Сегодня и вчера
Жилье восточных славян
Русская историческая живопись «Жилье восточных славян» Автор:
Иванов Сергей Васильевич


Размер:
58,5 х 83 см.
Техника:
Картон, масло
Время создания:
1907
Смотреть полностью
Примечание:


Так близкие народные оттенки получают некоторым образом вид различных народностей



Костомаров Николай Иванович. Мысли о федеративном начале в Древней Руси. —1860. С. 4.

Все различия между племенами ярко бросались в глаза современников и не исчезали ни после укоренения единого княжеского рода, ни после распространения христианства. Летописцы наши, жившие, разумеется, уже после принятия христианства, говорят, что все они «имяху обычаи свои и закон отец своих и преданья, кождо свои нрав», и при этом жалуются, что некоторые, как, например, Вятичи, долго держались своих языческих привычек, противных христианству. В это время этнографические особенности казались еще резче между ними и теми, к которым христианская вера получила скорейший доступ. Ни география, ни история этих народов не способствовали исчезанию их народностей. Климат и качество почвы поддерживали местные особенности племен. Иных занятий, иного образа жизни требовали поля, обитаемые Полянами, плодоносные, и вместе открытые нападению иноплеменников, чем леса Древлян и болота Дреговичей. Иначе действовал на организм и наклонности человека теплый и здоровый климат Улучей, чем холодный и ровный климат Ростовской и Суздальской земли, или сырой климат отечества Кривичей.

Пространства, на которых жили все эти племена, были слишком велики, а пути сообщения слишком длинны и затруднительны. Дремучие леса, непроходимые болота и широкие степи разделяли их друг от друга. Массы народцев мало знали одна другую; каждый составлял себе понятия о соседях или неверные, или враждебные, и надолго сживался с такими понятиями. По-видимому, взаимная вражда Полян и Древлян принадлежит такому отдаленному веку, что всякое искание ее следов в наше время должно показаться бредом. А между тем, и до сих пор, во взгляде Украинца, потомка Полян (или преемника их по земле) на своего соседа Полещука, потомка Древлян и наследника их имени, проглядывает тень враждебности. Полещук, для Украинца, или колдун, способный на лихое дело, превращавший людей в волков, или глупец, высмеиваемый в затейливых анекдотах. Еще рельефнее выдается, в воображении того же Украинца, Литвин (под этим именем разумеется народ не действительно Литовский, а Белорусский), т. е. потомок Кривичей и Дреговичей, обозначавшийся у него под общим именем Литвина. Земля Литовская до сих пор для Украинца земля чудес и чародейства, как земля Кривская была страною волхвований при Всеславе Полоцком. Так близкие народные оттенки получают некоторым образом вид различных народностей. Чем неразвитее масса народа, чем уже круг ее понятий и скуднее запас сведений, тем уже у нее понятие о своенародности, тем оно сосредоточеннее в самом тесном кругу признаков и все, что сколько-нибудь не похожее на свое, кажется чуждым, иноземным, непривычным, неудобоприемлемым. Различия наречий, нередко даже одного выговора, достаточно, чтоб в каком-нибудь городке или округе составились насмешливые рассказы о соседях и передразнивания. Так и теперь соседи Псковичей и Новгородцев насмешливо передразнивают употребление «ц» вместо «ч» в их наречии, а у Одоевцев и Мценян «ч» вместо «ц». Различие в одежде, постройкее домов, мелочных особенностях домашнего быта, достаточно, чтоб соседи дали соседям прозвище, и это одно уже поддерживает сознание отдельности. Так Ростовцев, например, называют вислоухими за то, что они носят шапки с длинными ушами и лапшевиками за то, что они постоянно едят лапшу. Иногда даже особенности не народа, а местности, дают жителям ее у соседей насмешливое и оскорбительное прозвище; например: Дмитровцев называют лягушками за то, что около их города множество лягушек. Вся южная часть Воронежской губернии населена Малороссами, пришедшими в разные времена из разных краев Южной Руси. Предки одних пришли из Волыни, другие из Подоли, третьи из Северской стороны; разные наречия Южной Руси отпечатлелись в говоре и способе речи их потомков, и одно село смотрит на другое как на особый от него народ. «Что город, то норов«, говорит пословица. В народе оставляют воспоминание не те события, которые касаются внешней политической истории, а те (часто вовсе упускаемые историками), который выказывают народные нравы: так, некогда благоприятный приют разбоев— Северский край и соседний ему — нынешняя Орловская губерния, оставили надолго о себе в народной памяти неприятное впечатление: Орловцев, Кромцев, Карачевцев прозывают ворами и сорвиголовами. В нашей сельской жизни можно повсеместно встретить примеры, как село повторенными несколько раз преступлениями своих жителей навлекает на себя от соседей дурную славу; всех его жителей наголо прозывают ворами, конокрадами, плутами, и тому подобными названиями, и тоже название идет из рода в род. В древности подобные случаи не ограничивались только одними оскорбительными прозвищами, но разражались кровавыми столкновениями, которые раздували более и более вражду и укореняли между ними взгляды, мешавшие им соединиться.




Нельзя было ожидать сильного сопротивления со стороны Турок на Дунае
Мы отвергаем всякое законодательство, всякую власть и всякое превосходство, хотя бы возникшее даже путем всеобщего голосования
От явившихся в Крым семи монгольских завоевателей существуют и теперь у нас потомки их под фамилиями: Ширинских, Мансурских, Суджеутских, Баринских, Аргинских, Кипчакских и Яшлавских.
На всем захваченном пространстве армии Тилли и Валленштейна установили жесточайший режим контрибуций, конфискаций и просто грабежа.
Прежде, нежели б могло последовать нашествие варваров, сии домашние люди, подстрекаемые буйными умами, все разграбят, разорят, опустошат
Хотя каждый Приказ имел свой определенный предмет занятий, но правильного разграничения между предметами одного Приказа и другого не было
Вообще ото всех новых затей, перебивок и расходов после мира, который еще не заключен на шесть лет, прошу всех поудержаться
Раскроем летописи от времен Ярослава: идет ли в них речь об уделах? Нисколько: все князья суть члены одного рода, вся Русь составляет нераздельную родовую собственность
Здесь случилось с ним странное происшествие: путник наш показался пруссакам годною рыбою на их уду.
Меньшиков, едва возникший из ничтожества, опять падет



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.