Сегодня и вчера
Османский флот на якоре во французском порту Тулон в 1543 году.
Оригинальная иллюстрация «Османский флот на якоре во французском порту Тулон в 1543 году.» Автор:
Матракчи Насух Эфенди (тур. Matrakçı Nasuh)


Техника:
Миниатюра
Время создания:
Середина XVI в.
Местонахождение:
Коллекция дворца Топкапы, Стамбул
Смотреть полностью
Примечание:
Насух бин Карагёз бин Абдуллах эль-Боснави, более известный как Матракчи Насух — османский учёный, историк, миниатюрист, боснийского происхождения.

Достигнутое соглашение повергло христианскую Европу в шок.



1543 год. Турецкий флот и армия зимуют в Тулоне. В борьбе с Карлом V за Италию французский король Франциск I решился на беспрецедентный шаг: пригласил своих османских союзников (армию и флот султана Сулеймана) действовать против общего врага… с территории Франции!

16 джумада аль-ахира 950 года от Хиджры (16 (26) сентября 1543) было заключено франко-турецкое соглашение о зимовке османского флота в порту Тулон. От имени короля Франциска I переговоры вёл посол Антуан Эскален, а от имени султана Сулеймана — адмирал Хайруддин Барбаросса. Достигнутое соглашение повергло христианскую Европу в шок. На восемь месяцев Тулон превратился во «второй Константинополь»: кафедральный собор города, один из символов Франции, был превращен в мечеть, вместо звона церковных колоколов стал раздаваться призыв муэдзина к молитве, на улицах ходили люди в тюрбанах и звучала экзотическая речь, за товары расплачивались турецкими монетами, а в порту были пришвартованы османcкие корабли. Хайруддин Барбаросса добился от короля полного обеспечения своей 30-тысячной армии продовольствием, что тяжким бременем легло на французскую казну.

После того как османский флот под командованием капудан-паши Хайруддина Барбароссы помог французам овладеть Ниццой, турецкие корабли причалили в Вилльфранше. Приближался сезон штормов, и возник вопрос о зимнем базировании османской эскадры для ведения дальнейших действий против Священной Римской империи. Барбаросса наотрез отказался оставаться в Вилльфранше, и французы предложили ему перезимовать в Тулоне. В результате переговоров было заключено беспрецедентное соглашение о базировании турецкой флотилии на французской территории.

Франциск I отправил своему наместнику в Провансе послание следующего содержания: «Приютить на зиму в городе и порту Тулон господина Барбароссу, направленного к королю Великим турком с турецкой армией и военачальниками численностью в тридцать тысяч человек. <…> В целях благосостояния упомянутой армии и всех жителей побережья нежелательно, чтобы жители Тулона оставались и общались с турками, поскольку это чревато возникновением сложных проблем». Монарший указ вызвал недовольство у местных жителей, что отразилось в письме тулонских консулов, направленное в Париж: «Уход жителей из городов равносилен его смерти. Чтобы разместить турок, достаточно вывести женщин, детей и стариков. Останутся главы семей, ремесленники, торговцы и полиция для поддержания порядка». Пообещав народу различные поблажки, наместник короля переселил большую часть населения Тулона в Марсель и туда же переправил пушки. Жилища тулонцев были предоставлены для расселения турецкой армии.

Прибыв на зиму в Тулон, османы потребовали «снабдить их достаточным количеством провианта и прекратить звон церковных колоколов». Вопрос с колоколами решился быстро. Более того, кафедральный собор города, основанный в 1096 году графом Прованса Жильбером де Босон, был превращён в мечеть, а с его колоколен зазвучал пятикратный призыв на молитву. Наиболее жаркие дискуссии развернулись вокруг обеспечения турецкой армии продовольствием. И здесь Хайруддин Барбаросса проявил не только полководческий, но и дипломатический талант. Он потребовал от представителя французского короля одних только морских сухарей по 32 унции в день на человека (около 1 кг). Учитывая, что на борту его галер в это время находилось почти 30 тысяч человек, эта норма составляла около 800 тонн в месяц. Франциск I не решался активно использовать флотилию Барбароссы в военных операциях против Карла V. Османы сидели в Тулоне без дела и при этом обходились Франции довольно дорого. Это вызвало недовольство генерал-губернатор Прованса, который писал королю: «Господин Барбаросса расслабляется, опустошая королевскую казну». Раздражение французов можно понять: одна только стоимость зерна для изготовления морских сухарей составила 6000 турских ливров.

Помимо всего прочего, пребывание турецкого флота в Тулоне сильно ударило по имиджу французского монарха в Европе. Франциск I получал послания, в которых говорилось о недовольстве его подданных и наместников приглашением турецких гостей на зимовку. Несмотря на комфортные условия размещения, турецкая армия тоже была недовольна бездействием. Тулон, находящийся по соседству с Испанией, откуда были изгнаны многие мусульмане, вступившие в армию Барбароссы, был удобным местом для проведения операций возмездия. Турецкие адмиралы Барбаросзаде Хасан-раис и Салих-раис совершили несколько рейдов на соседние побережья Испании и Италии. Нападению подверглись порты Барселона, Сан-Ремо, Чериале и другие.

Тем временем желание союзного флота проводить более активные действия всё больше беспокоило Франциска I. Основная роль, которую он отвёл турецкой эскадре, заключалась в блокировании побережья Священной Римской империи в Западном Средиземноморье, что, разумеется, не устраивало Барбароссу. Однако бывалый моряк не спешил покидать гостеприимный Тулон. В местных доках он отремонтировал свои суда за счёт французской казны и готовился к очередному походу. Франциск начал искать пути скорейшего избавления от союзника, но предлог было найти непросто. В результате монарх вступил в тайные переговоры с заклятым врагом османов и лично Хайруддина Барбароссы, фактическим правителем Генуи адмиралом Андреа Дориа, замышляя новое мирное соглашение с Карлом V. Когда слухи о заключении мира в Крепи (между французами и германцами) дошли до турецкого главнокомандующего, он осознал бессмысленность дальнейшего пребывания в Тулоне, но решил извлечь максимальную пользу из сложившейся ситуации.

Во время переговоров с французами он потребовал освободить всех мусульманских рабов на французских галерах, снабдить турецкий флот продовольствием для завершения экспедиции и выплатить жалованье всем членам экипажа. Французский король принял условия 70-летнего адмирала и даже одарил его роскошными одеждами и драгоценностями. После того как была выплачена огромная сумма в 800 тысяч золотых экю, турецкие корабли вышли из Тулона и направились в Стамбул. По свидетельству османского географа и математика Матракчи Насуха, за все время пребывания османской эскадры в небольшом французском порту не было зафиксировано ни одного инцидента между турецкими моряками и местными жителями. Его живописные миниатюры сохранили для нас изображения портовых французских городов XVI века — Тулона, Марселя, Ниццы и Антиба.

Между тем капудан-паша не считал свою миссию завершенной и, подойдя к берегам Италии, осадил Геную. Он выдвинул Андреа Дориа единственное требование: освободить из плена своего старого друга Тургут-реиса, который томился в застенках с 1540 года. Переговоры состоялись в личных апартаментах адмирала Генуи, и стороны сошлись на выкупе в размере 3500 золотых дукатов. Свобода Драгута, как его именовали европейцы, была фактически оплачена французами. Сразу после этого Хайруддин-паша выделил Тургут-реису флагман и несколько судов для продолжения боевых походов в Средиземноморье.

По пути в Стамбул Барбаросса опустошил Тосканское побережье, Эльбу, Джильо и порт Эрколь. Когда его корабли, груженные трофеями, вошли в Золотой Рог, султан Сулейман лично спустился на пристань, чтобы приветствовать своего отважного флотоводца. Это была его последняя боевая экспедиция. После его смерти в июле 1546 года командование османским флотом в Средиземном море было возложено на Тургут-реиса, который снискал на боевом поприще не меньше славы, чем его старший товарищ. Под их командованием начинали свой путь такие выдающиеся османские адмиралы, как Пияле-паша и Кылыч Али-паша ...

Дамир Хайруддин.




Фридрих II, предусматривая неминуемую гибель всего своего войска при сколько-нибудь энергично веденном преследовании, пришел в состояние близкое к полному самозабвению.
Когда ему понадобилось сменить лошадь, он, завидев проезжающего мимо денщика с запасным гнедым конем, просто-напросто забрал его.
Правительство Англии приняло решение всячески тормозить продвижение России на Восток.
Cтрах перед драгунами становится причиной повального обращения в католическую веру, протестанты огульно отрекаются от своих убеждений
Вдруг перед глазами моими точно вспыхнули слова «царь Алексей», писанные твердым, крупным почерком
Экспедиция в Темзу была проведена с блестящим успехом, все английские корабли, арсеналы и запасы были уничтожены.
Праздные войска истребляли более картофеля, нежели неприятеля
В недавнее время получен в С.-Петербурге отчет г. Пржевальского об одном из важнейших эпизодов путешествия его из Кульджи на Тянь-Шань и на Лоб-Нор
Пехота тотчас опять сомкнулась, и они все принуждены были погибать наижалостнейшим образом.
Мы не имеем никакого понятия об этом явлении, и потому не можем судить и об условиях, при которых оно совершается



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.