Все документы темы  
Рубрики Рубрика: Рубрики


Неизвестные экспромты А. С. Пушкина в письме Я. А. Орла-Ошмянцева П. И. Бартеневу, 29 мая 1880 г.

Неизвестные экспромты А. С. Пушкина в письме Я. А. Орла-Ошмянцева П. И. Бартеневу, 29 мая 1880 г. / Публ. [вступ. ст. и примеч.] А. К. Афанасьева // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2005. — [Т. XIV]. — С. 663—666. — Из содерж.: Орел-Ошмянцев Я. А. Письмо Бартеневу П. И., 29 мая 1880 г.. — С. 665—666.

663

НЕИЗВЕСТНЫЕ ЭКСПРОМТЫ А. С. ПУШКИНА
В ПИСЬМЕ Я. А. ОРЛА-ОШМЯНЦЕВА П. И. БАРТЕНЕВУ
29 мая 1880 г.

Петр Иванович Бартенев был страстным поклонником А. С. Пушкина. Со студенческой скамьи и до конца жизни он собирал материалы о жизни и творчестве великого поэта. П. И. Бартенев, вместе с П. В. Анненковым и Я. К. Гротом, заложил основу научного пушкиноведения. Ему принадлежит около десятка крупных работ о Пушкине и огромное количество публикаций о нем в «Русском архиве». Знаменитые тетради с многочисленными записями рассказов родственников, друзей и знакомых Пушкина были напечатаны М. А. Цявловским отдельной книгой*.

В ОПИ ГИМ (Ф. 368. Ед. хр. 1. Л. 69—70) хранится письмо, адресовано Бартеневу не только как редактору журнала, но и как члену Комитета по сооружению памятника Пушкина в Москве и члену Общества любителей российской словесности (ОЛРС) — главного организатора пушкинских торжеств 1880 г. В этом письме приводятся тексты двух стихотворных экспромтов, принадлежавших, по свидетельству автора письма, А. С. Пушкину. Один из экспромтов — двустишье о князе В. Ф. Одоевском, другой — сатирическое четверостишье о порядках в столице в конце 1820-х — начале 1830-х гг. Оба этих стихотворения не вошли ни в Полное собрание сочинений поэта, ни (насколько нам известно) в так называемую псевдопушкиниану. Письмо это представляет собой автограф на трех страницах двойного листа почтовой бумаги большого формата в клетку, без водяных знаков. Почерк довольно сложный; текст составлен наспех или небрежно, с недописанными словами и неоконченными фразами.

Автор письма Яков Анисимович Орел-Ошмянцев (Орля-Ошмянец Яков Онисимович) (1828—1893), филолог по образованию, неоднократно выступал на страницах «Русского архива» в качестве публикатора. Им подготовлены к печати приказы И. Н. Скобелева, четыре статьи и часть воспоминаний В. Ф. Одоевского, а также письма разных лиц к А. С. Пушкину. Сведений об этом человеке в литературе совсем немного. Сохранился небольшой личный архивный фонд Я. А. Орла-Ошмянцева, состоящий из рукописей, писем к нему В. Ф. Одоевского и С. А. Соболевского, а также его письма Н. А. Милютину**. В одной из опубликованных в «Русском архиве» записных книжек П. И. Бартенева говорится, что Я. А. Орел-Ошмянцев составлял карту славянских народов, за что был заподозрен в шпионаже и по требованию австрийского посла арестован и посажен в Петропавловскую крепость. Его друг В. Ф. Одоевский ходатайствовал за

664

него перед московским генерал-губернатором В. А. Долгоруковым, благодаря вмешательству которого в это дело Орел-Ошмянцев вскоре был отпущен. Однако за время пребывания в крепости его богатейшая библиотека и собрание рукописей были разграблены*.

О спасшем его друге, князе Владимире Федоровиче Одоевском (18041869), известном писателе, философе, музыканте и общественном деятеле написано немало. Для оценки степени достоверности сведений, приведенных в письме Орла-Ошмянцева, следует сказать несколько слов о взаимоотношениях Одоевского и Пушкина. Их личное знакомство относится к 18271828 годам, однако еще в 1824 и 1825 гг. в альманахе «Мнемозина», который Одоевский издавал вместе с В. К. Кюхельбекером, печатались стихотворения ссыльного Пушкина. Тогда же князь, «добрейший, бескорыстнейший, чуть ли не святой служитель всего изящнейшего»**, написал музыку к некоторым произведениям великого поэта. Пушкин также высоко ценил многогранное творчество Одоевского. Ближайшие друзья Пушкина — П. А. Вяземский, С. А. Соболевский, А. И. Тургенев, В. А. Жуковский, П. А. Плетнев — были друзьями и Одоевского. Пушкин был частым посетителем литературномузыкального салона Одоевского, встречались они и у общих друзей, и в великосветских гостиных Петербурга. Их объединяло также сотрудничество в «Литературной газете», «Северных цветах» и особенно в «Современнике», где Одоевский активно выступал не только в качестве автора, но и организатора этого издания. В Полном собрании сочинений Пушкина опубликовано 18 писем и записок поэта к Одоевскому. Творческие связи переросли в личную дружбу. Во время своей поездки в Оренбургский край в 1833 г. Пушкин посетил мать Одоевского, жившую в Симбирске. Дружили они и семьями: новый 1835 и 1836 год супруги Пушкины встречали в доме Одоевских. Незадолго до смерти великого поэта Одоевский написал статью «О нападениях петербургских журналов на русского поэта Пушкина». Ему же принадлежит пронзительный некролог Пушкину, начинавшийся словами: «Солнце нашей Поэзии закатилось!».

О другом упоминаемом в письме лице — ближайшем друге Пушкина Сергее Александровиче Соболевском (1803—1870) — сестра поэта писала, что без него «Александр жить не может». Он сумел предотвратить дуэли Пушкина с Ф. И. Толстым и В. Д. Соломирским. В августе 1836 г. он уехал за границу, роковая дуэль произошла в его отсутствие. В. А. Соллогуб писал: «Я твердо убежден, что если бы С. А. Соболевский был бы тогда в Петербурге, он, по влиянию его на Пушкина, один мог бы удержать его. Прочие были не в силах»***.

Чтобы лучше понять смысл публикуемого четверостишья, необходимо заметить, что Николай I неукоснительно требовал от всех соблюдения установленных норм и правил поведения как на военной, так и на гражданской службе и строго наказывал нарушителей порядка. Чиновникам запрещалось иметь усы и бороду; было четко определено, кто имел право ездить на паре лошадей, кто на тройке и т. д. Офицерам разрешалось ездить на щегольских дрожках (легких четырехколесных экипажах), писарям же, как канцелярским служителям, не имевшим классного чина, такая роскошь не позволялась. Особенно строго соблюдалась форма одежды у военнослужащих. Офицеры на службе должны быть только в форменных шляпах, носить фуражки им было разрешено исключительно вне службы; появление офицера в мундире и в фуражке считалось совершенно недопустимым и каралось как грубое нарушение.

Письмо с неизвестными стихами Пушкина не было опубликовано Бартеневым. Возможно, в предпраздничной суете по случаю открытия памятника оно было оставлено

665

«на потом» и забыто. Возможно, Бартенев приберегал его, как и свои записи рассказов о Пушкине, для другого случая, который так и не наступил. Не исключено, что это была мистификация с целью получить билеты на торжественные мероприятия. А может быть это действительно Пушкин?! В ОПИ ГИМ имеется еще один список этого четверостишья (с незначительными разночтениями), под которым подписано: «А. С. Пушкин» — в одном из рукописных сборников 1840-х годов «Всякая всячина» из коллекции А. П. Нордштейна.

Письмо Я. А. Орла-Ошмянцева П. И. Бартеневу.
29 мая 1880 г.

У меня записано, что среди воспоминаний о николаевском времени князь В. Ф. Од[оевский] говорил, что заметно было некоторое подражание Наполеону I-му; не ленились рано, поздно — скакать в лазареты, казармы — но только почему-то это вовсе не возбуждало той любви и восторга, которые были там.... Наблюдение за строгим порядком и формой караулов в столице немножко смешивалось с поддержанием порядка, а стало быть и благосостояния в государстве. И тутто, подсмеиваясь над всякой возможностью революции в России, князь сказал и стихи Пушкина:

Когда в столице нет Царя
И безпорядку в ней нет меры:
На дрожках ездят писаря
В фуражках ходят офицеры....

А потом, внизу, Соболевский говорил, что таков был действительно экспромт сначала, но что после событий 1830 и 31 года Пушкин при нем, Соболевском, и немногих ближайших варьировал его уже так:

Когда в столице нет Царя
То революции нет меры!
На дрожках рыщут писаря
В фуражках бродят офицеры....

И находил эти «рыщут» и «бродят» — весьма уместными и характерными. Он же передал мне стих поэта на незабвенного гастронома и хлебосола:

Князь Одой и надоит
И накормит и напоит....

варьировав, впрочем, в другой раз — одоит и пр.

____

Но что же Вы делаете, добрейший Петр Иванович: пока собираетесь публиковать, Исаков собирает по 10 рублей с портрета,1 а другой здесь художник (кроме спекулянта Пашкова) собирает по 5 — до 2 р. за портрет? и время уходит?

Не думаю, чтоб открытие состоялось 4 Июня; я впрочем, за Сентябрь, за лицейскую годовщину.....2

А во всяк случае считается за Вами билет на первое заседание и т. п.??3

                        Ваш искренний слуга

Я. Орел

29 мая <18>80

666

P. S. Когда я начинаю перебирать... то вот и теперь из нек<оторых> писем незабвенного князя явствует, что со времени нашего знакомства до безвременной кончины — ни одной, можно сказать, строки не посылал он в печать не прочтя или прислав вперед мне и с невероятными полномочиями.... Свои прибавления и поправки в Недовольно4 я особенно ясно помню....

Когда отроком читал я его «Южн[ый] бер[ег] Финл[яндии]», «Саламандра»5, «Белые ночи» Мальтуса6 и пр. и пр., смел ли я мечтать, что со временем буду удостоен такой высокой чести??....

Приятные и тягостные воспоминания.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Речь идет о намерении П. И. Бартенева издать портрет А. С. Пушкина к торжествам 1880 г. по случаю открытия памятника поэтув Москве. Исаков Яков Алексеевич (1811—1881), известный петербургский книгопродавец. Приобрел в собственность и издал посмертное Собрание сочинений А.. Пушкина, третье издание которого вышло в 1880 г.

2 Открытие памятника Пушкину в Москве первоначально предполагалось в день его рождения 26 мая 1880 г., однако, 20 мая умерла жена Александра II, императрица Мария Александровна, и был установлен траур. Новая дата открытия памятника еще не была известна автору письма. Годовщина Царскосельского (затем Александровского) лицея отмечалась 19 октября. Памятник А. С. Пушкину в Москве был открыт 6 июня 1880 г.

3 Имеются в виду организованные ОЛРС мероприятия пушкинского праздника, состоявшиеся после открытия памятника: торжественное заседание в Большом зале Московского университета на Моховой, праздничный обед и литературно-музыкальный вечер в зале Благородного собрания на Большой Дмитровке 6 июня; торжественные заседания и Пушкинская выставка в Благородном собрании 7 и 8 июня.

4 «Недовольно» — полемическая статья В. Ф. Одоевского, написанная в ответ на опубликованный в 1865 г. лирико-философский очерк И. С. Тургенева «Довольно», проникнутый пессимистическими рассуждениями об эфемерности человеческого бытия.

5 Повести В. Ф. Одоевского «Южный берег Финляндии в нач. XVIII столетия» и «Саламандра» составили дилогию, вышедшую в 1844 г. под названием «Саламандра».

6 Ошибка и небрежность автора. Здесь, разумеется, речь идет о сборнике новелл Одоевского под общим названием «Русские ночи». В него вошли произведения, написанные под влиянием европейских философов, в том числе, фантастический рассказ в духе теории Т. Мальтуса «Последнее самоубийство», в котором рисуется ужасающая картина жизни на перенаселенной планете будущего.

Публикация А. К. АФАНАСЬЕВА

Сноски к стр. 663

    * Рассказы о Пушкине, записанные со слов его друзей П. И. Бартеневым. М. 1925.

  ** РГАЛИ. Ф. 1603. Ед. хр. 1—14.

Сноски к стр. 664

    * «Русский архив». 1909. № 7. С. 543.

  ** Петербургские страницы воспоминаний графа Соллогуба. СПб. 1993. С. 280.

*** Там же. С. 191.

Теги: Российский архив, том XIV, 17. Неизвестные экспромты А. С. Пушкина в письме Я. А. Орла-Ошмянцева П. И. Бартеневу , Документы личного происхождения, Литература, искусство

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.