Все документы темы  
Российский архив Материалы по теме: Том XII


Мысловский П. Н. Письмо Якушкину И. Д., 19 мая 1838 г. С. Петербург

Мысловский П. Н. Письмо Якушкину И. Д., 19 мая 1838 г. С. Петербург // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2003. — С. 157—158. — [Т. XII].

157

7

С. Петербург, мая 19, 1838.

Всему своя череда, милый и незабвенный сын мой. В прошлом году я пожурил Вас за небольшое недоверие Ваше к моим чувствам, а прямее сказать за ложный страх Ваш, чтоб не наскучить мне частою Вашею перепискою; в нынешнем же году Ваша очередь журить и бранить меня, сколько будет душе угодно. Слишком полгода смолкнуть, как смолкают жители гроба: этого не вынесли бы и дикари, и жиды, и всякая нехристь. Слишком полгода: это, сам я чувствую, никуда не годится. А потому остается только обратиться к Вашему долготерпению и повинною головою: согрешил пред тобою. Окаянен есть аз. Я вперед знаю, что Вы и не это простили бы мне. Но не захотите полюбопытствовать о причинах столь жестокого молчания моего? На это что бы ни сказал я, все было бы или одни увертки, или непростительное празднословие. В случае изысканного и утонченного извинения я походил бы на кулика, который, видя опасность от приближения стрелка, силится спрятаться и спастись от него, воткнувши длинный носик свой в болото, отнюдь не заботясь, сколько еще остается частей тела для дроби. Сходство мое с этою птичкою резко обозначилось бы и в другом случае: когда она хочет высвободиться из топкого места, то обыкновенно начнет прибегать к усилиям, т. е. ежели для освобождения лапок своих уткнется в землю носиком, то носик снова вязнет; буде же опрется о землю лапками для освобождения носика, то лапки увязают. Нет, не хочу быть Вашим куликом. Простите, да и только. Хотел было прибавить к сему: вперед не буду таков, но какой-то внутренний голос говорит мне: остановись. Иже человек, сотканный не из небесной ткани. Не забывай Давида: всяк человек ложь.

Ах, как много бы надлежало мне писать Вам в ответ на последнее Ваше письмо: к огорчению — не имею времени всего выполнить. По крайней мере скажу

158

мою мысль о предмете, ближайшем к моему сердцу. Вы говорите, что написавши мне целых три странички, только что склоняли в различных падежах местоимение Я. Во-первых, я полагаю, что к Вам, в нынешнем Вашем положении, ближе склонение, нежели спряжение, или все равно — сочетание. Станем же примерно склонять местоимение Я, например, я всем сердцем люблю и благоговею пред общим Отцом тварей и Спасителем моим Иисусом Христом, и желаю, и всячески ищу укрыться от мира в бесценных Его язвах. — Меня ради и подобных мне грешников унизился Он до принятия на себя платы человеческой, для того, чтобы соединить Божество с человеком. — Мне оставил он наследственный крест и велел быть на нем и не сходить с него, дондеже все совершается. — Меня, отчужденного и лишенного прежней славы, благоволил Он паки усыновить Богу и Отцу и обручить своею кровию будущему Царствию. О, я — червь земли и неключимый раб пред Его Величием и благостию. О, я ничто — и все. Прах и бисер неба; земный узник и сонаследник горьнего Сиона. Мною или надо мною да будет во всем святая воля Его. — Во-вторых, как бы Вы ни склоняли или склонялись, можете быть уверены, что каждая строчка Ваша будет мне приятна. Бог видит, что говорю правду. А потому к чему смотреть на количество страничек? Надобно иметь в виду качество выражений, от сердца зависящих. О, мой друг. Ведь сердце буде бы что и соврало или выболтало: это еще не беда. Оно же само найдет средство и выпутаться. В нем и елей, и желчь, и рай, и ад.

Благодарю Бога за то спокойствие, которым Он благословляет Вас в нынешней вашей жизни. А знаете ли, что это спокойствие не всегда живет и в чертогах сильных земли?

Потрудитесь поклониться от меня любезному Матвею Ивановичу с его супругою и поблагодарите его за память обо мне. Вы назвали потерю их невозвратимою: полно, правда ли это? К чему ж у нас будет пословица: где вода была, там опять будет? Помилуйте, все от Бога, и нет ничего без Него. Следовательно, Матвей Иванович может еще надеяться иметь вместо одного дитяти двух и более. Вот ему и средства к сему благоприобретению: пускай раньше ложится спать и позже встает.

Простите, друг мой и сын незабвенный. Желая Вам мира душевного, прошу не забывать и о мире духовном, который, в полном смысле, есть второе небо, куда нисходит Бог по изволению беседовать с своими избранными. Простите, я часто говорю и буду говорить о Вас с собой и с Богом. Виноват — иногда говорю и с почтенной пустынницей Покровской57, которая в последнем письме своем славно вымыла мне голову, и за что же? За то, что я беспокою ее частою перепискою. Подумайте-ка! — Уж иногда думаю, думаю: не выжила ль она из лет? — Обнимаю Вас со всею моею любовию. —

Петр Мысловский

Теги: Российский архив, Том XII, 12. Из переписки отца Петра Мысловского (письма П. Н. Мысловского А. Х. Бенкендорфу, Н. М. Рылеевой, Н. Д. Фонвизиной, М. Я. Фон Фоку, А. В. и И. Д. Яку, Документы личного происхождения

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"