Все документы темы  


Честный взгляд на Катынь


В. Швед
В.Швед

Катынское противостояние

Тема Катыни вновь становится актуальной. Это обусловлено тем, что в польско-российских отношениях наконец наметились положительные тенденции, развитие которых невозможно без преодоления катынского противостояния.

Во время встречи с президентом В.Путиным в начале февраля 2008 г. польский премьер Д.Туск повторил заявление, сделанное им накануне визита в Москву «Интерфаксу»: «Честный взгляд на Катынь – это проблема России». Польский премьер, произнося его, без сомнения, имел в виду отказ российской стороны признать катынское преступление геноцидом, а жертв катынского преступления – жертвами политических репрессий. Но следует признать, что в этой короткой фразе Д.Туску удалось сформулировать суть катынской проблемы.

То незавидное положение в катынском противостоянии, в котором сегодня находится Россия, во многом обусловлено нежеланием горбачевского, а впоследствии российского руководства досконально расследовать ситуацию с катынским преступлением. Такое положение будет сохраняться до тех пор, пока катынской трагедии в России, а вслед за этим – и в Польше, не будет дана честная и объективная оценка.

Учитывая, что в последние годы выявлен ряд архивных документов и свидетельств, заставляющих усомниться в объективности официальной версии, эта оценка приобретает ярко выраженный моральный характер. Каждый, кто пытается разобраться в катынском преступлении, неизбежно становится перед нравственным выбором: или, вопреки общепринятой точке зрения, стремиться установить истинные обстоятельства гибели польских военнопленных в период Второй мировой войны на территории СССР, или ещё раз заклеймить «преступления сталинизма», бездумно согласившись с официальной версией.

Громкие фразы о том, что катынское преступление нельзя отождествлять с Россией и россиянами, которые понесли от сталинизма неизмеримые жертвы, не более чем лицемерие. На Западе Катынь всегда была и будет «преступлением русских». Для доказательства можно привести десятки цитат из зарубежных и, прежде всего, польских СМИ.

В последнее время ощущается всё возрастающее идеологическое стремление Запада максимально принизить роль России и СССР в мировой истории. Западные идеологи стремятся, чтобы мир забыл о том, что решающую роль в разгроме нацизма сыграл Советский Союз, что он был лидером не только в космосе, но занимал ведущие позиции по многим научно-техническим и социально-экономическим показателям. Россию, как правоприемницу СССР, многие западные политики желали бы видеть в роли «грешницы». беспрестанно кающейся и обличающей свои исторические прегрешения.

Прозрачно, как стекло?

Досадной «занозой» для сторонников официальной версии в последнее время стали публикации в российских СМИ, ставящие под сомнение единоличную ответственность довоенного сталинского руководства за гибель польских военнопленных в катынском лесу.

В ответ Глеб Павловский, называемый польской прессой «советником Кремля», в интервью газете «Rzeczpospolita» (8 февраля 2008 г.) заявил, что катынское дело «прозрачно, как стекло. Существует полная документация, свидетельствующая о том, что катынское преступление было следствием конкретного решения советских властей, решения, не обоснованного ни с военной, ни с политической и ни с какой иной точки зрения. Я даже не знаю, о чем тут вообще дискутировать. Нужно открыть архивы».

Однако, как в таком случае г-н Павловский объяснит следующую ситуацию. Основные доказательства по Катынскому делу, содержавшиеся в сверхсекретных документах «Особой папки» ЦК КПСС рассекречены, а вот второстепенные материалы, способные прояснить реальные обстоятельства гибели польских военнопленных, до сих пор скрываются?

В подтверждение приведем следующий факт. В мае 2006 г. депутат Госдумы Андрей Савельев направил в Центральный архив Министерства обороны РФ просьбу предоставить копии советских разведывательных аэрофотоснимков периода Великой Отечественной войны районов западнее Смоленска, в которых должны были находиться лагеря «особого назначения» НКВД с польскими военнопленными, которые в июле 1941 г. были захвачены нацистами. Также запрашивалась копия протокола допроса немецкого военнопленного, принимавшего осенью 1941 года личное участие в расстреле польских граждан в Катыни(ЦАМО, фонд 35, оп.11280, д.798, л.175).

В ответе из архива МО было сообщено, что экспертная комиссии Главного управления воспитательной работы Вооруженных Сил РФ сочла «нецелесообразным рассекречивание документов по Катынскому делу»!? Выходит, что в Катынском деле далеко не всё так «прозрачно», как представляется Г.Павловскому.

Кремлевские документы

По поводу упоминаемой Г.Павловским «документации» о катынском преступлении следует высказаться особо. Документы НКВД-КГБ и Политбюро ЦК ВКП(б) из «закрытого пакета № 1» «Особой папки» ЦК КПСС, обнаруженные в сентябре 1992 г. в архиве президента России (бывшем архиве ЦК КПСС), считающиеся основным доказательством вины довоенного советского руководства за гибель польских военнопленных в 1940 г., достаточно спорны.

Прежде всего рассмотрим записку Председателя КГБ А.Шелепина Первому секретарю ЦК КПСС Н.Хрущеву от 3 марта 1959 г. Комиссия экспертов Главной военной прокуратуры, работавшая с кремлевскими документами в 1992-1993 гг., сделала вывод, что в этой записке содержатся наиболее точные итоговые данные по погибшим польским военнопленным. Однако при этом «эксперты» предпочли не заметить многочисленные неточности и явные ошибки в этом документе.

Так, в записке Шелепина утверждается, что выводы комиссии Н.Н.Бурденко, согласно которым «все ликвидированные там поляки считались уничтоженными немецкими оккупантами… прочно укрепились в международном общественном мнении». Это явная ложь, так как на Западе всегда господствовало мнение, что поляков расстреляли сотрудники НКВД.

Кроме того, неверно указаны места расстрелов, утверждается, что расстреливались пленные и интернированные «лица бывшей буржуазной Польши», тогда как в весной 1940 г. в СССР были только пленные и арестованные польские военнослужащие и граждане и т. п. Можно ли считать, что автор (Шелепин не был автором, он лишь подписал готовый текст) записки обладал объективной и достоверной информацией о Катынском деле и, прежде всего, о том, что было расстреляно 21.857 польских граждан, если утверждается, что Политбюро ЦК ВКП(б) принимало решение о расстреле 25.700 польских граждан? Можно ли считать записку А.Шелепина надежным историческим документом?

Необходимо заметить, что в оформлении и содержании других документов «закрытого пакета» «Особой папки»: записки Берии № 794Б от «_» марта 1940 г. и выписок из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) с решением от 5 марта 1940 г. о расстреле польских военнопленных. также немало несуразностей и неточностей.

С не допустимыми для документов «Особой папки» нарушениями оформлена записка Берии Сталину № 794/Б от «_» марта 1940 г., которая одновременно считается подлинником решения Политбюро ЦК ВКП(б) П13/144-ОП от 5 марта 1940 г. о расстреле польских военнопленных и арестованных польских граждан.

Записка была зарегистрирована в секретариате НКВД 29 февраля 1940 г., но датирована мартом 1940 г., без указания конкретной даты. Также установлено, что при наличии в НКВД огромного машбюро, страницы №№ 2, 3, 4, небольшой по объему записки, перепечатывались, причем 4-ая страница - на другой машинке!? При существовавшей в сталинский период практике подготовки и проведения Политбюро ЦК ВКП(б) подобные действия с запиской были лишены всякого смысла.

С существенными нарушениями оформлены выписки из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) с решением от 5 марта 1940 г. Фактически эти выписки являются не официальными документами, а всего лишь обычными информационными копиями. Возникает вопрос, почему эти копии направлялись (если направлялись) Берии и Шелепину и почему именно они удостоились «чести» быть помещенными в «закрытый пакет №1»?

Всё вышесказанное вызывает обоснованные сомнения в достоверности кремлевских документов. Так называемая «экспертиза» этих документов, якобы проведенная в 1992 г. в Кремле, судя по всему, заключалась лишь в их визуальным осмотре и составлении соответствующих протоколов с простым описанием внешних признаков.

Однако при всех рассуждениях о достоверности кремлевских документов следует иметь в виду, что речь идет о сверхсекретных документах, которые с соблюдением всех возможных мер предосторожности хранились в «святая святых» - VI секторе Общего отдела ЦК КПСС (часто называемом «Особым архивом» ЦК). В этой связи возникает вопрос, мог ли кто-то в такой ситуации подкорректировать катынские документы и кому это было выгодно?

К сожалению. в истории СССР и России были периоды, когда желание нового высшего руководства страны дискредитировать прежних политических лидеров приводила к появлению различных «исторических фальшивок». Известно, что во времена борьбы Хрущева со сталинизмом, в архивах ЦК КПСС и КГБ по этому вопросу работали соответствующие специалисты. Вероятнее всего, именно тогда документы из «закрытого пакета» были подкорректированы в плане усугубления преступлений сталинского режима с целью их последующего обнародования и окончательного публичного осуждения Хрущевым «сталинизма».

Однако окончательный ответ на этот вопрос можно получить только после объективной независимой экспертизы катынских кремлевских документов.

Дело №159

Расследование Главной военной прокуратурой (ГВП) РФ уголовного дела № 159 «О расстреле польских военнопленных из Козельского, Осташковского и Старобельского лагерей НКВД в апреле - мае 1940 г.» длилось более 14 лет (1990-2004гг.). Оно подтвердило вину сталинского руководства за гибель польских военнопленных.

Постараемся определить cтепень объективности вышеупомянутого расследования. Во время личной двухчасовой встречи 30 марта 2006 г. авторов исследования «Тайны Катыни» с генерал-майором юстиции Валерием Кондратовым и руководителем следственной бригады по «Катынскому» уголовному делу № 159 полковником юстиции Сергеем Шаламаевым., удалось, несмотря на их уклончивые ответы, выяснить следующее.

Следственная бригада ГВП с самого начала была нацелена на правовое оформление политического решения президента СССР Горбачева о признании виновными бывших руководителей СССР и НКВД. В период президента Ельцина подобная трактовка катынского преступления ставила своей целью подтвердить «бесчеловечность» советского режима. Следствию также было предписано ограничиться исследованием событий лишь марта-мая 1940 г.

В этой связи версия о причастности нацистов к расстрелу польских офицеров осенью 1941 г. в катынском лесу следователями ГВП не рассматривалась. Свидетельства, противоречащие «заданной сверху» версии, игнорировались. Соответственно, следователи ГВП вынуждены были некритически отнестись даже к внутренне противоречивым показаниям тех свидетелей, которые формально подтверждали официальную версию.

Одним из основных свидетелей по уголовному делу № 159 считался бывший начальник УНКВД по Калининской области, генерал КГБ в запасе Д.Токарев. Показания, данные им во время допроса, состоявшегося 20 марта 1991 г., следователь ГВП А.Яблоков охарактеризовал как «бесценные и подробные», позволившие «детально раскрыть механизм массового уничтожения более 6 тысяч польских граждан в УНКВД по Калининской области»

Описывая процедуру поименного, индивидуального расстрела польских полицейских из Осташковского лагеря, генерал подчеркивал, что она была связана с поочередными, достаточно длительными, передвижениями каждой жертвы внутри внутренней тюрьмы областного управления НКВД. Имелся в виду вывод жертвы из тюремной камеры, перевод её в в «ленинскую комнат», находящуюся, как удалось выяснить, вне помещения внутренней тюрьмы, опрос жертвы, её сковывание наручниками, перевод в расстрельную камеру и т. д. Токарев утверждал, что таким образом в единственной небольшой камере майор НКВД Блохин расстреливал за ночь 250 человек.

Авторы исследования «Тайны Катыни», пройдя этот скорбный путь в помещении бывшей тюрьмы Калининского областного управления НКВД, выяснили, что он должен был занять не менее 4 мин. У телегруппы из аналитической программы «Посткриптум» телеканала ТВЦ, повторившей этот путь, времени ушло ещё больше. Ясно одно, 250 человек за темное время суток (около 9 часов) в одной небольшой камере одному палачу (Блохину) невозможно было расстрелять. Несомненно, Д.Токарев во время допроса изложил заведомо ложную информацию о расстреле польских граждан весной 1940 г.

Оппоненты из «Мемориала» обычно по этому поводу заявляют что им якобы известны факты, когда сотрудники НКВД за ночь расстреливали до 500 человек. По утверждениям «мемориальцев», комендант тбилисской тюрьмы Надарая расстрелял за одну ночь около 500 человек, а два сотрудника НКВД в урочище Сандармох (Карелия, Медвежьегорский район) в январе 1938 г. за 4 часа расстреляли 456 человек.

Однако, как удалось выяснить, в Сандармохе и Тбилиси расстреливали, просим прощения за подробности, заранее подготовленные к казни группы людей – уже прошедших процедуру опознания и опроса, раздетых до нижнего белья, со связанными руками и ногами. В Сандармохе, кроме того, расстрел проводился не в тюремной камере, а прямо у вырытых ям в лесу и не требовал времени на вынос трупов и уборку помещения.

Нереальность показаний Токарева можно объяснить следующим. Вероятно, в «смутном» 1991 году 89-летний генерал предпочел «подтвердить» то, на чем настаивал следователь ГВП, но изложил это так, чтобы следственный эксперимент выявил ложность его показаний. Подобные случаи в судебной практике достаточно широко известны. Только следственный эксперимент в здании бывшей внутренней тюрьмы Калининского УНКВД так и не был проведен.

Невероятную историю о порядке получения из «Особой папки» ЦК КПСС выписки из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) с решением от 5 марта 1940 г. рассказал в декабре 1992 г. следователю А.Яблокову бывший председатель КГБ А.Шелепин. Якобы эту выписку ему принес какой-то сотрудник аппарата КГБ. В то же время известно, что документы из «Особой папки» лично адресатам доставляли спецкурьеры ЦК КПСС.

Аналогичные невероятные вещи 21 апреля 1991 г. поведал тому же А.Яблокову бывший начальник управления по делам военнопленных НКВД СССР П.Сопруненко. Он утверждал, что в марте 1940 г. на совещании у заместителя Берии Кобулова каждому участнику совещания была дана возможность лично ознакомиться с «письмом», так называл его Сопруненко, за подписью Сталина, в котором речь шла о расстреле 14 тысяч польских военнопленных. Во времена гипертрофированной секретности и подозрительности такое отношение к сверхсекретному документу было просто невозможно.

Выписка из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) с решением от 5 марта 1940 г.была направлена в наркомат внутренних дел только лично для Берии. В соответствии с постановлением Пленума РКП(б) от 19.VIII.1924 г. (оно напечатано на бланках Политбюро) Берия не имел права передавать этот документ никому и тем более разрешить Кобулову непосредственно ознакомить со сверхсекретным документом «Инстанции», как называли в НКВД Политбюро, участников совещания. Им могли только устно пересказать суть решения. Более того, на выписке из протокола заседания с решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г., посланной Берии, отсутствует подпись Сталина.

Возникает вопрос, можно ли доверять показаниям Сопруненко, которые, как показывает видеозапись допроса, были ему фактически навязаны следователями прокуратуры? Однако эти показания, как и показания Шелепина и Токарева, вполне удовлетворили следственную бригаду ГВП.

Естественно, что при подобном подходе к расследованию Катынского дела следствие пришло к выводу о единоличной ответственности довоенного советского правительства за гибель 14.552 польских военнослужащих, попавших в советский плен осенью 1939 г., и 7.305 арестованных польских граждан.

После прекращения в 2004 г. «за смертью обвиняемых» уголовного дела №159, основная часть материалов дела была неоправданно засекречена. Это породило массу спекуляций на тему Катыни, и внесло дополнительную напряженность в польско-российские отношения.

В этой связи хочется посоветовать российским чиновникам, имеющим отношение к Катынскому делу, поучиться у польских коллег практике защиты национальных интересов. Помимо этого им следовало бы трижды в день, как молитву, повторять призыв Путина «ничего в ущерб России».

НКВД или нацисты?

Как уже говорилось, за последнее десятилетие в российских архивах были обнаружены документы, а также выявлены свидетельства, позволяющие утверждать, что следствие по уголовному делу № 159 не дало исчерпывающего ответа на два принципиальных вопроса. Не были установлены все реальные виновники катынского преступления и не выявлены в полном объеме обстоятельства и места гибели значительной части польских военнопленных в период Второй мировой войны на территории бывшего СССР.

Нет сомнений в том, что абсолютное большинство пленных польских офицеров и полицейских из трех лагерей НКВД - Козельского, Старобельского и Осташковского погибло. То, что часть польских военнопленных из этих лагерей, причастная к военным преступлениям или враждебным акциям против СССР, была осуждена и расстреляна НКВД в 1940 г., также не вызывает сомнений. Вместе с тем, выявленные многочисленные свидетельства позволяют утверждать, что осенью 1941 г. нацисты расстреливали в катынском лесу пленных польских военнослужащих, захваченных ими в лагерях «особого назначения» НКВД, расположенных западнее Смоленска.

Помимо этого, вновь обнаруженные документы подтверждают, что часть пленных польских полицейских из Осташковского лагеря, считающихся расстрелянными весной 1940 г. и захороненными на спецкладбище НКВД в Медном под Тверью, в 1941 г. была жива и использовалась на стройках в районе Беломорско-Балтийского канала…» (РГВА, ф. 38291, оп.1, д.8, л.99).

Изложим основные свидетельства и факты, заставляющие усомниться в официальной версии катынского преступления.

Не будем перечислять косвенные доказательства причастности нацистов к катынскому преступлению: немецкое оружие и боеприпасы, использованные при расстрелах польских офицеров, аккуратные, «под линеечку» 12 слоёв тел жертв, уложенных в могилу «валетом», т.е. «голова-ноги», наличие в катынских захоронениях «посторонних» поляков и т. д.

Напомним, что в 1958 г. в Варшаве в ходе судебного процесса над бывшим гауляйтером Польши Э.Кохом, берлинский булочник, бывший связист 537 полка связи вермахта Пауль Бредоу, служивший осенью 1941 года под Смоленском, под присягой заявил: «Я видел своими глазами, как польские офицеры тянули телефонный кабель между Смоленском и Катынью». Во время эксгумации в 1943 г. он «сразу узнал униформу, в которую были одеты польские офицеры осенью 1941 г.».

Этот факт был изложен в книге польских журналистов С.Орловского и Р.Островича «Эрих Кох перед польским судом». Но в современной Польше об этом предпочитают не вспоминать, так как якобы в «народной» Польше «правда» о Катыни была не возможна.

Тем не менее, в 1988 г. польские члены совместной комиссии по сложным вопросам признавали показания П.Бредоу и утверждали, что осенью 1941 г. в катынском лесу нацисты расстреляли польских офицеров из «второй волны», т. е. интернированных летом 1940 г в Литве и Латвии. Почему же в таком случае в надписях катынского мемориала не указано ни одного польского офицера, расстрелянного осенью 1941 г.?

Показания П.Бредоу нельзя игнорировать также и по той причине, что они подтверждаются другими свидетелями. Немецкий гражданин, бывший заключенный следственной тюрьме «Tegel» Вильгельм Гауль Шнейдер в апреле 1947 г. обратился в польское военное министерство с заявлением о виновниках преступления в Катыни. В июне того же года дал он соответствующие показания капитану Ахту и прокурору Савицкому в американской зоне оккупации.

Шнейдер заявил, что зимой 1941-1942 г.г. он находился в одной камере с осужденным к смертной казни немецким унтер-офицером из полка «Regiment Grossdeutschland». Унтер-офицер сообщил Шнейдеру, что этот полк «поздней осенью 1941 г., точнее в октябре этого года, совершил массовое убийство более десяти тысяч польских офицеров в лесу, который находится под Катынью» (Архив внешней политики РФ. Фонд 07,опись 30а, папка 20, дело 13, л. 23).

Необходимо также напомнить результаты расследования катынского преступления, осуществленного авторитетным французским историком и тележурналистом Аленом Деко в середине 60-х годов прошлого столетия. В своем исследовании «Катынь: Гитлер или Сталин» он приводит свидетельство Рене Кульмо, бывшего заключенного немецкого Шталага II D. Р.Кульмо осенью 1941 г. встретил в лагере польского капитана Вензенского, только что привезенного немцами с Востока. Вензенский сообщил Р.Кульмо, что «фрицы там, на Востоке, совершили чудовищное преступление… СС уничтожили почти всю польскую элиту».

А.Деко также рассказал о бывшем заключенном лагеря Заксенхаузен норвежце Карле Йоханнсене. Тот в 1945 г. сообщил в полицию Осло о том, что Катынь – «самое удачное дело немецкой пропаганды». В лагере Йоханнсен вместе с другими заключенными занимался подделыванием польских документов и старых фотографий.

В 2005 г. в Центральном архиве Министерства обороны РФ в Подольске российскими историками был обнаружен, находящийся на секретном хранении протокол допроса немецкого военнопленного, принимавшего личное участие в расстреле польских офицеров в Катынском лесу (ЦАМО, фонд 35, оп.11280, д.798, л.175). Как уже говорилось, попытки ввести его в научный оборот не удались.

Заявления о том, что это протокол допроса немецкого карателя Арно Дюре, известного по ленинградскому судебному процессу 1945 г., не серьезны. В ЦАМО хранится протокол допроса немецкого военнопленного, проведённого сотрудниками СМЕРШа. Находится он в фонде управления Командующего ВВС РККА. Ясно, что он не имеет отношения к А.Дюре. Кстати показания А.Дюре бессмысленно засекречивать, поскольку информация о них была опубликована в газете «Ленинградская Правда» от 29.12.1945 г.

Помимо этого, в 2004 г. в Государственном архиве РФ координатор международного проекта «Правда о Катыни» С.Стрыгин обнаружил документы, свидетельствующие о том, что под Смоленском в 1940-1941 гг. функционировали три отделения Вяземского лагеря НКВД с особым режимом охраны и содержания заключенных (ГАРФ, фонд № 8437, опись № 1, дело № 458).

Вероятнее всего, это и были так называемые лагеря «особого назначения» НКВД. Выявить их существование удалось только с помощью годового отчета Вяземлага за 1941 гг., в которых они фигурировали как «асфальто-бетонные районы». Однако все сведения о контингенте этих трех лагерных отделений в российских архивах до сих пор засекречены. Как уже упоминалось, засекречены даже аэрофотоснимки времен Великой отечественной войны районов, в которых находились три отделения Вяземлага.

Выявлен ряд свидетелей, подтвердивших существование в 1940-1941 гг. западнее Смоленска лагерей НКВД, в которых содержались пленные польские военнослужащие. 2 мая 1990 г. группа редактора польского телевидения Анджея Минко зафиксировала на видеокамеру свидетельство А.Лукина, бывшего начальника связи 136-го отдельного конвойного батальона конвойных войск НКВД, который летом 1941 г. охранял Катынский лагерь с польскими военнопленными и участвовал в неудачной попытке их эвакуировать.

Бывший курсант Смоленского стрелково-пулеметного училища, ныне полковник в отставке Илья Иванович Кривой в своем официальном заявлении в Главную военную прокуратуру РФ от 24 октября 2004 г. подробно описал свои встречи с подконвойными пленными польскими офицерами и солдатами под Смоленском в 1940 г. и летом 1941 г.

Вышеизложенные свидетельства ни российскую, ни польскую сторону не интересуют.

«Белые и пушистые?»

Приходится констатировать, что сторонники официальной версии исходят из того, что в Катынском деле нацисты были «объективными» или, как говорят, «белыми и пушистыми».

Гитлер и Геббельс, стоявшие у истоков Катынского дела, известны, как величайшие политические провокаторы и фальсификаторы. Достаточно вспомнить, что Вторая мировая война началась с провокации гитлеровцев, одетых в польскую военную форму, и «захвативших» немецкую радиостанцию в Глейвице.

Несомненно, «добро» на «катынскую операцию» давал лично Гитлер. 13 марта 1943 г. он прилетал в Смоленск и встречался с начальником отдела пропаганды вермахта полковником Хассо фон Веделем, офицеры которого работали в Смоленске и Козьих Горах и готовили первичные материалы по «Катынскому делу».

Пропагандистская акция по публичному «раскручиванию» катынской темы было поручено имперскому министру пропаганды Геббельсу, который своим жизненным кредо сделал фразу Гитлера из «Майн Кампф» «Чем чудовищней солжешь, тем скорее тебе поверят!». Можно ли поверить, что результаты немецкой эксгумации, которые лично контролировали Гитлер и Геббельс, были безупречны?

Сегодня установлено, что немецкая эксгумация 1943 г. была проведена с массой нарушений, на которые сегодня предпочитают не обращать внимания. С полной уверенностью можно говорить о том, что в 1943 г. немецкие эксперты манипулировали останками расстрелянных польских военнопленных и вещественными доказательствами, находившимися на них.

При составлении официального эксгумационного списка они умышленно не указывали, из какой могилы и из какого слоя были извлечены останки польских военнопленных. Сопоставление показаний очевидцев, посещавших в 1943 г. Катынь и немецких отчетов об эксгумации, позволяет сделать вывод о том, что реальные даты вскрытия захоронений в Катыни существенно отличались от официальных дат. Это позволяло нацистам иметь достаточно времени для любых манипуляций с останками польских военнопленных и обнаруженными на них вещественными доказательствами.

Представителям Польского Красного Креста (ПКК), на которых ссылаются в качестве гарантов «объективности» немецкой эксгумации в Катыни, с самого начала предназначалась роль «подконтрольных свидетелей». Об этом прямо говорилось на совещании у Геббельса в министерстве имперской пропаганды 6 апреля 1943 г.

В отчете Технической комиссии ПКК не упоминается ряд фактов, ставящих под сомнение немецкую версию катынского преступления. В частности, отсутствует информация об эксгумации первых трехсот, извлеченных из катынских захоронений, трупов польских офицеров. Их черепа «вываривали в огромных металлических чанах, стоявших прямо на улице деревни Борок». Об этом в 1990 г. заявил участник немецкой эксгумации Михей Кривозерцев. О судьбе этих останков достоверно ничего не известно.

В польском отчете также не указано, что в катынских захоронениях были найдены останки ксендзов в сутанах и трупы 18 российских «евангелистов». Надо заметить, что польские капелланы, содержавшиеся в Козельском лагере, были одеты в военную форму. Останки каких ксендзов были обнаружены в Катыни осталось не выясненным.

В отчете Технической комиссии ПКК, как и в немецких отчетах, нет упоминания о найденных в катынских захоронениях «двухзлотовках военного выпуска». Факт присутствия в катынских захоронениях этих денежных купюр был приведен в статье Юзефа Мацкевича, написанной им сразу же после возвращения из Катыни и опубликованной в газете "Goniec Codzienny" (№ 577, Вильно, 3 июня 1943). В книге «Катынь» Мацкевич этот эпизод изъял. «Двухзлотовки военного выпуска» никак не могли быть у польских военнопленных, если бы тех расстреляли сотрудники НКВД, так как эти купюры начали хождение в польском генерал-губернаторстве только после 8 мая 1940 г.

Абсолютно ясно, что немецкие эксперты и члены Технической Комиссии ПКК составляя отчеты, прекрасно понимали, что любые отступления от официальной версии, за которой стояли Гитлер и Геббельс, будут пресечены, а их виновники бесследно исчезнут.

Не случайно чешский профессор Ф.Гаек, один из тринадцати членов международной комиссии, работавшей в Козьих Горах 28-30 апреля 1943 г., утверждал, что: «Каждому из нас было ясно, что если бы мы не подписали протокол, который составили проф. Бутц из Вроцлава и проф. Орсос из Будапешта, то наш самолет ни в коем случае не вернулся бы».

В этой связи необходимо напомнить, что 30 апреля 1943 г. члены международной комиссии в Смоленске не смогли преодолеть возникшие противоречия и подписать подготовленный текст заключения (согласно слуху, распространившемуся среди членов комиссии на заключительном банкете вечером 30 апреля, текст заключения никак не могли согласовать с Берлином).

Однако 1 мая 1943 г. на обратном пути в Берлин немцы посадили самолет с экспертами на авиабазе в Бялой Подляске, где их изолировали в охраняемом ангаре и «ненавязчиво» предложили подписать итоговое заключение, датированное «Смоленск, 30 апреля 1943 г». Выбора у членов комиссии не было. Комментарии излишни.

Нет сомнений, что эти перипетии, связанные с подписанием Международной комиссией итогового заключения по катынским захоронениям, должны были найти отражение в докладных высшему нацистскому командованию, составление которых было отличительной чертой немецкой бюрократической машины. Немало тайн может приоткрыть переписка подразделений немецкой полевой тайной полиции и военной разведки группы армии «Центр», контролировавших ход эксгумации в Катыни, с вышестоящим начальством в Берлине.

О значении немецких архивных материалов свидетельствует следующий факт. Во время допроса Нюрнбергским трибуналом, Фридрих Аренс (Friedrich АRENS), командир 537 полка связи вермахта, дислоцировавшегося в 1941-1943 гг. в районе Козьих Гор (Катынь) заявил, что тема захоронений в катынском лесу ещё летом 1942 года упоминалась в приказе начальника разведки группы армии «Центр», генерала (тогда полковника) фон Герсдорфа (Rudolf-Christoph von Gersdorff). Более того, в личной беседе в 1942 г. Герсдорф сказал Аренсу, что знает всё про катынские захоронения и, что на этом обязанности того заканчиваются. Содержание вышеупомянутого приказа, который должен был сохраниться в немецких архивах, до сих пор остаётся тайной.

Остается также загадкой, почему до сих пор не выявлено и не введено в научный оборот ни одного архивного документа немецких спецслужб об обеспечении работы немецких экспертов в Катыни в 1943 г.

«Достоверно установлено»

Важнейшим доказательством вины советского руководства в расстреле польских военнопленных, считаются результаты эксгумаций их останков. Эту работу на территории бывшего СССР с 1991 г. проводят польские эксперты. Они уже «достоверно установили» 66 массовых польских захоронений. Но недавно разыгравшийся скандал с результатами польской эксгумации под Киевом, заставляет сомневаться в этой «достоверности».

11 ноября 2006 г. киевский еженедельник «Зеркало Недели» опубликовал статью, в которой раскрыл некоторые «тайны» польской эксгумации в киевской Быковне. Там польские эксперты, нарушая основные требования эксгумации, сумели выдать останки 150-270 расстрелянных в Киеве и захороненных в Быковне польских репрессированных граждан за захоронения 3500 поляков из украинского «катынского» списка, якобы расстрелянных НКВД весной 1940г.

В этой связи возникает вопрос о достоверности результатов эксгумации самого большого польского захоронения на спецкладбище НКВД в Медном под Тверью. Возможно и здесь была осуществлена процедура, аналогичная киевской. По утверждению польских экспертов на спецкладбище в Медном установлено захоронение всех 6311 польских полицейских, содержавшихся в Осташковском лагере и, якобы расстрелянных НКВД весной 1940 г. в Калинине.

Однако члены тверского «Мемориала» и сотрудники Тверского УФСБ к 1995 г. установили, что на этом же спецкладбище в 30-х годах было захоронено свыше 5 тысяч репрессированных советских людей. Не оказались ли останки советских людей тем недостающим звеном, которое позволило польским экспертам заявить о захоронениях в Медном всех 6 тысяч польских полицейских? Ведь польские эксперты утверждают, что на спецкладбище НКВД в Медном никаких других, помимо «польских», захоронений нет!

Но самое главное содержится в отчете 155-го полка войск НКВД по охране Беломорско-Балтийского канала от 9 июля 1941 г. № 00484, обнаруженном российским исследователем Геннадием Спаськовым в Российском государственном военном архиве. В нем сообщается, что «…в январе месяце с/г прибыло несколько этапов з/к в лагерь около 2-го шлюза, один из этапов был с з/к западных областей Белорусской и Украинской ССР, исключительно бывшие полицейские…»(РГВА, ф. 38291, оп.1, д.8, л.99).

Это могли быть только полицейские из Осташковского лагеря, часть которых, получается, не была расстреляна в 1940 г. В 1941 г. они оказались на стройках в районе 2-ого шлюза Беломорско-Балтийского канала и, вероятнее всего, были размещены в Маткожненском лагере НКВД. Наши попытки, на уровне запросов депутата Государственной Думы РФ, обнаружить в российских архивах материалы о контингенте Маткожненского лагеря, окончились безрезультатно.

Не сходятся у польских экспертов концы с концами и с захоронениями в украинских Пятихатках под Харьковым. Там по официальной версии считаются захороненными польские военнопленные из Старобельского лагеря, расстрелянные в Харькове весной 1940 г. Польские эксперты во время эксгумации в Пятихатках, на основе найденной польской атрибутики, признали, что 4.302 трупа являлись польскими гражданами. Однако в записке А.Шелепина утверждается, что в Харькове было расстреляно 3820 польских военнослужащих, т. е. почти на 500 человек меньше. Вразумительного разъяснения по данному поводу польские эксперты не дали.

Как видим, неясностей в плане установления достоверных обстоятельств гибели польских военнопленных более чем достаточно. К сожалению, следствие по делу № 159 «О расстреле польских военнопленных из Козельского, Осташковского и Старобельского лагерей НКВД в апреле - мае 1940 г.» не дало ответа по поводу них.

Вышеперечисленные факты замалчиваются как в Польше, так и в России. Поляков устраивает ситуация с ненадлежащим расследованием катынского преступления, так как это повод для постоянного давления на Россию. Российская сторона считает, что катынская тема закрыта. К сожалению, наши чиновники не хотят понять, что «закрыть», получившую международную значимость спорную проблему, большинство материалов по которой засекречено, невозможно.

Кто «катынские лжецы»?

Затронем несколько важных вопросов, имеющих непосредственное отношение к Катынскому делу.

Прежде всего, правомерно ли вести параллельное расследование катынского преступления? Дело в том, что сегодня любые сомнения в официальной версии катынского преступления трактуются как нечто кощунственное. Однако в мировой истории известно немало случаев, когда абсолютно «доказанные» преступления «рассыпались» под напором вновь выявленных фактов. Достаточно вспомнить «официальную» версию убийства американского президента Д.Кеннеди и не только её.

Тема ложно обвиненного и подло подставленного героя сегодня очень популярна. Однако по меркам некоторых западных политиков и российских общественных деятелей, Россия не может быть таким героем, прежде всего, из-за своего «преступного» коммунистического прошлого. А по сему она может быть обвинена в самых страшных преступлениях против человечности без права аппеляции.

Попытки независимых российских исследователей выяснить реальные обстоятельства гибели польских военнопленных на территории СССР, нередко представляются попытками «оправдать преступления сталинской деспотии» (См. статью «Протоколы катынских лжецов». А.Колесников. «Ведомости». 13.08. 2008).

Особо усердствует в обличении «катынских лжецов», распространяющих «чудовищную ложь» о том, что «20 тысяч пленных польских офицеров в Катыни в 1940 году были расстреляны не советскими, а нацистскими войсками» английский журнал «The Economist» (Экономист). Этот журнал в течение двух недель января-февраля 2008 г. поместил две статьи на тему Катыни («Не похороненные мертвецы» от 24 января 2008 г. и «Закон отрицания. Россия вновь вызывает к жизни мерзкую ложь» от 07 февраля 2008 г).

Содержание этих статей свидетельствует о том, что господа из британского «Экономиста» мало сведущи в катынской проблеме. Известно, что в 1943 г. в Катыни было эксгумировано не 20 тысяч, а всего лишь 4 тысячи с небольшим останков польских военнопленных, причем не только офицеров. Но суть не в этом.

Дело в том, что последние исследования независимых исследователей катынского преступлении в России не отрицают вину НКВД за гибель части польских военнопленных. Они, основываясь на комплексе выявленных свидетельств и фактов, настаивают на том, что нацисты также были причастны к преступлению, совершенному в катынском лесу.

Уже упомянутый Ален Деко, изучив обстоятельства Катынского дела, пришёл к выводу о том, что «возможно, существовало два катынских преступления. Одно совершили русские, другое немцы». Проведенное нами расследование подтвердило обоснованность выводов А.Деко.

«Раскручивая» катынскую тему, британские «экономисты», без тени смущения, проводят параллели между Россией и нацистской Германией и делают глубокомысленный вывод о том, что российские власти симпатизируют авторам катынского злодеяния. Это свидетельствует, что с логикой и памятью у английских авторов не всё в порядке.

В статье они напомнили, что в 2005 г. Путин, говоря о пакте Молотова-Риббентропа, «утверждал», что это «совершенно законный документ». Но англичанам следовало бы знать, что Путин всего лишь повторил оценку пакта, которую в 1939 г. дал этому документу Уинстон Черчилль, весьма уважаемый в Англии политик.

Известно, что Англия изо всех сил стремилась к тому, чтобы Германия именно с ней, а не с СССР, в 1939 г. подписала пакт о дружбе и сотрудничестве. В августе 1939 г. для подписания договора в Берлине одновременно готовились два полета: Риббентропа в Москву и Геринга в Лондон. Ситуация подписания пакта Геринга-Галифакса, а не Молотова-Риббентропа, была вполне реальной.

Но Гитлер выбрал СССР, так как считал, что Англия уже не представляет серьезной военной угрозы III-ему Рейху. Со своей стороны англичане в вопросах подписания договора с Германией проявляли большую активность. Была подготовлена программа англо-германского сотрудничества, известная под названием «плана Вильсона». Согласно этому плану предусматривалось заключение между Англией и Германией «оборонительного союза» на 25 лет, постепенное возвращение Германии колоний, «разграничение сфер интересов, включая признание специальных интересов Германии» и т. д.

Планируя натравить Гитлера на СССР, Англия еще в 1935 г. позволила Германии нарушить Версальский договор в части наращивания военной мощи. Благодаря этому, в 1936 г. Германия аннексировала Рейнскую область, а в 1938 г. - Австрию. Решения Мюнхенской конференции 1938 г., в которой ключевую роль сыграл премьер-министр Англии Чемберлен, позволили гитлеровской Германии поглотить Чехословакию. В результате нацистская Германия за 4 года, при молчаливом одобрении Англии, без единого выстрела, превратилась в крупнейшую европейскую военную державу. После этого мечты Гитлера о мировом господстве обрели реальность. Не вызывает сомнений то, что Англия ответственна за «вскармливание» гитлеровского милитаризма.

В 1945 г. У.Черчилль вновь решил разыграть немецкую карту в борьбе с Советским Союзом. Он задумал операцию «Немыслимое», согласно которой союзники (США и Великобритания) совместно с плененными, но не разоруженными частями вермахта, должны были нанести сокрушительный удар по Красной Армии.

Всё это красноречиво свидетельствует о том, что англичанам, а не россиянам, давно пора дать принципиальную оценку политическим силам, симпатизировавшим нацистам, тем более, что сегодня Англия, следую в кильватере политики США, своей позицией вновь провоцирует очаги напряженности в центре Европы.

Нам не дано предугадать…

Необходимо также высказаться по поводу фильма польского режиссера Анджея Вайды», который 17 марта этого года наконец увидит московский зритель. Нет сомнений, что фильм достоин великого режиссера. К сожалению, и великие ошибаются.

В конце 1940-х годов великий советский режиссер Сергей Герасимов на основе романа известного писателя Александра Фадеева создал фильм «Молодая гвардия», который до сих пор пользуется заслуженным успехом у зрителей. К сожалению, в силу различных обстоятельств, ряд событий, изложенных Фадеевым в романе, не вполне соответствовал исторической правде, в плане роли некоторых персонажей в судьбе организации «Молодая гвардия». Однако фильм Герасимова много лет формировал отношение миллионов советских людей к событиям в Краснодоне. Реальность ушла на второй план, её заменила «киноправда», которую даже следователи МГБ-КГБ восприняли как истину.

Нечто подобное произошло и с фильмом «Катынь». Не будем говорить об его документально-исторической обоснованности. Для этого достаточно ознакомиться с представлениями уважаемого А.Вайды о Катыни, изложенными в его книге «Кино и все остальное».

Исчерпывающий критический анализ художественных достоинств фильма «Катынь» был дан Ярославом Петршаком (Jaroslaw Pietrzak) в статье "Золотая рыбка по имени Вайда", опубликованной во французском ежемесячнике "Le Mond diplomatique" (польский вариант, № 11 (21) за 2007 г).

Настоящая статья также раскрывает подлинную ситуацию с Катынским делом, которая существенно отличается от версии, изложенной А.Вайдой. Но от этого фильм «Катынь» своего художественно-нравственного воздействия не утратил. Несомненно, что он будет многие годы определять отношение мировой и, прежде всего, польской общественности к катынскому преступлению. Для этого он и создавался.

При этом необходимо признать, что значительную долю ответственности за изложенную в фильме «Катынь» трактовку катынского преступления, несет советское (горбачевское), а впоследствии российское руководство, которые в силу идеологических фобий поставили следственную бригаду Главной военной прокуратуры в жесткие рамки заранее заданной версии.

Вызывает сожаление, что фильм А.Вайды буквально с первых дней фильм «Катынь» стал жертвой политических спекуляций. Достаточно сказать, что братья Качиньские сделали этот фильм центральным элементом своей предвыборной кампании. Вероятно, что и в дальнейшем фильм «Катынь» будет активно использоваться разными нечистоплотными политиками в политических целях.

Дождемся ли суда?

Вопрос, который постоянно встаёт перед исследователями катынской трагедии - стоит ли драматизировать ситуацию с расследованием этого преступления? Возможно, совместная российско-польская Группа по сложным историческим вопросам польско-российских отношений, работа которой началась, поставит все точки над «i» и катынское противостояние Польши и России канет в Лету?

Это маловероятно. Исходя из официальной версии катынского преступления, российская сторона в переговорах по катынской проблеме может занимать только позицию покаяния и поиска компромисса. Российские представители Группы в катынском противостоянии, вновь, как и в 1988 г., оказываются заложниками заранее предопределенной ситуации.

Однако будет ли способствовать очередное признание Россией вины за катынское преступление улучшению польско-российских отношений? Напомним, что произошло после покаяния Горбачева (1990 г.) и Ельцина (1992-1993 гг.) за Катынь. Казалось бы, польско-российские отношения можно было начать с «чистого» листа. Однако россияне на территории Польши в это время оказались на положении «врагов». В 1994 г. российские граждане, следовавшие в поезде № 15 «Москва – Брюссель, и ограбленные на Варшавском вокзале, были избиты в полиции под возгласы: «Ты, русская свинья!». Польское правительство выразило сожаление, но не извинилось. Тогдашний премьер-министр России Черномырдин в связи с этим отменил свой визит в Польшу. На этом всё закончилось.

Эта ситуация должна заставить задуматься как реально положить конец польско-российскому катынскому противостоянию. Надеяться на великодушие польской стороны бессмысленно. Катынская карта слишком серьезна, чтобы польские политики отказались бы от неё. В итоге точка, которую российские следователи поставили в расследовании «Катынского дела», превратится в кровоточащую рану, которая будет продолжать отравлять отношения двух братских славянских народов.

Для достойного выхода России из катынского противостояния не существует иного пути, кроме «честного взгляда на Катынь». А для этого следует возобновить следствие по уголовному делу № 159 и рассекретить все архивные материалы, имеющие какое-либо отношение к катынскому преступлению. Помимо этого в рамках возобновленного расследования дела № 159 необходимо тщательно исследовать все факты и все версии, имеющие отношение к трагической судьбе «катынских поляков» в 1940-1945 гг., после чего достоверно и беспристрастно установить истинные обстоятельства их гибели.

В дальнейшем наиболее оптимальным представляется рассмотрение «Катынского дела» в открытом суде столь беспристрастно и всесторонне, чтобы ни у кого, ни в Польше, ни в России, в будущем не появилось ни малейшей возможности на нём спекулировать. В противном случае Катынская проблема и в дальнейшем будет отравлять польско-российские отношения.

Воспроизводится по: http://www.hrono.ru/statii/2008/shwed_vzgld.html Теги: Катынь, 7. Дискуссии в послевоенный период, Исследования и аналитика

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.