Все документы темы  


Из справки Белорусского штаба партизанского движения, направленной в ЦК КП(б) Белоруссии о деятельности польских партизанских формирован


Партизаны-артиллеристы из отряда Армии Крайовой
24 мая 1944 г.
ЦК КП(б) Белоруссии


В течение 1943-1944 гг. партизанской разведкой добыт ряд данных о наличии и деятельности польских националистических формирований на территории временно оккупированных областей Белоруссии. Сведения эти, достаточно полно охватывая практическую деятельность формирований, требуют значительных дополнений и перепроверки в части, касающейся руководящего состава, структуры, организации, прессы.

Центр польских подпольных формирований, распространяющих свое влияние на всю бывшую территорию панской Польши, находится в Варшаве и возглавляется генералом (фамилия не установлена — сторонником политики Соснковског.

Варшавскому центру подчинены окружные организации так называемой подпольной Армии Крайовой, возглавляемые окружными комендантами. Из округов, на которые разбита вся бывшая польская территория, известны: Виленский, Барановичский, Брестский, Белостокский, Лидский и Новогрудский

Подпольные формирования, имеющиеся в пределах округа, составляют окружную организацию — ПОВ (Польска организация войскова), структура которой аналогична польской армейской.

Среди членов организации ведется пропаганда идеи восстановления Польши в границах 1939 года, а нередко — и 1772 года, упоминаются «польские» Смоленск, Минск и Киев, говорится о «Польше от моря до моря». Политика организации по отношению к нашим партизанам, вначале подчеркнуто благоприятная на словах, в дальнейшем, по мере продвижения наших частей по бывшей польской территории, изменилась, принимая все более и более откровенные формы, вплоть до своего логического завершения — открытого сотрудничества с немцами в борьбе против всего советского. При этом заверения в дружбе с нашими партизанами ни в какой мере не мешали польским националистам придерживаться лозунга: «Вооружаться, организовываться, выжидать», лишь изредка проявляя свою прыть в никчемных актах саботажа. На партизанские предложения о совместных боевых операциях они отвечали отговорками, ссылаясь на отсутствие указаний своего центра. Имея солидные запасы вооружения (в частности, сохраненного при разоружении двух польских полков в 1939 году в районе озер Нароч и Свирь), с партизанами не делились, предлагая иногда помощь продовольствием и обещая разведывательные данные. Как потом выяснилось, оружие приобреталось ими также и путем нападения на мелкие диверсионные группы наших партизанских бригад и отрядов.

Впоследствии Варшавским центром была категорически запрещена передача нашим партизанам каких-либо сведений о мероприятиях оккупантов, а польские военные формирования не должны были базироваться вблизи наших бригад. В то же время рекомендовалось использовать, где это допускается обстоятельствами, видимость дружеских отношений с партизанами с целью получения от последних оружия и для ознакомления с партизанскими мероприятиями и указаниями Советского командования, с расчетом внедрения к партизанам своей агентуры — для разложения, террора и диверсий.

Центром были даны и стали активно выполняться указания о замаскированной агитации среди населения против Советов, партизан, колхозного строя, о создании различными путями недовольства партизанами, в частности, путем грабежей и бесчинств под видом партизан. Членам организации, находящимся на административных постах у немцев, поручено провести учет коммунистов, умело, тактично убрать их, скомпрометировав перед немцами. Когда, таким образом, в Дуниловичском районе были расстреляны 30 коммунистов и им сочувствующих, агенты организации перед партизанами мотивировали этот факт связью расстрелянных с гестапо, а перед немцами — принадлежностью своих жертв к партизанам.

В области печатной пропаганды заслуживает внимания распространение в зоне действий ПОВ подпольной газеты «Неподлеглость», редактируемой неким Барковским и выходящей 1-2 раза в месяц. Газета изобилует статьями и критикой действий советских партизан, с угрозами в адрес последних, с высказываниями на тему об освобождении Польши с помощью Англии «из-под немецко-большевистского ига» и т. д. Помещая портреты Гитлера и тов. Сталина, газета дает подпись: «враг № 1», «враг № 2».

Примерно к началу 1943 г. относятся сведения о создании в Виленском округе на базе подпольных периферийных организаций, подчиненных районным комендантам, так называемых легионов польской Армии Крайовой. Установлены были два таких легиона в гор. Вильно, а также легионы, действующие в Поставском, Мядзельском, Свирском, Браславском, Видзевском, Сшмянском, Островецком, Дуниловичском, Лынтупском и Годуцишском, а также Свенцянском и Подбродьевском районах.

Придерживаясь традиционной выжидательной политики по отношению к немцам, а в дальнейшем и сотрудничая с ними, легионеры, однако, активно действовали против советских партизан. Например, в Свирском и Островецком районах Виленской области партизанская разведка неоднократно отмечала случаи, когда легионеры под видом партизан грабили местных жителей. Они же, в удобных для себя случаях, нападали на мелкие партизанские подразделения.

Одно из действовавших подобным образом объединений легионеров, насчитывавшее около 300 человек и дислоцировавшееся в Постанском районе (у озера Нароч), было, в августе 1943 г., разоружено нашей партизанской бригадой тов. Маркова. Командир объединения Климитц и несколько лиц командного состава легионеров, наиболее активно действовавших против партизан и уличенных в бандитизме, были расстреляны. Допрошенные легионеры подтвердили ряд изложенных выше положений из области тактики и общей линии поведения польских военных организаций. По показаниям тех же лиц, материальная база отдельных легионов и всей «Польской организации войсковой» зиждется, в основном, на местных ресурсах, однако известную роль играет в ней и помощь, якобы оказываемая Англией.

Разоружением объединения Климитца движению легионеров в этом районе был нанесен серьезнейший удар, но окончательно подавлено оно не было. Воссоздание военных формирований взамен ликвидированных было поручено полковнику Лупешко, члену Виленского центра находящейся в данное время на нелегальном положении профашистской организации панской Польши «Озон».

Факт разоружения легионеров в районе озера Нароч послужил поводом для усиления легионерами грязной клеветнической кампании против советских партизан, «зверства» и «бандитизм» которых инсценировали сами же переодевшиеся под партизан легионеры из плютонов Римши, Канарека и др. Кампания имела известный успех, в основном, лишь среди зажиточной части населения (особенно из поляков и белорусов-католиков). Одним из немаловажных доводов в вопросе о симпатиях таких лиц явилось то обстоятельство, что легионеры, в отличие от советских партизан, расплачиваются за забираемое у населения продовольствие, если это не делается под фирмой советских партизан, немецкими марками, имея кредиты от своего центра.

В то же время не прекращаются нападения легионеров на мелкие партизанские группы. В ночь на 15.11.43 г. 8 возвращавшихся с задания партизан бригады им. Щорса в д. Працуты, Ошмянского района, где находилась в те сутки бригада Лупешко, были обстреляны засадой от плютона Римши, потеряв 4 чел. убитыми и 1 раненого. Как установлено, при возникших вслед за этим событием разговорах среди легионеров некоторые высказывали сожаление о случившемся, а один из офицеров, в частности, заявил: «Мой брат в Красной Армии, мы с ним должны идти плечо к плечу, но вышло наоборот». Многие из легионеров недовольны политикой своего командования в отношении советских партизан и в разговорах между собой высказыаются об уходе из бригады, если не будет достигнуто соглашение с советскими партизанами. За короткий срок более 10 легионеров, ушедших в отпуск, в бригаду не возвратились.

В декабре 1943 г. несколько легионеров ушли в бригаду легионеров Щербца, действовавшую в районе Ошмяны — Молодечно и, якобы, против советских партизан не выступавшую. Легионерам известно о существовании польского партизанского соединения им. Ванды Василевской, действующего в районе Варшавы.

На основе выдвинутого в открытом письме от 17.11.1943 г. командира партизанской бригады им. Гастелло т. Манохина предложения 25.11.1943 г. в расположении легионеров состоялась встреча представителей этой бригады с Богуном (Козловским) как заместителем полковника Лупешко. В своем отчете участник переговоров тов. Б. Волостных указывает:

«Встреча была с соблюдением всех воинских почестей. Мне было сделано заявление относительно открытого письма комбрига Манохина. Говорили, что он не прав, обвиняя их в том, что они бьют только советских партизан. На мой вопрос, что же заставило их открыть вооруженную борьбу с советскими партизанами, мне ответили, что по существу не они первые начали, а советские партизаны, разоружив легионеров под Нарочем».

Обходя вопрос о причинах, заставивших наших партизан принять такое решение, Богун пытался оправдать тактику легионеров, якобы, также вынужденную. Он заявил, подразумевая события у озера Нароч:

«Об этом факте тотчас же стало известно в Лондоне, после чего мы получили разрешение центра вести вооруженную борьбу с советскими партизанами до выяснения, было ли это сделано по инициативе одного Маркова или по распоряжению Москвы. Эти события заставили сократить наши операции против немцев, т. к. в вашем лице мы стали иметь также противников».

В силу заключенного предварительного, до очередных переговоров, соглашения каждая из сторон обязалась принять меры, предупреждающие возможность взаимных враждебных действий.

Во вторичных переговорах, о которых имеются лишь неполные данные, 14.12.1943 г. со стороны наших партизан принимали участие командир бригады им. Гастелло капитан  т. Манохин и 5 партизан-командиров, а бригаду Лупешко представляли майор Богун, поручик (предположительно-командир 1 плютона Канарек) и полковник (фамилия не установлена), отрекомендовавшийся представителем промежуточного центра, получивший от лондонского польского правительства установку — наладить с советскими партизанами нормальные взаимоотношения. Есть основания считать, что подобным образом конспирировал себя полковник Лупешко.

На предложение  т. Манохина высказываться по интересующим легионеров вопросам — полковник заявил о своей обиде по поводу обвинений, изложенных в открытом письме  т. Манохина, уже обсуждавшемся при первой встрече, допустив наглое и далекое от истины, но оформленное в вежливых тонах утверждение:

«Можно найти на службе у немцев с оружием в руках и литовцев, и латышей, и эстонцев, и, извините, русских солдат, но вы не найдете поляков».

Подводя под вопрос такую «солидную» базу, полковник просил о печатном опровержении открытого письма  т. Манохина, на что последний, подтвердив правильность данных им выводов конкретными фактами, ответил:

«Ни разу инициатива огня не исходила от советских партизан. Напечатать опровержение, безусловно, не могу, и мне никто не мог бы поверить. Самое лучшее, если вы своими делами докажете, что Манохин был неправ, подтвердив это фактами — активными действиями против немцев».

По вопросу о совместных действиях легионеров и советских партизан против немцев полковником было заявлено:

«Мы не можем сейчас самостоятельно решить это. Таким образом, остается второй вариант, устанавливающий сносные взаимоотношения, а именно: мы перестаем стрелять друг в друга и вообще не мешать — вы нам, а мы вам... Ни одна из сторон не должна вести агитационной работы, направленной против другой стороны, в частности, не распространять местных печатных изданий, где определенно говорится, что здесь — территория БССР. Мы еще не знаем, чья это будет территория. Советско-польская граница теперь, на наш взгляд, является спорной, и мы эту территорию считаем польской».

Получив от т. Манохина достаточно вразумительный ответ о праве советских партизан проводить на советской территории любую необходимую в их интересах работу, в том числе и распространять свою литературу, полковник вынужден был лишь «просить поверить „в то, что легионерами борьба с немцами проводится“ в значительно более широком масштабе, чем это кажется на первый взгляд».

Было решено: о дислокации и прибытии легионеров в новый район ставить в известность ближайшее подразделение советских партизан, этот район контролирующее; его же информировать обо всех боевых операциях, проведенных легионерами.

Уже через день после переговоров, 16.12.1943 г., группа в 6-7 легионеров, без предупреждения, открыла огонь по двум советским партизанам в районе м. Вишнев Свирского района. 19.12 легионерами были захвачены, обезоружены и назначены к расстрелу 3 партизана из бригады им. Ворошилова, двум из которых удалось бежать. Ранее этого — 12.12.1943 г. в районе Ошмяны легионеры, в ответ на предложение комиссара бригады им. Гастелло т. Губелиса о встрече с командиром местной группы легионеров для предотвращения возможных вооруженных столкновений, организовали облаву на тов. Губелиса и сопровождавших его 15 партизан. Организаторы облавы знали, безусловно, и о результатах переговоров 25.11 и о переговорах, намеченных на 14.12.1943 г.

В связи с этим т. Манохин обратился с письмом к руководству Виленского центра легионеров, предлагая окончательно договориться о прекращении враждебных действий между легионерами и партизанами и совместной борьбе тех и других против немцев.

На письмо это, адресованное «Начальнику подпольного центра в Вильно, руководящего польскими отделами, действующими на части территории Ви-ленской области БССР» 11.1.1944 г. последовал ответ «Командиру партизанской бригады им. Гастелло, действующей на территории Виленского воеводства Польской республики». Оговорив необходимость для польской стороны соблюдения различных мер предосторожности (отвод партизанских подразделений, а также и легионеров от места переговоров и т. п.), командир соединений легионеров округа Бойчар предложил встретиться 25.1.1944 г. на месте, которое будет им сообщено накануне переговоров.

18.1.1944 г. в районе м. Жодишки легионеры дали бой группе немцев, в результате чего последние имели 7 убитых и 21 раненого, потеряв некоторое количество оружия. Результаты боя были широко разрекламированы легионерами и использованы ими при переговорах 25.1.44 г., детали которых не установлены.

26.3.44 г. в район м. Вишнев Свирского района с запада прибыла бригада Лупешко в составе 6 плютонов, общей численностью до 400 человек, имея на вооружении винтовки, 10 пулеметов, 15 автоматов и пр. 28.3.44 г. в этот же район, к р. Вилия со стороны Ошмяны, подошла бригада Щербца — около 350 легионеров. Последние преследовали цели: мобилизовать население в свои ряды, активизировать националистические местные группы. Установив, что для борьбы с ними выслано несколько партизанских отрядов, легионеры ушли, заявив местным жителям, что от лондонского польского правительства получен приказ: не воевать с советскими партизанами. За время пребывания легионеров в этом районе — с 26.3 по 31.3 — бригадой Лупешко убито 13 советских партизан, попавших в засаду во время выполнения задания, а также расстреляно несколько советских активистов, связанных с нашими партизанами. Бригаде Щербца удалось на пути своего движения мобилизовать 80 человек, ранее занимавших командные должности в польской армии.

Партизанская бригада им. Жукова 5.4.44 г. в районе д. Беседно, на северо-западе от м. Глубокое, разгромила польский легион неустановленной принадлежности численностью до 200 человек. Убито 40, ранено 23 и взято в плен 3 легионера.

По штабу выявленной в январе с. г. Барановичской окружной организации учтены те же, что и в Виленском округе, отделы и службы, плюс отдел пропаганды. Имея типографию, организация регулярно выпускает листовки, о характере которых данных не имеется. Возглавляют окружную организацию бывшие офицеры польской армии, а основной состав ее аналогичен составу Виленского округа. Установлено, что 31.12.1943 г. окружной комендант выезжал в Варшавский центр за инструкциями по действиям на случай прихода Красной Армии. Ранее этого, в июне 1943 г., с партизанами, действующими в Слонимском районе, имел встречу под предлогом обсуждения вопросов, связанных с предполагавшимися совместными действиями, польский офицер под псевдонимом «Вольный», называвший себя представителем польской организации «Восток». Как основу для переговоров он выдвинул следующие условия:

1. Обоюдная согласованность в партизанской работе и проведение общих операций.

2. Дальнейшее развитие совместной работы ставится в зависимость от указаний польского центра.

3. Прекращение мероприятий партизан, связанных с поджогом имений, поскольку это ведет к общему обнищанию.

4. Введение обязательной оплаты за заготовки у крестьян — деньгами или натурой.

5. Свобода действий против банд грабителей.

6. Прекращение высылки на продовольственные заготовки евреев, поскольку те издеваются над населением, вынуждая прибегать к оружию.

7. Не отбирать у жителей оружие, так как оно пригодится им в будущем.

8. При возможности — помочь польским организациям оружием.

9. Польская организация по требованию советских партизан будет давать разведывательные сведения и проводников — только не из числа командиров.

О дальнейшем ходе и результатах переговоров сведений не имеется. Но уже в октябре прошлого года из того же Слонимского района поступили данные: местная «Польская боевая организация подземна», насчитывающая в своих рядах до 2000 человек, хорошо вооруженных, ставит целью борьбу против партизан и советского актива. В деревнях Птавские и Автиновичи, где имеется около 200 вооруженных членов организации, в постоянной готовности держится 25 подвод.

Ориентируясь, в основном, на наиболее реакционные, зажиточные слои поляков, националистические польские формирования не могут рассчитывать на основную массу польского населения. Оно, не сочувствуя легионерам и называя их «белополяками», ожидает прихода Красной Армии, оказывает большую помощь советским партизанам. Усиление нашей пропаганды содействовало бы большей изоляции польской националистической верхушки от масс и включению последних в активную борьбу с фашистами.

Заместитель начальника белорусского
штаба партизанского движения
Ганенко

Цитируется по: Партийный архива Института истории партии при ЦК КП Белоруссии. Ф. 4. Оп. 33а. Д. 570. Л. 1 — 20.Теги: Восточная Европа , Республика Польша, Польские формирования на территории СССР, Служебные документы и письма

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.