Историческая иллюстрация
В дороге. Смерть переселенца
Русская историческая живопись. 1880-е годы. «В дороге. Смерть переселенца». Автор: Иванов Сергей Васильевич. (1864 —1910) 71x122 см. Холст, масло.. 1889. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Очевидцы рисуют потрясающие картины бедствий, которые претерпевали переселенцы в пути.




Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: Том XXIII (45). ― СПб., 1898 С. 265. Переселения.

<…> Условия передвижения переселенцев были крайне неблагоприятны: до самого начала 90-х годов в узловых пунктах не было почти никаких помещений для переселенцев, почти никакой медицинской помощи, не было и приспособленных для массового передвижения переселенцев перевозочных средств. Очевидцы (Ядринцев, Исаев, Сущинский, Головачев и др.) рисуют потрясающие картины бедствий, которые претерпевали переселенцы в пути (особенно на пароходах) и в узловых пунктах, особенно в голодном 1892 г.; в одной Тюмени за этот год умерло 938 человек. По регистрации, произведенной в неалтайских поселках Томской губернии, из 23683 душ, вышедших из дому, умерло в пути 746 душ, на новом месте в первый год — 676 душ, а всего 1422 человека, или 6,0% общего числа. Особенно велика была детская смертность: по данным г. Остафьева, в исследованных им семьях из 1635 детей (до 8 лет) умерло 210 душ, или 11%, в отдельных же партиях смертность детей доходила до 30%. Помощь, какую могли оказать переселенческие чиновники, несмотря на самоотверженную деятельность некоторых из них, была ничтожна, так как у них было слишком мало средств; так, тюменский чиновник в 1887—89 гг. мог расходовать на ссуды переселенцам от 5 до 6 тысяч рублей в год; в Томске за 10 лет (1884—93) было выдано в ссуды всего 35018 руб. казенных денег, в безвозвратные пособия — 2634 руб.; при возраставшем наплыве переселенцев дошло до того, что ссуды выдавались в 2—3 руб. на семью, да и то — лишь наиболее нуждающимся, а в 1892—93 гг. за последовавшим запрещением переселений (см. ниже) выдача казенных ссуд совершенно прекратилась. В узловых пунктах — Перми, Тюмени, Томске, Иркутске — возникли частные переселенческие комитеты, а также Общество вспомоществования переселенцам в Петербурге; но и они оказали делу из-за недостатка средств лишь весьма небольшую помощь.

На новоселье переселенцы либо водворялись в старых селениях, либо образовывали новые поселки. При межевании казенных земель в сибирских губерниях частью образовывались для переселенцев отдельные участки, частью же в наделы старожилов включались обширные пространства излишних земель (иногда в 2—3 раза превышавшие размер коренного надела) с обязательством принять соответствующее число переселенцев; но за исполнением обязательства никто не следил, а потому фактически переселенцы принимались лишь за вкупную плату или проживали без причисления, иногда на очень стеснительных условиях. К середине 80-х годов правительство решило не допускать включения излишних земель в надел обществ старожилов, и переселенцев решено было водворять исключительно на особых участках. Таких участков за 9 лет (1885—93) образовано было, за малочисленностью сформированного с этой целью отряда, только 174, площадью в 722 тыс. десятин (из них в Тобольской и Томской губерниях 431 тыс. дес.). Наплыв переселенцев постоянно опережал работы по образованию участков; отсюда проистекали беспорядки и недоразумения, в 1891 г. до того обострившиеся, что правительство циркуляром 6 марта 1892 г. сочло нужным совершенно приостановить П. в Западную Сибирь. Запрещение действовало до 1895 г., но переселение продолжалось в прежних размерах и лишь поставлено было, как самовольное, в особенно тяжелые условия: переселенцы не получали правительственной помощи ни в пути, ни на местах водворения и не имели права на водворение на казенных землях. До возвращения их на родину, однако, дело не дошло. Бедственное положение переселенцев обратило на себя внимание командированного в 1892 г. в Тобольскую губернию для борьбы с последствиями неурожая сенатора князя Г. С. Голицына; по его ходатайству из средств особого комитета для сбора пожертвований отпущено было для помощи переселенцам 40000 руб., а 23 апреля и 22 октября 1892 г. последовало высочайшее соизволение на водворение в Западной Сибири всех прибывших в течение 1892 г. и раньше самовольных переселенцев. В подобном порядке разрешалось водворение переселенцев и в следуюшие годы, пока не возобновлена была выдача разрешений на переселение. На деньги, отпущенные особым комитетом, а также на частные средства впервые устроена была на переселенческих путях система врачебно-питательных пунктов, благодаря чему заболеваемость переселенцев уже в 1893 г. сократилась в 4 раза, смертность среди заболевших — в 2 раза. Денежные ссуды на домообзаведение выдавались в размерах до 50, изредка до 60 руб. на семью, но иногда и гораздо меньше; годичное число переселенцев, получавших ссуды как на домообзаводство, так и на продовольствие, в неалтайских поселках Томской губернии колебалось с 1887 по 1891 г. от 47 до 64% всего числа прибывших в те годы переселенцев, в 1892 г. составляло 32%, в 1893 г. — 27%. Всего переселенцам тех поселков было выдано на домообзаводство 39485 руб., на продовольствие — 44853 руб., которые распределились между 1982 из 4307 зарегистрованных домохозяйств. Большинству переселенцев предоставлялось право на бесплатное получение казенного леса, но правом этим за отдаленностью дач почти никто не мог воспользоваться.





И в долгой беседе я, грешный, открыл вам свое желание постричься в монахи и искушал, окаянный, вашу святость своими слабыми словами
Ужасные отчаянные крики утопающих турок огласили тихую бухту
Граф Орлов прибыв с двумя кораблями, по соединении всего флота взял главную команду над оным
Тогда священник Василий Назарьев благословил погибавших, и команда прокричала прощальное ура!
Благополучное прибытие эскадры в такой крепкий ветер и волнение доказало, что исправления на судах были сделаны с совершенным знанием морского дела
Слава победы, дарованная всевышним оружию твоему, великий государь! озарится навеки лучезарным немерцаемым светом
Объезд епархии
Царевны имели свои особые покои разные, и живуще яко пустынницы, мало зряху людей и их люди
А градского голову, мужчину рослого, дюжего и красивого, в одно прекрасное утро нашли на постели мертвого с признаком приема сильного яда
«Умру у гроба Пафнутия чудотворца», - отвечал Волконский.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.