Все документы темы  


Норов В. С. Письмо Норову А. С., 28 мая 1813 г. Швейдниц

Норов В. С. Письмо Норову А. С., 28 мая 1813 г. Швейдниц // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1996. — С. 158—159. — [Т.] VII.

158

В. С. Норов — А. С. Норову

Лагерь под Швейдницем 28-е Мая 1813

Целую тебя от всего сердца, любезный братец, и благодарю тебя, что меня не забываешь. В Калише и здесь получил я письма твои, ты пишешь, что здоров, но я сему не верю, ибо знаю, что такое лишиться ноги, и ты сам пишешь, что во многих местах рана твоя опять открылась. Все сие от первой дурной операции, редкой лекарь бывает хладнокровен под ядрами. Я сам сие много раз примечал. Но что делать! Надо надеяться на милость Божию, что скоро рану твою совершенно затянет. Я воображаю, как ты мучишься, любезной братец, да нимало чем меньше твоего мучаюся, воспоминая о тебе. Но нашему брату должно быть хладнокровну на эти вещи и утешать себя по крайней мере тем, что остался жив там, где тысячи остались на месте. Так, любезной братец, удивляюсь и я, как остался жив после последнего дела. И поверь, что естли бы лишился ноги или руки, то утешал бы себя тем, что терплю с тобою одно. О сем думаю я всякой раз, как идем в сражение. Я должен благодарить Бога, что, быв в четырех сражениях и два раза в деле, по сих пор не ранен. Я верю, как неприятно быть ранену в первом деле, но кто может роптать на Бога!

Я думаю, любезной братец: что ты известен чрез Газеты о всем, происходившем здесь. Вот тебе все в коротких словах. Перешед Ельбу, нашли мы французов между Лейпцигом и Альтенбургом в крепкой позиции21. Главнокомандующий граф Витгенштейн решился воспользоваться тою минутою, как Наполеон отрядил знатной корпус к Лейпцигу, и атаковать французов прежде, нежели сей корпус успеет подкрепить их. Сражение продолжалось с утра до полночи. Наши дрались с обыкновенною их храбростию. Пруссаки в сей день сравнились с нами. Правой фланг неприятеля был опрокинут, центр же его прорван и сбит с поля. Оставалось левый фланг и оный подавался назад, как вновь пришедшие колонны показались22. Тогда г. Тормасов пододвинул наш и 3-й корпус вперед, и мы были противупоставлены свежему неприятелю. Деревня Клейн-Гершен разделяла нас, в которой дрались наши стрелки с переменным щастием. Наши же гвардейские колонны стояли неподвижно и в готовности к атаке под сильным огнем вновь поставленных

159

неприятельских орудий. Тут ты можешь вообразить, как приятно нам было, особливо нам, егерям, которые привыкли драться в стрелках. Как я желал, чтоб нас пустили так, как под Красным, выгнать неприятеля из деревни или ударить в штыки! То бы наше дело. Но уже наступила ночь, а бестии французы все не переставали в нас жарить, и, чтоб виднее было, освещали нас пущенными ракетами и светлыми ядрами. Наконец, неприятель отступил и потянулся по дороге к Лейпцигу в намерении нас обойти. Тогда пошли и мы на маневры. Но естли б драться на другой день, то доказали бы им дружбу, ибо к утру должен был прийти Милорадович с свежим корпусом и не дал бы долго сомневаться. Французы гораздо многочисленнее нас в силах, особливо в пехоте. Конницы же у них мало, артиллерии у них довольно, но никак не может сравниться с нашею. Из гвардейской артиллерии была с нами только одна Гогелева рота23, которою командует теперь Ладыгин24, а Гогель умер. После сего дела перешли мы Ельбу обратно и стояли в укрепленной позиции под Будисином*. Здесь было у нас трехдневное сражение. В первый день г. Барклай-де-Толли атаковал корпус Коленкура** и разбил его наголову. 3 генерала, 6 пушек и 1000 пленными достались нам. На другой день началось Генеральное сражение. Неприятель сильно наступал на город и весьма много потерял. Но так как положено было ему дать Генеральное сражение, а не защищать город, то его подпустили под наши батареи. Здесь сражение сделалось весьма жарко. Французы сильно форсировали наш левый фланг, по горам в лесу, но были прогнаны казачьею артиллериею26. На третий день атаковал он нас во всех пунктах, но ничего не мог сделать. Артиллерия наша мешала его колонны, как песок вихрем. Все сие время стояли мы под ядрами. В 4-е часа пополудни неприятель, скопив все свои силы, стал теснить правый фланг наш. Пруссаки должны были отступить с важных высот, где французы поставили свои батареи. Тогда наш полк под начальством Алексей Петровича Ермолова послали на подкрепление27. Но пруссаки уже отступили, остались только одни мы прикрывать свои батареи. Били нас спереди, анфилировали28 нас с гор на правом фланге. Весь огонь французов был по нашей артиллерии и по нашим двум баталионам, но Слава Богу не дали французам завладеть ниже одним колесом. Здесь потерпели более всего стрелки нашего полка от брошенных в ров гранат, меня едва не убило ядром и больно ударило вырвавшеюся землею. Наконец велено было нам ретироваться, тогда батареи наши стали свозить через одно орудие, а мы прикрывали их отступ. Вашу гвардейскую артиллерию я всю видел в деле и славно действовала. Я часто вижусь с Ладыгиным, Дивовым29 и Сумароковым30, они все тебе кланяются и говорят, что получили от тебя письмо. Я, кажется, любезной братец, довольно тебе пишу, и еще бы более писал, когда б имел время.

Прощай, любезной братец. Молю Бога день и ночь о твоем выздоровлении. Прошу, не забывай меня. Прости, любезной братец. К папиньке я писал.

Брат твой Василий Норов.

Поклонись от меня Обольянинову31.

Сноски к стр. 159

* Бауценом (прим. в тексте).

** Лористона25 (прим. в тексте).

Теги: Российский архив, Том VII, 06. «Оригинальные письма из армии 1812—1813 гг.» , Документы личного происхождения

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.