История формирования подразделений государственной охраны советской России

С февраля по октябрь 1917 года охрана Временного комитета Государственной Думы (Таврический дворец), Временного правительства (Мариинский и Зимний дворцы), Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов (Таврический и Смольный дворцы), других важных государственных объектов осуществлялась частями Петроградского гарнизона. После Октябрьской социалистической революции, к концу 1917 года и в последующий период, в России сложилась крайне напряженная обстановка. Гражданская война осложнялась выступлениями внутренней оппозиции, использованием тактики индивидуального террора против руководителей Советского государства. Все это поставило перед правительством Советской республики и, в первую очередь, перед руководством Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) вопрос о скорейшем создании специального подразделения, которое бы надежно осуществляло физическую охрану важнейших государственных работников.

В ВЧК эта функция была возложена на оперативное отделение при Президиуме Всероссийской чрезвычайной комиссии.

Четырнадцать сотрудников подразделения под руководством А.Я. Беленького, кроме выполнения охранных функций (безопасность митингов и собраний), вели наружное наблюдение, а также боролись с бандитизмом и спекуляцией, как и все работники ВЧК.

После августовского 1918 года эсеровского покушения на В.И. Ленина отделение стало ежедневно выделять от одного до нескольких оперативных комиссаров (так называлась должность) для охраны Председателя Совнаркома. Эпизодически выделялась охрана Л.Д. Троцкому и Ф.Э. Дзержинскому. Тяжелое ранение Предсовнаркома в результате террористического акта, совершенного эсеркой Ф. Каплан, убийства ряда советских руководителей – все это заставило обратить более пристальное внимание на проблемы государственной охраны. Но предпринятые меры оказались малоэффективными. И только чудо спасло В.И. Ленина от расправы в январе 1919 года во время нападения на его автомашину членов банды Кошелькова.

В течение 1920 года Президиум ВЧК на своих заседаниях неоднократно рассматривал вопросы по охране государственных деятелей. Так, 5 января 1920 года обсуждались мероприятия, связанные с организацией охраны Комендатурой Московского Кремля и специальной охраны Председателя СНК – группы комиссаров для особых поручений при Президиуме ВЧК.

1.jpg

14 октября 1920 года на заседании созданной межведомственной комиссии рассматривался вопрос «Об усилении охраны Кремля и ответственных советских партийных товарищей, советских учреждений в связи с растущими слухами возобновления партией эсеров террористической деятельности». В постановлении было намечено проведение в срочном порядке ряда мероприятий по личной охране ответственных советских и партийных работников. Устанавливаемые постановлением правила относились главным образом к поездкам товарищей В.И. Ленина и Л.Д. Троцкого и вводились только с их согласия. Осуществление мер было возложено на А.Я. Беленького.

26 ноября 1920 года вместо оперативного отделения при Президиуме ВЧК организуется Специальное отделение, в задачи которого входило обеспечение безопасности руководителей Советского государства и организация охраны правительственных объектов. Это отделение охраны возглавил А.Я. Беленький. На следующий день, 27 ноября, была установлена (в отдельных случаях подтверждена) охрана следующих учреждений: Кремль, ЦК РКП, ВЧК, РВСР (Реввоенсовет республики), Московский комитет российской Компартии, Моссовет, 1й и 2й дома Советов ВЦИК. Определялась особая личная охрана Ленина, Троцкого, Дзержинского. С этого момента было также решено проводить охрану митингов и собраний, где присутствовали ответственные советские работники (при условии информирования ВЧК о мероприятиях за шесть часов до их начала).

2.jpg

К моменту образования в январе 1922 года Государственного политического управления Специальное отделение насчитывало уже 24 человека. В декабре 1923 года, в целях усиления подразделения, в Специальное отделение была переведена группа оперативных комиссаров из состава Московского отдела ГПУ.

Специальное отделение (так называемая «специальная охрана») при президиуме ВЧК – ГПУ – ОГПУ (с 1926 г. – при Коллегии ОГПУ) стояло на страже безопасности руководителей Советского государства до конца 1929 года. За это время личный состав обеспечил большое количество мероприятий не только в Москве, но и при поездках охраняемых лиц по стране.

В деле обеспечения безопасности руководителей государства большую помощь «специальной охране» оказывал оперативный отдел ОГПУ (Оперод), который также участвовал в охране мероприятий. Так, в 1927 году группы сотрудников Оперода обслуживали театры во время посещения их членами правительства и ответственными работниками. В праздники 1 Мая и 7 ноября сотрудники Оперода работали по районам и охраняли Красную площадь.

3.jpg

В связи с проведением ряда террористических актов против советских представителей за рубежом, а также на территории СССР, в городах Ленинграде и Москве, 8 июля 1927 года решением Политбюро ЦК ВКП(б) «О мероприятиях в связи с белогвардейскими выступлениями» была создана комиссия по усилению охраны центральных учреждений и руководящих работников. Решением комиссии для обеспечения безопасности четырнадцати руководящих советских и партийных работников из состава Специального отделения были выделены сотрудники – по одному для каждого охраняемого лица.

1 октября 1928 года начальник Специального отделения при Коллегии ОГПУ А.Я. Беленький был переведен в резерв назначения Административного отдела Административно-организационного Управления ОГПУ. С этого момента и до конца 1929 года подразделение возглавлял А.М. Шанин.

4.jpg

В начале 1930 года Специальное отделение было упразднено, а его функции переданы в Оперативный отдел ОГПУ, которым руководил К.В. Паукер. В отделе была создана комиссарская группа специальной охраны (4-е отделение Оперода), помощь которой в организации охраны руководителей государства на эпизодических мероприятиях оказывали сотрудники 5-го отделения.

Перенесемся в летние месяцы 1930 года. Черноморское побережье Кавказа и Крыма было излюбленным местом отдыха руководителей Советского государства. До Великой Отечественной войны государственные дачи использовались очень интенсивно. Основная часть руководства партии и правительства во главе с И.В. Сталиным проводила свои отпуска на объектах в Крыму, а также в городах Сочи, Гагра, в других районах Абхазии.

Так, с июня по август 1930 года Дома отдыха в городе Сочи занимали:

«Пузановка» – И.В. Сталин (ответственный за личную охрану – комиссар для особых поручений И.Ф. Юсис);

«Блиновка» – К.Е. Ворошилов (ответственный за личную охрану – комендант Г.М. Козлов);

«Зензиновка» – А.И. Рыков (ответственный за личную охрану – комиссар для особых поручений Ф.И. Сотников).

С учетом новых задач, возложенных на Оперод, летом 1931 года была пересмотрена структура этого отдела. Функции государственной охраны – обеспечение безопасности членов правительства, обслуживание кремлевских учреждений и правительственных объектов – были сосредоточены в 4-м отделении Оперода (спецохрана).

5.jpg

Как известно, первая после окончания гражданской войны дальняя поездка И.В. Сталина в Сибирь (с 14 января по 6 февраля 1928 г.) прошла спокойно, без происшествий. Поэтому, предпринимая еще два путешествия по стране, у него не было повода для беспокойства. С 18 по 25 июля 1933 года И.В. Сталин совершил поездку по Беломорско-Балтийскому каналу. А 19 августа 1933 года вместе с детьми выехал поездом особой нормы из Москвы до Нижнего Новгорода, затем на пароходе «Клара Цеткин» – до Сталинграда. Четыре дня, да еще в хорошей компании с Ворошиловым и Ждановым, пролетели незаметно. Не менее приятной оказалась и поездка на автомобиле от Сталинграда через Сальские степи на запад, к Сочи.

Именно в это время отделение специальной охраны Оперативного отдела ОГПУ СССР начало «лихорадить». Одна за другой его преследовали неудачи. Три чрезвычайных происшествия, произошедшие в конце августа – начале сентября 1933 года, фигурируют как покушения на И.В. Сталина. Это – серьезная автомобильная авария в городе Сочи на Ривьерском мосту, обстрел катера «Красная Звезда», на котором И.В. Сталин совершал морскую прогулку, а также жесточайший шторм, в который попал катер. Трагедии тогда удалось избежать только благодаря выдержке экипажа и самого И.В. Сталина.

Первый секретарь ЦК КП(б) Грузии Л.П. Берия и представитель Оперода ОГПУ СССР на Черноморском побережье Кавказа Н.С. Власик сумели все же доказать И.В. Сталину свою непричастность к происшедшему и выработать общее мнение по случившемуся – теракта не было. Однако виновные, разумеется, были. И их легко нашли. Это местные пограничники и оперативные работники – всего шесть человек, которые и понесли наказание.

6.jpg

Постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 года был образован общесоюзный Наркомат внутренних дел, с подчиненными ему наркоматами внутренних дел в союзных и автономных республиках (не был воссоздан лишь НКВД РСФСР). В его состав вошли подразделения упраздненного ОГПУ.

Наиболее мощным оперативным звеном в структуре Наркомата внутренних дел стало Главное управление государственной безопасности (ГУГБ НКВД СССР), возглавляемое в тот период непосредственно наркомом.

Подразделением, осуществлявшим работу по охране высших должностных лиц государства, дипломатического корпуса и иностранных гостей, а также обеспечению безопасности наиболее значимых общественных мероприятий (парады, демонстрации, съезды и т.д.), стал Оперативный отдел ГУГБ НКВД СССР (Оперод).

7.jpg

1 декабря 1934 года в Ленинграде в Смольном прозвучал выстрел. Был убит С.М. Киров – член политбюро, оргбюро, секретарь ЦК, первый секретарь Ленинградского областного и городского комитета партии. Подобная ситуация требовала самых решительных мер по обеспечению безопасности высших должностных лиц страны. Не случайно в закрытом письме НКВД СССР от 26 января 1935 года нарком Г.Г. Ягода отмечал, что и в ленинградском управлении наркомата, и в самой службе охраны царят всего лишь «преступная бездеятельность, благодушие, самоуспокоенность».

Однако на деле подразделения Оперативного отдела даже после рокового выстрела в Смольном довольно долго не менялись, не было ни структурной, ни численной реорганизации. Появилась лишь одна штатная единица – 14 февраля 1935 года была учреждена должность заместителя коменданта Московского Кремля по «внутренней охране», который стал единственным в УКМК сотрудником НКВД и был подчинен непосредственно начальнику Оперода К.В. Паукеру.

28 ноября 1936 года последовало действительно важное, поворотное решение. В структуре ГУГБ на базе подразделений Оперода образовали самостоятельный отдел охраны, начальником которого стал все тот же К.В. Паукер.

25 декабря 1936 года отделам ГУГБ присвоили нумерацию. Отдел охраны стал 1-м отделом ГУГБ НКВД СССР.

15 апреля 1937 года начальником 1-го отдела ГУГБ по совместительству был назначен заместитель наркома внутренних дел комиссар госбезопасности 3-го ранга В.М. Курский. 14 июня 1937 года он был освобожден от этой должности. Тогда же Отдел возглавил комиссар госбезопасности 3-го ранга И.Я. Дагин.

8.jpg

В 1938 году ГУГБ было расформировано. Первый отдел вошел в состав вновь созданного 1-го Управления (госбезопасности) НКВД СССР, а 29 сентября 1938 года был возвращен в состав воссозданного ГУГБ НКВД. Для обеспечения безопасности государственных деятелей во время поездок по стране и во время отдыха на периферии существовали 1-е отделы (отделения) местных УГБ НКВД СССР.

19 ноября 1938 года 1-й отдел ГУГБ возглавил начальник личной охраны И.В. Сталина старший майор госбезопасности Н.С. Власик.

В начале февраля 1941 года в органах внутренних дел и госбезопасности началась реформа, которая тесным образом увязывалась с задачей максимального приближения деятельности спецслужб к условиям войны. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 февраля 1941 года «О разделении Народного Комиссариата Внутренних Дел СССР и образовании Народного Комиссариата Государственной Безопасности СССР» 26 февраля 1941 года был издан приказ НКГБ СССР, который предписывал организовать:

Управление коменданта Московского Кремля (УКМК) НКГБ СССР во главе с генерал-майором Н.К. Спиридоновым;

1-й отдел НКГБ СССР во главе с комиссаром государственной безопасности 3-го ранга Н.С. Власиком, возложив на него охрану руководителей партии и правительства.

9.jpg

Таким образом, государственная охрана была сконцентрирована в два самостоятельных органа, которые не были подчинены друг другу, но взаимодействовали во всех мероприятиях по обеспечению государственной безопасности, образуя крепкий и надежный блок. Усиление координации действий охранной службы имело важнейшее значение в тот грозный исторический момент.

22 июня 1941 года подразделения охраны 1-го отдела перешли, как и весь наркомат госбезопасности, на усиленный вариант работы.

В дополнение к охраняемым объектам (здания наркоматов, государственные дачи, комплекс домов ЦК ВКП(б) на Старой площади и т.д.) на 1-й отдел была возложена обязанность охраны особо важных пунктов размещения Ставки Верховного Главнокомандования (СВГК) Генерального штаба Красной Армии. Таковыми являлись:

Генеральный штаб Красной Армии (ул. Фрунзе, Знаменский пер.);

командный пункт Ставки (станция метро «Кировская», д. 33 и д. 37 по ул. Кирова);

объект «Белорусский» (эвакуационный поезд Генерального штаба).

В августе из сотрудников 1-го отдела сформировали группу фельдъегерей для доставки совершенно секретных документов Генерального штаба.

10.jpg

Из-за резкого ухудшения положения на фронтах, стремительного изменения оперативной обстановки, руководство страны было вынуждено прервать начатые реформы в области государственной безопасности и вернуться к состоянию, сложившемуся на февраль 1941 года. Кроме того, следует признать, что возвращение к довоенному положению было также продиктовано необходимостью предельной концентрации усилий подразделений различных направлений, необходимостью осуществления быстрейшего маневра имеющимися силами и средствами.

20 июля 1941 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об объединении Народного Комиссариата Внутренних Дел и Народного Комиссариата Государственной Безопасности в единый Комиссариат Внутренних Дел Союза ССР» 1-й отдел и Управление коменданта Московского Кремля вошли в состав объединенного НКВД СССР.

В то время фронт быстро приближался к Москве, оперативная обстановка в столице с каждым днем становилась все сложнее. В этих условиях 1-м отделом было организовано проведение двух мероприятий в Москве: торжественного заседания 6 ноября на станции метро «Площадь Маяковского» и парада на Красной площади 7 ноября 1941 года. Они готовились в условиях жесточайшего лимита времени и строжайшей конспирации. Личный состав подразделений охраны узнавал о своих служебных заданиях только на месте их проведения или во время инструктажа за несколько часов до начала мероприятия.

11.jpg

Приказ Наркома внутренних дел СССР «Об организации охраны торжественного заседания, посвященного празднованию 24-й годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции, на станции метро «Площадь Маяковского» был подписан утром 6 ноября 1941 года, в день проведения мероприятия. Одновременно с Москвой в Куйбышеве (временная столица Советского Союза) вечером 6 ноября во Дворце труда также состоялось торжественное заседание.

7 ноября 1941 года в одно и то же время (с учетом поясного времени), в 10.00 в Куйбышеве и 09.00 в Москве, начались военные парады. В историю вошел московский 25-минутный парад. Парад войск Куйбышевского гарнизона (22 тысячи военнослужащих) и демонстрация трудящихся города (178 тысяч человек) длились более двух часов. Охранные мероприятия в городе на Волге вместе с другими службами НКВД СССР организовала куйбышевская группа 1-го отдела во главе с майором госбезопасности В.Т. Смородинским.

Спустя полгода, 1 мая 1942 года 1-м отделом НКВД СССР была организована охрана парада и демонстрации на Красной площади. Это совершенно неизвестное мероприятие. На парад впервые были выведены партизанские отряды из Московской, Калининской и Смоленской областей. За готовность партизанских подразделений к смотру на Красной площади отвечал начальник 4-го Управления НКВД СССР Павел Судоплатов. При проведении первомайского мероприятия предусматривалось принятие ряда мер, усиливавших обеспечение безопасности на Красной площади и в окружении Московского Кремля.

6 ноября 1942 года – это дата, драматическая для органов государственной охраны. В 14.55, за три часа до открытия торжественного заседания, в самом центре столицы, на Красной площади, неожиданно завязался бой. С Лобного места С.Т. Дмитриев стрелял из винтовки в автомашину А.И. Микояна. К счастью, он промахнулся.

Возможность совершения такого вида преступления в особо режимной зоне, на Красной площади, выявила существенные недостатки в организации работы подразделений государственной охраны в условиях военного времени и показала, что элементарная потеря бдительности и безответственность отдельных сотрудников могут привести к трагическим последствиям.

12.jpg

В первой половине 1943 года, в условиях наступления Красной Армии, было признано целесообразным вернуться к довоенной реформе органов государственной безопасности, которая максимально соответствовала задачам обеспечения фронта и конечной победы над немецко-фашистскими захватчиками.

14 апреля 1943 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об образовании Народного Комиссариата Государственной Безопасности СССР». В структуре НКГБ отдел государственной охраны значительно повысил свой статус. С этого времени 1-й отдел стал 6-м Управлением – Управлением охраны руководящих кадров партии и правительства. 11 мая 1943 года начальником этого органа был назначен Н.С. Власик. Новое управление охраны сохранило все свои прежние функции.

13.jpg

Утвержденная в мае 1943 года структура государственной охраны была очень компактной и оказалась наиболее работоспособной и управляемой в условиях военного времени. Это подтвердилось последующей, практически безупречной и надежной, деятельностью подразделений в 1943–1945 годах.

В дальнейшем, с мая 1943 года, к постоянным объектам, взятым под охрану, присоединились сооружения лаборатории № 2 Академии наук СССР. После августовской (со 2 по 5 августа 1943 г.) поездки И.В. Сталина на фронт, по решению руководства страны 9 августа Власик был понижен в должности и стал заместителем начальника управления, начальником 1-го отдела (охрана И.В. Сталина). Начальником Управления государственной охраны стал А.К. Кузнецов.

Охранные мероприятия в годы войны готовились в условиях строжайшей конспирации, а в некоторых случаях с применением мер по дезинформации противника. Так, 6 ноября 1943 года подразделения государственной охраны обеспечивали проведение в Большом Кремлевском дворце торжественного заседания, посвященного 26-й годовщине Октябрьской революции. Первоначально его проведение намечалось в Большом театре Союза ССР. Были выданы приглашения на заседание и служебные пропуска для прохода в театр, и наряд был подготовлен для работы в ГАБТе. Большая часть наряда инструктировалась в 13.00 в день проведения мероприятия в Бетховенском зале Большого театра, где и было объявлено о переносе заседания в БКД.

Большой комплекс мер по обеспечению безопасности охраняемых лиц выполнялся личным составом различных подразделений 1-го отдела НКВД – 6-го Управления НКГБ СССР во время организации поездок по стране (их было 118) и за рубеж (19 командировок). Мероприятия проводились во взаимодействии с органами контрразведки, разведки, внутренних дел, наркомата обороны, службами наркомата иностранных дел.

14.jpg

Особо сложные задания приходилось выполнять при поездках охраняемых лиц на фронт и в прифронтовые районы. В этих случаях достаточно активно использовались различные виды транспортных средств. Так, за время войны из 157 поездок охраняемых лиц на фронт и в прифронтовые районы 68 были совершены самолетами, 59 – поездами, 30 – автомобилями.

В 1941–1945 годах охраной высоких иностранных гостей во время их пребывания в нашей стране занимались два органа государственной безопасности – подразделения государственной охраны (1-й отдел НКВД – 6-е Управление НКГБ СССР) и подразделение 2-го Главного управления НКВД – НКГБ СССР (охрана дипломатического корпуса). Совместными усилиями была обеспечена безопасность 15 визитов глав иностранных делегаций в СССР. Это – пребывание в нашей стране У. Черчилля (дважды), Ш. де Голля, Э. Бенеша, И.Б. Тито, А. Идена и других гостей.

Отдельного описания заслуживают также крупномасштабные операции органов государственной безопасности с участием подразделений государственной охраны, такие, как Тегеранская конференция 1943 года и Крымская встреча в 1945 году. Всего за годы войны было проведено более восьмисот специальных охранных мероприятий. При этом потерь среди охраняемых лиц не было, а материальный ущерб, причиненный бомбардировками врага охраняемым объектам, можно оценить как минимальный.

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.