Сегодня и вчера
Атака легкой кавалерии
Гравюра, типографский оттиск «Атака легкой кавалерии» Автор:
Уильям Симпсон (William Simpson)


Техника:
Тонированная литография по оригинальному рисунку
Время создания:
1854
Местонахождение:
Библиотека Конгресса США
Смотреть полностью
Примечание:
Атака лёгкой бригады (The Charge of the Light Brigade) ― катастрофическая по последствиям атака британской кавалерии под командованием лорда Кардигана на позиции русской армии во время балаклавского сражения 25 октября 1854 года, во время Крымской войны.

Я говорю об отступлении нашей кавалерии, конечным результатом которого было совершенное поражение Английской кавалерии



Из крымских воспоминаний о последней войне // Русский архив. Историко-литературный сборник 1869. Выпуск 2. Стб. 022


Подробности этого дела более или менее всем известны. Донесение об нем князя Меньшикова было напечатано во всех газетах и производило всеобщий восторг в тогдашнее тревожное время. Действительно результаты дела были блестящи и в реляции генерала Липранди нисколько не преувеличены, как это большею частью делается всегда и везде, где только война ведется; но, как очевидец, я должен сказать, что и эта реляция не совсем непогрешима относительно правды подробностей, Я говорю об отступлении нашей кавалерии, конечным результатом которого было совершенное поражение Английской кавалерии.

Начать с того, что это отступление вовсе не входило ни в предварительные планы генерала Липранди, ни в планы командовавшего нашей кавалерией генерала Халецкого, а было просто одною из тех военных случайностей, который нельзя предусмотреть заранее, нельзя своевременно предотвратить никаким гением и которые, однакож, часто дают неожиданный и неотразимый оборот сражению, блестящей или гибельный, смотря по обстоятельствам, слагающимся, опять таки большею частью случайно, во время самого сражения.

На самом деле отступление нашей кавалерии и поражение кавалерии неприятельской вот как происходило.

Часа в три пополудни, когда неприятельская позиция на высотах была уже сбита, укрепления заняты нашими войсками и все полагали, что сражение кончено, вдали, против центра нашей позиции, показались небольшие массы неприятельской кавалерии. В этом пункте, по широкой лощине, служащей как бы продолжением Чоргунскому ущелью и разделяющей на две части высоты левого берега реки Черной, расположена была наша кавалерия, — два полка, гусар и два полка казаков, с двумя, кажется, конными батареями. Левее находилось 8-мь орудий 7-й легкой пешей батареи с двумя батальонами Одесского полка. Неприятель, встреченный нашей артиллерией, стал быстрее подвигаться и, несмотря на картечный и батальный огонь, смело понесся в карьер на нашу кавалерию. Все это случилось так неожиданно и так быстро, что никто еще не успел даже достаточно уяснить себе, что именно такое совершается в нашем центре, как наша кавалерия была уже смята. Гусары первые не выдержали натиска, за ними казаки, и все четыре полка, бросив артиллерию, которую прикрывали, начали беспорядочно отступать. Суматоха произошла страшная. В пять раз сильнейшая наша кавалерия, смешавшись еще более при отступлении, торопливо и в беспорядке направлялась к Чоргуну. За нею по пятам, проскакав линию наших войск, безумно неслась уцелевшая от картечного и батального огня Английская кавалерия. У перевязочного пункта все эти беспорядочные массы остановились, потому что отступать далее нельзя было. Украинский полк и наша батарея, прикрывавшие Чоргунское ущелье, энергически не допускали дальнейшего отступления. Тут все перемешалось, и суматоха еще более усилилась. На маленьком пространстве, у самого входа в Чоргунское ущелье, где расположен был перевязочный пункт, теснились четыре полка гусар и казаков и между ними, как редкие пятна, виднелись красные мундиры Англичан, вероятно тоже не менее нас изумленных тем, что так неожиданно случилось.

Но дело конечно не могло так оставаться. Генерал Липранди, находясь в это время неподалеку от перевязочного пункта и видя, что Одесские батальоны устояли, успокоился за последствия этой безумной атаки. Не рассчитывая более на растерявшихся гусар и казаков, он немедленно приказал находившимся тут же в резерве 6-ти эскадронам сводного уланского полка Еропкина атаковать англичан во Фланге и отрезать им отступление.

Англичанам, казалось, ничего более не оставалось делать, как положить оружие, и все этого ожидали; однакож вышло совсем не так. Атака улан почему-то не удалась. Рассказывали в то время, что будто бы один из батальонов Одесского полка, приняв улан за неприятеля, открыл но ним огонь, в следствие чего уланы с полдороги повернули назад. Между тем англичане, заметив эту неудавшуюся атаку и не опасаясь серьезного преследования со стороны расстроенных гусар и казаков, решились на то, что исполнить, по видимому, было совершенно невозможно; — они решились прорваться через линию наших войск, по той же самой дороге, по которой наступали и следовательно еще раз пройти, так сказать, сквозь строй картечного и батального огня.

Трудный, почти невозможный, подвиг предстояло исполнить этой сумасшедшей кавалерии. Потеряв не менее четвертой части еще во время наступления, она наскоро, кое-как, устроила свои поредевшие эскадроны и быстро понеслась по прежней дороге, усеянной теперь убитыми и ранеными и оставляя с каждым шагом новые жертвы. С какой-то отвагой отчаяния, неслись на пролом эти безумные храбрецы, и я один из живых, не раненых тяжело, не положил оружия.

А гусары и казаки еще долго не могли опомниться. Они были убеждены, что их преследовала по крайней мере вся неприятельская кавалерия, и сердито не хотели верить, что были смяты ничтожною, сравнительно, горстью смельчаков.

Когда вся эта суматоха кончилась, казаки первые опомнились, и верные своему характеру, принялись немедленно за сподручное им дело. Они переловили всех Английских лошадей и тотчас же открыли торговлю ими. Дорогие, кровные лошади продавались тогда за три, много за четыре полуимпериала, а можно было купить за два и даже за один. Впрочем, почти все эти прекрасный лошади не перенесли суровостей зимы и пропали; но те, которые пережили зиму, продавались потом за дорогую цену, рублей за 300, 400 и даже дороже.

Поздно вечером приказано было нашей батарее занять позицию на высотах в первой линии. Усталые от восьмисотверстного форсированного марша и утомленные впечатлениями только что минувшего дня, мы и на этот раз не ожидали спокойной ночи. Действительно, впереди был неприятель и непроглядная темь, заряженные картечью орудия и заседланные лошади как-то неприятно напоминали о недавней безумной атаке Англичан, а доносившийся из-под Севастополя гул выстрелов внушительно твердил об осторожности…




В восстановлении православия на Кавказе заключается вернейший залог примирения побежденных с победителями, взаимного с обеих сторон полного прощения крови
Посмотрите, какие славные, чисто русские физиономии!
Принят ли за благо Богдыханом оный договор — в недоумении Государи находились
В средневековой России не было ни оседлости народонаселения, ни принудительных отношений, ни передела земель
Так близкие народные оттенки получают некоторым образом вид различных народностей
Знакомство России с Кавказскими народами начинается на самой заре ее государственной жизни
На всем пространстве земли украинской не было такой семьи, которая не оплакивала бы стонущего в неволе, близкого и дорогого сердцу существа...
В понятие животного входит понятие самодвижущегося предмета
По преданию, Староладожская крепость называется Рюриковым замком
Именно так выглядит русский воин, когда дух его ничем не омрачен и не парализован различными факторами



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.