Все документы темы  
Российский архив Материалы по теме: Том VI


Барон Мюнхгаузен — российский кирасир: Документы 1739—1741 гг. / Публ. [вступ. ст. и примеч.] А. П. Капитонова

Барон Мюнхгаузен — российский кирасир: Документы 1739—1741 гг. / Публ. [вступ. ст. и примеч.] А. П. Капитонова // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1995. — С. 10—55. — [Т.] VI.

10

В июле 1737 г. при штурме турецкой крепости Очаков отличился высокопоставленный волонтер русской армии принц Антон Ульрих Брауншвейгский. Во время жаркого боя один из его пажей был убит, а другой ранен. Но немецкий принц мог не беспокоиться о пополнении своего штата. Юные слуги, находившиеся при Брауншвейгском дворе, с радостью напрашивались на каждое путешествие.

И действительно, в ноябре-декабре того же 1737 г. из Вольфенбюттеля пришли известия о скором отъезде в Санкт-Петербург новых пажей. Одного из них звали Иеронимус Карл Фридрих фон Мюнхгаузен*.

Так началась «российская» биография легендарного барона Мюнхгаузена, человека удивительной судьбы и беспримерной славы.

Почти через пятьдесят лет он станет прототипом популярнейшего литературного героя. Талантливые книги Распэ и Бюргера, замечательные иллюстрации Дорэ, счастливый графический облик — шляпа-треуголка, ботфорты, шпага, косица с бантом, само имя — повсюду вызывают неизменные симпатии.

Однако в сознании многих современников, а тем более потомков, исторический барон и барон литературный слились в единый образ.

Читателей и исследователей занимали, как правило, его книжные приключения, хотя и реально существовавший Мюнхгаузен не был обойден вниманием**.

Главные вехи его жизненного пути восстановлены по имеющимся в Германии источникам.

Иеронимус фон Мюнхгаузен родился 11 мая 1720 г. в наследственном поместье Боденвердер, недалеко от Ганновера. С 1735 по 1737 г. состоял пажом правящего Брауншвейгского герцога Карла, который и отправил его к брату в Россию. В 1739 г. Мюнхгаузен был определен корнетом в кирасирский полк; в 1740 г. — он уже поручик, а в 1750 г. — ротмистр. Еще в 1744 г. он женился на лифляндской дворянке Якобине фон Дунтен; однажды ездил домой в отпуск, окончательно покинув пределы Российской империи в конце 1750 г. На родине вел жизнь типичного помещика: занимался хозяйством, судился с крестьянами, забавлялся охотой, прослыв на дружеских пирушках бесподобным рассказчиком невероятных историй. Появление в печати своего двойника, по крайней мере внешне, Мюнхгаузен встретил с неудовольствием. В 1790 г. он потерял жену. Последние годы жизни были омрачены неудачной женитьбой бездетного барона, судебными тяжбами и болезнями. Он умер 22 февраля 1797 г. и похоронен в древней монастырской церкви...

К сожалению, сведения о пребывании Мюнхгаузена в России ограничивались отдельными скупыми фактами. А между тем именно впечатления молодости, прошедшей в далекой и загадочной для европейца стране, легли в основу увлекательных и, возможно, не таких уж и баснословных рассказов.

И это не случайно. За минувшие столетия огнем, водой и людским небрежением уничтожены документы, которые буквально день за днем позволили бы воссоздать послужной

11

список самого знаменитого российского кирасира. Недаром еще полковые историки сетовали на отсутствие архивных материалов, относящихся к XVIII в.*

И тем не менее «настоящий» барон не затерялся на страницах отечественной истории, и к счастью, не все эти страницы оказались утрачены.

Предпринятые нами архивные разыскания дали значительные результаты**. Достаточно указать на десятки автографов, чтобы представить уникальность этих источников; не говоря уже о содержательной стороне документов, касающихся военной карьеры Мюнхгаузена.

Иеронимус фон Мюнхгаузен

Иеронимус фон Мюнхгаузен

Совершенно конкретную трактовку получили те или иные сюжеты. Так, если вопрос о его участии в русско-турецкой войне 1735—1739 гг. пока остается открытым, то в отношении русско-шведской войны 1741—1743 гг. подобный вопрос можно считать вполне выясненным. В «особливой ведомости» Военной коллегии, направленной в императорский Кабинет, среди «отлучных же за делами ея императорского величества» в «бывшую шведскую войну» мы обнаружили и интересующую нас персону: «Того ж полку (Кирасирского

12

его императорского высочества — А. К.) Минихгаузен находился в Риге при оставшей от того полку команде и в компании не был»*.

Вместе с незабвенным бароном на документальном уровне возвращается целый историко-культурный пласт XVIII столетия.

Первая систематическая публикация, раскрывающая обстоятельства службы Мюнхгаузена в 1739—1741 гг., включает материалы официального делопроизводства военного ведомства. Прежде всего это рапорты, ордера и другие полковые бумаги. Сохранность столь обширного комплекса объясняется, как ни странно, превратностями политического развития — попыткой вычеркнуть из исторической памяти кратковременное царствование Иоанна Антоновича. В правление Императрицы Елизаветы и ее ближайших преемников было изъято, уничтожено или сокрыто огромное количество дел с так называемым известным титулом. К ним относилась и полковая переписка, немалая часть которой также безвозвратно погибла.

Обнаруженные документы характеризуют Мюнхгаузена как профессионального военного — офицера русской армии, задавая масштаб восприятия и понимания его фигуры в контексте эпохи.

Будучи пажом, он занимал скромную, но весьма почетную ступень общественной иерархии. Перед ним открывались неплохие перспективы, тем более что, прибыв в страну на исходе царствования Анны Иоанновны, он был свидетелем невиданного возвышения и влияния иностранцев.

Внешняя роскошь Петербургского двора не могла не поразить и не захватить молодого человека. Балы и концерты, торжественные приемы и церемонии, фейерверки и гвардейские парады, охота и другие развлечения сменяли друг друга, скрывая подчас жестокую и беспощадную борьбу правящих группировок.

Имевший необходимую выучку, Мюнхгаузен вряд ли слишком тяготился исполнением служебных обязанностей. Среди важнейших событий тех лет, по всей видимости, было его участие в подготовке своего патрона к летней кампании 1738 г., а также в долгожданной свадьбе Антона Ульриха и племянницы российской Императрицы в июле следующего года.

Тогда Мюнхгаузен находился в том возрасте, когда почти каждый дворянин посвящал себя военному делу. В декабре 1739 г. он становится офицером Брауншвейгского кирасирского полка — весьма престижной части русской армии.

Полки российских латников-кирасир были сформированы в начале 30-х гг. для усиления боевой мощи и успешных действий как против легкой турецкой конницы, так и против западной тяжелой кавалерии. Ряд преимуществ отличал их от остальной армии и приближал к гвардии. Они были расквартированы в наиболее удобных местах, получали повышенные оклады жалованья, имели превосходство в чинах. У кирасирских офицеров было больше шансов продвинуться по службе, несмотря на то, что часто не хватало вакансий, а казенное содержание не покрывало даже обязательных расходов на дорогой мундир и лошадей.

Отправившись к полку, Мюнхгаузен покинул Санкт-Петербург, пушечной пальбой, иллюминациями и маскарадами празднующий заключение мира с Турцией; город с блистающим среди дворцов «Ледяным домом» — довольно зловещим символом уходящего десятилетия.

В 1740 г. он уже в Риге, где находит очень хороший прием у дам и кавалеров. Это естественно, если вспомнить особое положение Лифляндии и Эстляндии, отошедших к России в ходе Северной войны. Прибалтика обладала значительной автономией, являясь для империи прежде всего оборонительным и наступательным плацдармом. Потомки немецких крестоносцев, завоевавших эти территории еще в XIII в., а также горожане из немцев сохранили и даже укрепили относительную независимость. Остзейские бароны, гордо именующие себя рыцарством, распоряжались в местных органах самоуправления, добились почти неограниченной власти над крестьянами, исключительного права на земельную собственность. Они были вольны служить или не служить русским монархам.

В городах заправлял патрициат — верхушка немецкого бюргерства, цехи ремесленников

13

ревностно оберегали свою неприкосновенность, а торговцы стремились не допускать в свои ряды чужаков.

Язык, вера, традиции, архитектурный облик средневековой Риги напоминали новоиспеченному корнету о доме. В этой среде он вполне мог чувствовать себя своим. Представитель уважаемого в Европе дворянского рода, протеже отца российского Императора, офицер привилегированного кавалерийского полка, командовавший первой ротой, состоящей при генерал-губернаторе, — все это обеспечивало достаточно высокий статус и обещало многое в будущем...

Конечно, наиболее привлекательной была парадная сторона кирасирской службы. Могучие кони, отборные всадники, богато украшенные мундиры; грохот литавр и звуки серебряных труб — производили незабываемое впечатление. Ярким зрелищем для рижан и приезжих становилось участие кирасир в различных церемониях. С восторгом отзывались о российских латниках именитые очевидцы, как это было, например, в 1744 г.: «Я очень хвалила виденные мною (войска — А. К.) и в особенности кирасирский полк, который действительно чрезвычайно красив»*.

Первая рота, или лейб-компания, считалась в полку образцовой, поэтому поддержание в ней надлежащего порядка требовало от Мюнхгаузена немалых усилий. Квартируя в крупнейшем военно-административном центре, он часто выступал в роли ходатая и посредника, отстаивая полковые интересы. Нелегко, как видно, давалось овладение премудростями русского языка, на котором велась официальная переписка, а главное, навыками бумаготворчества. В послужных документах ротмистра Мюнхгаузена начала 50-х гг. по поводу умения читать и писать сказано: «умеет по немецки, а по руски только говорит»**. Но это была общая проблема для офицеров-иноземцев, составлявших большинство в кирасирских полках. Помимо лифляндцев, эстляндцев и курляндцев, в них служили австрийцы, пруссаки, англичане, французы, итальянцы, ганноверцы и т. д.

Фактически целый год жизни «благородного и почтенного господина порутчика» Мюнхгаузена отражен в представленной публикации.

Благодаря его незаурядной судьбе востребованы оригинальные, ценнейшие источники, обычно не удостаивающиеся воспроизведения. В них зафиксированы не только любопытнейшие подробности армейского быта, взаимоотношения начальников и подчиненных, конфликтные и даже анекдотические ситуации. Сквозь бесстрастную констатацию фактов, повседневную рутину, канцелярский стиль проступают силуэты «больших» и «маленьких» людей, очерчиваются характеры; звучат живые голоса и интонации, создавая неповторимую атмосферу ушедшего времени.

Мировая «Мюнхгаузиада» пополнилась интереснейшей российской главой, и есть все основания полагать, что она будет не последней.

***

1

ИЗ ЖУРНАЛА ЗАСЕДАНИЯ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ

1739 г<ода> декабря 5-го дня, среда

Господа присутствующия в коллегии прибыли пополуночи:

Генерал-майор Измайлов1 в 9-м часу

Обер-секретарь Ижорин

В присутствие слушано:

Объявление генерала, ковалера и ея императорскаго величиства2 генерала-адъютанта господина Ушакова3 о пожаловании пажа Гиранимуса Карла Фридриха фон Минихаузина в Вонфельбительской кирасирской полк4 в карнеты.

 

Решено: Определить в тот полк и на чин дать патент.

14

2

ПРОТОКОЛ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ

№ 86 По указу ея и. в., объявленному чрез генерала, ковалера и ея и. в. генерала-адъютанта господина Ушакова, сего декабря 5-го дня государственная Военная коллегия приказали:

Пожалованного из пажей Гиранимуса Карла Фридриха фон Минихаузина в кирасирской Брауншвейской полк в корнеты определить в том полку на порозжую ваканцию1 и жалованье давать2, а при первой даче за повышение вычесть на гошпиталь. И верности присягу учинить ему при команде как указы повелевают. И для того велеть ему при команде явитца на срок по регламенту, в чем взяв от него реверс3, для проезду дать пашпорт и на чин патент. А х команде и для ведома в Обер-цалмейстерскую4 и Провиантскую канторы послать указы. А в Кабинет ея и. в. для известия подать репорт.

Петр Измайлов
G. W. de Hennin
5
Обер-секретарь Петр Ижорин


Декабря 8-го дня 1739 года

Секретарь Иван Рудин

Пометы: № 34.

Копию взял Иван Некрасов.

3

РАСПИСКА МЮНХГАУЗЕНА В ПОЛУЧЕНИИ
ПАТЕНТА НА ЧИН КОРНЕТА

<1739 года декабря> в 19-й де<нь>

<№> 736 Кирассирского Брауншвейгского полку карнету Гиронимусу Карлу Фридриху фон Минихаузину из пажей 1739 года декабря 4-го дня.

Ich habe das obegemalte empfangen*

H. C. F. von Munchhausenl

Расписка Мюнхгаузена в получении патента на чин корнета

Расписка Мюнхгаузена в получении патента на чин корнета

15

4

КОРНЕТ МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ

Кирасирского Броуншвейхского полку
в полковую канцелярию от корнета Минихгаузина

Репорт

Ордер1 за рукою его высокоблагородия господина подполковника фон Любрехта2, пущенной от 2-го, мною сего ж месяца 7-го числ<а> покорно получен, и притом с указов его императорского величества3 копии:

1. О титуле е. и. в. формы4.

2. Печатно указ о привождении людей к присяге5 и о получении оного репортовать, и об отчислении государевой нестроевой лошеди.

На которое его высокоблагородия предложение покорно доношу: по силе присланных с указов копей непременное исполнение чинитца будет.

Cornet v<on> Munchhausen

Ноября 8-го дня 1740 году

Рига

Помета: № 1035.

5

ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛ П. П. ЛАССИ —
ПОДПОЛКОВНИКУ Х. Л. ФОН ЛЮБРЕХТУ

Благородны<й> и высокопочтенны<й> господин подполковник

Сего ноября <...>* дня по указу е. и. в., а по розсмотрению моему1 произведен мною Брауншвейгского кирасирского полку карнет Менехгоузен в тот же полк на порозжую ваканцию в порутчики2. И, ваше благородие, извольте вышереченного карнета Менехгоузена в означенной Брауншвейгской кирасирской полк тем ево чином причислить и привесть по указу к присяге. А заслуженное жаловонье3 и разыонные деньги4 ему выдать с того числа как прапорщичья** ваканция состоит.

Вашего благородия к службе охотны<й>

Pete de Lacy

Ноября 26-го дня 1740 году

Рига

Пометы: № 323.

№ 2699.

Г. Любрехту.

6

ПОДПОЛКОВНИК Х. Л. ФОН ЛЮБРЕХТ —
ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛУ П. П. ЛАССИ

Генералу-фелтьмаршелу фон Лессии

Репорт

Вашего высокографского сиятельства высокоповелительный ордер, отпущенной из Риги минувшего ноября от 26-го, о произведении полку вашего высокографского

16

сиятельства кирасирского Брауншвейгского карнета Минехгоузена на порозжую ваканцыю в порутчики, в комплект причислен. А заслуженное жалованье и рацыонные деньги с того числа как порутчичья ваканцыя состоит выданы быть имеют.

<фон Любрехт>

Декабря 2-го дня 1740 году

<Венден>

7

ПОДПОЛКОВНИК Х. Л. ФОН ЛЮБРЕХТ —
РОТМИСТРУ Я. МЕЛБЕКУ

Благородный и высокопочтенный господин ротмистр1,
государь мой

По ордеру его высокографского сиятельства, высокоповелительного господина генерала-фелтьмаршела и Лифляндии генерала-губернатора, кирасирского Брауншвейгского полку полковника и разных ординов ковалера графа фон Лессии, полку его сиятельства ис корнетов Минихгаузен произведен в порутчики и ныне обретаетца в Риге при лейб-компании2. А по указу надлежит на тот новопожалованный чин привести к присяге.

Того ради вас, государя моего, прошу, чтоб означенной порутчик Минихгаузен вами в Риге приведен был к присяге в церкви, которая к нему послана. И по привозе с подпискою руки ево прислать в полковую канцелярию в Венден.

<фон Любрехт>

Декабря 3-го дня <1740 году>

<Венден>

8

ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ

Порутчику Минехгоузену

По получении сего изволите, ваше благородие, посланных при сем закомплектных кирасир в комплект в кирасиры причислить: Еремея Капралова, Семена Петрова, сентября с 1-го числа, и в верности учинить им присягу, которая при сем посылаетца. И оную за подписками рук их прислать в полковую канцелярию, ибо оныя за неимением здесь в Вендене полкового попа к присяге не приведены. А определенных в Смоленской гарнизон кирасир Придвишкина и Белова из роты выключить. При сем же послано со оных отставных снетого: кафтанов новых два, калетов два, а камзольчики голубые и штаны отданы им отставным1.

Також и вашему благородию присяга на новопожалованной порутчицкой ранг при сем посылаетца, которую учиня и подписав, прислать в полковую канцелярию купно с кирасирскою присягою.

<фон Любрехт>

Декабря 3-го дня 1740 году

<Венден>

9

ПОРУЧИК МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ

Кирасирского Броуншвейхского полку
в полковую канцелярию от порутчика Минихгаузена

Ордер за рукою его высокоблагородия господина подполковника фон Любрехта, пущенной прошедшого ноября 29-го, мною сего ж течения 3-го числ<а>

17

покорно получен, и притом с указов е. и. в. копии; на которые покорно репортую:

1. О титулах е. и. в. форма1.

2. О пожаловании от е. и. в. любезнейшего государя родителя2 генералисимусом и протчих министров и генералитетов3, о которых в лейб-компании всем чинам публиковано4.

3. О даче с начала нынешней осени до самого лета для пробы сена каждой лошеди против5 стата с убавкою, а именно: кирасирской по 16, драгунской по 15, подъемной по 12 фунтов в сутки6.

А в лейб-компании на кирасирских, драгунских и подъемных лошедей по указу Рижской генерал-губернской канцелярии положено давать на месяц, а именно: кирасирской овса 4 пуры7, сечки то ж число, сена 20 кит8, соломы 5 снопов; а на драгунских и подъемных овса по 3 пуры, сена по 18 кит, соломы по 12 снопов. И по помянутому положению то число фуража и получаетца, и вместо овса даетца вполы ечменю, а именно: на месяц кирасирской 2 пуры, а на драгунских и подъемных по 1 ½ пуры. И по опробацыи ныняшними зимними месецами тем фуражем лошедей удовольствованы быть не могут. И не так в бытности как прежде, ежели бы давано было на месяц кирасирской овса 4 пуры, сена 22 киты, сечки 4 пуры, соломы 5 снопов, а вместо овса ечменю по 2 пуры и 15 гарцов9; подъемным овса 4 пуры, сена 22 киты, соломы 5 снопов, то удовольствованы тем фуражем быть могут, чего и требуитца.

Сим же репортуетца: тако прошедшего ноября 27-го числа в покорности моей в полковую канцелярию представлено было, чтоб прислать денех на пользование государевых кирасирских лошедей, которых пользует Фаншмит Лейб-кирасирского полку10 лейб-компании, своим собственным лекарством, також и о присылке другаго трубача; на которое не токмо денех, но и резелюцы<и> и трубача и поныне не имеетца. Ибо оное требовано по приказу его высокографского сиятельства, на которое покорно прошу в резелюцыю или о присылке предложить меня своим ордером, ибо я и поныне предостерегая своих командиров, его высокографскому сиятельству не докладываю, а егда изволит уведать будет гневатца, понеже в лейб-компанию Лейб-кирасирского полку на лекарство лошедей деньги погодно отпускаютца. А посланной коновал объявляет, что у него лекарства не имеетца, и по усмотрению нашему он к тому неискусен.

Також уведомился я чрез канвойного кирасира, которой был командирован в Сан-Питербурх с камисаром11 для приему денежныя казны, и оная в полк на раздачу жалования привезена. А на лейб-компанию и поныне в Ригу в привозе не имеетца, от чего кирасиры в содержании и в совершенной чистоте и исправности имеют немалую нужду. Понеже и здесь особливо от Лифляндии стоящих рот чрез вседневныя поряды12 требуют чистоты, чего для, предостерегая своих командиров, я до сего времени его высокографскому сиятельству и не докладовал, дабы не возымел далея гнева. И покорно прошу для необходимости преслать, а ежели прислано не будет, то принужден буду трудить его высокографского сиятельства.

Також его высокографское сиятельство изволил мне объявить, что от его высочества Антона Улриха герцога Броуншвейх-Люнебурского и генералисимуса, и Конно<й> е. и. в. гвардии13 подполковника по присланному ордеру к его высокографскому сиятельству, пожалован я в порутчики. И ежели в полку такой ордер имеетца, то покорно прошу по силе оного меня предложить.

Сим же репортую: по силе приказу его высокографского сиятельства и здешних командиров надлежит быть всегда при конюшни в день 3 раза при чищении лошедей и при задаче овса афицерам, також и в смотрении чистоте и в исправности аммуницыи; а у меня при лейб-компании по силе положенного по

18

стату другова афицера не имеетца. Того ради покорно прошу прислать для вспоможения мне карнета, ибо при вседневном <изпра>влении в чистоте людей и лошедей изправитца невозможно. По тому ж, в бытность при лейб-компании господина карнета Жеребцова14, отобранныя от ружья кирасирского десять медных скобок что над спуском, и отосланы оной лейб-компании с капралом Глебовым в Венден для починки к меднишному мастеру кирасиру Александре Колокольникову; ис которых он Колокольников четыре скобки утратил, о чем при отбытии из Венденя лейб-компании управляющему за адъютанта карнету борону Шульцу15 и репортовано. На что он объявил, что де он зделавши, пришлет, которых и поныне в присылке не имеетца. И оныя скобки здесь в Риге делать я подряжал, за которыя просют от штуки по петидесят копеек. Того ради, дабы повелено было за оныя с него 2 рубли денех вычесть или ему, зделав скобки, прислать.

Генералиссимус герцог Антон Ульрих Брауншвейг-Люнебургский

Генералиссимус герцог
Антон Ульрих Брауншвейг-Люнебургский

Сим же покорно прошу прислать ко мне надлежащую афицерскую амуницыю, конской убор и протчее16 против протчих своея братьи господ афицеров. Поданное ко мне доношение от капрала Брыкмона, которым просит о даче ему апшыта17 и о представлении куда надлежит; которым же объявляет, что об оном уже напредь сего троекратно трудил полковую канцелярию, но резолюцыи никакой не получил. Из чево оной капрал намерен был персанально трудить его высокографского сиятельства, токмо от меня позволения не получил, которое доношение при сем сообщаю.

Lieutenant v<on> Munchhausen

Декабря 5-го дня 1740 году

Рига

Помета: № 1134.

19

10

ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — КОРНЕТУ Ю. ГЛАЗНОПУ

Карнету Глазнопу1

Понеже ныне имеетца при шестой роте за неимением в комплекте порутчицкой кирас с прибором, також ныне вновь построенные на тот чин в Риге мундирные и амуничные вещи: серебреной позумент и конской убор; а ныне вновь пожалован в порутчики Минихгоузен, которой вышеписанных вещей у себя не имеет, а обретаетца при лейб-компании в Риги.

Того ради изволите, ваше благородие, означенные на поручицкой чин вещи и кирас с нарочным капралом отослать в Ригу и приказать отдать ему порутчику господину Минехгаузену с роспискою. А что каких вещей по сортам отправлено будет, о том с приобщением подробной ведомости в полковую канцелярию репортовать2. Також и на что сукна и серебреной позумент принадлежит, о том сообщить к нему порутчику.

<фон Любрехт>

Декабря 11-го дня 1740 году

<Венден>

11

ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ

Порутчику Минихгоузену

На репорт вашего благородия1 следующее в резелюцыю предложить нахожу:

На пользование государевых кирасирских лошедей денег при полку не имеетца, ибо на все принятые в нынешнем годе деньги куплено лекарства, ис коего надлежащее число отправлено будет в Ригу.

Другой трубач Лесунов послан, которой по се число надеюсь уже и явился. Для роздачи жалованья з денежною казною в Ригу карнет и камисар Полянской2 вскоре отправитца. В команду вашу к лейб-компании афицера ныне командировать некого, ибо Брауншвейгского полку при всех ротах только состоит по одному афицеру, а егда ис команд прибудут, тогда к вашему благородию в помощь афицер немедленно командирован быть имеет. Оружейныя скобки четыре медником Колокольниковым вскоре зделаютца и к вам присланы будут. Надлежащею вашему благородию афицерскую амуницыю, конской убор и протчее против других господ афицеров велено послать из 6-й роты, оставшие от порутчика Ушакова3. По доношению капрала Брынкмана о даче ему абшита от меня к командующему генералитету представлено будет немедленно. <фон Любрехт> Декабря 12-го дня 1740 году <Венден> 12 ПОРУЧИК МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ Кирасирского Броуншвейхского полку в полковую канцелярию от порутчика Минихгаузина Репорт Два ордера за рукою его высокоблагородия господина подполковника фон Любрехта, пущенныя порошедшого 740 году декабря первой от 21-го, второй от 20 23-го числ, и притом печатно указ и с указов е. и. в. восемь копей, мною того ж течения первой 27-го, второй 30-го числ покорно получены, в которых предложено: 1. О продолжении беглым драгунам, салдатам и матросам, и рекрутам ко объявлению и их до декабря месяца сего 741 году, и о присылке в полковую канцелярию печатного указу, которым объявлено против вышеписанного, пущенного прошедшого ноября 29-го числ<а>1. 2. О присутствии в Сенате тайному советнику Федару Наумову2 и о протчих, о которых в лейб-компании всем чинам публиковано, и требомой печатной указ при сем сообщаетца. Також и о умершем ротмистре князе Сибирском3 всем чинам публиковано. А ведомость в продаже государевых негодных кирасирских лошедей, купно им, деньгам и расписка в прошедшем сентября 5-го числа в полковую канцелярию за рукою господина карнета Жеребцова отправлена, и в приеме тех денех карнета и комисара Полянского за рукою имеетца при роте расписка. Во втором, об отправлении всемогущему Господу Богу благодарения для возшествия на Всероссийский престол всепресветлейшаго державнейшаго великого государя нашего императора Иоанна Антоновича приказать учинить целибиряцыи4 при благодарении всемогущему Богу с троекратною из мелкого ружья залпом пальбу и о имении годоваго траура5; и о публиковании о пожаловании по имянному е. и. в. указу господина ротмистра Мурзина6 ва армейския полки примьер-маэором. На которое покорно доношу: Об отправлении ко всемогущему Богу благодарений по генеральному приказу торжественная пальба учинена прошедшого декабря 3-го числа, и об ротмистре Мурзине всем чинам публиковано. Також по справке при лейб-компании явствует, что вычтено ротмистром князем Сибирским в бытность при оной лейб-компании в местечке Богодухове порутчиком, с кирасира Ивана Кудрявцева за утраченный им на Украинской линии7 кирас денех два рубли сорок копеек, которые и по сие число деньги с него в роту не получены. Того ради полковую канцелярию покорно прошу о вычете с него Сибирского помянутых денех учинить свое благорасмотрительное определение. Lieutenant <von> Munchhausen Генваря 4-го дня 1741 году Рига P. S. Сим же репортую: кирасир Федор Лебедев украл бывши на конюшне на крауле* овса четыре четверика8, об котором репортовано его высокографскому сиятельству. На что его высокографское сиятельство изволит расмотрение учинить, сам которой и по сие число содержитца под краулом. Lieutenant v<on> Munchhausen Пометы: Генваря 5-го дня 1741 году. № 18. 13 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Порутчику Минихгаузену По получении сего изволите, ваше благородие, атестованных к отставке 1-й роты кирасир: Василья Пердунова, Михея Андронова, извощика Никиту 21 Завьялова, да оставленного при лейб-компании 2-й роты кирасира Осипа Чупина, с посланными отсель в Ригу, представить обще его высокографскому сиятельству. Генваря 26-го дня 1741 году <Венден> 14 ПОРУЧИК МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ Кирасирского Броуншвейхского полку в полковую канцелярию от порутчика Минихгаузина Репорт Два ордера за рукою его высокоблагородия господина подполковника фон Любрехта, пущенныя от 21-го, и притом с указов е. и. в. две копии, мною сего ж течения 25-го числ<а> покорно получены, в которых предложено: В 1-м, о бытии генералом-полицмейстером тайному советнику Наумову1 и о протчих. В 2-м, чтоб отобрать от старых муштуков2 кольца и смыки медныя, пришить к новым, а от новых железныя кольца и смыки отобрав, к старым пришить, и оныя седла и муштуки впредь до ордера содержать под охранением. На которое покорно доношу: Седел и муштуков новых при лейб-компании в получении еще не имеетца, и ежели оныя к полку уже привезены, прошу командировать ли для приему оных в Венден или присланы будут, предложить своим ордером. Також требомая ведомость аб патронах при сем же сообщаетца. Lieutenant v<on> Munchhausen Генваря 27-го дня 1741 году Рига Пометы: Получено генваря 29-го дня 1741 году. № 70. 15 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Порутчику Минихгаузину Понеже сего числа положенные по воинскому стату на лейб-компанию вновь построенные седла кирасирские привезены в Венден, того ради по получении сего изволите, ваше благородие, от лейб-компании прислать четырех подъемных лошедей с канвоем в Венден для приему и отвозу в роту помянутых седел в немедленном времени. На нынешних отставных кирасир дву человек прислать калеты в Венден тотчас. Февраля 12-го дня <1741 году> <Венден> 16 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Порутчику Минихгаузину Вашему благородию чрез сие предложить нахожу: Старые кирасирские седла изволите, собрав в одно место, содержать в бережении впредь до ордера. 22 Карнету господину Ламакову1 кирас афицерский с прибором 1-й роты с кирасиром отсель отправлен, а протчего убору при полку не имеетца, которой может он от себя построить. Из хлопцов в денщики февраля с 6-го числа ему причислить до определения ему из рекрут, может и правиант на оного производить с протчими. <фон Крокау2> Февраля 17-го дня 1741 году <Венден> Автограф поручика Мюнхгаузена 17 ПОРУЧИК МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ Кирасирского Броуншвейхского полку в полковую канцелярию от порутчика Минихгаузина Репорт Ордер за рукою его высокоблагородия господина подполковника фон Крокау, пущенной от 21-го, мною сего ж февраля 23-го числ<а> покорно получен, и притом с указов е. и. в. десеть копей, в которых предложено: В первой, о бытии генералу-лейт<е>нанту и обер-каменда<н>ту Игнатьеву1 в Военной коллегии виц-прозыдентом и о протчем, по которым в лейб-компании всем чинам публиковано. 23 При сем же о получении из рижского могазейна на сей февраль месяц сего 741 году провианта и фуража людям и лошедям, и о роздаче в лейб-компании две ведомости сообщаютца. Lieutenant v<on> Munchhausen Февраля 26-го дня 1741 году Рига Помета: № 172. 18 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Порутчику Минихгоузину По представлению вашего благородия Фаншмит Эринк с надлежащим лекарством для пользования лейб-компании кирасирских и протчих лошедей при сем посылаетца, которого без излишняго задержания прислать обратно в Венден, ибо как и вам давольно известно, что при полку Фаншмит один обретаетца. <фон Крокау> Марта 17-го дня 1741 году <Венден> 19 ПОРУЧИК МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ Кирасирского Брауншвейского полку в полковую канцелярию от порутчика Минхгаузина Репорт Семь ордеров за рукою его высокоблагородия господина подполковника фон Крокау, пущеныя первой от 5-го, второй от 6-го, третей от 12-го, четвертой и пятой от 13-го, шестой, седьмой от 15-го числ, и притом с указов е. и. в. четыре копи<и>, мною сего ж течения 18-го числа покорно получены; в которых предложено: В 1-м, о публиковании о пожалованых квартермистра1 Ивана Шупинского и протчих. В 2-м, об отставке шляхетства Военной коллегии2 и о укомплектовании полков людьми и лошедьми3, и о исправлении припасов к предбудущему апрелю месяцу, и о пожалованных чинами в прошлом 740-м году4. В 3-м, о довольствии кирасирских и протчих лошедей фуражем. В 4-м, о публиковании об пожалованых и выпущеных из Броуншвейскаго в полевыя полки карнета Алымова и о протчих. В 5-м, о удостоинстве в годные новопостроеных кирасирских седел. В 6-м, о публиковани<и> об отставке от воинских и стацких дел перваго министра генерала-фелтьмаршела и ковалера фон Миниха5. В 7-м, о присылке ведомости в которых годех, месяцах и числах, и сколько имено в роту получено шпаг ундер-афицерских и кирасирских, и нестроевых, и с того числа каким случаем и кем утрачены, и в полковую канцелярию репотовано ль; и о присылке ротных журналов, книг и протчих в полковую канцелярию для свидетельства, и о получении оных ордеров репортовать. И о репортовании 24 месечных репортов о людех и о лошедях, которыя в службе быть неспособны; и присылке ведомости, кто имяны ис кирасир не имеют голубых камзольчиков, и для приему сукна. На которые его высокоблагородия предложения покорно доношу: По первому и по второму, по третьему и по четвертому в лейб-компании всем чинам публиковано и непремено<е> исполнение чинитца. По пятому, привезеные из Москвы новопостроеные кирасирские седла из Вендена отпущенное число в лейп-компанию исправно получены, которыя нами обще с карнетом Ломаковым против обра<з>цоваго свиде<те>льствованы и явились мастерством и таваром сходствием. Да к тому ж уповательно, что уже обретающимися при полку господам<и> штап и обер-афицерами оные седла удостоины, егда и в лейб-кампанию присланы. По 6-му, об отставке перваго министра и энерала-фелтьмаршела и кавалера графа фон Миниха в лейб-кампанию всем чинам публиковано. По 7-му, о приеме шпаг и откудова, и котораго году, месяца и числа, и кем имено в лейб-кампанию приняты, куда и каким случаем, или кем имено убыли и утрачены, и куда о том репортовано, и какая на то резелюция воспоследовала, о том при сем ведомость покорно сообщаю. Ротныя книги и журналы по силе сообщенаго реестру от его превосходительства господина енерала-маеора фон Бутлера6 копии, которыя можно сочиня, впреть за неимением при роте ундер-афицеров и капралов с кирасирам Кнутовым присланы будут немедлено. А за протчия годы и сочинить невозможно, ибо обстоятельных журнальных записок не имеетца. При сем же, кто имяны ис кирасир лейб-компании не имеют голубых камзольчиков, о том ведомость сообщается. Lieutenant v<on> Munchhausen Марта 20-го дня 1741 году Рига Пометы: Получен марта 22-го. № 265. 20 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Порутчику Минихгоузину Ваше благородие, имеете меня тотчас репортовать чего для оной ордер, в котором предложено, чтоб корнет Ломаков для щету книг сюда <не>* прибыл, исполнения не учинено, понеже оной ордер уже в середу к вам прибыл, а он, карнет в пятницу в Митау отъехал. А что же он от его высокографского сиятельства увольнения выпросил не могу экскузовать1, ибо ежелишь ваше благородие оное его высокографскому сиятельству должным образом объявили бы, что он такой ордер от меня получил, то, конечно, ведаю, что ему увольнение никакое дано не было; но более есть сюды ехать с поспешением сами б приказали бы, понеже в щетах полковых немалой интерес зависит, чтоб их в скорости окончать, а только за карнецким отбытием так долго остановились оные щеты. Того для ожидаю вашего репорту: вы ли или карнет в том винен, что оной ордер не решпехтовали2, чтоб оное его высокографскому сиятельству покорно донести мог и подлежаще накозание на то выпросить. 25 Приобщеной ордер х карнету Ломакову надлежит вашему благородию тотчас к нему отправить, чтоб он по прочитании оного сюда в Венден явитца мог безо всякого замедления, ибо в скорости иного к щетам определить и командировать не имею. Також и о ружье, и о шпажных клинках изволите по осмотре своем при лейб-компании, обстоятельно немедленно меня репортовать: что имеет быть ис карабин и писталет к службе впредь неспособных и за чем именно, и что впредь еще могут быть в годных и<з> шпажных клинков; и чтоб были однем калибром и по длиною. А в присланной от вашего благородия ведомости о стволах корабинных и писталетных не упомянуто годны ль все или другие, за чем негодны. А ежелишь что впредь при смотре моем усмотрено будет в какой неисправности и не по силе предложеней, то изволите дать в том ответ. <фон Крокау> Марта 23-го дня 1741 году <Венден> 21 ПОРУЧИК МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ Кирасирского Брауншвейхского полку в полковую канцелярию от порутчика Минихгаузина Репорт Два ордера за рукою его высокоблагородия господина подполковника фон Крокау, пущенныя сего апреля, первой от перваго, второй от пятаго*, и притом с указов е. и. в. из государственной Военной коллегии две копии, в которых предложено: В 1-м, о довольствии государевых кирасирских, нестроевых лошедей фуражем, о требовании и в дачю о произвождении по последнем его высокорейсхграфского сиятельства предложению1, а именно: в месяц на кирасирскую по три лофа офса, сена по десети пуд, сечки по три лофа2 или хотя и больше, и по три снопа соломы в сутки, а нестроевой по одной лофе ячменю и по одной же лофе офса, сена по девети пуд, да по двенатцети снопов соломы на неделю; притом же о поимке и о публиковании Лейб-кирасирского полку беглого капрала Казинича. Во оном же его высокоблагородия ордере объявлено, что сообщены две копии: первая с указу е. и. в. об объявлении Бироновых пожитков3, вторая со ордера его императорскаго высочества высокоповелительного генералисимуса о неподаче афицерам мимо своих командиров доношений и челобитен4. В 2-м, о довольствии кирасирских и протчих лошедей фуражем по определению его высокографского сиятельства, и о воздержании штап и обер-афицерам себя как честь их и должность требует, и о исполнении оных репортовать5. На которое его высокоблагородия предложение покорно доношу: По 1-му, на довольство государевых кирасирских, нестроевых и протчих лошадей фураж в лейб-компанию получаетца по силе Рижской генерал-губернаменской канцелярии указу, а именно: в месец кирасирской овса по одной и по одной трети четверти6, сечки по одной четверти, сена по десети пуд, соломы по два и пол пуда, а на нестроевых, подъемных и в число кирасирских русских по четыре четверика овса, по два четверика ячменя, по девяти пуд сена и по шести 26 пуд соломы; и о поимке Лейб-кирасирского полку беглого капрала Казинича в лейб-компании всем чинам публиковано. А что упоминаетца, что с указу е. и. в. об объявлении Бироновых пожитков и со ордера его императорского высочества высокоповелительного генералисимуса о неподаче афицерам мимо своих командиров доношений и челобитен, копии не сообщены и в лейб-компанию при оном ордере не получены. И ежели в полку оныя копии имеютца, то прошу прислать, из чего б за неприсылкою какого надлежащаго ко изполнению дела не воспоследовало препятства; и то видно, что полковая концелярия за поспешением не успела прислать. Фельдмаршал П. П. Ласси По 2-му, в лейб-компании непременное исполнение чинитца и всем чинам публиковано. А привезенное из Москвы и в роту отпущенное число холста рубашечного восемьсот семьдесят четыре аршина, порточного четыреста девяносто четыре аршина на полной комплект и протчие получены, и в дачю на нынешней 741 год произведен. Також присланной при ордере в лейб-компанию прошедшаго марта 17-го дня Фаншмит Эринг для пользования государевых кирасирских больных и храмых, и протчих лошедей, которой обретался при лейб-компании свыше реченного числа, оного ж марта по 29-е число; и в бытность оного пользы никакой невоспоследовало, в которых и ныне при лейб-компании состоит кирасирских больных на все четыре ноги, мало владеют две, храмая одна, драгунская храмая одна, итого четыре лошеди. И оной Фаншмит по отбыти<и> своем для пользования оных лошедей лекарства никакого не оставил. Того ради покорно прошу для пользования вышеозначенных лошадей прислать Фаншмита, и чтоб оному повелено быть при лейб-компании до излечения оных лошадей. 27 Також, присланные в лейб-компанию на место несостоящих в комплекте шпаг кирасирских с медными эфесы, две получены. Lieutenant v<on> Munchhausen Апреля 12-го дня 1741 году Рига Пометы: Получен апреля 13-го дня. № 339. 22 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Порутчику Минихгоузену Минувшего февраля 17-го дня вашему благородию от меня предложено, чтоб состоящие в лейб-компании старые кирасирские седла с уборы, собрав в одно место, содержать в бережении впредь до ордера1. А по присланному в полк е. и. в. указу велено, чтоб помянутыя седла с приборы со общего определения всех господ штап и обер-афицеров оценены были настоящими ценами, и по той оценке продавать с публичного торгу. Того ради по получении сего изволите, ваше благородие, из находящихся ныне при лейб-компании в сохранении старых кирасирских седел с уборы, выбрав трех доброт, по одному самое лутчее, посредственное и самое негодное, в Риге чрез повеление рижской немецкой ратуши2 и руской таможни, и с тамошними жители ценить с публичного торгу с подписками рук их. И тот подписной руками оценщиков лист прислать в полковую канцелярию с первою почтою, а седел с приборы до получения от меня резелюцыи не продавать. <фон Крокау> Апреля 14-го дня 1741 году <Венден> 23 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Порутчику Минихгоузину Барс1 до вашего благородия отправлен с корнетом и камисаром Грековым2, а полатки ныне при полку не состоит, и ежелишь у вашего благородия не имеетца, то изволите прислать в полковую канцелярию требовательную ведомость, по которой можно б предложить в Москву порутчику Фетцову3 для постройки на вашу персону. Також и о шарфе, почему б можно было прислать к вашему благородию. <фон Крокау> Апреля 15-го дня 1741 году <Венден> 24 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Порутчику Минихгоузину Из репорту вашего благородия1 усмотреть я мог, что де в посланном ордере к вашему благородию объявлено: прилагаютца копии с указу е. и. в. об объявлении Бироновых пажитков и с ордера его императорского высочества 28 высокоповелительного генералисимуса о неподаче афицерами мимо своих командиров доношений и челобитен, а оных неполучено и то де видно, что полковая канцелярия за поспешением не успела прислать. А как ваше благородие сами ис того ордера могли усмотреть, что хотя <оные> указы в ордере сентенцыею2 прописаны, да за поспешением написать копей за которым шествием отсель в Ригу почты непосланы, и в ордере именно оско<р>блены, чего б и представлять недолжно. И то знатно учинено тако, что ваше благородие по руски читать недовольны, а у ундер-афицера и определенного к правлению письменных дел кирасира пре том были глаза затворены, смелость такую приняли канцелярию репремандовать3. Рядовой и офицер кирасирских полков 30-е — начало 40-х гг. XVIII в. С которых указа и ордера при особливом ордере к вашему благородию копии до получения от вас репорта посланы, по которым изволите непременное исполнение учинить и в полковую канцелярию репортовать. А впредь посылаемые ордеры изволите сами разсматривать и по ним непременное исполнение чинить. Також с неудовольством предпринял, что Фаншмит Эринк для пользования государевых кирасирских больных и храмых, и протчих лошедей, которой обретался при лейб-компании марта с 17-го по 29-е число, а пользы от него лошедям невоспоследовало. И то учинено видно вашим неприлежным смотрением, ибо оному чрез так долгое бытие в Риге можно вылечить. А ныне для пользования оных лошедей ево послать неможно, ибо довольно известно вашему 29 благородию, что и при полку Фаншмит один и то бесперестанно по ротам для пользования лошедей ездит, и ныне в ротах обретаетца. А какие для означенных больных, храмых и протчих лошедей потребны лекарства, оным прислать вскорости ведомость, по чему б отсель отпустить видно было, коих довольствовать может Лейб-кирасирского полку лейб-компании Фаншмит. <фон Крокау> Апреля 15-го дня 1741 году <Венден> 25 ПОРУЧИК МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ Кирасирского Брауншвейхского полку в полковую канцелярию от порутчика Минихгаузина Репорт По силе ордера1 его высокоблагородия господина подполковника фон Крокау, которым велено чрез Риги немецкой ратуши и руской таможни из находящих при лейб-компании старых седел оценить и по оценке б за подписанием оных оценщиков, чтоб прислать в полковую канцелярию подписку, на которое предложение и требовано. На что оная ратуша и таможня объявили, что без ордеру его высокогравского сиятельства оных оценщиков не определили, и на оное был принужден трудить его высокографское сиятельство. На что его высокографское сиятельство изволил объявить, что де в полк в резелюцыю ордер послан будет. При сем покорно представляю о состоянии лейб-компании сего 741 году генварской третной о ружье, мундире и амуницыи, что годного, негодного, и на место утраченного и непринятого требуетца в добавок, табель. А о людях и о лошедях с прибылью и убылью третной генварской репорт, и требуемую ведомость, что надлежит построить и каких вещей, и к приему е. и. в. заслуженного денежного жалованья за сию генварскую треть имянной список при сем сообщаетца2. Також по силе предложения требовано Лейб-кирасирского полку лейб-компании от Фаншмита Дица ведомости, что и какого для пользования государевых лошедей лекарства потребно. На что он объявил: болея пользовать не хочет и ведомости не дал за то, что прежнея ему за пущение крови и за лекарство не заплачено. Lieutenant v<on> Munchhausen Апреля 19-го дня 1741 году Рига Пометы: Получен апреля 24-го дня 1741 году. № 365. 26 ПОРУЧИК МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ Кирасирского Брауншвейхского полку в полковую канцелярию от порутчика Минихгаузина Репорт Два ордера за рукою его высокоблагородия господина подполковника фон Крокау, пущенныя сего апреля, первой от 19-го, второй от 21-го, мною сего ж течения 22-го числ<а> покорно получены, в которых предложено: В 1-м, о присылке по силе сообщенной формы ведомостей о приеме и о раздаче на людей провианта, а на государевых кирасирских лошедей фуража. 30 В 2-м, и притом со ордера его императорского высочества высокоповелительного генералисимуса государя герцога Брауншвейх-Люнебурского две копии1: о починке ружья, мундиру и амуницыи, фурманов2, патронных ящиков и протчего; и о присылке ведомости, что не имеетца ль в службе е. и. в. из швецкой нацы<и> афицеров и протчих чинов3; и о прибытии мне в Венден для подписки щетов. На которое его высокоблагородия предложение покорно доношу: По первому, по силе сообщенной, ведомости о приеме и о раздаче провианта и фуража за генварь и февраль, март и апрель месяцы при сем покорно сообщаютца. По второму, требуемую ведомость при сем покорно представляю и о протчем непременное изполнение чинитца. При сем же о треб<ов>ании на место непринятых в комплект мундирных и амуничных вещей, а что и каких по званию, о том ведомость сообщаетца. Також на обретающихся при лейб-компании 5-й роты цырюльник, 9-й роты коновал, на которых привезенного из Москвы нижнего мундиру при приеме в лейб-компанию на оных не отпущено, и из рот и по сие число оным не прислано, из чего оныя имеют немалую нужду. Того ради, дабы оным повелено было прислать по силе положенного на оных стату, что надлежит. Lieutenant v<on> Munchhausen Апреля 26-го дня 1741 году Рига Пометы: Того ж числа. № 396. 27 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Благородный и почтенный господин порутчик Минувшего апреля 29-го дня получена при ордере от его превосходительства господина генерала-маэора фон Бутлера с указу е. и. в. из государственной Военной коллегии копия о поручении бывших под командою перваго е. и. в. министра генерала-фелтмаршела и ковалера графа фон Миниха, которой от воинских и стацких дел уволен1, полки генералитету, кому которые по состоянию нынешних винтер-квартир2 близостию способны, и о протчем. С которой для ведома и публикования в лейб-компани<и> всем чинам при сем сообщается точная копия. Вашего благородия охотный слуга v<on> Krockau Маия 1-го дня 1741 году Венден На обороте: Благородному и почтенному господину порутчику Минихгоузену кирасирского Броуншвейского полку. В Риге. Печать полковой канцелярии. Пометы: Получен маия 4-го дня 1741 году. № 57. Г. Мин<хгау>зину. 31 28 ИЗ ПОЛКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ — ПОРУЧИКУ МЮНХГАУЗЕНУ Порутчику Минихгоузину Сего маия 15-го дня посланными промемориями1 кирасирского Брауншвейгского полку ис полковой канцелярии требовано ис камисии Генерального военного походнаго камисариата2 полковника и обер-крикс-камисара Апушкина3 на лекарство государевых кирасирских немецких лошадей денег 210 рублей 90 копеек с половиною, да от рижской артилериской канторы на обучение кирасир экзерцицыи4 пальбою пороху тритцать пуд. По которым промемориям, егда из оных канторы и камисии деньгам и пороху отпуск учинен будет, оное, ваше благородие, изволите принять. И из пороха, оставя при себе три пуда, достальное 27 пуд, такожде и деньги, прислать в полк на подъемных лошадях, находящихся при лейб-компании, и что учинено будет репортовать. Приписано: Також ежелишь имеетца при лейб-компании кирасирския лошади больные, то изволите приказать осмотреть Фаншмиту Лейб-кирасирского полку лейб-компании, и что лекарства потребно против Фаншмитова рецепта, изволите в Риге из оптеки взять и при себе содержать для пользования лошадей. И какого лекарства взято будет и за сколько, о том в полковую канцелярию репортовать, по чему б можно деньги отпустить, токмо, чтоб излишнего забрано не было. <фон Крокау> Маия 15-го дня 1741 году <Венден> 29 ПОРУЧИК МЮНХГАУЗЕН — В ПОЛКОВУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ Кирасирского Брауншвейхского полку в полковую канцелярию лейб-компании от порутчика Минихгаузина Репорт Четыре ордера за рукою его высокоблагородия господина подполковника фон Кронкау, пущенные, первой от 7-го, второй, третей и четвертой от 10-го, мною Теги: Российский архив, Том VI, 02. Барон Мюнхгаузен — российский кирасир. Документы 1739—1741 гг. , Служебные документы и письма

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.