Сегодня и вчера
Последний бой под Плевной 28 ноября 1877 года,

Художник:
Николай Дмитриевич Дмитриев-Оренбургский (1837-1898)
112 х 193 см
холст, масло

Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи
Санкт-Петербург 1889

Фрагмент.
Смотреть полностью.

Невзирая ни на какие расходы закупить кожи, болгарские башмаки, сапоги...


Луганин Александр. Опыт истории Лейб-гвардии Волынского полка. Часть 2. 1850-1879. Варшава, 1889

Одежда и обувь. Полк вышел из Варшавы щегольски одетый. Спустя три недели после выступления он представился на Высочайшем смотру, в Турции, по выражению Самого Государя — одетым женихами. В приказе по дивизии 23 сентября, по осмотре частей дивизии начальником ее, ген. Каталеем, сказано, что, между прочим, «в Волынском полку мундирная одежда в очень хорошем состоянии». Но самые естественный условия похода не могли не отра-зиться на одежде и обуви, преимущественно, конечно, на последней. Как ни мало, сравнительно, приходилось ходить под Плевной, но предшествовавший поход, грязь, терновник, обсушивание ног и обогревание их у костров, в особенности в последнее время сидения под Плевной, в ноябрь,— все это не могло не влиять на прочность обуви. В приказе ген. Каталея по войскам 5 участка обложения Плевны в первый раз указывается, что «люди обносили обувь» и затем рекомендуются меры к поддержанию ее. «Было бы полезно, — говорится в приказе, — шкуры убиваемого скота отделывать на столько, чтобы можно было сделать их годными для подметок». «Также не могли не пострадать у костров и переда», говорится далее, «и потому необходимо приобресть в Турн-Магурели или в Ловче кожу для снабжения передами тех людей, у которых обувь не может выдержать до получения годовых вещей». В тоже время обращено внимание на весьма существенный предмет солдатского обихода— набрюшники, крайне полезные при сырой погоде и необходимости большую часть времени сидеть или лежать на земле. Но, к сожалению, солдат смотрит на эту вещь, как на излишний груз и при первом удобном случае старается от него отделаться. И можно с уверенностью сказать, что большинство набрюшников, взятых из Варшавы, остались на первых же тяжелых переходах по Румынии. И в том же приказе ген. Каталея читаем: «желательно, чтобы полки приобрели самой простой местной ткани для набрюшников людям, которые самым действительным образом предохранять людей от болезней в настоящую ненастную погоду и предстоящий холод». Обращено также внимание и на портянки: «портянки следует осмотреть и озаботиться, чтобы солдат непременно имел по три пары портянок».

Насколько возможно, все указания этого приказа в полку были выполнены. Но, к сожалению, относительно обуви трудно было что-нибудь сделать. Весьма скоро после этого приказа полк уже двигался дальше и двигался безостановочно, так что заниматься должным образом починкой обуви долгое время не удавалось, а когда удавалось, то и починять уже было нечего — все развалилось.

На втором, в кампании, Высочайшем смотру, 2 декабря, полк представился далеко уже не в таком блестящем виде, как под Горным Студенем. Кроме обуви и шинели, в течение 1 1/2 месяца мокнувшие на дожде, прожженные у костров, ободранные по терновнику, представляли вид не утешительный.

При дальнейшем походе главная забота была уже о неприятеле и сердце сколько угодно, но бесплодно, могло обливаться кровью при виде солдат, шагающих в мороз, по грязи и по снегу, босыми ногами. Только личная изобретательность и находчивость каждого солдата могла помочь ему переносить все трудности похода и обеспечить его ноги от простуды, в роде опанок из бараньей шкуры и т. п. приспособлений

И в отношении одежды и обуви г. Станимаки был первым пунктом, в котором можно было бы что либо сделать к их поддержанию. Приказом по дивизии ген. Дандевиля от 6 января объяв-лялось, что дивизия простоит в Станимаки около 5 дней и потому предписывалось обратить все внимание на устройство частей и между прочим закупить в городе кожу для починки сапог и сукна для поправки мундирной одежды. Но и здесь остановка была непродолжительная, а напротив снова предстоял форсированный марш к Адрианополю, куда люди дошли уже в полном смысле в лохмотьях, обтрепанные, босые. На ногах оставались, в счастливых случаях, одни голенища, вся же остальная нога была обмотана разным тряпьем, перевязанным веревками. И тотчас по прибытии в Адрианополь 16 января состоялся приказ по дивизии «не взирая ни на какие расходы сделать все возможное для обзаведения новою обувью, закупить кожи, болгарские башмаки, сапоги и проч. Равным образом принять действительные меры к исправление мундирной одежды».

В Адрианополе дело исправления одежды и обуви пошло гораздо успешнее, как вследствие закупки необходимых материалов, так и вследствие присоединения к полку обоза с запасами. Все мастеровые и вообще умевшие кое как держать в руках иглу или шило, посажены за работу. И на смотру Великого Князя Главнокомандующего полк представился боле или менее сносно: лохмотьев на ногах не было, вместо них ноги были обуты хотя и в разнообразную, но более или менее крепкую обувь. Дыры на шинелях тоже по мере возможности были зачинены.

Затем, с прекращением усиленных переходов, с началом более или менее продолжительных остановок, явилась возможность спокойно, не торопясь заняться приведением одежды и обуви в приличный вид, насколько это было возможно со старыми, изношенными вещами. Работавшие без устали ротные сапожники впоследствии, по распоряжению командующего полком, полк. Обера, были награждены деньгами. Вскоре однако явились и новые вещи. С началом марта начали прибывать вещи и из запасного батальона, и из С. Стефано от интендантства. С 17 марта началась выдача годовых вещей по сроку 1878 г. Всего выдано 2956 сапог, 5963 рубахи (холщевых и ситцевых) и 2950 исподних брюк. В мае выданы новые чехлы на фуражки, летние шаровары и гимнастические рубашки. В июле получены были аммуничныя деньги и сапожный товар. Это много помогло в отношении снабжения людей обувью, так как из числа полученных готовых сапог многие оказались малой меры и они остались без всякого употребления и уже впоследствии, по возвращении из похода, были мало по малу израсходованы выдачею воспитанникам школы солдатских детей.





Архиграбитель святынь
О прозвании, непристойном для звания, и всегдашнем благозвучии отчества.
«Во всем ли они исправны, и нет ли на них подозрениев?»
Иконы должны напоминать тех, кого изображают, как например, всем известен теперь лик новоявленного Чудотворца Воронежского Митрофана
Голова закружилась у пана; приятно стала щекотать его самолюбие мысль, что в его доме пришел искать убежища законный наследник великого соседнего царства.
Частная жизнь Чингис-хана
Отзыв русского старообрядца о венской революции 1848 года
Все читаемые нами истории и события древние иногда так чувствительно нам воображаются, как если бы мы сами то видели и ощущали
Люди не равны, а потому общинные порядки несправедливы и бедственны
Затмения по понятиям древних



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Календарь побед русской армии Внешнеполитическая история России Границы России Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"