Историческая иллюстрация
Взрыв турецкого броненосца «Лютфи-Джелиль» на Дунае 29 апреля 1877 года.
Русская историческая живопись. 1877 год; 29 апреля. «Взрыв турецкого броненосца «Лютфи-Джелиль» на Дунае 29 апреля 1877 года.». Автор: Боголюбов Алексей Петрович. 155 x 245 см. Холст, масло.. 1877. Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург.

Очевидно было, что турки совершенно растерялись и не могли опомниться




Описание русско-турецкой войны 1877-1878 годов на Балканском полуострове. Издание военно-исторической комиссии Главного штаба. — СПб., 1901. Том 2. С. 83

Вечером того же дня была произведена пристрелка по трем турецким броненосцам, стоявшим у выхода из Мачинского рукава, в расстоянии около 1 700 сажен. Дав по ним несколько выстрелов, русские орудия бросили 4 снаряда в д. Гичет, чтобы выгнать оттуда вновь занявшую ее турецкую пехоту. В то же время посланы были к Гичету на нескольких лодках охотники Селенгинского полка для занятия этой деревни. Но едва лишь лодки начали отчаливать, как из Гичета открыт был сильный ружейный огонь; гребцы-болгары тотчас же соскочили в воду и бежали, что заставило отказаться от занятия д. Гичета.

Так как 26 апреля все осадные батареи на Нижнем Дунае (исключая Браиловских № 1 и № 2) приведены были в готовность к действию, то этим тотчас же воспользовались для устройства минного заграждения в главном русле реки ниже Браилова. Работа началась 27 апреля в 8 ч. утра и первый ряд мин был поставлен к 12 ч. дня без всяких препятствий со стороны турок.

Перед началом укладки мин показался было один броненосец, но и он после нескольких выстрелов с русских батарей скрылся. Из д. Гичет турки не стреляли, хотя русские шлюпки проходили весьма близко от правого берега.

К укладке у Браилова второго ряда мин полагалось приступить 29 апреля. Нужные для этого мины генерал-лейтенант князь Шаховской приказал послать от устья Прута в Браилов на барже, буксируемой пароходом «Взрыв».

Между тем утром 29 апреля из Мачинского рукава против Браилова показался небольшой турецкий броненосец; в 2½ ч. пополудни к нему присоединились еще три судна. Из них выдался вперед броненосный корвет, ставший на якорь.

Генерал-майор Салов, полагая, что корвет этот готовится к бою с русскими батареями, приказал открыть по нему огонь. Первый выстрел (пущенный в 2 ч. 50 м. пополудни) сделала батарея № 4, взяв дистанцию в 2 000 саж., второй—батарея № 3, на дистанцию 1 700 саж. Снаряды упали в воду близко от корвета, но он не отвечал.

Ровно в 3 ч. 15 м. раздались одновременно два выстрела, оба с батареи № 4: один из 24-фунтовой пушки, другой из 6-дюймовой мортиры, и оба снаряда попали в корвет, который мгновенно взлетел на воздух. По всей вероятности, один из снарядов попал в крюйт-камеру. Когда рассеялся дым, то корвет был уже под водою; виднелась только верхушка мачты с флагом.

К разрушенному судну немедленно отправились три паровые катера, под командою лейтенантов Дубасова и Шестакова и мичмана Персина. Из всего экипажа, бывшего на корвете, уцелел лишь один раненый матрос, выброшенный на берег. Забрав его и сняв с мачты флаг, русские катера возвратились, не вызвав ни одного выстрела с прочих неприятельских судов. Очевидно было, что турки совершенно растерялись и не могли опомниться. Потопленный корвет назывался «Лютфи-Джелиль», имел 222 ф. длины, 44 ф. ширины, машину в 200 сил, ходу 12 узлов; вооружен был 5 орудиями, из коих два 9-дюймовых, два 90-фунтовых и одно 40-фунтовое; команда состояла из 219 человек.

Известие об этом успехе получено было в Кишиневе в тот же день вечером, и Главнокомандующий немедленно послал князю Шаховскому ответную телеграмму следующего содержания:

«От всей души поздравляю тебя и войска с славным результатом стрельбы нашей артиллерии. Прикажи объявить тому наводчику, который верным выстрелом взорвал броненосец, что я его жалую знаком отличия Военного Ордена. Пришли мне его имя и фамилию и фамилию офицера, который командовал орудиями. Объявить артиллеристам мое большое спасибо».

Примечание: Из донесения начальника Нижне-Дунайского отряда Главнокомандующему от 1 мая видно, что батареей командовал артиллерии поручик Самойло. Наводчиками были: при мортире — рядовой Роман Давидюк, а при пушке — рядовой Иван Помпор.





Умыслил царь привести всех в любовь
Последний из Рюриковичей, венчанный в сердцах народа
«Имела более приятности в уме, нежели тогдашние юные Россиянки, научаемые единственно целомудрию.
И в долгой беседе я, грешный, открыл вам свое желание постричься в монахи и искушал, окаянный, вашу святость своими слабыми словами
Ужасные отчаянные крики утопающих турок огласили тихую бухту
Граф Орлов прибыв с двумя кораблями, по соединении всего флота взял главную команду над оным
Тогда священник Василий Назарьев благословил погибавших, и команда прокричала прощальное ура!
Благополучное прибытие эскадры в такой крепкий ветер и волнение доказало, что исправления на судах были сделаны с совершенным знанием морского дела
Слава победы, дарованная всевышним оружию твоему, великий государь! озарится навеки лучезарным немерцаемым светом
Объезд епархии



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.