Все документы темы  


Телефонное сообщение немецкого посланника Курта Брауэра в Норвегии имперскому министру иностранных дел Иоахиму фон Риббентропу о беседе с королем Норвегии Хоконом VII и министром иностранных дел Хальфданом Кутом

Король Норвегии Хокон VII и кронпринц Олаф.

Телефонный разговор
Осло – Берлин
10 апреля 1940 г., в 23 ч.

После того как король сегодня утром безусловно выразил согласие принять меня, я отправился в 11 ч. немецкого летнего времени через Хам ар в Эльверум, куда я прибыл около 16 ч. немецкого времени. Место встречи было лесной школой, король сразу принял меня и просил, чтобы министр иностранных дел Кот присутствовал во время этой беседы. Я попросил короля о том, чтобы он разрешил сначала поговорить с ним наедине, что осуществил ось после некоторых колебаний. Я объяснил ему еще раз ситуацию и обстоятельства, которые привели к занятию нами Норвегии. При этом я подчеркивал единственно вину Англии, что король воспринял без противоречия и, по-видимому, даже с определенным согласием. Я объяснял ему, что мы не только не заинтересованы в изменении династических отношений в Норвегии, но, наоборот, мы придаем значение тому, чтобы в Норвегии, как и в других Скандинавских странах, династия сохранилась и укрепилась бы. Я сказал затем о бессмысленности военного сопротивления, которое еще наличествует в отдельных местах в Норвегии, указал на то, что, к сожалению, вчера Оскарсборг пришлось сровнять с землей и что мы желали бы, чтобы такая участь миновала другие города.

Однако для этого было бы необходимо, чтобы любое сопротивление сразу прекратилось. Дальше я сказал о моем демарше ночью и утром 9 апреля и указал на тяжелую вину, которую взяло на себя прежнее норвежское правительство, отклонив наш меморандум.

Я заявил далее, что доверие с нашей стороны этому правительству утрачено, после того как оно в течение последних месяцев неоднократно занимало позицию, которую мы вынуждены были воспринимать как одностороннюю льготу Англии и которая достигла высшей точки, наконец, в непонятном отклонении нашего великодушного предложения. Мы не хотели ни в коем случае вмешиваться во внутриполитические отношения Норвегии, но должны были придать, однако, значение тому, чтобы у руля в Норвегии находилось правительство, при котором мы могли бы рассчитывать на поддержание германо-норвежских отношений и позиции Германии. Вчера в Осло государственным советником Квислингом было образовано правительство, и нам кажется правильным, если бы Квислингу, национально-норвежский образ мыслей которого известен и понятен нам, доверили руководить правительством и возложили ответственность за действия этого правительства.

Король был заметно удивлен указанием на поведение его брата, короля Дании, который в своем радиообращении и своим отношением к немецкому шагу сохранил спокойствие в своей стране и уберег себя и свою семью от неприятностей.

Однако в конце нашей беседы король отметил необходимость установить контакт с правительством и привлек к беседе министра иностранных дел Кута, которому я повторил свои вышеназванные соображения.

Король, как и господин Кут, обещал мне привлечь к работе Нигордсвольда и, так как я не хотел ждать ответа, дать мне ответ по телефону, когда я буду возвращаться в Осло. Я обозначил это как срочное дело, так как иначе с нашей стороны могли быть приняты решения, которые потянули бы за собой определенные следствия.

Я выехал из лесной школы в Эльверуме около 18.15 немецкого времени. В Эйдсвольде меня достигло сообщение министра иностранных дел Кута, которое я позволил передавать через дипломатическое представительство. Оно звучало так:

После двухчасовой беседы с королем министр иностранных дел Кут сообщил мне следующее на пути в Осло: король не назначит правительство Квислинга, и это решение принято правительством единодушно. Министр иностранных дел Кут ответил на мой особый вопрос: «Сопротивление продолжается по мере необходимости».

Такое решение я объясняю себе прежде всего тем, что не только кабинет, но и собравшийся в Эльверуме парламент (или, по крайней мере, его часть) были заняты работой. Основное внутреннее препятствие для короля и, вероятно, для кабинета заключается, пожалуй, в том, что нужно найти правильный путь для приведения Квислинга в согласие с конституцией. Желание договориться с нами было, без сомнения, сильным, что было особенно заметно, когда я подчеркнул наши заверения в сохранении целостности и независимости Норвегии теперь и в будущем.

В массе собранных разнородных элементов и под влиянием парламентской закулисной игры не пробилось единого решения, которое могло бы прояснить ситуацию.

На обратном пути в Осло, в местности Хамар и Эйкхольм я наблюдал небольшие передвижения войск и заграждения на дороге. Я расскажу о своих впечатлениях военному главнокомандующему.

Innstilling fra undersfikelseskommisjonen av 1945. Bilag. Bind II, Oslo, 1947. S. 320 – 322.

Теги: Норвегия, Служебные документы и письма

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.