Сегодня и вчера
Портрет Н. И. Лобачевского
Портреты «Портрет Н. И. Лобачевского» Автор:
Крюков Лев Дмитриевич


Техника:
Холст, масло.
Время создания:
1839
Местонахождение:
Собрание Казанского университета
Смотреть полностью


Во всей своей научной деятельности Лобачевский является выдающимся представителем светлого русского ума



Васильев Александр Васильевич. Николай Иванович Лобачевский. — Казань, 1894. С.13.

Яснее всего Лобачевский формулировал свою гениальную мысль на первой странице своих «Новых Начал» в словах: «В самых понятиях геометрии еще не заключается той истины, которую хотели доказывать и которую поверить подобно другим физическим законам могут лишь опыты, каковы например астрономические наблюдения». Эта мысль прямо противоречит мнению, по которому наше знание о пространстве есть знание абсолютное, поверять и применять к которому опыт не представляется необходимым.

Этому учению об абсолютном знании пространства, составляющему один из краеугольных камней «Критики чистого разума», и нанес незагладимый удар Лобачевский. До Лобачевского можно было утверждать, что, не зная ничего о сущности явлений, происходящих в мире, видя только феномены и не зная «вещей самих в себе», мы, по крайней мере в геометрии, имеем абсолютное знание пространства, имеющего одни и те же свойства как здесь, так и на громадно далеких расстояниях, как сегодня, так и вчера и завтра. После Лобачевского современный геометр, для которого равно логически возможными представляются и форма пространства, изученная Евклидом, и форма пространства, изученная Лобачевским, и та, которой придается имя Римана, —не станем утверждать, что он знает свойства пространства на громадных расстояниях от нас; он не станет утверждать что он знает о том, какие свойства имело пространство, какие оно будет иметь.

Подобно тому, как и после открытия Коперника, умственный горизонт человечества после исследований Лобачевского необычайно расширился. После Коперника люди, которые думали, что они имеют абсолютное понятие о Космосе, в центре которого находится земля, окруженная концентрическими хрустальными сферами, вдруг очутились живущими на ничтожной песчинке в необъятном океане миров. Есть ли предел этому океану, в чем состоит он? — вот вопросы, которые поставила система Коперника. Исследования Лобачевского поставили философии природы вопрос не меньшей важности — вопрос о свойствах пространства; одинаковы ли эти свойства здесь и в тех далеких мирах, откуда свет приходит до нас в сотни тысяч, миллионы лет? Таковы ли эти свойства теперь, какими они были, когда солнечная система формировалась из туманного пятна, и каковы они будут, когда мир будет приближаться к тому состоянию всюду равномерно рассеянной энергии, в котором физики видят будущее мира? Вот в чем заключается параллель между Коперником и Лобачевским, проведенная в первый раз Клиффордом в его «Philosophy of the pure sciences» и освященная теперь авторитетом многих выдающихся ученых. Название «Коперника геометрии», вдвойне ласкающее славянское сердце, применяет например, к Лобачевскому маститый английский ученый Сильвестр.

Утверждая относительность наших знаний о пространстве, Лобачевский указывает вместе с тем тот путь, которым мы должны приобретать и расширять наши знания о нем. Этот путь есть путь опыта. В этом отношении Лобачевский является продолжателем дела тех великих ученых и философов: Бэкона, Декарта, Галилея и Ньютона, которые, оставив априорные рассуждения, стали вопрошать природу, зная, что она, как говорит Лобачевский, отвечает на вопросы непременно и удовлетворительно.





«Здесь все классы народа от высших до низших Вам душою преданы. Просто сказать: Вас здесь, в Москве, любят». — «Как бы это так было!» — отозвался Государь.
Он еще продолжает надеяться, что хоть какие-нибудь посланцы выведут его из неловкого положения перед армиею, Европою, перед самим собою
Эта философия умерла не столько сама, сколько была убита
Машина мира не может погибнуть
Желание оглянуться на судьбу других государств Славянских, обнять ее взором и сравнить в общих чертах с судьбою России
На наших глазах образовывается новый склад крестьянской жизни: «хлебопашец» превращается как бы в «дачника»...
Множество таких русских людей, которые пользуются обширною известностью и всеобщим уважением
«Ядро» долго приписывалось князю А. Я. Хилкову, но в одном прошении на имя Петра I Манкеев сам свидетельствует о себе, как об авторе
Письмо от приятеля к приятелю о том с каким варварством Турки иностранных министров часто трактуют
Нет другой страны по самому существу своему, историческому, экономическому, антропологическому и культурно-бытовому, до такой степени демократической, как наше отечество.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.