Сегодня и вчера
Обезьяны и пантера
Гравюра, типографский оттиск «Обезьяны и пантера» Автор:
Неизвестен


Техника:
Гравюра на дереве
Время создания:
1870
Источник:
Смотреть полностью


Один за другим, все они — и консерваторы, и либералы, и даже поседевшие демократы — все отдаются в лапы... пантеры.



Обезьяны и пантера // Нива. 1870. № 50. — С.797.

Вот предводитель одной стаи забрался на самую верхушку дерева, на самые тонкие ветви его, и отсюда с быстротой молнии прыгает на другое, футах в тридцати от первого, — дерево, которое, согнувшись под тяжестью повиснувшего животного, снова выпрямляется, а животное уже снова прыгнуло на следующее дерево и т. д. Все обезьяны в стае одна за другой проделывают тот же фокус. Зрелище этих летающих, одно за другим, животных — действительно поразительно. И так продолжает эта стая свое путешествие далее, прыгая с одного дерева на другое, со стволов на ветки, не обращая внимания ни на колючки, ни на терновник.

Но впереди всех обыкновенно идет предводитель, опытность и ловкость которого делают его патриархом и властителем всей стаи.

«Не только общее согласие всех обезьян, — говорит Брэм в своей иллюстрированной Жизни животных, — дает ему почетную обязанность предводителя, но обыкновенно она получается после долгой и упорной борьбы его с своими соперниками — самцами, принадлежащими к той же стае.

Длинные руки и хорошие зубы обыкновенно решают победу в пользу того или другого, после чего все остальные обязаны повиноваться победителю — а кто не хочет, ну, того принудят к этому кусаньем и побоями. Таким образом в руках и зубах победителя заключается все основание его могущества, и потому он требует от своих подчиненных безусловного повиновения. Этот храбрый самодержец и патриарх не есть впрочем тиран в обыкновенном смысле слова; у него нет ни министров, ни парламента, в его государстве не существует ни демократов, ни национальных либералов. Он просто управляет помощью своих кулаков и зубов — и уважение к этим орудиям делает его достоинство неприкосновенным. Впрочем кругом его часто слышатся неудовольствия — и часто большой и малый, стиснув зубы от ярости, присоединяются к оппозиции; но все то делается лишь за спиною победителя — и сжатые кулаки тотчас же расправляются, как скоро замечают приближение повелителя.

Вся стая шумит и веселится, не чуя грозы над собой, как вдруг из чащи появляется страшный враг — пантера. Одним прыжком вскакивает он в средину беспечных животных — и схватив самого старого, так начинает мять беднягу, что у того хрустят даже кости.

Вся стая приходит в страшный ужас и отчаяние, и как бы по данному знаку рассыпается во все стороны, несмотря на все крики о помощи несчастного. Бедная жертва, при виде неминуемой смерти, хватает своего ближайшего друга за хвост, но этот как сумасшедший грызет руку своего повелителя, пока он ослабший и бессильный не отпускает его хвоста. Теперь еще не ушло время, и можно спасти несчастного — и с страшным шумом и воем вся стая приближается к отвратительному разбойнику. Один стучит ногами, другой ломает отчаянно руки, третий дразнит страшного зверя из за толстого ствола дерева, — но все они в таком почтительном и безопасном расстоянии, на котором они могут считать себя спокойными за свое собственное я. Потом, когда зверь растерзал и пожрал несчастного вожатого, каждый спешит, жалобно воя и крича, куда нибудь подальше в чащу. И долго, долго еще слышатся их жалобные стоны о любимом «умершем», каждый спешит сказать похвальное слово его прежним заслугам. Теперь вся стая стоить как бы без головы, каждый видит себя беспомощным и спрашивает: «кого же мы выберем». Но малу по малу все оправляются, толкуют и наконец приходят к какому-то решению. Ведь нетрудно найти и избрать нового повелителя, который бы мог вполне заменить старого. В стае замечается самая оживленная жизнь и движение; они нашли, они все, все избрали его, потому что его подвиг был поистине велик — и вряд ли найдется кто-либо другой равный ему по заслугам.

И действительно, один за другим, все они — и консерваторы, и либералы, и даже поседевшие демократы — все отдаются в лапы... пантеры.




Изъятие ценностей погубило церковь патриарха Тихона
С затаенною радостью страна встречала вступление в нее Иоанна Грозного, приветствуя его как Исполина, как давно желанного своего Освободителя
Филипп же игумен для разных монастырских поделок, которыя исправлялися прежде людьми, изобрел полезныя машины
Не землю собирали московские князья, а власть; не территорию своей московской вотчины расширяли, а строили великое княжение
…И как размер камня не был определен, то во мне возродилась мысль избрать его такой величины, какой только силы наши позволяли
Малороссия представляла хаос, борьбу элементов
Нет другой страны по самому существу своему, историческому, экономическому, антропологическому и культурно-бытовому, до такой степени демократической, как наше отечество.
Государи и принцы суть те же люди. Горе тем из них, кто забывает узы крови и благодарности
Письмо от приятеля к приятелю о том с каким варварством Турки иностранных министров часто трактуют
Звуки командных слов слышались как вопли, свистки умолкли и в ушах сражавшихся раздавался только учащенный гул орудий и стоны раненых.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.