Хроники Отечественной войны 1812 года > Известия о военных действиях 1812 по материалам периодической печати

Известия о военных действиях 1812-14 гг. по материалам периодической печати


Донесение М.Б.Барклая де Толли от 3 (15) августа 1812

Главнокомандующий армиями Барклай де Толли от 3 Августа доносит:

Имею щастие донести ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, что неприятель будучи обеспокоен отрядом Генерал-Майора Барона Винценгероде от стороны Велижа и Генерал-Майор Краснов со своим отрядом зашед ему в левый фланг, отступил от Поречья и сосредоточил силы свои у Рудни.

Таким образом обеспечив правый мой фланг, я подвинулся со всею армиею вперед и взял 2 Августа позицию у деревни Волоковой, примыкая правым флангом к озеру Каспленскому, имея перед собою реку Водру; второй же армии предположено было расположиться у Надвы, но получив сведение, что неприятель переправившись в большом числе у Дубровки через Днепр, идет на Ляды, то 7 [пехотному] корпусу под командою Генерал-Лейтенанта Раевского, дано было повеление Князем Багратионом перейти на левый берег Днепра, на подкрепление стоящему у Красного с отрядом, Генерал-Майору Неверовскому, а остальные за тем войска 2 [Западной] армии сего утра заняли Надву.

В прошедшую ночь получено известие, что неприятель оставив Рудню и Лиозну потянулся к Любавичам. По сим обстоятельствам и остальная часть 2 [Западной] армии в Надве находящаяся, сего же числа переправится в Катан на левый берег Днепра, а 6 [пехотный] корпус займет Надву. Все легкие войска под начальством Генерала Платова и подкрепляемые отрядом Графа Палена, идут преследовать неприятеля по дороге к Любавичам.

После последнего моего рапорта передовые войска 1 [Западной] армии взяли в плен 150 человек разных чинов.

* Прибавление к Санкт-Петербургским ведомостям №64 от 9 августа 1812.
Северная почта №64 от 10 августа 1812.
Исторический, статистический и географический журнал, 1812, ч.3, кн.2 (август), с.175-176.


Манифест о наборе рекрут с удельных и казенных крестьян повсеместно, а с помещичьих во всех тех Губерниях, где не назначено ополчения, со ста душ по два человека, и о исключении из сего набора Губернии, в военном положении объявленные

Манифестами, в 6-й день и 18 минувшего Июля изданными, учинили Мы известными распоряжения, предназначенные Нами к отражению неприязненных покушений врага, вторгшегося в пределы Империи Нашей. Движимы будучи теми же побуждениями и на тех же основаниях, признали мы нужным усилить армии Наши новым подкреплением; чего ради Повелеваем произвести рекрутский набор следующим порядком:
1). С удельных и казенных крестьян повсеместно, а с помещичьих во всех тех Губерниях, где по манифесту 18 Июля не назначено ополчения, собрать по два рекрута со 100 душ шестой ревизии.
2). Губернии, в военном положении объявленные, из сего набора исключить.
3). Равным образом из набора сего исключить и Губернии Псковскую и Эстляндскую, по уважению, что они при настоящих военных обстоятельствах обременены разными тягостными повинностями.
4). Набор сей начать с 1 Сентября, и окончить к 1 числу Ноября.
5). При наборе сем поступать по тем же правилам, по коим производился последний общий рекрутский набор.

Правительствующий Сенат, на основании существующих постановлений, не оставит учинить с своей стороны надлежащих к успешному дела сего производству и совершению распоряжений.

Санкт-Петербургские сенатские ведомости №32 от 10 августа 1812.
* ПСЗРИ, собр.1, т.32, №25198, с.405.


Известия из армии от 6-го [/18] Августа 1812

4-го числа [августа] Император Наполеон, собрав все свои войска, в числе 100.000 человек, пришел к Смоленску, где был встречен за 6 верст от города корпусом Генерал-Лейтенанта Раевского. Сражение началось в 6 часов утра и с полудня сделалось кровопролитнейшим. Храбрость Русских превозмогла многочисленность, и неприятель был опрокинут. Корпус Генерала Докторова, пришедший на смену утомленного, но победившего корпуса Генерал-Лейтенанта Раевского, 5-го числа [августа] на рассвете вступил в битву, коя до глубокой ночи продолжалась. Неприятельские войска везде были отражаемы, и Русские воины с храбростью и мужеством, им свойственным на гибель врагов и защиту Отечества, шли с яростью, призывая имя Господне в помощь. Но в сие время город Смоленск объят был пламенем, и войска наши заняли позицию от Днепра к деревне Пневой и Дорогобужу. Обе армии стоят вместе. Неприятель, расстроенный столь сильным поражением, остановился и, потеряв больше двадцати тысяч человек, приобрел в добычу старинный град Смоленск, руками его в пепел обращенный. Жители все [за] несколько дней до сражения вышли из города. С нашей стороны урон убитыми и ранеными простирается до четырех тысяч человек; в числе первых два храбрых Генерала Скалон и Балла. В плен взято множество войска, и целые неприятельские батальоны кидали ружья, чтоб спасти жизнь. Три полка нашей кавалерии и три [полка] казаков опрокинули 60 эскадронов неприятельской кавалерии под начальством Неаполитанского Короля.

* Исторический, статистический и географический журнал, 1812, ч.3, кн.2 (август), с.176-178.


Известия из армии [– донесение П.Х.Витгенштейна] от 7 [/ 19] Августа 1812.

Генерал-Лейтенант Граф Витгенштейн доносит ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ из местечка Белого близ Полоцка, от 7 Августа:
Имел я щастие доносить ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ из местечка Освеи от 31 Июля, что после вторичного нанесенного мною поражения 29 числа [июля], за местечком Кохановым Маршалу Одино, ретировался он быстро, имея каждый день с авангардом моим малые дела; но получа новое подкрепление, остановился перед самым Полоцком; почему я вынужден был вступить с ним в дело 5 числа Августа, дабы прогнать его в укрепления. Дело сие продолжалось 14 часов, причем они потерпели весьма большой урон и отошли в свои укрепления. С нашей стороны потеря простирается убитыми и ранеными до 2.000 человек.
Во все время ретирады неприятеля и в сем сражении взято в плен более 2.000 человек.
Оставаясь с корпусом у самого Полоцка, я располагался сделать движение для наблюдения за корпусом Маршала Магдональда, как Маршал Одино к первому своему подкреплению Баварцами, под командою Генерала Вреде, получил еще таковых же войск дивизию, под начальством Генерала Деруа, и с 5-ю уже дивизиями пехоты 6 числа [августа], в 4 часу пополудни атаковал меня на всех пунктах, начав сильнейшею пушечною пальбою из всех орудий.
Сражение было самое жесточайшее, кровопролитнейшее и упорнейшее с обеих сторон.
Храбрые войска ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, не смотря на превосходное втрое число неприятеля, поражали его везде с обыкновенным мужеством и ожесточением, и неоднократно опрокидывали его батареи и сильные колонны, прогоняли до города, и даже в самых улицах оного сражались. Глубокая темнота ночи заставила нас пресечь жесточайший и отчаянный бой, после которого он отошел к своим укреплениям, а я по прежнему моему предположению, оставя там авангард мой, с корпусом перешел по Себежской дороге в местечко Белое.
В сем сражении потеря с обеих сторон была более убитыми и ранеными: в плен взято нами два Подполковника, 15 Обер-Офицеров, до пятисот нижних чинов и два орудия, коих сводным кирасирским полком захвачено было 15, но за неимением под оными лошадей и по причине рвов, нас разделявших, не могли всех увезти. Неприятель убитыми и ранеными потерял против нас конечно втрое; ибо кидаясь пешими колоннами на наши батареи, оставлял всегда большую половину своих людей убитыми на месте.
В сей день означенному сводному кирасирскому полку удалось истребить целые две колонны и в продолжение всего дела оказывал везде отличную храбрость. С нашей стороны урон также не мал. Генерал-Майоры Берг и Гамен получили контузии, Генерал-Майор Казачковский ранен пулею, Полковник Фролов картечью. После сего дела, неприятель опять вновь остался весьма расстроенным; 5 числа [августа] сам Маршал Одино ранен в плечо, и 6 уже числа [августа] вместо него командовал старший по нем Начальник Баварского корпуса Французский Генерал Гувион Сент-Сир; и надеюсь, что ничего важного предпринять не может. Теперь останусь я наблюдать со всех сторон Псковский тракт, и буду ожидать какие успехи сделает большая армия.
Северная почта №66 от 17 августа 1812.
* Прибавление к Санкт-Петербургским ведомостям №67 от 20 августа 1812.
Исторический, статистический и географический журнал, 1812, ч.3, кн.2 (август), с.251-254.


Донесение А.П.Тормасова от 7 (19) августа 1812.

Генерал от Кавалерии Тормасов от 7 Августа из лагеря при селении Новоселки доносит ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ следующее:
После всеподданнейшего донесения моего ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ [от 2 августа] о поражении неприятеля при Кобрине, корпус Саксонских войск преследуем был авангардом моим под командою Генерал-Адъютанта Графа Ламберта и отрядом под командою Генерал-Майора Чаплица к стороне Слонима, куда оный поспешно отступил; но потом соединясь с корпусом Австрийским, открыт был 27 числа Июля в местечке Пружанах, 28 [июля] атаковал он частью соединенных войск отряд Генерал-Майора Чаплица при селении Ревятичах; но был отражен без значительной с нашей стороны потери. 29 [июля] атаковал весьма превосходными силами авангард Генерал-Адъютанта Графа Ламберта, который находясь в Пружанах, отступил по предписанию моему к селению Городечне, куда в подкрепление его отрядил я с корпусом войск Генерал-Лейтенанта Маркова, а на другой день и сам с остальными войсками туда последовал; неприятель будучи числом больше нежели вдвое меня сильнее, атаковал меня 31 числа Июля при селении Городечне; но храбростью войск ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА неприятель был на всех пунктах отражен.
Дело началось в 9 часов утра, продолжалось с чрезвычайным упорством через целый день и кончилось ночью; неприятель по объявлению пленных потерял более 5.000 убитыми и ранеными; с нашей стороны урон простираться может до 1.500 человек.
Войска неприятельские предводительствуемы были: Австрийские [войска –] Генералом Князем Шварценбергом, Саксонские [войска –] Французским Генералом Графом Ренье.
Австрийских [войск] по показанию пленных Офицеров находилось 25.000, Саксонских [войск] 15.000. Все усилия неприятеля остались тщетными.
Воины ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА не уступили ему ни одного шага, не дали ему ни чем воспользоваться, и взяли у него 230 человек в плен с 4 Офицерами. О сем щастливом происшествии поспешаю всеподданнейше донести, поставляя себе священным долгом свидетельствовать перед ВАШИМ ИМПЕРАТОРСКИМ ВЕЛИЧЕСТВОМ, что все Генералы, Штаб и Обер-Офицеры и нижние чины в сем упорном деле соревновали между собой в мужестве и неустрашимости, и неприятель истощя все усилия, принужден был оставить место сражения, где армия ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА расположилась на биваках.
Северная почта №68 от 24 августа 1812.
* Прибавление к Санкт-Петербургским ведомостям №69 от 27 августа 1812.


Донесения М.Б.Барклая де Толли от 9 (21) августа 1812.

Генерал от Инфантерии Барклай де Толли из лагеря при Умольи, от 9 Августа доносит следующее:
После всеподданнейшего последнего моего донесения ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ [от 3 августа], последовали происшествия весьма важные, относительно до положения армий. 3 числа Августа получено донесение от Генерал-Майора Неверовского, что неприятель, в больших силах наступающий против Красного, вытеснил авангард его из Ляды; а между тем получены были сведения, что Наполеон, оставя даже Витебск, сосредоточил против нас около Бабиновичей, Орши и Дубровны все свои силы. В следствие сего тотчас положено было, чтобы вторая армия пошла в Смоленск, и по соединении всех ее корпусов, остановилась на левом берегу Днепра; первая же армия была в готовности приблизиться к Смоленску, или же действовать наступательно, если бы неприятель раздробил свои силы. Того же дня ночью рапортовал Генерал-Лейтенант Раевский, что Генерал-Майор Неверовский, будучи атакован превосходными силами, принужден был отступить с немалою потерею, и находился уже в 7 верстах от Смоленска; все же прочие известия утверждали, что неприятель переходит всеми силами своими на левый берег Днепра. Я после сего не теряя времени, тотчас выступил со всею армиею, и прибыл к Смоленску 4 числа [августа] в ночи, в самое то время, когда неприятель учинил сильную свою атаку на корпус Генерал-Лейтенанта Раевского. Обстоятельства сего дела ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ конечно уже известны из донесений Главнокомандующего 2 [Западной] армиею, и служат новым доказательством непоколебимой храбрости войск ВАШИХ. Удостоверясь совершенно, что неприятель все свои силы на одном месте сосредоточил, и даже присоединил к себе корпус Князя Понятовского, непременно должно было полагать, что настоящее его намерение состоит в предупреждении нас в Дорогобуже или на другом каком либо пункте, через который может овладеть Московскою дорогою. Взяв сие в рассуждение, положили мы обще с Князем Багратионом, чтобы первой армии занять Смоленск и оставаться на правом берегу Днепра, прикрывая марш второй армии к Дорогобужу. Ночью между 4 и 5 числа [августа] сие предложение приведено было в исполнение. 6 [пехотный] корпус, коему на подкрепление я дал 3 пехотную дивизию, занял Смоленск и все наружные посты. Вторая [Западная] армия, выступая в туже ночь, взяла в 15 верстах от Смоленска позицию и отправила иррегулярные войска свои для наблюдения неприятеля к стороне Ельни и Рославля. Неприятель между тем стянув на одно место все свои силы, поставил их против Смоленска, в числе около 150.000 человек. 5-го числа [августа] пополудни в час атаковал он наши войска, на Красновской дороге и в других окрестностях Смоленска расставленные; но после сражения, сряду три часа продолжавшегося, везде был опрокинут. В 5 часов сдвинув со всех сторон сильные массы своих сил и необычайно многочисленную артиллерию, начал приступать к городу по всем направлениям; однако же все яростные его усилия и многократные покушения были тщетны, хотя и сбил он передовые наши войска до самых развалин древних стен Смоленска, и даже намерился ворваться приступом в город. Храбрые наши войска не токмо везде его опрокидывали, но даже прогнали на такое расстояние, что на ночь могли мы расставлять передовые посты впереди города. Приступы неприятеля были самые жесточайшие и отважные, но в возмездие того и потеря его столь чрезвычайна, что наш урон ни мало не может войти в сравнение против неприятельского, хотя оный простирается до 4.000 убитыми и ранеными. Цель наша при защищении развалин Смоленских стен состояла в том, чтобы занимая там неприятеля, приостановить исполнение намерения его достигнуть Ельни и Дорогобужа, и тем предоставить Князю Багратиону нужное время прибыть беспрепятственно в последний город. Дальнейшее однако ж удерживание Смоленска не могло иметь пользы, и напротив того могло бы навлечь за собою напрасное жертвование храбрых солдат; почему решился я после удачного отражения приступа неприятельского, ночью с 5 на 6 число [августа] оставить город Смоленск, удерживая только Петербургский форштадт, и со всею армиею взять позицию на высотах против Смоленска, давая вид, что ожидаю его атаки. Неприятель заняв город, перестреливался целый день с егерями, поставленными в форштадте, который к вечеру решительно хотел он занять, но всегда был прогоняем. Ночью однако ж удалось ему выше форштадта навести мост и поправить старый в самом форштадте. В 7 часов пополудни, когда уже никакой атаки со стороны неприятеля не можно было ожидать, выступила часть армии, составляющая вторую колонну, и состоявшая из 2 и 3 кавалерийских, 5 и 6 пехотных корпусов, и части отряда Генерал-Майора Неверовского, под начальством Генерала от Инфантерии Дохтурова, и следовала через Закалину, Поисклову, Маршулки и Сущево в Прудище. В 9 часов пополудни выступила и первая колонна, из 2, 3, 4 пехотных и 1 резервного кавалерийского корпусов, состоящая под командою Генерал-Лейтенанта Тучкова, через Крахотчино, Гедеоново, Карелье, Посарцы, Ступино и Бредихино, на большую Дорогобужскую дорогу, а войска, занимающие форштадт Петербургский под начальством Генерал-Майора Барона Корфа, выступили 7 числа [августа] по полуночи во 2 часу, и составили арьергард первой колонны. Генерал Платов, отделяя часть легких своих войск к сему арьергарду, составил цепь отрядов от Смоленска к Поречью и Духовщине, с тем, чтобы по приближении обеих колонн армии к месту переправы через Днепр, все сии отряды сближаясь составляли массу, которую можно бы свободно употребить по всем сторонам. При отступлении Генерал-Майора Корфа, в 3 часа по полуночи неприятель стал его преследовать, и между тем большую часть войск своих отправил по большой Московской дороге, по правому берегу Днепра идущей, и только что успел 2 [пехотный] корпус пройти деревню Гедеоново, где разделяются дороги: одна идет на Москву, а другая проселочная на Бредихино, куда пошла первая колонна; то неприятель сбил форпосты, стоящие на большой Московской дороге, и быстро пошел занять пункт, где должен был проходить арьергард Генерал-Майора Барона Корфа. Дабы не подвергнуть опасности отряд сего Генерала, прикрывающего отступление армии проселочною дорогою, и находящемуся еще от 2 [пехотного] корпуса верстах в 6, я приказал Генерал-Майору Принцу Евгению Виртембергскому с несколькими полками 4 [пехотной] дивизии и с нужным числом артиллерии, удерживать непременно сей пункт до тех пор, пока не придет Генерал-Майор Корф со своим отрядом. Не смотря на превосходство сил неприятельских, Принц Виртембергский удержал сие место с желаемым успехом; между тем Генерал-Майор Корф примкнул со своим отрядом к отряду Принца Евгения Виртембергского, и прикрывал ретираду нашу. Неприятель не успев в сем своем предприятии, стал теснить отряд Генерал-Майора Карпова, стоящий по берегу на большой Московской дороге, и выше его переправляться с левого на правый берег Днепра в значительном числе войск, дабы овладеть прежде прибытия 2 [пехотного] корпуса тем пунктом, где должно выходить на большую дорогу. 3 и 4 [пехотные] корпуса на сем месте уже были поставлены в боевой порядок; но дабы удержать неприятеля в сем его намерении, был послан на встречу ему по большой Московской дороге авангард под начальством Генерал-Майора Тучкова 3, который уже был в 4 верстах от той дороги, где надобно было выходить 2 [пехотному] корпусу и отряду Генерал-Майора Корфа. Не долго после сего Генерал-Майор Тучков 3-й крепко стесненный неприятелем, усилен был частью войск от 3 и 4 [пехотных] корпусов, для удержания стремления оного, не смотря на его превосходство; но в вечеру в 6 часов неприятель всеми силами, а именно, корпусами Маршалов Даву, Нея, частью Вице-Короля Итальянского Принца Евгения, и всею кавалериею Короля Неаполитанского, стал форсировать Генерал-Майора Тучкова, стараясь сбить его с позиции. Между тем прибыл 2 [пехотный] корпус и отряд Генерал-Майора Корфа на большую дорогу, от коих также часть войск была послана мною в подкрепление Генерал-Майора Тучкова. Сражение было жаркое и кровопролитное, продолжавшееся с 1 по 10 час пополудни. Войска ВАШЕГО ВЕЛИЧЕСТВА дрались храбро, и не смотря на превосходные силы неприятельские, удержали сию важную для нас позицию. Потеря в сей день с нашей стороны довольно значительна, но неприятельская превосходнее нашей. На левом же нашем фланге поставлена была кавалерия, которая не смотря на превосходство неприятельской кавалерии, отразила несколько сильных ее атак. 8 числа в час по полуночи армия выступила и следовала к Соловьеву, где часть войск вчерашнего, а остальная сего числа, переправилась на левый берег Днепра, и вся армия возьмет позицию на половине дороги к Дорогобужу, куда вторая армия прибыла вчерашнего числа. Большая часть иррегулярных войск, с подкреплением нескольких регулярных, остается на правом берегу Днепра, и содержит сообщение с отрядом Генерал-Адъютанта Барона Винценгероде, которому приказано взять свое направление к стороне Духовщины. В разных сих делах взято в плен у неприятеля Штаб и Обер-Офицеров и нижних чинов до 500 [человек], да иррегулярными войсками в сии три дня 800 человек.
Прибавление к Северной почте №69 от 28 августа 1812.
* Прибавление к Санкт-Петербургским ведомостям №70 от 30 августа 1812.


Донесение П.Х.Витгенштейна от 11 (23) августа 1812.

Генерал-Лейтенант Граф Витгенштейн от 11 Августа из мызы Соколищи, доносит ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ следующее:
От 7 сего Августа всеподданнейше доносил я ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ о жесточайшем и самокровопролитнейшем сражении, бывшем 6 числа [августа] при городе Полоцке, где неприятель потерял несравненно более, чем во всех прежних его делах, и приведен был снова в большое расстройство, после чего он действительно оставил меня три дня в покое; но вчерашнего числа пополудни в 4 часа вознамерился атаковать мой авангард, находящийся по ту сторону селения Белого, с целою дивизиею Баварцев, и сбив аванпосты пошел наступательно.
Командующий авангардом Полковник Властов отступя к Белому, взяв позицию и наждав его, встретил своими орудиями и стрелками; сначала бой был упорный, но наконец неприятель опрокинут и Полковник Властов авангардом нашим занял самые те места, где был прежде, взяв в плен 3 Офицеров и 155 нижних чинов, по показанию коих начальник их дивизии Генерал Де Руа, 6 числа [августа] в сражении у Полоцка был тяжело ранен в бок пулею на вылет, и вчерашнего числа вместо него командовал оною Генерал Сибеим, который тут также ранен и один Полковник убит.
Я опять остаюсь с корпусом и авангардом по прежнему на том же месте.
Изюмского гусарского полка Майор Бедряга от 2 сего августа доносит, что он прошлого месяца 30 числа [июля] взяв эскадрона имени его 80 человек гусар и [эскадрона] Майора Чурсова 30 [гусар], да казаков с урядником 20, пошел из мызы Нидер по утру в 4 часа через мызу Дубну к Динабургу, услышал влево к вышкам на посту его выстрелы, переменил свое направление и пройдя несколько верст, встретился с эскадроном Прусских черных гусар, которых совершенно истребил, более 50 человек легло на месте; в плен взял он эскадронного командира Ротмистра Майера, Поручика одного, который ранен тяжело пикою в бок, унтер-офицеров 6, в том числе трубач один, рядовых 48. Майор Бедряга с самого начала войны сей, со своим сводным полком, уже многие таковые отличные дела делал, и в течении всего времени взял в плен до 700 человек и несколько Офицеров.
После дела, которое авангард мой имел с неприятелем 10 сего Августа, и о котором всеподданнейше доносил я ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ от 11 числа [августа], со вверенным мне корпусом стою я сего 16 Августа под селением Сивошнею, а авангард мой в Белом. Неприятель оставил меня до сих пор в покое, имея свои аванпосты против моих, делает окопы и укрепляется около Полоцка, посылает ежедневно партии для рекогносцировки и грабежа, которые почти всегда попадаются к нам в руки по 60 и по 80 человек с их Офицерами.
Северная почта №68 от 24 августа 1812.
* Прибавление к Санкт-Петербургским ведомостям №69 от 27 августа 1812.


Донесение И.Н.Эссена от 12 (24) августа 1812.

Генерал-Лейтенант Эссен 1-й доносит ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, от 12 Августа 1812 года, из Риги следующее:
Я получил известие, что Прусские войска против Риги стоящие, имеют быть сменены другими войсками, следующими из Германии, имея назначение следовать в корпус Маршала Магдональда, в окрестностях Динабурга расположенного. Маршал Магдональд получа подкрепление, конечно старался бы препятствовать движениям Генерал-Лейтенанта Графа Витгенштейна; почему, дабы остановить несколько таковое соединение, и дать неприятелю вновь почувствовать силу Российского оружия, приказал я оного, по данной от меня диспозиции сего месяца 10 числа [августа] по всей линии, атаковать. Успех был желаемый, особливо против правого его фланга при церкви Кекау, яко главнейшего пункта нашей атаки, под личным предводительством Генерал-Лейтенанта Левиза, где неприятель занимал позицию от природы крепкую, и сверх того защищаемую сделанными им ретраншементами, обороняемыми артиллериею, которые взяты были штурмом. В центре неприятельской позиции атака ведена была Генерал-Майором Вельяминовым; она не имела другого предмета, как занимать неприятеля и выиграть место, ежели б сие возможно было.
Атака на левый неприятельский фланг должна была произведена частью морем, с тем, дабы обойти местечко Шлок, высадить колонну позади оного, и действуя совокупно с колонною и канонерскими лодками, следовавшими из Динаминда по реке Аа, отрезать и взять часть неприятельских войск, у Шлока находившихся; но по причине противного ветра оная колонна не могла быть высажена, отчего и канонерским лодкам нельзя было действовать столь успешно, как сего желать должно было; по каким обстоятельствам атака на сем фланге осталась без особых последствий, только что местечко Шлок занято нашими войсками, неприятель принужден был ретироваться.
На сем фланге командовали: флотилиею, Контр-Адмирал фон-Моллер, а сухопутными войсками, Инженер-Подполковник Клеменс. Артиллерии против левого нашего фланга было восемь орудий, которая будучи конная, неприятель имея превосходные силы в кавалерии, успел при ретираде увезти оную с собою. Урон неприятельский немаловажен: до 300 человек похоронено на месте сражения, и по крайней мере таковое же число мертвых находиться должно по лесам, кои теперь отыскиваются. В плен нами взято 14 Офицеров, 4 Хирурга, 1 Комиссариатский чиновник и 650 нижних чинов.
Наверное считать можно, что Прусский корпус потерял в сем сражении убитыми и пленными более 1.500 человек. Потеря с нашей стороны гораздо меньше, обстоятельные сведения еще не могли быть собраны, но я полагаю, что таковая, как убитыми, так и ранеными не более простираться может, как до 600 человек. Не взирая на то, что неприятель дрался искусно и храбро, который однако был приведен в заблуждение тем, что крайняя колонна левого нашего фланга перешла Двину в брод, сперва на остров Даленгольм, а оттоль через брод же на левый уже берег оной реки, чего неприятель, как видно, не ожидал; но к общему сожалению тяжело был ранен свиты ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА по Квартирмейстерской части храбрый и достойный Подполковник Тидеман, который уже и умер.
Вслед за сим ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ поднесу подробное донесение о сем сражении.
Северная почта №68 от 24 августа 1812.
* Прибавление к Санкт-Петербургским ведомостям №69 от 27 августа 1812.


Донесения М.Б.Барклая де Толли от 14 (26) августа 1812.

Генерал от Инфантерии Барклай де Толли, от 14 Августа доносит следующее:
По отправлении от 9 Августа всеподданнейшего рапорта моего, получено известие, что неприятель, переправя все силы свои под Смоленском на правый берег Днепра, отправил часть 4 корпуса, под командою Вице-Короля Итальянского к Духовщине; а с прочими следует за вверенною мне армиею. Арьергард ее 9 числа [августа] принужден был отступить до самой переправы через Днепр у Соловьева. Первая [Западная] армия, выступив 9 числа [августа] ввечеру, взяла 10 числа [августа] по утру позицию у села Усвят, на правом берегу реки Ужи, усилив арьергард, под командою Генерала от Кавалерии Платова, с приказанием удерживать неприятеля по всей возможности. 11 числа [августа] сделана некоторая перемена в позиции; а вторая армия выступив из-под Дорогобужа, стала на левом фланге первой армии, оставя сильный отряд конницы и пехоты у Дорогобужа на правом берегу Днепра, под командою Генерал-Майора Неверовского. Между тем оба арьергарда соединясь, удерживали неприятеля на каждом шагу, и не прежде как 11 числа [августа] ввечеру отступили к Усвяту. Неприятель, приближаясь к позиции, делал рекогносцирование, и старался левый фланг обойти, а между тем и со стороны Духовщины придвинулся к Дорогобужу, так что Князь Багратион опасался быть отрезанным от Ельнинской дороги, по коей ему надлежало в случае неудачи отступить. Ночью между 11 и 12 чисел [августа] отступили обе армии к Дорогобужу. Второй [пехотный] корпус занял пост на правом берегу Днепра; а Генерал-Майор Неверовский соединился со второю [Западною] армиею. Но как тут позиция никакой выгоды не представляла, неприятель же всеми силами арьергард наш теснил, так что его надобно было подкрепить; то обе армии отступили тремя колоннами по Вяземской дороге. 13 числа [августа] второй [пехотный] корпус стал в Конушкине, 3, 4, 5, и 6 [пехотные корпуса] в Чоботове, а вторая [Западная] армия в Божане. Арьергард первой [Западной] армии оставался аванпостами своими в 2 верстах от Дорогобужа до 9 часов пополудни, и неприятель беспокоил его только канонадою, а ночью он отступил на 15 верст от города. 14 числа [августа] второй [пехотный] корпус прибыл в Афанасьево, и прочие части 1 [Западной] армии в Семлево, вторая же [Западная] армия в Лужки; авангард остался на том месте, где и накануне был. В сем положении обе армии будут выжидать движений неприятельских. Отряд Генерал-Адъютанта Барона Винценгероде теперь расположен между Духовщины и Белаго в Пречистой. На прямой дороге от Вязьмы до Духовщины расположен Генерал-Майор Краснов с 3 казачьими полками, имея себе, на подкрепление отряд регулярных войск, под командою Генерал-Майора Шевича. Им обоим велено иметь связи с Генерал-Адъютантом Бароном Винценгероде.
Прибавление к Северной почте №69 от 28 августа 1812.
* Прибавление к Санкт-Петербургским ведомостям №70 от 30 августа 1812.


Донесение Ф.В.Ростопчина от 14 (26) августа 1812.

Главнокомандующий в Москве, Граф Растопчин, от 14-го Августа сообщает следующее:
Я сей час получил через курьера от Военного Министра известие, что неприятель стоит в том же месте.
Наш авангард в Умольне, 30 верст от Дорогобужа к Смоленску. Главная квартира обеих армий в Дорогобуже. Неприятель от генерального сражения уклоняется. К нам от него Немцы бегут сотнями, и объявляют, что соотичи их в первом сражении перейдут к нам.
Курьер, приехавший ко мне, встретил у Вязьмы Лейбдрагунского Полковника Албрехта, посланного от Генерал-Лейтенанта Графа Витгенштейна к Военному Министру с известием, что он в 15 верстах от Полоцка напал на Фельдмаршала Удино, дрался с ним два дня, разбил совершенно его армию, взял в плен 3.000 человек, убитых до 6.000 [человек]; пушек досталось от неприятеля 15. В первый день Фельдмаршал Удино смертельно ранен, а во второй [день] армиею командовал Генерал Ст.Сир. Наши войска в Полоцке.
* Исторический, статистический и географический журнал, 1812, ч.3, кн.2 (август), с.183-184.

3 4 5 6 7
Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.