у священников Сторожева и Меледина. Ничего особого они мне не сказали. Числа 17 июля я познакомился с матросом 2-го флотского экипажа Сидоровым, проживавшим в той же гостинице “Пале-Рояль”. Он зачем-то был командирован в Екатеринбург из Кронштадта. Если не ошибаюсь, 18 июля было объявлено особыми объявлениями об убийстве Государя и увозе Семьи127. Я сам читал такое объявление. Потом Екатеринбург был взят белыми. Через некоторое время была образована комиссия, под председательством Сергеева, в которую входили, кроме других лиц, капитан артиллерии Александр Евгеньевич Сотников, Белозерский или Белоцерковский. К тому времени я познакомился с офицером Соболевым и сошелся с ним. Вместе с Соболевым мы держали связь с Сотниковым и знали, таким образом, что устанавливалось комиссией Сергеева. Вот что было установлено ею.

По дороге на Верхотурье в нескольких верстах от Екатеринбурга есть деревня Коптяки, а рядом с ней имеется рудник Ганина яма, в непосредственной почти близости с деревней. 16 июля (по новому стилю) в 11 часов ночи коптяковские мужики услышали у Ганиной ямы стрельбу. Пули даже залетали в деревню. Потом в деревню въехал отряд мадьяр, и один из них на ломаном русском языке объявил крестьянам, чтобы никто не смел выходить

305

на улицу, иначе будет убит. Потом пошло большое движение автомобилей около Ганиной ямы, и в 4 часа утра 17 июля все стихло. Мужики тотчас же кинулись к Ганиной яме и там нашли пробитый лед в шахте, маленький костер, вероятно, для согревания рук, несколько вещей, среди которых был кулон Императрицы. Потом стали откачивать воду из шахты, привлекли учащуюся молодежь, офицерство и нашли разные вещи, из которых помню: бумажник Государя с отверстием для портрета, уланский значок, крест Государя, серьгу без камней, разные мелкие камни, 6 штук корсетных костей и икону Божией Матери Великодержавной, исколотую штыками, которую Великая Княгиня Елизавета Федоровна через графиню Толстую прислала Государю. Один раз был на работах и я, но память мне не сохранила, что я там видел. Ввиду наступления красных работы одно время прерывались, но потом они были окончены. Были еще найдены: подтяжки Государя и подтяжки какого-то солдата, а еще палец Боткина.

Тут мне удалось узнать, не помню, от кого именно и каким способом, что из Екатеринбурга в Москву была большевиками отправлена телеграмма: “Семью похитили. Что делать?” Ответ был такой: “Скрыть. Инсценировать убийство”. Затем мне удалось узнать, что в доме Ипатьева были найдены волосы Великих Княжен: очевидно, Они были в последнюю минуту острижены.

В Екатеринбурге было почти всеобщее убеждение, что Царскую Семью увезли и для отвода глаз кого-то расстреляли в доме Ипатьева. Увезли Ее несомненно по дороге мимо Коптяков. К этому убеждению пришел и я.

Тогда я решил ехать в совдепию и искать Царскую Семью. Меня отговаривали. Помню, Риза-Кули-Мирза мне говорил без всяких пояснений: “Вы Их там не найдете”. Что он хотел этим сказать, я не знаю.

Я все-таки поехал. В Самаре, которая была в руках чехов, мне чешская контрразведка (не помню, кто именно) говорила: “Царская Семья разделилась, и Они все спаслись, уехав в разные стороны”.

Я проехал в Петроград, был в Москве и отправился в конце концов в Киев, откуда вместе с другими офицерами уехал в Германию и попал в Берлин в феврале 1919 года. В Германии мне удалось узнать следующее.

Артиллерийский офицер Игорь Константинович Оранжереев мне говорил, что Государь проехал через Ярославль. Чтобы помешать Ему спастись, Савинков и поднял тогда восстание в Ярославле.

Один эсер обратился однажды к Троцкому с ходатайством об освобождении каких-то арестованных. Троцкий ему ответил: “Отстаньте! Какие там арестованные? Царя украли”.

Ротмистр Григорий Григоров мне говорил, что Юлия Александровна Ден получила от Великой Княжны Ольги Александровны письмо с датой от 5 ноября 1918 года, в котором Она писала Ден, что все живы.

Показание мое, составленное в двух экземплярах и в обоих мне прочтенное, записано с моих слов правильно.

Кажется, что 19 июля Сидоров мне сказал, что он видел на вокзале Екатеринбург II поезд, усиленно охранявшийся красноармейцами. Сидоров

306

спросил красноармейцев, что это за поезд, и ему было сказано, что в поезде увозят Государя. Я тотчас же отправился на вокзал, но никакого поезда не видел. На мои расспросы мне никто из железнодорожников никакого ответа не дал. Добавляю, что около Ганиной ямы был найден не один костер, а несколько.

Прочитано.

Петр Николаевич Попов-Шабельский

Судебный следователь Н. Соколов

Теги: Том VIII, 04. Париж. 1920—1922 гг. (документы 53—108), Служебные документы и письма

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.