Сегодня и вчера
Баррикады на Марцштрассе
Произведение искусства «Баррикады на Марцштрассе» Автор:
Риттер Эдуард (нем. Ritter, Edouard)


Техника:
Холст, масло
Время создания:
1848
Местонахождение:
Музей Вены на Карлсплац
Страна:
Вена, Австрия
Смотреть полностью


Отзыв русского старообрядца о венской революции 1848 года



Русский архив. Историко-литературный сборник. —М. 1875. Выпуск 5. С. 112


Письмо из Австрии в Москву на Рогожское кладбище от настоятеля Белокриницкого монастыря Павла Великодворского

Григорию Ивановичу через Родиона Мартынова, 23 Июня 1848.

Мы, уже месяца три не могши о вашем здравии и благопребывании слышать ни слуху, ни духу, уже приходили в отчаяние. Хо¬тя мы и вины за собою не имели; но, по вашим внутренним домашним развратникам и по нашим государственным расстройствам, нашим же собственным и внезапным разорениям и по коварном от нас отнятии любезного отца нашего, бывшего оклеветанного, уже самое дело заставляло нас плачевным гласом вопиять ко Господу: «Боже, Боже мой! Вонми ми! Вскую остави мя далече от спасения, ибо словеса беззаконник премогоша нас». И уже не осталось нам иного на лице земли примера, как токмо примера птенцов врановых, уже на гнезде своем от рождших своих оставленных и не могущих на волю ни слетети, ни сходити, но точию зовущих и малые мушицы, во уста их падающие, поглощающих. А наконец и самое гнездо наше воистину что птичее: и закрыто, и до зела скорчено. Обаче и при том долг нашей веры, любви и надежды побуждал нас присно молиться за державного и иже во власти сущих, несть бо власть аще не от Бога, по писанному; при том за обидящих нас и творящих нам пакости: «Не постави им, Господи, греха их!»

Но праведный суд всемогущего Бога не закоснел открыться на повелевших сие. В тые бо самые дни, в которой день комиссия накрыла наш дом, т. е. 1-го числа Марта, в той самой день открылась в столичном граде Вене ужасная и даже от веков небывалая революция; а в третий день, когда у нас опечатывали дом, и всю Фабрику, и всех приказчиков, и рабочих выслали вон, тогда в Вене принудили царя подписать на конституционные правила. А главного виновника, наведшего на наш дом толикую напасть, князя Меттерниха, который клевету со стороны Севера в недрах своих имел, хотя не по нашему делу, но попущением Божиим, совершенно вон из Вены изгнали и еще смертию угрожали, если бы только не укрылся.

Ныне в государстве нашем новые права, и неоднократно объявлены, но еще настояще не утверждены; но уже всем нациям и религиям совершенная вольность предоставлена. Тем убо и нашей Фабрике мастера, приказчики и работники, за высылкой иностранных, остальные теперь все, как некие слабые без мате¬ри пчелки, собрались в одну кучу и от толикой поражавшей нас внезапной и ужасной бури едва-едва отдыхаем; но уже сла¬ва Богу к тому в тишине пока пребываем, даже и честных седин любезного нашего отца обратно к себе ожидаем. Хотя разрешения ему еще нет, за неутверждением новых государственных законов, так как его дело при старом законе со¬вершенно закончено; но уверяют, что после депутации, имеющей быть со всего государства в столице 26 будущего Июля, получит свободу совершенно. Впрочем теперь у нас архиереев и попов сколько угодно себе поставляй; книги какие угодно сами себе пе¬чатай публично и безвозбранно. Теперь уже в Австрии уже нет такой веры, которая бы над всеми господствовала или гонима бы¬ла, не исключая даже и Жидов, но равность и вольность. Я, на сии смотря переменные происшествия и видя искру истины Господ¬ней, всемогущим Промыслом Божиим присно горящу и неутихающу, с глубокою моею чувствительностью поминаю прореченное ап. Павлом: «Якоже Бог рекий из тьмы свету возсияти, иже возсия в сердцах наших, к просвещению разума славы Божией о лице И. Христове. Имамы же сокровище сие в скудельных сосудех, да премножество силы будет Божией, а не от нас, во всем скорбяще, но не стужающе, печаеми, но и не отчаеваеми, гоними, но не оставляеми, низлагаеми, но не погибающе»; и пр.

Но за всем тем еще другое хощу отчасти объявить вам сердечное мое чувствование, с глубочайшим от души вздохновением. Ах, любезный мой благоприятель Григорий Иванович! Ей-ей, не веселит меня открытая в здешних странах многими убла¬жаемая такая великая свобода и вольность, понеже превосходит меры. Говорит пословица: всякое дело красит мера, а безмерная воля доводит людей до неволи. Если мы посмотрим на эту воль¬ность с другой точки, то увидим, что по истине не есть воля, но горе, а вслед за тем еще грядет вдвое. Не о несчастном состоянии нашем или религии и священстве нашем разумейте сии слова мои, но о всемирном внешнем положении, основывающемся на силе конституционной.




Так началась «российская» биография легендарного барона Мюнхгаузена, человека удивительной судьбы и беспримерной славы.
«Пока он говорил, не было среди собравшихся никого, кто бы не проливал горьких слез»
«Из Долгоруких он, матушка…». Царица нахмурилась.
«Проклятый монах! Он убил меня»!
Из бумаг княгини Е.Р. Дашковой по управлению Академией наук
Как солдаты могут деньги есть?
Нужен был царь, какими были исконные московские государи, а не первый ловкий претендент
Занятия должны отвечать времени года и иметь серьезный характер
Составитель Лаврентьевского сборника имел под руками источники, неизвестные составителю Ипатьевской летописи
Из жизни роты дворцовых гренадер



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.