Сегодня и вчера
Иван-царевич, едущий за Царь-девицей
Гравюра, типографский оттиск «Иван-царевич, едущий за Царь-девицей» Автор:
Шпак Виктор Сильвестрович


Техника:
Гравюра на дереве. (Гравер Матюшин Иван Иванович)
Время создания:
1871
Источник:
Смотреть полностью


Народная поэзия представляет то замечательное явление, что творческая сила ее ослабевает по мере развития умственного



Русские народные сказки // Нива. 1871. № 47. — С. 743.

Безыскусное творчество есть дело общее, безличное; произведения его – произведения безыменных поэтов, находящихся на одной степени умственного развития со всею массою своих соотечественников и отличающихся от последних единственно талантом, т. е. даром воспроизведения в образах того, чем живет эта масса. Поэтому и масса эта легко воспринимает и усваивает себе эти понятные ей произведения. С успехами же исторической жизни и гражданственности начинаются выделения: дружина, опричина из земства; боярщина, торговый люд из народа, ученые и духовные из масс необразованных; вторгаются чуждые элементы — и тем легче, чем более поколеблено единство первоначального сознания; — творческая поэтическая деятельность народа все более отодвигается на задний план и наконец создается различие между поэзиею народною и поэзиею искусственною. Народное становится простонародным и делается достоянием изб, откуда изредка заносится или в детскую мамками, или в сборники немногими любителями старины.

Взгляните многоуважаемый читатель, на прилагаемый рисунок; не пахнёт ли на вас чем-то отдаленным и вместе милым сердцу? Не видится ли вам маленькая комнатка, загроможденная старинною мебелью и всяким хламом, — комнатка слабо освещенная лампадкой в переднем углу, едва мерцающей сквозь кисейные занавески вашей кроватки, над которой склонилось доброе старушечье лицо в каляном чепце или обрамленное темным платком... тихо шевелятся старческие губы и несмолкаемым говорком льется мерная речь о том, как ехал Иван-царевич добывать себе Царь- девицу... Но лучше выпишем эти немногие строки из превосходного собрания русских народных сказок Афанасьева.

« На водах, на землях, на русских городах был царь; у него было три сына, последний сын Иван-царевич. При том царстве была гора, на которую никто не мог ни сходить, ни съездить. Слышит царь: на горе стук стучит и гром гремит, а отчего — неизвестно; и посылает своего первого сына узнать, отчего на горе стук стучит и гром гремит. Взъехал первой сын только до треть горы и воротился назад; приехал к отцу и говорить: «государь мой батюшка! ездил я по твоему наказу, насилу мог подняться до треть горы». Спустя несколько времени отправлял царь среднего сына, который доехал до половины горы, а более не смог и воротился назад. Потом посылает царь меньшого сына Ивана-царевича. Иван-царевич выбрал себе на царских конюшнях доброго коня, простился с отцом, и в минуту из глаз скрылся; взъехал на гору, словно сокол взлетел, и увидел там — двор стоит. Слезает Иван-царевич с своего доброго коня и входит в избу; сидит в избе на стуле старая баба-яга и прядет тонкий шелк. «Здравствуй, старая баба-яга!» говорит Иван-царевич. «Здравствуй, добрый молодец! доселева русской костки видом не видано, слухом не слыхано, а тепереча сама на двор пришла». И стала его спрашивать: «каких ты родов, каких городов и какого отца сын?» Отвечает ей Иван-царевнч: «я русского царя сын, Иван-царевич; еду на ваши горы узнать, что за стук стучит и гром гремит?» Сказала ему баба-яга: «то у нас на горах стук стучит и гром гремит, что красная краса, черная коса, царь-девица катается». — «Далеко ли до той царь-девицы?» спросил Иван-царевич. «Еще два столька, сколько ты проехал» сказала баба-яга, напоила его накормила и спать повалила; а поутру Иван-царевич вставал ранехонько, простился с старой ягой - бабой и поехал вперед…»




С затаенною радостью страна встречала вступление в нее Иоанна Грозного, приветствуя его как Исполина, как давно желанного своего Освободителя
Филипп же игумен для разных монастырских поделок, которыя исправлялися прежде людьми, изобрел полезныя машины
Не землю собирали московские князья, а власть; не территорию своей московской вотчины расширяли, а строили великое княжение
…И как размер камня не был определен, то во мне возродилась мысль избрать его такой величины, какой только силы наши позволяли
Малороссия представляла хаос, борьбу элементов
Нет другой страны по самому существу своему, историческому, экономическому, антропологическому и культурно-бытовому, до такой степени демократической, как наше отечество.
Государи и принцы суть те же люди. Горе тем из них, кто забывает узы крови и благодарности
Письмо от приятеля к приятелю о том с каким варварством Турки иностранных министров часто трактуют
Звуки командных слов слышались как вопли, свистки умолкли и в ушах сражавшихся раздавался только учащенный гул орудий и стоны раненых.
Странно, что Россия одна имеет как будто бы привилегию пробуждать худшие чувства европейского сердца



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.