Сегодня и вчера
После битвы на Калке
Произведение искусства «После битвы на Калке» Автор:
Рыженко Павел Викторович


Размер:
179 х 380 см
Техника:
Холст, масло
Время создания:
1996
Смотреть полностью


Что это за люди? Откуда они? Куда ушли? Какой язык у них? Какая вера? Какого они рода?—спрашивали себя русские люди в недоумении



Погодин М.Н. Татарское нашествие // Журнал Министерства народного просвещения. Часть CXLI.— СПб.: 1869. С. 106


Князья увидели, что стоять им больше нельзя. Храброму Даниилу не стало мочи. Огонь снедал его внутренность. Жажда мучила его, — он поворотил коня к реке, и припал напиться воды; тогда только почувствовал он свои раны, оглянулся, увидел, что все бежит во все стороны, и побежал с прочими. Бежалал и Мстислав Галицкий, бежал в первый раз от роду, разумеется, истощив все силы в битве, бежал верно с горьким чувством своей вины. Татары погнались за ним до Днепра и убили шесть князей: Святослава Яневскаго, Изяслава Ингваревича Луцкого, Святослава Шумского, Мстислава Черниговского, Юрья Несвижского. Из бояр Иван Дмитриевич пал еще в первой схватке, с двумя своими товарищами. Иные летописи называют Александра Поповича с его слугою Торопом и Добрыней Рязаничем, Златым поясом. До семидесяти витязей русских погибло, и Киян одних пало до десяти тысяч, из всех воев спасся едва десятый. «Сия злоба и победа над князьями русскими, какой никогда не бывало, от начала Русской земли», говорят летописи, «убийство безчисленное сотворися» мая 31-го, в пятницу, на память свитого мученика Ермия. Среди общего бегства и Половцы убили многих из наших, иного из-за коня, иного из-за одежды. Мстислав, прибежав к Днепру, переправился, и велел истребить ладьи,—зажечь и изрубить,—чтобы Татарам нельзя было гнаться.

Но не все вои, не все князья Русские бежали. Остался один, Мстислав Старый, великий князь Киевский. Не предуведомленный о сражении, он стоял с своим полком на каменной горе над рекою Калкой. Увидев с высоты бегство Русских князей, Мстислав не двинулся с места с своим зятем Андреем и Александром князем Дубровницким; он решился, кажется, принять вольную смерть за отечество, и сохранить честь русского имени, — старший из князей Русских. Укрепив свой стан, он три дня с горы бился с Татарами, которые напрасно вступали с ним в переговоры, обещая отпустить, его на искуп. Наконец воевода бродников, племени, нам подданного, поклялся за них в исполнении слова. Князь поверил и был предан изменником, связанный, с зятем, Татарам. Они взяли укрепление и иссекли людей. Князей положили под доски, а сами сели сверху обедать, со смехом слушая, дикие варвары, как под досками хрустели их кости, — и «тако ту скончаша князи живот свой».

Татары остервенелые шли вперед, предавая все огню и мечу. Некоторые жители по дороге выходили к ним на встречу с крестами: пощады не было никому. Дошед до Новагорода Святополческого, на Днепре, близь Витичева, верстах во ста от Киева, грозные враги вдруг оборотились назад и скрылись столь же быстро, как быстро являлись. Никого не осталось, и ничего не стало слышно, все утихло и успокоилось.

Народ образумился. Как будто свирепый вихорь пронесся но пространству, ломая и разрушая все встречное, помрачая зрение. Он пронесся, — и опять воссияло солнце, открылось небо, ожила природа.

Что это за люди? Откуда они? Куда ушли? Какой язык у них? Какая вера? Какого они рода?—спрашивали себя русские люди в недоумении, опомнясь после первого переполоха, и не видя пред собою никого более. Все спрашивали друг друга, но никто не умел отвечать никому.




Поздравлял Его Государя Царя с сыном с Великим Государем Царевичем Петром Алексеевичем, которой прошедшей ночи зачался во утробе супруги
У кого же может быть сознательная вера?
Вышеозначенной образец векселя с напдисателями есть такой, на котором еще акцептации, то есть о платеже принимательской подписки не было
Совсем по-иному описывается избрание Михаила в расспросах детей боярских И. Чепчугова, Ф. Дурова и Н. Пушкина
Лицам, интересующимся Кремлем, знать книгу С. П. Бартенева следует, но пользоваться ею необходимо с большой осторожностью
Чиним знаменито сим нашим листом, кому будеть потреб того ведати
Самое существенное для нас слово: Димитрий – самозванец, мы находим в послании Сигизмунда III к Павлу V от 3-го октября 1611 г.
От взрыва и погибели многих королевских бояр ужас перешел на сторону непрятелей
Из клоунов да в политические преступники! Обидно!
К вопросу о государственных цветах древней России



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.