Сегодня и вчера
После битвы на Калке
Произведение искусства «После битвы на Калке» Автор:
Рыженко Павел Викторович


Размер:
179 х 380 см
Техника:
Холст, масло
Время создания:
1996
Смотреть полностью


Что это за люди? Откуда они? Куда ушли? Какой язык у них? Какая вера? Какого они рода?—спрашивали себя русские люди в недоумении



Погодин М.Н. Татарское нашествие // Журнал Министерства народного просвещения. Часть CXLI.— СПб.: 1869. С. 106


Князья увидели, что стоять им больше нельзя. Храброму Даниилу не стало мочи. Огонь снедал его внутренность. Жажда мучила его, — он поворотил коня к реке, и припал напиться воды; тогда только почувствовал он свои раны, оглянулся, увидел, что все бежит во все стороны, и побежал с прочими. Бежалал и Мстислав Галицкий, бежал в первый раз от роду, разумеется, истощив все силы в битве, бежал верно с горьким чувством своей вины. Татары погнались за ним до Днепра и убили шесть князей: Святослава Яневскаго, Изяслава Ингваревича Луцкого, Святослава Шумского, Мстислава Черниговского, Юрья Несвижского. Из бояр Иван Дмитриевич пал еще в первой схватке, с двумя своими товарищами. Иные летописи называют Александра Поповича с его слугою Торопом и Добрыней Рязаничем, Златым поясом. До семидесяти витязей русских погибло, и Киян одних пало до десяти тысяч, из всех воев спасся едва десятый. «Сия злоба и победа над князьями русскими, какой никогда не бывало, от начала Русской земли», говорят летописи, «убийство безчисленное сотворися» мая 31-го, в пятницу, на память свитого мученика Ермия. Среди общего бегства и Половцы убили многих из наших, иного из-за коня, иного из-за одежды. Мстислав, прибежав к Днепру, переправился, и велел истребить ладьи,—зажечь и изрубить,—чтобы Татарам нельзя было гнаться.

Но не все вои, не все князья Русские бежали. Остался один, Мстислав Старый, великий князь Киевский. Не предуведомленный о сражении, он стоял с своим полком на каменной горе над рекою Калкой. Увидев с высоты бегство Русских князей, Мстислав не двинулся с места с своим зятем Андреем и Александром князем Дубровницким; он решился, кажется, принять вольную смерть за отечество, и сохранить честь русского имени, — старший из князей Русских. Укрепив свой стан, он три дня с горы бился с Татарами, которые напрасно вступали с ним в переговоры, обещая отпустить, его на искуп. Наконец воевода бродников, племени, нам подданного, поклялся за них в исполнении слова. Князь поверил и был предан изменником, связанный, с зятем, Татарам. Они взяли укрепление и иссекли людей. Князей положили под доски, а сами сели сверху обедать, со смехом слушая, дикие варвары, как под досками хрустели их кости, — и «тако ту скончаша князи живот свой».

Татары остервенелые шли вперед, предавая все огню и мечу. Некоторые жители по дороге выходили к ним на встречу с крестами: пощады не было никому. Дошед до Новагорода Святополческого, на Днепре, близь Витичева, верстах во ста от Киева, грозные враги вдруг оборотились назад и скрылись столь же быстро, как быстро являлись. Никого не осталось, и ничего не стало слышно, все утихло и успокоилось.

Народ образумился. Как будто свирепый вихорь пронесся но пространству, ломая и разрушая все встречное, помрачая зрение. Он пронесся, — и опять воссияло солнце, открылось небо, ожила природа.

Что это за люди? Откуда они? Куда ушли? Какой язык у них? Какая вера? Какого они рода?—спрашивали себя русские люди в недоумении, опомнясь после первого переполоха, и не видя пред собою никого более. Все спрашивали друг друга, но никто не умел отвечать никому.




Если не произошло отделения Сибири от России, то приписать это следует не столько счастью, сколько государственному смыслу русского народа
Капитан 2 ранга Беллинсгаузен со шлюпами Восток и Мирный (лейт. М. П. Лазарев) открыл неизвестные до того острова.
Коль скоро для блага Франции уже невозможно перенести столицу из Парижа и разрушить этот город до основания, необходимо держать его в постоянном страхе.
Турецкие уполномоченные вынуждены были согласиться на предъявленный ультиматум
В аулах о нем пелись песни; он был известен под именем Кызыл-Дженерал (т.-е. рыжий генерал)
Нечто о волках на Дону
И все это было из-за Православия Ивана Васильевича
О способах удостоверения в верности лазутчиков и текст присяги агентов русской контрразведки.
Могила Графа Андрея Ивановича Остермана в Березове
«Светлейший господин мой, почему ты убегаешь?»



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.