Сегодня и вчера


Памятник К. А. Булавину в селе Трехизбенки.
Луганская область.Украина.

Скульптор:
Николай Васильевич Можаев
р. 1928

Фрагмент.
Смотреть полностью.

Хватил Кондратий


КОНДРА'ШКА, и, мн. нет, м. (простореч. фам.).
Апоплексический удар; внезапная смерть. Его хватил к. Брось пить, а то смотри, к. хватит. [По предположению историка Соловьева, выражение "кондрашка хватил" идет со времён Булавинского бунта 1707 г., когда Кондратий Булавин внезапным налетом истребил весь царский отряд с воеводой кн. Долгоруковым.]

Толковый словарь русского языка: В 4 т./ Под ред.Д. Н. Ушакова. — М.: Гос. ин-т "Сов. энцикл."; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935-1940

Из тайного письма Кондратия Булавина к туркам, посланного через кубанских старшин 27 мая 1708 года

«А мы к городам не приступаем и христианской крови проливать не станем. А к нему, Государю, мы войском от себя пишем письма, а сами к нему не едем. А если царь нам не станет жаловать, как жаловал отцов наших и дедов и прадедов, или станет нам на реке какое утеснение чинить и мы войском от него отложимся и будем милости просить у Вышнего Творца нашего Владыки также и у Турского царя, чтобы Турский царь нас от себя не отринул. И потому мы от своего Государя отложимся, что нашу веру христианскую в Московском царстве перевел, а у нас ныне отнимает бороды и усы, также и тайные уды у жен и детей насильно бреют.

Да тебе,Савелий Пахомович, против сего письма, согласясь с ачюевским Хосяном-пашею и кубанским владельцем Сартланом и с иными большими мурзами, учинить между собою совет и сие письмо им, Хосяну-паше и Сартлану мурзе, со всеми мурзами, при них прочесть и всякие слова знать в подлинно.

А буде у вас, Савелий Пахомович, из нашей стороны какие люди московские или украинские из Азова или Троицкого, или откуда-нибудь русские люди при вас будут, и вам бы пожаловать про се письмо им не явить и не сказывать, только ведайте ваша милость про себя с Хосяном-пашей да с Сартланом мурзою и с многими мурзами, и буде вашей милости угодно будет, и вы извольте, буде можно, списав с сего письма список, оставьте у себя в Ачюеве, а подлинное наше сие письмо пошлите к своему салтану в Царьград.

При сем писании войсковой атаман Кондратий Афанасьев и все войско донское у тебя, Турского салтана, милости прося и челом бью. А нашему государю в мирном состоянии отнюдь не верь, потому что он многие земли разорил за мирным состоянием, и ныне разоряют, также и на твое величество и на царство готовит корабли и каторги и иные многи воинские суда и всякий воинский снаряд готовит»


С.М.Соловьев. История России с древнейших времен. Том 15. Глава 3. Продолжение царствования Петра I Алексеевича

«...На великую реку бежали не одни крестьяне; мы видели, что туда бежали работники с публичных работ, забравши деньги вперед; туда в последнее время прибежало много солдат и драгунов из армии фельдмаршала Шереметева, когда он шел из Астрахани в Киев. Царь не хотел терпеть более, особенно когда нужда в служилых и платящих людях увеличивалась все более и более, и в 1707 году отправил на Дон полковника князя Юрия Владимировича Долгорукова с отрядом войска для отыскания всех беглецов и высылки их на прежние места жительства.

Есть известие, что и сами старшины, атаман Лукьян Максимов с товарищами, сильно оскорбились этим окончательным уничтожением исконного козацкого права и решились под рукою помешать Долгорукому: тем более должны были встревожиться новоприбылые люди, беглые, которым предстояло теперь расстаться с вольною жизнию на великой реке. Дело шло теперь не о том только, помочь или нет астраханцам отстоять старое платье; притом же на Дону было не без людей, которые жалели, что Дон повел себя не так в астраханский бунт. В Качалинском городке дьячки говорили: «В Астрахань сосланы с Москвы болваны, чтоб им покланяться, и астраханцы кланяться им не стали, и за то что над ними сделалось? Напрасно и тех отдали, которые и в Черкаском были!»Теперь надобно было стать за собственную волю; людей, которые должны были отчаянно ратовать против исполнения царского указа, теперь было много на Дону; нашелся и предводитель.

В Черкаске старшины приняли Долгорукого честно и дали ему пять человек из своей среды для провожания и помощи в отыскивании беглых. Но в то же время начала ходить между козаками грамота от имени старшины с увещанием не допускать Долгорукого до исполнения царского указа и бить сыщиков. Бахмутский атаман из трехизбенских козаков, Кондратий Афанасьев Булавин, объявил, что надобно исполнить по грамоте. Разумеется, охотников помочь ему в этом нашлось много: на реке Айдаре ночью на 9 октября нечаянно напал Булавин на Долгорукого и истребил весь отряд вместе с предводителем.

Совершивши этот подвиг, Булавин пошел по донецким городкам, рассылая призывные грамоты. По этим грамотам атаман Закотенской станицы Матвей Медведев собрал шайку человек в 500 и хотел было идти к Булавину, да остановился, потому что многие козаки одумались и начали от него отставать, но товарищи Булавина не одумывались, им нужно было идти в украйные города для коней и для добычи, потому что это были бурлаки бесконные, безоружные и безодежные.

Атаман старого Боровского городка со всею станицею встретил Булавина с хлебом, вином и медом и принял его торжественно в станичной избе. Около Булавина образовалась уже старшина: один назывался полковником, прозвище ему было Лоскут, сходец (пришлец) с Валуйки, про него говорили, что был при Стеньке Разине лет семь; другой назывался полковником же, сын староайдарского атамана; третий - коротояцкий подьячий.

Боровский атаман говорил Булавину: «Заколыхали вы всем государством: что вам делать, если придут войска из Руси, тогда и сами пропадете, и нам пропасть будет». «Не бойтесь, - отвечал Булавин, - начал я это дело делать не просто; был я в Астрахани, и в Запорожье, и на Терках; астраханцы, и запорожцы, и терчане все мне присягу дали, что им быть ко мне на вспоможенье в товарищи, и скоро они к нам будут. А теперь пойдем мы по козачьим городкам и будем Козаков к себе приворачивать, а которые с нами не пойдут, таких мы, назад вернувшись, будем жечь, а животы грабить и, как городки свои к себе склоним, пойдем Изюмским полком по городам до Рыбного, конями, ружьем и платьем наполнимся, а потом пойдем в Азов и Таганрог, освободим ссылочных и каторжных, которые нам будут верные товарищи, и на весну, собравшись, пойдем на Воронеж и до Москвы»





В делах людей и в их царствах возможными оказываются невероятнейшие вещи
…И как размер камня не был определен, то во мне возродилась мысль избрать его такой величины, какой только силы наши позволяли
Такой полной и величественной теории исторического призвания русского государства из писателей XV и XVI века никто не создавал
Дело о похищении из Московского Успенского собора Ризы Господней
Сочинителем этой книги был Московский уроженец Григорий Карпов сын Котошихин, служивший с самых молодых лет в, так называемом Русскими, Посольском Приказе
Ивашко Дмитриев сказал, что он во крестьяне за Ивана Савинова с женою и с детьми порядился и такову порядную запись дал на себя своею волею
Семен Андреевич, Балакирева пришли сюды, объявя ему, для того чтоб не испугался, что до него кроме нашей милости никакого дела не касается
Разве не во имя разума миллионы Французов отреклись от сознания Всевышнего, дети от признательности к родителям, а сии от вечной обязанности против их?
«Некоторые мундирные и аммуничные вещи, которых в России достать не возможно, куплены в Немецких краях»
Причины прекращения летописания



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.