Сегодня и вчера

Пленение генерала Вандамма казаками и русскими егерями в ходе Кульмского сражения 30 августа 1813

Художник:
Иоанн Адам Клейн (1792-1875)

Раскрашенная гравюра К. Г. Раля по оригиналу И. А. Клейна.
1-ая четверть XIX в.

Фрагмент.
Смотреть полностью.

И взяли в плен Вандамма!


«Сыны Бородина, о кульмские герои!
Я видел, как на брань летели ваши строи…»

А.С. Пушкин. На возвращение государя императора Александра I из Парижа в 1815 году.

В знаменитом сражении при Кульме в Богемии 30 августа 1813 года русско-прусско-австрийские войска под командованием Барклая де Толли разгромили 40-тысячный французский корпус генерала Вандамма и взяли в плен печально известного наполеоновского военачальника.

Богданович Модест Иванович. История войны 1813 года за независимость Германии: Том II. СПб., 1863

«Вандамму предстояло тяжкое испытание. Будучи известен во всей Германии столько же суровостью, сколь и корыстолюбием, он был ненавидим немцами едва ли не более всех прочих своих земляков и Наполеона. Известие о постигшем его бедствии произвело общий восторг во всей окрестной стране. На пути Вандамма из Богемии в Россию, во всех немецких городах и местечках сбегались жители, чтобы посмотреть на пленника, как на лютого зверя, попавшего в неволю; упрекам, оскорблениям не было конца. Такова была жалкая участь даровитого, но жестокого, алчного воина, о котором сам Наполеон говаривал в шутку: «Если бы у меня было два Вандамма, то я приказал бы одного из них повесить».

Свою дерзость Вандамм не смирил и перед лицом императора Александра I, который пожелал увидеть пленного генерала после окончания сражения.

Генерал Пьер Бертезен передает события этой встречи так: «Вандам имел репутацию грабителя и был жесток по отношению к эмигрантам. Император Александр, к которому он был приведен, принял его, говорят, очень плохо и упрекал за его поведение. Оскорбленный Вандам пожаловался на недостаточное уважение, оказанное ему, и прибавил, что он поступил бы хуже, если бы убил своего отца! [Намек на убийство императора Павла I]. Сравнение было слишком сильным, поэтому в течение всего плена с ним обращались очень грубо"

Berthezene P. Souvenirs militaires... vol. 2. Paris, 1855

Портрет Вандамма. 1-я четверть XIX века.

Вот как описывает пребывание Вандамма в плену Александр Семёнович Шишков:

«Лишь только подъехал он к почтовому двору, как вся эта улица заперлась разных чинов и званья людьми. Покуда он сидел на почте (что продолжалось около часа), народ не отходил прочь. Я нарочно ходил между кучками людей и слушал, что говорят. Не было человека, который не придумывал бы ему всяких ругательных слов и иназваний. Напоследок фельдъегерь, которому надлежало везти его в Москву, мужичинище дороднее самого Вандамма, появился. Лошади были готовы, и коляска подъехала к почтовому двору. Нетерпение народа увидеть его сделалось живее и приметнее. Все стали толпиться к коляске. Иной говорит почтальону: «Зачем не запряг ты навозную телегу, и той для него много». Другой: «Смотри, брат, вези его тихонько, дай людям наплевать ему в рожу». Третий: «Опрокинь его так, чтобы голову ему где-нибудь разможжить». Четвертый: «Тебе бы везти его на свиньях, а не на лошадях».

Подобные речи с присовокуплением презрительных насмешек беспрестанно твердились. Почтальон, шутя и сам насчет его со всеми, напоследок взял свой рог и затрубил. Все засмеялись и закричали: «Хорошо! Хорошо! Зови его скорее». Т, которые были в горнице с Вандаммом, сказывали, что он в то время от страха изменился в лице и побледнел, однако ж скрепился и вышел, спеша поскорее сесть в коляску. Тут окружила его толпа людей. Иной с горькой и упрекательной насмешкою говорил ему: «Что прикажешь в Гамбург?». Другой: «Что в Любек?». Третий: «Что в Бремен?» (Города сии больше всех других мест были свидетелями и жертвою его грабительства и лютости). Иной кричал ему: «Добрый путь в Сибирь!». Иной: «Лови там соболей!» Иной: «Крпай руду в Нерчинске!» Иной с гневом восклицал: «Du Tiger!». Иной: «Du Krokodill!». Иной: «Du giftige Schlange!»

(ядовитая змея). Один, не говоря ни слова, с яростью скрипел на него зубами и показывал ему сжатые кулаки»

Записки, мнения и переписка адмирала Шишкова" (издание Киселева и Ю. Самарина , Берлин, 1870. С. 158 – 159
Цитируется по Богданович Модест Иванович. История войны 1813 года за независимость Германии: Том II. СПб., 1863









«Здесь все классы народа от высших до низших Вам душою преданы. Просто сказать: Вас здесь, в Москве, любят». — «Как бы это так было!» — отозвался Государь.
Он еще продолжает надеяться, что хоть какие-нибудь посланцы выведут его из неловкого положения перед армиею, Европою, перед самим собою
Эта философия умерла не столько сама, сколько была убита
Машина мира не может погибнуть
Желание оглянуться на судьбу других государств Славянских, обнять ее взором и сравнить в общих чертах с судьбою России
На наших глазах образовывается новый склад крестьянской жизни: «хлебопашец» превращается как бы в «дачника»...
Множество таких русских людей, которые пользуются обширною известностью и всеобщим уважением
«Ядро» долго приписывалось князю А. Я. Хилкову, но в одном прошении на имя Петра I Манкеев сам свидетельствует о себе, как об авторе
Письмо от приятеля к приятелю о том с каким варварством Турки иностранных министров часто трактуют
Нет другой страны по самому существу своему, историческому, экономическому, антропологическому и культурно-бытовому, до такой степени демократической, как наше отечество.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.