Сегодня и вчера
Большие рыбы пожирают маленьких рыб

Питер Брейгель Старший
(1525-1569)
21,6 х 30,7 см
тушь, перо, картон
1556

Музей Альбертина
Вена, Австрия

Фрагмент.
Смотреть полностью.

Рыбы по высшему естественному праву владеют водою, и притом большие пожирают меньших


История философии: В 2 т. — М., 1941.

«Под правом природы, — пишет Спиноза в своем «Политическом трактате», — я понимаю законы или правила, согласно коим все совершается, т. е. самую мощь природы. И потому естественное право всей природы и, следовательно, каждого индивидуума простирается дотоле, доколе простирается их мощь, и, следовательно, что каждый человек совершает по законам своей природы, то он совершает по высшему праву природы, и имеет в отношении природы столько права, какой мощью обладает». «Например рыбы, — поясняет Спиноза свою мысль в другом трактате, — определены природою к плаванию, большие к пожиранию меньших; стало быть, рыбы по высшему естественному праву владеют водою, и притом большие пожирают меньших».

Человек, по учению Спинозы, не составляет исключения из общего порядка вещей: человек в природе не является «государством в государстве», но частью природы, и потому в отношении к нему должна быть прилагаема та же мерка, что и в отношении всех остальных вещей природы.

«Мы не признаем никакого различия, — говорит Спиноза, — между людьми и остальными индивидуумами природы, а также между людьми, одаренными разумом, и теми, которые истинного разума не знают... Все, что каждая вещь делает по законам своей природы, она делает по верховному праву, потому что она делает так, как определено от природы, и иначе не может».

Верховным законом природы, утверждает Спиноза, является закон самосохранения. Каждая вещь, согласно этому закону, стремится, насколько возможно, утвердиться в своем бытии. Точно так же и человек стремится, насколько в его силах, сохранить свое существование, утвердиться в своем бытии. Естественный закон самосохранения совпадает, по воззрениям Спинозы, с естественным правом каждого индивидуума, являясь осуществлением общего права природы.

С этого пункта начинается принципиальное расхождение между Спинозой и Гоббсом. Для Спинозы естественный закон и естественное право совпадают в реализации мощи каждого индивидуума, определенной ему природой. У Гоббса же естественный закон выступает как начало, отличное от естественного права и даже противоположное ему. Спиноза исходит из единого принципа строжайшей природной необходимости, которая не перестает действовать и в государственном состоянии.

Гоббс рассматривает нравственные требования разума как нечто врожденное человеку. Спиноза же отбрасывает врожденные нравственные требования разума, так как они противоречили бы общей закономерности природы.

Спиноза различает два состояния жизни человека — естественное и государственное. В естественном состоянии каждый человек является вполне своенравным. В осуществлении закона самосохранения человек в естественном состоянии пользуется всеми правами, иными словами, всей той мощью, которая ему определена природой, В естественном состоянии нет частной собственности, так как «в природе нет ничего, про что можно было бы сказать, что оно есть собственность такого-то человека, а не другого; но все принадлежит всем, и вследствие этого в естественном состоянии нельзя представить никакого желания отдавать каждому ему принадлежащее или братв чужое, т.е. в естественном состоянии нет ничего, что можно было бы назвать справедливым или несправедливым».

В естественном состоянии люди ничем не отличаются от животных, в отношении которых не может быть речи о морали, как и о преступлении. Каждый делает то, что может, и то, что считает необходимым в осуществление своего права, и если он в состоянии совершить преступление, то не в отношении другого, а в отношении только самого себя, не используя всех имеющихся в его распоряжении .средств для самосохранения. «В естественном состоянии, — пишет Спиноза, — не существует преступления, или же тот, кто совершает преступление, грешит не против другого, а против себя; ибо по естественному праву никто не обязан, если не хочет, ни со-образоваться с другим, ни считать что-либо добром или злом, кроме признаваемого добром или злом по собственному усмотрению; и естественное право не запрещает решительно ничего, кроме того, чего никто не может».

Иные отношения между людьми складываются в гражданском или государственном состоянии» Здесь право или мощь каждого отдельного человека переносится на государство, которое, обла-дая в силу этого всей полнотой прав и всей совокупностью мощи всех индивидов, регулирует общественную жизнь людей. Если в естественном состоянии человек является вполне своенравным, т. е. имеет право делать все то, что находится в его власти, то в государственном состоянии он всецело подчинен праву верховной власти. Но от этого человек, по учению Спинозы, только выигрывает, так как в естественном состоянии человек лишь формально яв-ляется своенравным, так как такими же своенравными, как и он, являются и все остальные люди, и в силу этого каждый выступает против всех и все против каждого; в естественном состоянии человек фактически лишен каких бы то ни было прав, т. е. оказывается минимально гарантированным в сохранении своего бытия. В государственном же состоянии человек хотя формально и является чужеправным, т. е. отказывается от своенравности в пользу верховной власти, однако тем самым он сохраняет возможность фактического осуществления предоставленных ему природой прав.

В государственном состоянии, по учению Спинозы, не прекращается господство естественного права. Оно только переносится на верховную власть, которая сама есть реальная совокупность естественных прав всех членов общества, выражая их совокупную мощь, мощь народа. «Право верховной власти есть не что иное, как естественное право, но определяемое не мощью каждого в отдельности, а мощью народа, руководимого как бы единым духом, т. е. как отдельный человек в естественном состоянии, точно так же тело и дух всей верховной власти имеют столько права, сколько мощи. А потому каждый отдельный гражданин или подданный имеет тем менее права, чем само государство могущественнее его... и, следовательно, каждый гражданин только тогда действует по праву и по праву обладает чем-либо, когда может защищать это с общего решения государства».





Чернь провела весь тот день в сих бесчиниях мерзких и бесчеловечных
Вы никогда не были довольны самым выгодным положением, и оканчивали тем, что сами разрушали свое счастье
Совсем по-иному описывается избрание Михаила в расспросах детей боярских И. Чепчугова, Ф. Дурова и Н. Пушкина
Лавров способен не просвещать, а помрачать умы
Государи и принцы суть те же люди. Горе тем из них, кто забывает узы крови и благодарности
Когда устранился от взоров людей его грозный образ, открылась Россия, представлявшая уже более светлое, отрадное зрелище
Соответствует ли тип европейца идеалу человека, как этот идеал отобразился и выяснился в нашем народном сознании?
Он окривел на правый глаз. История с этим глазом также послужила поводом для многих часто самых фантастических рассказов…
Чтобы тот собор те положения утвердил, никак нельзя увериться, первое потому, что нигде не находится подлинного соборного деяния
Неклассным художникам оружия не полагается



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Календарь побед русской армии Внешнеполитическая история России Границы России Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"