Сегодня и вчера
С 21 тысячью солдат совершил курфюрст свой молниеносный марш-бросок из Франконии, чтобы изгнать 20 тысяч шведов из своей страны.



1675 год.Июнь. Рекордный марш войск курфюрста Фридриха Вильгельма.. Форсированный марш, совершенный бранденбургскими войсками под командованием курфюрста Фридриха Вильгельма, стал одним из наиболее быстрых и протяженных пеших переходов в военной истории: на завершающем этапе 250 км было преодолено за две недели. Войска двигались из Франконии навстречу шведам без обозов и баз снабжения, покупая продовольствие у местных жителей. Мародерство было строго запрещено. Для шведов стремительное возвращение курфюрста с армией стало полной неожиданностью и привело к поражению при Фербеллине.

..5 июня бранденбургская армия выступила из Франконии. За последующие 20 дней ею было пройдено более 400 км. Такую скорость на марше до сих пор показывали лишь шведы во время Тридцатилетней войны. Когда кавалерия с небольшой группой пехоты, посаженной на повозки, достигла Магдебурга (основная часть пехоты следовала за ними на расстоянии двухдневного перехода), разведчики донесли, что шведы и не подозревают о столь сенсационном маршевом темпе.

Фридрих Вильгельм использовал представившийся ему шанс для ошеломляющего нападения на центр шведской армии, растянувшейся на многие километры вдоль берега Хафеля. Шведы намеревались форсировать Эльбу у Хафельберга и соединиться с войском герцога Иоганна Фридриха Ганноверского, который, будучи союзником Франции имел виды на принадлежащие курфюрсту земли Хальберштадт и Минден. Эти бывшие епископства герцоги Вельфской династии еще со времени Вестфальского мира рассматривали как «район своих интересов». Однако мощный марш-бросок бранденбургской кавалерии, ведомой фельдмаршалом Деффлингером, отделил ганноверцев от шведов.

Благодаря дождливой и туманной погоде бранденбуржцам удалось незаметно приблизиться к Ратенаускому мосту, который состоял из двух секций, соединенных островом на реке Хафель. Курфюрст, мучимый приступом подагры, сопровождал свою армию в карете. В крестьянских подводах были подвезены несколько лодок и около 200 пехотинцев. Ночью они скрытно переправились через Хафель и затаились в засаде у городских ворот Ратенау. Сумрачным утром 25 июня фельдмаршал в сопровождении нескольких спутников подскакал к подъмному мосту под видом шведского офицера, которого преследуют бранденбуржцы, и потребовал немедленно опустить мост. Он якобы имеет важное донесение для командующего гарнизоном.

Дежурный капрал охраны моста имел твердый приказ ни в коем случае не опускать моста. Поэтому он послал одного из своих солдат к командиру расквартированного в Ратенау полка и хотел дождаться ответа. Но когда еще двое мнимых шведов подскакали к мосту и прокричали, что бранденбуржцы следуют за ними по пятам и вот-вот их догонят, и пригрозили капралу полевым судом, если он немедленно не опустит мост, тот после некоторых колебаний все же повиновался.

В тот же момент спрятанные в засаде бранденбуржцы завладели мостовым домиком, который находился на острове на середине Хафеля. Охрана второго моста, соединявшего остров с городскими воротами, подняла тревогу и открыла стрельбу, заставившую нападавших искать укрытия. Тем временем шведы начали сбрасывать бревна настила в воду, чтобы сделать мост непроходимым. К ним на помощь поспешила охрана городских ворот. Этого только и ждали бранденбургские пехотинцы затаившиеся в засаде на этом берегу Хафеля; они внезапной атакой захватили ворота и отрезали крепостной охране обратный путь. Тем пришлось сдаться.

Выброшенные в воду брусья были выловлены из медленно текущей реки, и тут с громким криком «ура!» бросилась в атаку длинная колонна драгун с другого берега. Правда, перед городскими воротами им пришлось спешиться, так как очнувшиеся ото сна шведы даже в безнадежном положении постарались не уронить своего реноме лучших солдат в мире. Они упорно защищали каждую улицу и каждый дом, но через несколько часов последние оставшиеся в живых защитники были вынуждены сдаться. Лишь теперь бранденбуржцы могли позволить себе короткий отдых. Фридрих Вильгельм устроил короткий военный совет с Деффлингером и командующим авангардом ландграфом Фридрихом Гессен-Хомбургским. Блестящий успех этого рискованного мероприятия помог ему преодолеть свою подагру; после боя верхом на коне он проинспектировал свои победоносные полки и призвал их к быстрому выступлению против главных сил шведов.

С 21 тысячью солдат совершил курфюрст свой молниеносный марш-бросок из Франконии, чтобы изгнать 20 тысяч шведов из своей страны. Но если бы шведам удалось покинуть страну до его прибытия, то, помимо сожаления о несостоявшемся реванше, курфюрст, возможно, должен был пережить и новые насмешки. Но сильный шведский корпус стянутый к Бранденбургу под командованием сводного брата фельдмаршала, Вольмара Врангеля находился уже в пути к месту соединения с главными силами шведов. Место это было выбрано у Хафельберга. Внезапный налет Деффлингера сорвал все планы шведов. Теперь Врангель отступил в направлении к Науэну, куда вела единственная надежная дорога через Хафельские болота. Между тем немногочисленные силы бранденбуржцев, с которыми князь Ангальтский должен был оборонять укрепленные города, также не сидели без дела. Они заняли два узких прохода, ведущие из Берлина на север, к Ораниенбургу и Креммену, среди топких болот. Таким образом Врангелю оставался единственный путь: по мосту через реку Рин у Фербеллина…

…Тот, кто проезжает сегодня по автобану Берлин -- Росток место битвы, едва ли может себе представить, каких трудов стоило тогда протащить орудия через зыбучие пески и трясины. Когда Врангелю донесли о «соприкосновении» с 3-тысячным отрядом бранденбургской кавалерии южнее Линума (в 10 км. от Фербеллина), он изготовился было к обороне, но затем дважды продолжал отступление. Однако, когда он достиг деревеньки Хакенберг, то был извещен о том, что мост через Рин разрушен. Тогда он построил свои войска в боевом порядке поперек дороги, а сам поскакал к Фербеллину, чтобы лично руководить восстановлением моста.

Его действия показывают, как мало он помышлял о настоящем сражении: он отправил вперед все свои 38 орудий с тем, чтобы побыстрей переправить их через Рин. Однако, если бы он оставил бы их в заграждении, то успешная оборона против довольно авантюрной атаки бранденбургских гусар вполне позволяла продолжать планомерное отступление. От его внимания, по-видимому, ускользнуло то, что на правом фланге его армии в тумане скрывались несколько песчаных холмов. Зато Фридрих Вильгельм не только после битвы под Варшавой, но и по горькому опыту у подножия Вогез, прекрасно понимал тактическое преимущество удачного расположения артиллерии. Как только к месту были доставлены все его 13 пушек, он приказал разместить их на этих холмах и кое-как прикрыть их двумя полками драгун.

Для шведов внезапно открывшийся по ним с правого фланга огонь был ошеломляющей и весьма неприятной неожиданностью. Тем не менее, Врангель не изменил своей тактической концепции: левый фланг и центр по-прежнему перекрывали дорогу, тогда как правый фланг предпринимал одну за другой ряд атак на бранденбургские батареи. Однако здесь им противостояли не конные группы, которых они ожидали встретить, а спешившиеся драгуны, которые защищали ведущие интенсивный огонь батареи в качестве мушкетеров. Они производили по наступающим на них шведам залп и быстро отходили за линию пикениров (солдат, вооруженных длинными пиками), где перезаряжали свои мушкеты. С обоих флангов их прикрывали кавалеристы.

Однако по численности драгуны значительно уступали уверенным в своей победе подступающим шведам, которые все еще считались лучшими солдатами своего времени. Долго противостоять им драгуны были не в состоянии. Положение батарей становилось крайне опасным. Но тут курфюрст лично во главе только что прибывшего подкрепления остановил бегущих, сам повел их в контратаку и спас свою артиллерию. Даже Деффлингера, оказавшегося в самой гуще боя, пришлось отбивать от численно превосходящих сил шведов.

Вольмар Врангель ввел в бой новые полки, в том числе, знаменитый пехотный полк Дельвиг. Они снова бросились в атаку, но бранденбургские артиллеристы защищались с таким ожесточением и упорством, что от всего полка осталось в живых только 80 человек. Обе стороны потеряли многих командиров полков. Постепенно подтянулись и последние кавалерийские полки бранденбуржцев, так что в общем в сражении со стороны Бранденбурга приняли участие 6000 кавалеристов. Число шведов согласно шведской исторической литературе составляло 7000 человек, но немецкие авторы утверждают, что их было от 11 до 12 тысяч.

Однако Врангель, по-видимому, вовсе не имел намерения нанести усталым бранденбуржцам решительное поражение, введя в бой еще не задействованные главные силы. Он вел себя как осторожный предприниматель, желая сохранить большую часть своей военной машины в целости. Когда к 10 часам утра солнце окончательно развеяло туман, ожесточенно сражающиеся бранденбуржцы заметили, что центр и левый фланг шведской армии, выстроившись в образцовом порядке, начали отход. Это Врангель получил сообщение о том, что мост через Рин восстановлен. Фридриху Вильгельму не оставалось ничего другого, как преследовать отступающего по направлению к Фербеллину врага, держась от него на почтительном расстоянии. Бранденбургские гусары, горевшие желанием начать погоню, неожиданно наткнулись на орудийный огонь. При этом Фридрих Вильгельм потерял своего шталмейстера Фробена. Распространенная в литературе версия о том, что Фробен оседлал белого жеребца курфюрста, чтобы принять на себя предназначенный для того выстрел, является вымыслом, одной из легенд, которые сложились об этой странной, но тем не менее памятной для немцев битве. Нашелся даже художник, прославивший «Жертвенную смерть Фробена».

Ночью большая часть армии Врангеля сумела переправиться через кое-как восстановленный мост. Однако на следующее утро оказалось, что хваленое хладнокровие, с которым шведы в образцовом порядке покинули поле боя, -- одна лишь видимость; когда Фридрих Вильгельм после необходимого ночного отдыха приказал захватить Фербеллинский мост, тот был разрушен шведами в такой спешке, что весь шведский арьергард и часть артиллерии оказались в руках бранденбуржцев. В этот момент уже никто не сомневался в том, что одержана весьма значительная победа...

Глогер Бруно. Фридрих Вильгельм, курфюрст Брандербургский. (перев. Феликс Силонов) — Neues Leben, Berlin, 1985.




Как только стена была пробита, вся оборона рухнула.
Лишь тучный Шуази задержал свой отряд, заткнув могучим телом канализационный сток.
«Аристократы несомненно погубили Польшу..»
На заседании Генеральных штатов Хейн доложил о ходе экспедиции и фантастической добыче, которую удалось захватить.
Голландцы открывают Мюйденские шлюзы, и не проходит и трех дней, как Амстердам превращается в остров среди моря…
С точки зрения русского командования, этот принятый Карлом XII, совершенно бесполезный для шведов и оказавшийся крайне неудачным, кавалерийский бой 9–10 сентября 1708 г. был счастливым событием.
Людовик XIV, боясь, что англичане могут ворваться в гавань Тулона и захватить корабли, приказал притопить их до верхней палубы. Но уже через месяц они годились только на дрова.
Творческая сила государства
Богатыри «без шероховатостей»
Дружеское послание от главнокомандующего в Москве к жителям ее



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.