Сегодня и вчера
Портрет философа Иоганна Готлиба Фихте, вступившего в берлинский ландштурм в 1913 г.

Художник: С. Циммерман
1813
Типографский оттиск из коллекции Нью-Йоркской публичной библиотеки
(Record ID: 582888)

США

Фрагмент.
Смотреть полностью.

Свобода содержит в себе природу, как высшая ступень низшую



Вышеславцев Б. П. Этика Фихте. Основы права и нравственности в системе трансцендентальной философии. — М.: Печатня А. Снегиревой, 1914.

Этика Фихте доказывает, что категории природы составляют условия возможности свободы, и потому переход к царству свободы есть не отрешение от природы, а преображение природы. Свобода содержит в себе природу, как высшая ступень низшую. Но ступень эта есть нечто качественно иное, новое. Она может и должна противопоставляться природе. Этика содержит в себе абсолютное требование иного, лучшего бытия, говорит Фихте: этическая идея создает новое, неслыханное и никогда раньше не бывшее . Все продукты культуры выражают собою «нечто повое, абсолютно новое в отношении к природе». Долженствование есть противоположность и отрицание данного бытия. «Критерий нравственного понятия — содер-жать в себе отнюдь не что-либо существующее, но непременно несуществующее». Так ярко выражает Фихте позитивную мощь противопоставления. Генезис есть противопоставление, практический разум «рождает» и созидает посредством противопоставления.

Но когда с такою силою выражена необходимость качественного отличия царства свободы, тогда со всею остротою выступает вопрос, в чем именно оно выражается. Ответ может состоять лишь в указании основных категорий, лежащих в основе царства свободы. Только вся система этих категорий может доказать самостоятельность царства свободы и раскрыть его качественные особенности. Нельзя сказать, чтобы этика Фихте давала в полном смысле слова систему категорий практического разума, и все же она несомненно имеет в виду именно это, и к этому стремятся все ее «дедукции». Пред современной философией стоить та же самая невыполненная задача. И теперь система логических категорий гораздо стройнее, прозрачнее и полнее, нежели система категорий этических. Да и можем ли мы сказать, что современная философия имеет пред собою действительную систему Этических категорий? Вот почему опыт Фихте представляешь глубоко современный интерес. Но лишь тогда его этические построения сохранять жизненность и ценность для настоящего и будущего философии, если мы, с одной сто-роны, освободим их от схоластической, устаревшей и часто просто неудачной формы, «дедукции», а с другой стороны, все же сохраним основное стремление к систематическому единству. Категории свободы, разбросанный в форме отдельных «дедукций» в произведениях Фихте, должны быть сгруппированы, сопоставлены, приведены в систему. Без всякой насильственности они сами собою укладываются в кантову таблицу категорий количества, качества, реляции и модальности. Категория количества дает нам возможность противопоставлять индивидуумов и всеобщность, говорить о большинстве и меньшинстве, о без конечности; категория реляции указывает, что царство свободы построено не на реляции причины и следствия, как царство природы, а на реляции цели и средства; категория модальности развертывает понятия этической действительности, необходимости и возможности; и наконец, категория качества дает возможность вскрыть качественное различие «природы» и «духа», и установить качественное разнообразие индивидуальностей. Все эти категории сплетены в конкретное целое этического царства, а потому выделение каждой в порядке последовательного рассмотрения представляешь лишь абстракцию; вот почему в каждой антиципируются все другие.





Отзыв русского старообрядца о венской революции 1848 года
Все читаемые нами истории и события древние иногда так чувствительно нам воображаются, как если бы мы сами то видели и ощущали
Люди не равны, а потому общинные порядки несправедливы и бедственны
Затмения по понятиям древних
Народная поэзия представляет то замечательное явление, что творческая сила ее ослабевает по мере развития умственного
Она пришла издалека только за тем чтобы выгнать из сестры пытливого духа
Коль скоро для блага Франции уже невозможно перенести столицу из Парижа и разрушить этот город до основания, необходимо держать его в постоянном страхе.
Мысли о федеративном устройстве Древней Руси
Нечто о волках на Дону
Приказные дьяки XVI века по моему убеждению — видные общественные и политические деятели, а не только «плутишки» и «страдничьи дети»



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Календарь побед русской армии Внешнеполитическая история России Границы России Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"