Сегодня и вчера
Османский флот на якоре во французском порту Тулон в 1543 году.
Оригинальная иллюстрация «Османский флот на якоре во французском порту Тулон в 1543 году.» Автор:
Матракчи Насух Эфенди (тур. Matrakçı Nasuh)


Техника:
Миниатюра
Время создания:
Середина XVI в.
Местонахождение:
Коллекция дворца Топкапы, Стамбул
Смотреть полностью
Примечание:
Насух бин Карагёз бин Абдуллах эль-Боснави, более известный как Матракчи Насух — османский учёный, историк, миниатюрист, боснийского происхождения.

Достигнутое соглашение повергло христианскую Европу в шок.



1543 год. Турецкий флот и армия зимуют в Тулоне. В борьбе с Карлом V за Италию французский король Франциск I решился на беспрецедентный шаг: пригласил своих османских союзников (армию и флот султана Сулеймана) действовать против общего врага… с территории Франции!

16 джумада аль-ахира 950 года от Хиджры (16 (26) сентября 1543) было заключено франко-турецкое соглашение о зимовке османского флота в порту Тулон. От имени короля Франциска I переговоры вёл посол Антуан Эскален, а от имени султана Сулеймана — адмирал Хайруддин Барбаросса. Достигнутое соглашение повергло христианскую Европу в шок. На восемь месяцев Тулон превратился во «второй Константинополь»: кафедральный собор города, один из символов Франции, был превращен в мечеть, вместо звона церковных колоколов стал раздаваться призыв муэдзина к молитве, на улицах ходили люди в тюрбанах и звучала экзотическая речь, за товары расплачивались турецкими монетами, а в порту были пришвартованы османcкие корабли. Хайруддин Барбаросса добился от короля полного обеспечения своей 30-тысячной армии продовольствием, что тяжким бременем легло на французскую казну.

После того как османский флот под командованием капудан-паши Хайруддина Барбароссы помог французам овладеть Ниццой, турецкие корабли причалили в Вилльфранше. Приближался сезон штормов, и возник вопрос о зимнем базировании османской эскадры для ведения дальнейших действий против Священной Римской империи. Барбаросса наотрез отказался оставаться в Вилльфранше, и французы предложили ему перезимовать в Тулоне. В результате переговоров было заключено беспрецедентное соглашение о базировании турецкой флотилии на французской территории.

Франциск I отправил своему наместнику в Провансе послание следующего содержания: «Приютить на зиму в городе и порту Тулон господина Барбароссу, направленного к королю Великим турком с турецкой армией и военачальниками численностью в тридцать тысяч человек. <…> В целях благосостояния упомянутой армии и всех жителей побережья нежелательно, чтобы жители Тулона оставались и общались с турками, поскольку это чревато возникновением сложных проблем». Монарший указ вызвал недовольство у местных жителей, что отразилось в письме тулонских консулов, направленное в Париж: «Уход жителей из городов равносилен его смерти. Чтобы разместить турок, достаточно вывести женщин, детей и стариков. Останутся главы семей, ремесленники, торговцы и полиция для поддержания порядка». Пообещав народу различные поблажки, наместник короля переселил большую часть населения Тулона в Марсель и туда же переправил пушки. Жилища тулонцев были предоставлены для расселения турецкой армии.

Прибыв на зиму в Тулон, османы потребовали «снабдить их достаточным количеством провианта и прекратить звон церковных колоколов». Вопрос с колоколами решился быстро. Более того, кафедральный собор города, основанный в 1096 году графом Прованса Жильбером де Босон, был превращён в мечеть, а с его колоколен зазвучал пятикратный призыв на молитву. Наиболее жаркие дискуссии развернулись вокруг обеспечения турецкой армии продовольствием. И здесь Хайруддин Барбаросса проявил не только полководческий, но и дипломатический талант. Он потребовал от представителя французского короля одних только морских сухарей по 32 унции в день на человека (около 1 кг). Учитывая, что на борту его галер в это время находилось почти 30 тысяч человек, эта норма составляла около 800 тонн в месяц. Франциск I не решался активно использовать флотилию Барбароссы в военных операциях против Карла V. Османы сидели в Тулоне без дела и при этом обходились Франции довольно дорого. Это вызвало недовольство генерал-губернатор Прованса, который писал королю: «Господин Барбаросса расслабляется, опустошая королевскую казну». Раздражение французов можно понять: одна только стоимость зерна для изготовления морских сухарей составила 6000 турских ливров.

Помимо всего прочего, пребывание турецкого флота в Тулоне сильно ударило по имиджу французского монарха в Европе. Франциск I получал послания, в которых говорилось о недовольстве его подданных и наместников приглашением турецких гостей на зимовку. Несмотря на комфортные условия размещения, турецкая армия тоже была недовольна бездействием. Тулон, находящийся по соседству с Испанией, откуда были изгнаны многие мусульмане, вступившие в армию Барбароссы, был удобным местом для проведения операций возмездия. Турецкие адмиралы Барбаросзаде Хасан-раис и Салих-раис совершили несколько рейдов на соседние побережья Испании и Италии. Нападению подверглись порты Барселона, Сан-Ремо, Чериале и другие.

Тем временем желание союзного флота проводить более активные действия всё больше беспокоило Франциска I. Основная роль, которую он отвёл турецкой эскадре, заключалась в блокировании побережья Священной Римской империи в Западном Средиземноморье, что, разумеется, не устраивало Барбароссу. Однако бывалый моряк не спешил покидать гостеприимный Тулон. В местных доках он отремонтировал свои суда за счёт французской казны и готовился к очередному походу. Франциск начал искать пути скорейшего избавления от союзника, но предлог было найти непросто. В результате монарх вступил в тайные переговоры с заклятым врагом османов и лично Хайруддина Барбароссы, фактическим правителем Генуи адмиралом Андреа Дориа, замышляя новое мирное соглашение с Карлом V. Когда слухи о заключении мира в Крепи (между французами и германцами) дошли до турецкого главнокомандующего, он осознал бессмысленность дальнейшего пребывания в Тулоне, но решил извлечь максимальную пользу из сложившейся ситуации.

Во время переговоров с французами он потребовал освободить всех мусульманских рабов на французских галерах, снабдить турецкий флот продовольствием для завершения экспедиции и выплатить жалованье всем членам экипажа. Французский король принял условия 70-летнего адмирала и даже одарил его роскошными одеждами и драгоценностями. После того как была выплачена огромная сумма в 800 тысяч золотых экю, турецкие корабли вышли из Тулона и направились в Стамбул. По свидетельству османского географа и математика Матракчи Насуха, за все время пребывания османской эскадры в небольшом французском порту не было зафиксировано ни одного инцидента между турецкими моряками и местными жителями. Его живописные миниатюры сохранили для нас изображения портовых французских городов XVI века — Тулона, Марселя, Ниццы и Антиба.

Между тем капудан-паша не считал свою миссию завершенной и, подойдя к берегам Италии, осадил Геную. Он выдвинул Андреа Дориа единственное требование: освободить из плена своего старого друга Тургут-реиса, который томился в застенках с 1540 года. Переговоры состоялись в личных апартаментах адмирала Генуи, и стороны сошлись на выкупе в размере 3500 золотых дукатов. Свобода Драгута, как его именовали европейцы, была фактически оплачена французами. Сразу после этого Хайруддин-паша выделил Тургут-реису флагман и несколько судов для продолжения боевых походов в Средиземноморье.

По пути в Стамбул Барбаросса опустошил Тосканское побережье, Эльбу, Джильо и порт Эрколь. Когда его корабли, груженные трофеями, вошли в Золотой Рог, султан Сулейман лично спустился на пристань, чтобы приветствовать своего отважного флотоводца. Это была его последняя боевая экспедиция. После его смерти в июле 1546 года командование османским флотом в Средиземном море было возложено на Тургут-реиса, который снискал на боевом поприще не меньше славы, чем его старший товарищ. Под их командованием начинали свой путь такие выдающиеся османские адмиралы, как Пияле-паша и Кылыч Али-паша ...

Дамир Хайруддин.





Булавин, видя, что казаки сами готовы схватить и выдать его, решился предупредить ожидавшую его казнь, и убил себя выстрелом из пистолета
Около 5 часов вечера участь Арзерума была решена на Топ-Даге, пред строем почти всего Российского Корпуса и в виду городских обывателей
Первый предмет, долженствующий обратить на себя внимание наблюдателя Москвы, есть без сомнения Кремль
Так как русские власти убедились, что японцы на острове не живут, а приезжают лишь на лето, то приняли решительную меру занять весь остров фактически
Хивинский поход: к победе через мёртвые пески.
Скачки как служебное удовольствие
Протокол допроса члена «Омакайтсе» Юханеса-Освальда Рахумееля
Последний император и политические проекты пронырливого метеоролога
О торговле в Бухарии русским хищническим золотом. Тайная миссия полковника Бутенева.
Поднявшись на Урал, разделяющий Европу от Азии, Его Высочество на самой вершине любовался разнообразием гор



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.