Сегодня и вчера
Приказ в Москве
Произведение искусства «Приказ в Москве» Автор:
Янов Александр Степанович


Техника:
Холст, масло
Местонахождение:
Серпуховский художественно-исторический музей
Смотреть полностью


Столы Разрядного приказа в 1668-1670 годах



Журнал Министерства народного просвещения. Часть CCLXX.—СПб.: 1890 С.2


Можно ли из состава документов известного стола определить круг его деятельности? Можно сказать с уверенностью, что нет, и причины этого заключаются в следующем: 1) в самом приказе в конце XVII и начале XVIII веков, по мере расширения разрядной деятельности, образовано было несколько новых столов, в которые отдавалась известная территория, а также пе-редавались и прежние дела из тех столов, в которых означенные местности ведались до того времени. Таким образом существующее в наше время распределение разве только отчасти соответствует разделению дел в приказе в самом конце ХVII столетия, и понятно, почему дела в каждом из столов восходят к довольно раннему времени. 2) Судьба архива в течение ХVIII и начале XIX веков, вечные перемещения из одного здания в другое и несколько раз начинавшаяся заново разборка дел, причем, конечно, ни подьячие прошлого столетия, ни позднейшие канцеляристы и чиновники разных наименований не относилась к распределению документов на отделы с достаточной осторожностью,— все это заставляет смотреть на существующее разделение документов по столам не более, как на архивные отделы, притом вызванные даже не единством содержания дел, а чисто внешнею случайностью, как на отделы, в которых смешано делопроизводство разных столов приказа. Понятно таким образом, что из содержания самих документов, числящихся в архиве в том или другом столе, едва ли возможно определить круг ведения того или другого стола приказа в XVII веке и для этой цели необходимо искать какого-либо другого способа, так сказать, извне. Между тем именно такую ошибку сделал проф. Загоскин, первый коснувшийся вопроса о столах Разряда в своем отчете о занятиях в архиве министерства юстиции; а положив в основу неправильный взгляд, он пришел и в результате к неверным выводам. Проф. Загоскин взглянул на архивное распределение до-кументов именно как на историческое, шедшее от времен приказа, а поэтому все сведения о каждом столе черпал из состава и содержания его документов в архиве. Время возникновения стола определял он датами самых ранних документов, круг деятельности — их содержанием. Неудивительно, что при этом он натолкнулся на факты странные, необъяснимые, приведшие его в недоумение. Укажу только на наиболее резкия «странности», встретившиеся автору в книгах Белгородского стола: смешение городов Белгородского и Севского полков, нахождение в книгах этого стола городов Гдова, Опочки, Изборска и других городов Новгородского разряда, наконец, переписной книги самой Москвы и т. п.. Поверивши распределению документов, проф. Загоскин, по необходимости, пытается объяснить себе факты, подобные вышеприведенным, «спорностью вопроса о распределении городов между столами», «шаткостью распределения ведомств», приходить к мысли, что это «временное расширение ведомства стола» и т. п. На-стоящая статья вызвана не столько надеждой точно определить круг деятельности каждого стола, хотя бы только за намеченный период времени, сколько желанием попытаться указать тот путь, которым можно было бы достигнуть более верных результатов.

Средством для достижения цели будут служить: 1) старые приказныя описи Разряда, которых сохранилось две: первая 1626 года, и вторая, важная для нас, 1668 года, составленная по приказанию думного дьяка Башмакова, и 2) «Записные книги» приказа. Считаю нужным сказать несколько слов об этих книгах. Хотя о содержании «Записных книг» говорится довольно подробно в книге проф. Загоскина, а также и в IX томе «Русской исторической библиотеки» (изд. археографической комиссией), но нигде не говорится о том, что разнообразие их содержания частью вытекает из разности их видов. Можно легко различить два главных вида «Записных книг»…




Двадцать восьмого июня, спустя пять месяцев и десять дней от смерти Максимилиана решено было важное совместничество и кончено недоумение Европы.
Никто в этот день не был убит, случай небывалый в истории коронований польских монархов
Десятки рук схватили их и потащили к высокому окну, подбросили вверх и перекинули через подоконник.
«Нет птицы более красочной», – писал Эразм Роттердамский о ландскнехтах.
Евгений Савойский пишет о нем письмо к венецианскому дожу с просьбой «убрать эту занозу из моей задницы»
Он не только собирал рослых рекрутов, но и покупал их за огромные деньги, выпрашивал в виде живых подарков, и даже пытался «выводить великанов»
«Я ранен», — удивленно сказал король и, подняв руку, открыл свою грудь. Тогда Равальяк ударил во второй раз.
В других местах исключительные законы создают злоупотребления, а в России они являются гарантией против них.
Витовт решил сокрушить Орду. Звал Василия. Тот уклонился. Орда победила. Москва спаслась.
Шведы пошли грабить Нейшлотский уезд. Я у тебя спрашиваю, что тут грабить можно?



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.