> Электронная библиотека Руниверс > Авторы

Богданов Александр Александрович

Краткая библиографическая справка


Богданов (Малиновский) А. А.

(Малиновский, 1873—1928; автобиография) — род. 10 (22) августа 1873 г. у народного учителя, второй из 6 детей. Отец скоро дослужился до учитель-инспекторства в городском училище, и благодаря этому я лет 6—7-ми получил доступ в библиотеку училища, а затем и в его маленький физический кабинет. Учился в Тульской гимн., жил в ее пансионе, стипендиатом, в условиях казарменно-тюремных; там злостно-тупое начальство на опыте научило меня бояться и ненавидеть властвующих и отрицать авторитеты. Кончив с золотой медалью, поступил в Московский университет, естественником; в декабре 1894 г. арестован как член Союзного Совета землячеств и выслан в Тулу. Там рабочим оружейником Ив. Ив. Савельевым был привлечен к работе в кружках как пропагандист; скоро в ней приняли участие В. Базаров и И. Степанов. На этой работе в 1896 г. пришел от народовольческих идей к социал-демократизму; а из лекций в кружках составился "Краткий курс экономической науки" (вышел изувеченный цензурой в конце 1897 г.; Ленин горячо приветствовал его в рецензии "Мира Божьего", 1898, № 4). С осени 1895 г. часть времени проводил в Харькове, обучаясь на медицинском факультете; бывал в тамошних с.-д. интеллигентских кружках — лидером их был Череванин, — но разошелся с ними из-за вопроса о морали, которой они придавали самостоятельное значение. В 1898 г., стремясь дать ответ на широкие запросы наших рабочих в смысле общего мировоззрения, написал свою первую философскую книгу: "Основные элементы исторического взгляда на природу". Осенью 1899 г. кончил университет, а затем был арестован за пропаганду. Полгода тюрьмы в Москве, высылка в Калугу, оттуда на 3 года в Вологду. Много учился и писал; в 1902 г. организовал и редактировал сборник против идеалистов — "Очерки реалистического мировоззрения". Служил полтора года врачом в психиатрической лечебнице. С конца 1903 г. редактировал марксистский журнал "Правда", издав. в Москве.

Осенью 1903 г. примкнул к большевикам и, кончив ссылку, вскоре, весной 1904 г., поехал в Швейцарию, там присоединился к Ленину. На собрании 22-х был выбран в Бюро Ком-ов Большинства (Б. К. Б.), первый большевистский центр. Приблизительно тогда же был в первый раз отлучен от марксизма меньшевистской "Искрой" (статья Ортодокса в № 70, обвинявшая меня в философском идеализме). Осенью вернулся в Россию, с декабря 1904 г. работал в Петербурге в Б. К. Б. и П. комитете. Мной были написаны тактические листки Б. К. Б. о вооруженном восстании и о созыве партийного съезда, как и большинство других листков Б. К. Б. Весной 1905 г. на съезде в Лондоне (III съезд, большевистский) был докладчиком по вопросу о вооруженном восстании, а также по организационному вопросу и выбран в первый большев. Ц. К. Работал в Петербурге, участвовал в редакции большевистской "Новой Жизни", был представителем ЦК в Совете Раб. Деп., где и арестован 2 декабря 1905 г. Освобожденный в мае под залог, попал в ЦК уже меньшевистский от большевиков; высланный за границу, нелегально вернулся и жил в Куоккале вместе с Лениным, работая в редакции большевистских органов, а также при думских фракциях 1, 2 и 3 Думы. По вопросу о 3-й Думе был бойкотистом, но после решения партийной конференции против бойкота проводил избирательную кампанию в эту Думу в нелегальной рабочей газете "Вперед", которую редактировал.

В конце 1907 г. я был отправлен товарищами за границу в составе тройки (с Лениным и Иннокентием) для редактирования органа большевиков "Пролетарий". Летом 1909 г. был вместе с Л. Б. Красиным, в качестве левого б-ка устранен из большевистского центра, а в январе 1910 г., при слиянии фракций большевиков и меньшевиков, и из ЦК партии. Осенью 1909 г. участвовал в организации 1-й партийной рабочей школы — на Капри, осенью 1910 г. — 2-й школы в Болонье. В декабре 1909 г. был докладчиком платформы "группы большевиков", вскоре принявшей название "литературной группы Вперед". Эта платформа "Современ. положение и задачи партии" — впервые формулировала лозунг пролетарской культуры. Весной 1911 г., когда группа "Вперед" стала переходить от культурно-пропагандистской работы к политике в заграничном духе, я вышел из нее и ушел от политики; писал потом, до революции, только пропагандистские статьи в "Правде" и др. рабочих органах. Вернувшись в Россию в 1914 г. был послан на фронт в качестве врача. Революция застала меня в Москве; там я сначала писал политически-пропагандистские статьи; в одной из них в январе 1918 года поставил диагноз военного коммунизма; затем перешел всецело на культурную и научную работу — в Пролеткульте, Пролет. университете и проч. Осенью 1921 г. прекратилась и моя пролеткультовская работа, я посвятил себя всецело научной. До сих пор с 1918 г. состою членом Коммунистической (бывшей Социалистической) Академии.

Мои главные работы:

1. По политической экономии: "Краткий курс эком. науки", ее первый учебник, написанный по исторической схеме (последние издания переработаны в сотрудничестве с Ш. М. Дволайцким), переведен на английский и несколько других языков; "Начальный курс полит. экономии" в вопросах и ответах; большой "Курс полит. экономии" (в сотрудничестве с И. И. Степановым). Статья "Обмен и техника" (1903), в сборнике "Очерки реалистич. мировоззр.", давшая впервые доказательство теории трудов, стоимости, построенное на принципе равновесия.

2. По историческому материализму: "Наука об обществ. сознании" — историческое изложение развития идеологий, главным образом форм мышления, с объяснением их генезиса из производств. отношений; переведена на немецк. яз.; "Из психологии общества" (сборник статей 1902—06); "Организационные принципы соц. техники и экономики" ("Вест. Соц. Акад.", 1923, № 4) — объяснение форм сотрудничества через технические отношения.

3. По философии: "Эмпириомонизм", ч. I, II, III (1903—1907 гг.), картина мира с организационной точки зрения, т. е как процесса формирования, борьбы и взаимодействия комплексов и систем разных типов и ступеней организованности; "Философия живого опыта" (1911) — обзор развития реалистических систем философии, кончая эмпириомонизмом; "От монизма религиозного к научному", доклад (в прил. к 3-му изд. "Философ. живого опыта") — обоснование борьбы за научный монизм, устраняющий философию вообще.

4. По организационной науке: "Всеобщая организац. наука" (Тектология), ч. I, II, III (1913—1922) — общее учение о формах и законах организации всяких элементов природы, практики и мышления (часть I издается на немецком); "Принципы единого хоз. плана" ("Вестник труда", 1921, №№ 4—6) и "Труд и потребности работника" ("Молодая Гвардия", 1922 г., № 3) — приложения организационных законов к решению основных хозяйственных задач; "Объективное понимание принципа относительности" — приложение организ. точки зрения к истолкованию принципа относительности ("Вестник Ком. Акад.", 1924, № 8).

5. По пролетарской культуре: "Новый мир" (1904—06) — популярная характеристика высшего культурного типа жизни; "Культурные задачи рабочего класса" (1911) — обоснование программы пролет. культуры; "Искусство и раб. класс" (переведено на немецкий); "Социализм науки" — о пролет. науке (частью тоже переведено на немецкий); "Элементы пролет. культуры в развитии раб. класса" — исторический анализ; "О пролетарской культуре" — сборн. статей 1904—1924 гг. Сюда же можно отнести два романа: "Красная звезда" (1907), утопия (переведено на франц., немец, и еще неск. языков); "Инженер Мэнни" (1912) — картина столкновения пролет. и буржуазной культуры. Еще несколько книг, несколько десятков журнальных статей, брошюр и докладов, еще больше газетных статей и листков, главным образом пропагандистских.

[Организатор и директор первого в мире Института переливания крови (1926). Умер в результате эксперимента по переливанию крови, проведенного на самом себе.]

Настольный Энциклопедический Словарь "Гранат".

Богданов А. 

[1873–1928] — псевдоним политического деятеля, философа, социолога, экономиста и лит-ого критика Александра Александровича Малиновского. С середины 90-х гг. Б. — участник соц.-дем. движения. Вел ожесточенную борьбу с меньшевиками во время подготовки к III съезду РСДРП. В 1904 избран в члены "Бюро комитета большинства", от имени которого и выступает с докладом на III съезде. На этом же съезде Б. избран членом ЦК. В 1905 Б. как один из членов постоянного Бюро ЦК работает в центре первой революции — Петербурге — по руководству массовым движением. Б. — один из руководителей газ. "Новая жизнь", к-рая в так наз. "дни свободы", в конце 1905, была легальным большевистским органом. В декабре 1905 арестован вместе с Исполнительным комитетом Пет. сов. раб. деп., в к-ром он представлял ЦК РСДРП. В 1906 возвращается к энергичной революционной работе. IV (Стокгольмский) и V (Лондонский) съезды переизбирают Б. в ЦК. На Лондонском съезде Б. избран также в "Большевистский центр". Но уже с 1907 Б. расходится с Лениным по существенному тогда вопросу о бойкоте 3-й Думы (Б. стоял за бойкот). Разногласия обострились по вопросу об организованной Б., совместно с ГорькимЛуначарским и Покровским, партийной школе на Капри. К началу империалистической войны 1914 отходит от партии. После Октябрьского переворота член ЦК, Пролеткульта, проф. политической экономии в I МГУ, член Коммунистической академии, директор и руководитель "Института борьбы за жизнеспособность". На этом посту Б. и погиб: он произвел на самом себе весьма рискованный эксперимент по переливанию крови. 

Как мыслитель Б. выступил сначала с философией "эмпириомонизма", а затем со "всеобщей организационной наукой" (тектологией).

Мышление Б. отличалось могучим стремлением к монизму и универсализму. Эмпириомонизм, — теория, основы к-рой заимствованы у Маха и Авенариуса и согласно к-рой внешний мир представляет собою не независимо от человека существующую движущуюся материю, а лишь социально-организованный опыт человечества, — явился подготовительной ступенью к тектологии. Задача философии — внести единство в опыт. Феодалы и буржуазия не могли этого сделать, ибо классовое строение общества, по Б. объясняющееся разделением людей на организаторов производства и исполнителей, и специализация — эти два "разрыва трудовой природы человека" — не позволяли преодолеть дезорганизованность опыта. Пролетарии, являющиеся в производстве одновременно и организаторами и исполнителями, способны стать на всеорганизационную точку зрения и внести единство в опыт. В технике общество организует внешний мир, в экономике оно само организуется для борьбы с природой, в идеологии оно организует свой опыт, свои переживания. "Следовательно, всякая задача в технике, в экономике, в сфере духовной культуры, есть задача организационная и притом социальная". Б. построил по-своему грандиозное здание науки о методах разрешения различных "организационных задач" человечества. Эта блестящая и стройная система однако страдает предельным схематизмом, формально-логическим характером построений, идеалистичностью. Эмпириомонизм и тектология подверглись сокрушительной критике В. И. ЛенинаГ. В. ПлехановаЛ. И. АксельродА. М. Деборина и др. марксистов. Взгляды Б. на пролеткультуру связаны с его философским мировоззрением. Б. выработал своеобразную теорию пролеткультуры, ничем не отличающейся от бесклассовой культуры будущего социалистического общества. Эта пролеткультура, по мнению Б., является предпосылкой, а не следствием захвата власти пролетариатом. Такая концепция пролеткультуры коренным образом отличается от ленинской концепции, увязывающей культурное строительство пролетариата с его политической борьбой и рассматривающей это строительство как массовую культурную революцию "на другой день" после захвата власти.

Б. занялся вопросами искусства и лит-ры перед войной, в связи с разработкой своей теории пролеткультуры. Многие высказывания Б. по этой линии правильны (подчеркивание классового характера всякого искусства; указания, что искусство классово не в смысле сознательной защиты интересов класса, а в смысле классовой обусловленности точки зрения художника; указание на существование художников смешанно-классового типа), но все эти мысли были ранее более точно и более обоснованно высказаны Г. В. Плехановым (см.). Б. повторяет также мысли Плеханова, когда говорит, что и теория "искусства для искусства" и старый утилитаризм превзойдены марксистским искусствознанием, умеющим вскрывать социальные корни и "чистого" и "утилитарного" искусства. Когда же Б. выходит за пределы проблем теории искусства, разработанных Г. В. Плехановым, или вносит коррективы к плехановским тезисам, неизбежно обнаруживается тектологическая установка. Ошибки богдановской "всеорганизационной" социологии дают себя знать в историко-литературных экскурсах Б. (т. к. вся сложная и многообразная диалектика развития феодального и буржуазного искусства уложена на прокрустово ложе схемы авторитарности и индивидуализма; буржуазный индивидуализм в свою очередь выводится из специализации: и рабовладельцам античности, и помещичьей знати, и буржуазии огулом приписан взгляд на искусство как на забаву; вульгарно понимается организующая роль искусства — "Храм был центром общения, богиня — центром храма. Следовательно она была центром организации коллектива"; весьма сбивчиво определение идеи художественного произведения, понимаемой как его "организационные задачи", и т. д.).

Значительно важнее мысли Б. о пролетарской лит-ре. Ценность их обусловливается тем, что Б. разрабатывал проблемы пролет. лит-ры в то время, когда основные кадры пролет. революции были отвлечены непосредственной политической борьбой и не имели ни малейшей возможности уделить сколько-нибудь значительного внимания этим вопросам [1914–1920]. Б. в 1914 отметил не только неизбежность появления пролет. лит-ры, но и факт ее существования. Б. правильно подметил ряд специфических черт пролетарской поэзии (стержневые мотивы труда, борьбы, урбанизм, товарищеская солидарность, коллективизм). Правильно также указание, что пролет. писателем художника делает не происхождение, а миросозерцание. Безусловно плодотворны были напоминания о том, что "пролетарская поэзия есть прежде всего поэзия, определенного рода искусство", что рифмованное изложение самих пролетарских идей не является пролетарской поэзией, если отсутствуют живые образы. Ценны призывы к расширению тематики, призывы не ограничиваться описанием одного рабочего быта. Эта часть воззрений Б. несомненно оказала положительное влияние на пролет. поэтов эпохи гражданской войны. Однако, наряду с этими положительными чертами, во взглядах Б. на пролет. лит-ру были и глубоко ошибочные моменты. Прежде всего Б. упорно выдвигал мотивы коллективизма и товарищеского сотрудничества за счет мотивов борьбы. Если еще в 1914 Б. видел в товариществе основной признак пролетарской поэзии, то в разгар гражданской войны он всячески затушевывал разрушительные и боевые задачи пролетариата, протестовал против "чрезмерного сосредоточения на точке зрения социальной борьбы", против "сведения искусства к организующей боевой роли", предостерегал пролетарских поэтов от увлечения "солдатской" психологией, ратовал против "жестоких" и "грубых" символов. Тут сказывалось обычное для Б. неумение различать особенности пролетарской классовой и социалистической бесклассовой культуры. Гипертрофия строительных и затушевывание боевых мотивов бесспорно принесли вред пролетарской поэзии Пролеткульта и "Кузницы", содействуя отрыву пролетарских поэтов от текущей борьбы и политических задач пролетариата и затрудняя поэтам "Кузницы" переход к показу живого человека революции (этот показ воспринимался некоторыми из них, согласно богдановской традиции, как отход от коллективизма).

Разрабатывая проблемы пролетарской лит-ры, Б., естественно, подошел к проблеме художественного наследства. В 1914 Б. в общем правильно наметил задачу критического овладения наследством: "взять у них можно, и следует, много, очень много, — но не продать же им за это, незаметно для себя, свою классовую душу". Эту мысль Б. развил в специальной статье "О художественном наследстве" [1918]. Однако этот правильный тезис совершенно искажен тектологической установкой. Б. так определяет способ превращения "результатов культурного творчества прошлого" в "действительное наследство рабочего класса": "критическая переработка с коллективно-трудовой точки зрения". Ниже мы узнаем, что "коллективно-трудовая точка зрения есть всеорганизационная". Так тектология парализует те правильные мысли о наследстве, к-рые можно найти у Б.

Б. призывал пролетарских поэтов учиться лит-ой технике у предшественников и итти к новой форме через овладение старыми приемами и переработку этих приемов при помощи нового содержания. Развивая это, верное в общем, положение, Б. утверждал, что наиболее ценными учителями пролетарских писателей являются классики, художники исторически восходящих классов прошлого. С этой точки зрения Б. ратовал за простоту против утонченности и нападал на увлечение поэтов "Кузницы" формами символизма. И это близко к истине, но ошибка Б. заключается в неисторическом подходе к пролетарской поэзии: анализируя формальные влияния в пролет. поэзии, Б. не учитывал конкретных особенностей каждого этапа ее развития. Малодоказательна его попытка обосновать склонность пролетарских поэтов к классическим метрам ссылками на ритмы заводского труда.

С развертыванием культурной революции и усилением внимания партии к лит-ому фронту, влияние Б. в пролетарских лит-ых кругах пало.

Библиография: I. Часть статей Б. об искусстве вошла в кн. "Искусство и рабочий класс", М., 1918. Все, написанное Б. на эту тему, помещено в его книге "О пролетарской культуре", Л. — М., 1924.

II. Сжатый очерк деятельности и общих воззрений Б., а также библиография — в статьях Е. Солнцева и Н. Карева, БСЭ, т. VI, М., 1927. О лит-ых взглядах Б.: Вайнштейн И., Организационная теория и диалектический материализм, М. — Л., 1927; Лелевич Г., О формальных влияниях в пролетарской поэзии, "Печ. и револ.", № 5, 1927; Полонский Вяч., Лит-ое движение революционной эпохи, М. — Л., 1928; Покровский М. Н., "Вестник Ком. Академии" № 27.

Г. Лелевич.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. Под редакцией В. М. ФричеА. В. Луначарского. 1929—1939.


Богданов 

(псевдоним; настоящая фамилия Малиновский; другие псевдонимы — Вернер, Максимов, Рядовой) Александр Александрович [10(22).8.1873, г. Соколка Гродненской губернии, — 7.4.1928, Москва], экономист, философ, политический деятель, учёный-естествоиспытатель. Окончил медицинский факультет Харьковского университета (1899). Участвовал в народническом движении. С 1896 член социал-демократической партии. В 1903 примкнул к большевикам; избирался в ЦК на 3-м (1905), 4-м (1906) и 5-м (1907) съездах РСДРП. Уже в этот период обозначились теоретические разногласия Б. с В. И. Лениным, что, однако, не повлияло в то время на возможность их сотрудничества. В письме А. М. Горькому В. И. Ленин писал: «Летом и осенью 1904 г. мы окончательно сошлись с Богдановым, как беки (т.е. большевики. — Ред.), и заключили тот молчаливый и молчаливо устраняющий философию, как нейтральную область, блок, который... дал нам возможность совместно провести в революцию... тактику революционной социал-демократии...» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 47, с. 142).

В 1905—07 Б. возглавлял вместе с Л. Б. Красиным, большевистскую боевую техническую группу. После ареста и высылки за границу Б. нелегально вернулся в Россию и сотрудничал в редакциях большевистских печати, органов («Пролетарий», «Вперёд», «Новая жизнь»). По вопросу об участии большевиков в 3-й Государственной думе стоял на позициях бойкотистов. В 1908 возглавлял т. н. ультиматистов, протестовавших против работы большевиков в легальных органах, был одним из организаторов и лекторов Каприйской школы, из которой впоследствии выросла фракционная группа «Вперёд», и аналогичной школы в Болонье. В 1909 Б. был исключен из партии за фракционную деятельность. Во время 1-й мировой войны Б. занимал интернационалистическую позицию. После Октябрьской революции был членом Комакадемии, читал лекции по экономике в Московском университете. В этот период выступал против политики партии, главным образом в области культуры. В 1918 стал идеологом Пролеткульта, участвовал в организации «Пролетарского университета». С 1921 целиком посвятил себя научным исследованиям, главным образом в области геронтологии и гематологии. Б. — организатор и директор первого в мире Института переливания крови (1926; ныне Центральный ордена Ленина институт гематологии и переливания крови). Умер в результате эксперимента по переливанию крови, поставленного на самом себе. Институту было присвоено имя Б.

Эволюция философских взглядов Б. прошла четыре этапа: стихийный материализм («Основные элементы исторического взгляда на природу», 1899); увлечение энергетизмом В. Ф. Оствальда («Познание с исторической точки зрения», 1901); переход к механицизму и махизму («Эмпириомонизм. Статьи по философии», кн. 1—3, 1904—06). Четвёртый, последний этап связан с отрицанием Б. философии в традиционном смысле, на место которой Б. ставил строго научные ценности. По Б., философские понятия — дух, материя, субстанция и т.п.— суть «идолы и фетиши познания», порожденные трудовыми отношениями в определённую эпоху и не имеющие смысла за её пределами (см. «Очерки по философии марксизма», СПБ, 1908, с. 215—42). Истина, по Б., есть организующая форма коллективного опыта (см. «Философия живого опыта», 1913). Рассматривая марксистскую диалектику как форму организации, упорядочения знания, Б. выдвинул в качестве более совершенной, с его точки зрения, формы свою «организационную диалектику» (см. «Тектология», ч. 3). Производственные отношения, по Б., суть «группы первично-организующих идеологических комбинаций» («Эмпириомонизм», кн. 3, СПБ, 1906, с. 54, прим.) и поэтому «общественное бытие и общественное сознание, в точном смысле этих слов, тождественны» («Из психологии общества», СПБ, 1906, с. 57). «Какой бы „точный” смысл слов „общественное бытие” и „общественное сознание” Богданов ни придумывал, остается несомненным, что приведенное нами положение его неверно» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 18, с. 342—43). Концепция Б. была подвергнута критике В. И. Лениным, квалифицировавшим философские взгляды Б. как идеалистические и реакционные. Вместе с тем В. И. Ленин подчёркивал, что «Богданов лично — заклятый враг всякой реакции и буржуазной реакции в частности» (там же, с. 346). В труде «Всеобщая организационная наука» (т. 1—2, 1913—17) Б. выдвинул идею создания науки об общих законах организации — тектологии, выступив одним из пионеров системного подхода в современной науке (см. Система). В ряде новейших исследований советских и зарубежных авторов отмечается, что некоторые положения тектологии предвосхитили идеи кибернетики (принцип обратной связи, идея моделирования и др.). В тектологии отразились и механистические ошибки Б.

Б. принадлежит несколько экономических работ, в том числе «Краткий курс экономической науки» (1897), высоко оцененный В. И. Лениным (см. там же, т. 4, с. 35—43). Б. прослеживает экономическое развитие от первобытного общества до социализма. Одним из первых он верно оценил образование синдикатов и трестов как «высшую форму капитализма». Б. изложил марксистское понимание теории стоимости в связи с историей развития обмена. Однако в более поздних работах («Введение в политическую экономию», 1914; «Курс политической экономии», т. 1—2, 1910—19) Б. рассматривал стоимость с точки зрения «энергетического направления».

Б. — автор научно-фантастических романов о будущем обществе — «Красная звезда» (1908) и «Инженер Мэнни» (1912).

Соч.: Революция и философия, СПБ, 1905; философия современного естествоиспытателя, в кн.: Очерки философии коллективизма, сб. 1, СПБ, 1909; Борьба за жизнеспособность, [M.L 1927; Пределы научности рассуждения (Доклад...), «Вестник Коммунистической Академии», 1927, кн. 21, с. 244— 290.

Лит.: Ленин В. И., Полн. собр. соч.,5 изд. (см. Справочный том, ч. 2, М., 1970, с. 418); Асмус В. Ф., Логическая реформа А. Богданова, «Вестник Коммунистической Академии», 1927, кн. 22; Сетров М. И., Об общих элементах тектологии А. Богданова, кибернетики и теории систем, «Уч. зап. кафедр общественных наук вузов г. Ленинграда», 1967, в. 8; Белова А. А., Одна из памятных страниц прошлого, «Проблемы гематологии и переливания крови», 1967, №6, с. 54—57; Чистова С. П., Роль А. А. Богданова в развитии советской медицины, «Советская медицина», 1967, [№] 6, с. 147—50; Kotarbiński T., Rozwój prakseologii, «Kultura i Społeczeństwo», 1961, t. 5, Mo 4. См. также лит. при статье Пролеткульт.

Большая советская энциклопедия, 1969 — 1978 гг, в 30 томах.


Книги



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.