Сегодня и вчера
Портрет Михаила Андреевича Милорадовича

Художник:
Доу, Джордж (1781- 1829)
холст, масло
70 × 62,5 см
1823-1825

Военная галерея Зимнего Дворца,
Государственный Эрмитаж
Санкт-Петербург

Фрагмент.
Смотреть полностью.

Бесчеловечные благодеяния вашего сиятельства


«Русская старина», т. II, СПб., 1870

Бравый воин, герой, прославивший себя на поле кровопролитнейших сражений Граф Михаил Андреевич Милорадович, как известно, был плохой генерал-губернатор

Беззаботность его, невнимание и легкомыслие при решении массы дел и прошений, к нему поступавших, были хорошо известны современному ему обществу, и вот однажды выискался затейник, который сыграл над генерал-губернатором следующую шутку.

Написана была и подана была Милорадовичу особого рода челобитная, будто бы от ямщика Ершова, причем расчет шутника-просителя состоял именно в том, что Милорадович подмахнет резолюцию, по обыкновению, не прочитав путем бумаги.

Ожидания вполне оправдались. Вот эта челобитная мнимого ямщика и собственноручная на него резолюция санкт-петербургского генерал-губернатора:

«Его сиятельству, господину С.-Петербургскому военному генерал-губернатору, генералу и разных орденов кавалеру, графу Михаилу Андреевичу Милорадовичу, от ямщика Ершова, покорнейшее прошение: Бесчеловечные благодеяния вашего сиятельства, пролитые на всех, аки река Нева, протекли от Востока до Запада. Сим тронутый до глубины души моей, воздвигнул я в трубе своей жертвенник. Пред ним стоя на коленях, сожигаю фимиам и вопию: ты еси Михаил, спаси меня с присносущими!» Ямщик Ершов».

Собственноручная резолюция графа Милорадовича резолюция: «Исполнить немедленно»

Из бумаг Н.И. Бахтина. Сообщил Н.И. Селифонтов.


Лесков Николай Семенович. Граф Михаил Андреевич Милорадович (Биографический очерк)

Цитируется по Лесков Н.С. Собрание сочинений в 11 т. М., Государственное издательство художественной литературы, 1957; Том 10

...в 1818 году мы видим Милорадовича начальником столицы. На этом новом поприще Милорадович сохранил всю свою популярность. Его особенно любили за доброту и сострадание. Он охотно являлся ходатаем за множество лиц, беспрестанно обращавшихся к нему. Доброта и благородная деликатность поставляемы ему были даже в упрек некоторыми лицами собственно по отношению к деятельности его как генерал-губернатора. Столица, как известно, кишела в годы его управления обществами, комитетами, управами, союзами, ложами, сплошь да рядом официально не разрешенными и даже запрещенными. Но Милорадович, полный доверчивости к людям, полный доброты и благородства, с омерзением презирал всякое шпионство, гнал от себя фискальство и не хотел поощрять сыщиков. Он не желал преследовать слова, мысли и намерения, доколе они не проявлялись в явных нарушениях закона.
Гнушаясь такими охранительными мерами, которые не обходятся без помощи шпионства, генерал-губернатор Милорадович был неутомим в тех случаях, когда явная опасность, наступавшая для вверенной его управлению столицы, требовала от него предприимчивости и смелости... Энергический человек пробуждался в нем на пожарах, куда он являлся всегда, а еще более отличился он в страшном несчастии, постигшем Петербург 7 ноября 1824 года при наводнении.
Одною из особенностей характера графа Милорадовича была необыкновенная расточительность: он всегда был в долгу как в шелку, и ни большое содержание, которое он получал, ни аренды, назначаемые ему от государя, - ничто не могло выпутать его из его бесконечных долгов.
Родовое имущество его было сравнительно с его расходами довольно ничтожно: оно состояло из имения в Полтавской губернии, в котором было до полуторы тысячи душ крестьян. Часть этого имения он продал в удельное ведомство для уплаты долгов и стал подумывать об устройстве остальной части, рассчитывая под старость удалиться в деревню на покой. Но судьба решила иначе...
Около полудня, в понедельник, 14 декабря 1825 года, Милорадович мчался в санях с адъютантом своим, Башуцким, на Сенатскую площадь, где впереди монумента Петра I стояло каре из нескольких рот л.-гв. Московского полка и некоторых других полков, увлеченных своими офицерами. Громадные толпы народа запрудили значительную часть площади. Милорадович обскакал чрез Синий мост по Мойке на Поцелуев мост и здесь встретился с генерал-майором Алексеем Федоровичем Орловым, по распоряжению которого в это время выезжала из казарм конная гвардия.
- Пойдемте вместе убеждать мятежников, - сказал Милорадович Орлову (разговор был на французском языке).
- Я только что оттуда, - отвечал Орлов, - но советую вам, граф, туда не ходить. Этим людям необходимо совершить преступление; не доставляйте им к тому случая. Что же касается меня, то я не могу и не должен за вами следовать: мое место при полку, которым командую и который я должен привести, по приказанию, к императору.
- Что это за генерал-губернатор, который не сумеет пролить свою кровь, когда кровь должна быть пролита! - вскричал Милорадович и, сев на лошадь, взятую им у одного из офицеров конной гвардии, поехал на площадь. Его сопровождал пешком Башуцкий. С трудом пробравшись сквозь толпы народа, Милорадович близко подъехал к каре и стал убеждать солдат образумиться. Вдруг смелая и громкая речь генерала была прервана пистолетным выстрелом... Стоявший впереди каре в группе офицеров отставной поручик л.-гв. гренадерского полка Каховский выхватил у находившегося подле него штабс-капитана л.-гв. Московского полка Михаила Бестужева пистолет и выстрелил Милорадовичу в бок.
- Сумасшедший, что ты делаешь! - закричат Бестужев, бросаясь на Каховского. Пистолет был отнят, но поздно. Милорадович упал с лошади на руки Башуцкого, который с помощью двух человек из толпившегося простонародья отнес его в манеж конно-гвардейского полка... Сюда скоро явился постоянный доктор Милорадовича, сопутствовавший ему во многих походах, Василий Буташевич-Петрашевский. Он вынул пулю, но смерть быта неизбежна. В три часа ночи на 15 декабря 1825 года графа Милорадовича не стало.





Иерархи Православной Восточной Церкви единогласно положили благословить Русского Великого Князя Иоанна Васильевича на Царство, утвердив его особенною грамотою
Мы приходим к заключению, что смутная эпоха не произвела коренного переворота во внутреннем мире исторической жизни русского народа и Русской земли
Таким образом сей варварский, жестокий и недоверчивый народ был благополучно преклонен к российской стороне и успокоен
И вручили есмы предстательству митрополию сию по времени сущу блаженнейшему патриарху Московскому
Сражение сие показывает, что уныние начало уже вкрадываться в войска Наполеона
Губернатору Иркутскому предписать, чтобы он отвел под поселение места между Байкала, реки Верхней Ангары, Нерчинска и Кяхты, избирая места самые плодороднейшие
Нельзя было ожидать сильного сопротивления со стороны Турок на Дунае
Внутренние пути Суздальской Руси сходились в Москве
О способах удостоверения в верности лазутчиков и текст присяги агентов русской контрразведки.
Саги, для Русского человека, любящего свое отечество, могут быть объяснением многим сказаниям Нестора



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.