Сегодня и вчера
Письмо от приятеля к приятелю о том с каким варварством Турки иностранных министров часто трактуют



Архив Князя Воронцова. Книга двадцать шестая. — М., 1882. С.337.

… Во время, когда взяли нас из Едикуля и повезли в визирский лагерь, стоящий тогда при Константинополе, поступаемо с нами было также с не меньшим варварством, как о том в моем журнале уже довольно описано; а именно посадили нас на лошадей самых негодных, измученных, оборванных и оседланных самыми дурными Турецкими седлами, а у многих и стремян не было. И все то делалось для наибольшего поругания министерскому характеру и для показания народу их к христианским державам презрения. Везли же нас за город как осужденных на смерть; со всех сторон окружены мы были Янычарами приставленной к нам орты с их офицерами, которые, подле нас идучи, городом беспрестанно из ружей стреляли пулями вверх: народу же на той улице, по которой нас везли, находилось превеликое множество по большой части Турки, мужчины и женщины, из которых одни нас подчивали самою наигрубейшею бранью, а другие проклинали, прося Бога, чтоб нам ни пути, ни дороги не было; а некоторые кричали, что нас всех в пути изрубить надлежало. Однакож мы принуждены тогда были притвориться, как будто ничего того не слышим и не разумеем. В таком нашем жалостном состоянии видя нас, многие христиане от слез удержаться не могли.

Потом привезли нас в лагерь и, не доезжая за несколько до визирской большой палатки, где обыкновенно диван собирался, остановили нас против шатра, называемого Лелек, под которым рубят головы. Наш чорбаджи послал донесть визирю, что он нас туда привез; между тем принуждены мы были немалое время, как осужденные к смерти, стоять против вышепомянутого эшафота и дожидаться о себе решения, будучи все в том мнении, что нам хотят рубить головы; да и сами Турки многие тож думали, и для того со всех сторон толпами бежали к шатру Лелеку на зрение нашей смерти. Когда ж велено было нас вести к тому месту, которое подле визирской ставки для нас было назначено, Турки, сбежавшиеся на зрение нашей смерти, пошли домой с крайним сожалением, что оной им тогда видеть не удалось. Но как палатки для нас еще не были поставлены, и так мы принуждены были тогда стоять под дождем и дожидаться, покуда палатки совсем изготовлены были. Между тем приближалась ночь, а оставшиеся наши в Едикуле постели и другие вещи хотя и обещали вскоре за нами привезть, но точию того не исполнили. И так многие из нас на грязи целую тогда ночь без сна просидеть принуждены были…




«Во всем ли они исправны, и нет ли на них подозрениев?»
Иконы должны напоминать тех, кого изображают, как например, всем известен теперь лик новоявленного Чудотворца Воронежского Митрофана
Голова закружилась у пана; приятно стала щекотать его самолюбие мысль, что в его доме пришел искать убежища законный наследник великого соседнего царства.
Частная жизнь Чингис-хана
Отзыв русского старообрядца о венской революции 1848 года
Все читаемые нами истории и события древние иногда так чувствительно нам воображаются, как если бы мы сами то видели и ощущали
Люди не равны, а потому общинные порядки несправедливы и бедственны
Затмения по понятиям древних
Народная поэзия представляет то замечательное явление, что творческая сила ее ослабевает по мере развития умственного
Она пришла издалека только за тем чтобы выгнать из сестры пытливого духа



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Календарь побед русской армии Внешнеполитическая история России Границы России Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"