Библиотека  > Электронная библиотека Руниверс > Тематический каталог

« Вернуться к списку томов

Оглавление

  • 1744г.
    • №1. 19 декабря 1743г. Инструкции, данные английским королем Георгом II лорду Тироули, при назначении его чрезвычайным и полномочным послом при дворе Императрицы Елизаветы Петровны 61
    • №2. Частные дополнительные инструкции английского короля лорду Тироули 66
  • Письма лорда Картерета лорду Тироули:
    • №3. 24 Января 1743 - 4 гг., из Уайтгэлля. О состоявшемся соглашении между копенгагенским и стокгольмским дворами касательно общего разоружения. Франция огорчена таким оборотом дела и будет стараться вызвать новые замешательства на севере и ослабить силы России 73
    • №4. 17 Февраля 1743 - 4 гг., из Уайтгэлля, Лорд Картерет сообщает лорду Тироули копию с послания английского короля обеим палатам парламента о прибытии во Францию Карла Эдуарда (Стюарта), старшего сына Иакова III, претендента на английский престол, и о намерении его произвести нападение на Англию. Замыслы эти возбуждают негодование английского народа и, несомненно, вызовут общее противодействие 75
    • №5. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 19 февраля 1743 - 4 гг., из Франкфурта-на-Одере. Лорд Тироули сообщает о своем пребывании в Дрездене, об аудиенции у короля польского и у королевы, о приеме, оказанном ему при дворе и сообщает сведения по делу маркиза Ботты 76
    • №6. Письмо лорда Тироули Эд. Вестону, 29 февраля 1743 - 4 гг., из Данцига, о встрече с д'Аллионом и о полученном от этой встречи впечатлении 78
    • №7. Донесение лорда Тироули Картерету, 21 Марта 1743 - 4 гг., из Риги, об оказанном ему на русской границе приеме, который далеко не соответствовал тем почестям, какие были оказаны маркизу де-ла-Шетарди 79
    • №8. Письмо лорда Картерета лорду Тироули, 23 марта 1743 - 4 гг., из Уайтгэлля, о намерении короля французского немедленно объявить войну Великобритании, о чем он, Тироули, должен уведомить русскую Императрицу 80
    • №9. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 25 марта 1743 - 4 гг., из Риги, о пребывании его в Риге; отъезд из Риги задержался на 6 дней по непрочности льда на реке, через которую необходимо переехать. Снова жалуется на оказанный ему прием 81
  • Письма лорда Картерета лорду Тироули:
    • №10. 27 марта 1743 - 4 гг., из Уайтгэлля. Предписывается Тироули немедленно сообщать Императрице об объявлении Францией войны Великобритании, и, согласно оборонительному договору 1742 г., просить Императрицу привести в готовность и двинуть на границу Ливонии 12-тысячный вспомогательный корпус. Разъяснение статей этого договора 84
    • №11. 27 Марта 1744 г., из Уайтгэлля. Франция в высшей степени недовольна соглашением между Швецией и Данией, почему старается возбудить Императрицу против Дании, а также втянуть в распрю и шведов, в качестве союзников России 87
    • №12. 3 апреля 1744 г., из Уайггэлля. Лорд Картерет вторично предупреждает Тироули об интригах Франции при русском дворе, с целью возбудить неудовольствие и заставить Императрицу действовать против королевы венгерской и против Дании 88
    • №13. 6 апреля 1744 г., из Уайтгэлля. Старания Франции создать союз между Россией, Пруссией, Швецией и Францией. Французская партия при русском дворе привлекает на свою сторону принцессу ангальт-цербстскую 89
    • №14. 13 апреля 1744 г., из Уайтгэлля. По поводу приготовлений прусского короля, заставляющих предполагать в нем замысел вторгнуться во владения короля польского. Английский король не желает расширения Пруссии в этом вредном для России направлении 90
    • №15. 13 апреля 1744 г., из Уайтгэлля. Желание французского двора возбудить Императрицу против Дании, по-видимому, исполняется. Дело, впрочем, может уладиться, если Дания обещает не нападать на Голштинию - ни теперь, ни в будущем. Предупреждает об интригах французской партии против Бестужева, с целью удалить его от дел. К этой партии присоединились принцесса ангальт-цербстская, дочь ее и Мардефельд 93
  • Донесения лорда Тироули лорду Картерету:
    • №16. 14 апреля 1744 г., из Петербурга. Готовится к отъезду в Москву на празднества по случаю годовщины коронации Императрицы и заключения мира между Россией и Швецией. Уведомляет, что о войне, объявленной Великобритании со стороны Франции, сообщил проживающим в Петербурге английским подданным, дабы они приняли меры к ограждению своих частных интересов. Просит доложить королю о своем желании вступить в действующую армию 95
    • №17. 30 апреля 1744 г., из Москвы. Сообщает о своем прибытии в Москву 97
    • №18. 10 мая 1744 г., из Москвы. Был принят в частной аудиенции у Императрицы и вполне доволен оказанным ему приемом. Имел аудиенцию и у великого князя 97
  • Письма лорда Картерета лорду Тироули:
    • №19. 15 мая 1744 г., из Уайтгэлля. По поводу опасений российской компании за свою торговлю на Балтийском море со стороны Франции, по случаю войны с Великобританией и королевские приказания по этому вопросу 98
    • №20. 18 мая 1744 г., из Уайтгэлля. Вследствие происков французской партии Императрица решила не склоняться ни на какие уступки в деле маркиза Ботты, а также выразила намерение войти в четверной союз. Относительно положения дел в Дании сообщается, что датский король не намерен ничего предпринимать в ущерб герцогу голштинскому. В Швеции готовятся изменить порядок государственного управления и обеспечить за шведским королем права самодержавия. Франция усердно хлопочет привлечь короля польского к союзу с императором Карлом VII 100
  • Донесения лорда Тироули лорду Картерету:
    • №21. 28 мая 1744 г., из Москвы. Ответ на меморию о вспомогательном корпусе он ожидает по возвращении Императрицы из Троицкого монастыря. О приготовлениях прусского короля против Польши уже известно русскому двору. Отношения императрицы к королю прусскому и к венгерской королеве. По мнению Бестужева, четверной союз никогда не состоится. На пост умершего в Париже посланника князя Кантемира императрица не намерена немедленно назначить кого-либо 104
    • №22. 4 июня 1744 г., из Москвы. Лорд Тироули просит хранить в тайне сделанное им в предыдущем письме разъяснение по поводу исполнения 6 статьи частных инструкций, ему данных, т.е., следить за действиями и сношениями маркиза Шетарди 109
    • №23. 6 июня 1744 г., из Москвы. Арест маркиза Шетарди, его изгнание и обстоятельства этого дела. Заявлением о вспомогательном корпусе Тироули считает нужным повременить, чтобы выждать окончания дела Шетарди; теперь же он просил только, чтобы войска русские выступили к границе. Дания вручила меморию русскому двору о том, что ничего не замышляет во вред голштинского двора. Желание Императрицы получить орден подвязки. Что касается английских торговых дел в России, то Тироули обещает заняться ими с полным вниманием, как только освободится от дел, которыми он занят теперь. Смятение, произведенное арестом Шетарди во французской партии при русском дворе. Приветствует вел. князя по возвращении его из Троицкого монастыря. Замыслы прусского короля и курфюрста пфальцского на некоторые земли в Польше. По мнению Тироули, Императрица не должна смотреть безучастно на расширение границ владений прусского короля, так как это грозит интересам самой Императрицы 109
    • №24. 7 июня 1744 г., из Москвы. Выезд маркиза Шетарди из Москвы под стражей 126
    • №25. 18 июня 1744 г., из Москвы. Выражает надежду, что удар, нанесенный французской партии высылкой Шетарди повлечет за собой полный погром всей партии и устранит Лестока и Брюммера. Требование о вспомогательном корпусе, по-видимому, будет исполнено императрицей. Четверному союзу, а равно и предложенному Мардефельдом тройственному союзу между Россией, Пруссией и Швецией, граф Бестужев не сочувствует, и в этом смысле он дал приказания русским представителям в Берлине и Стокгольме. По поводу перехваченного письма Дютейля на имя Шетарди с приказаниями из Франции 126
    • №26. Письмо лорда Картерета лорду Тироули 22 июня 1744 г., из Уайтгэлля. Расположение, обнаруживаемое императрицей к английскому королю в высшей степени смущает французскую партию на севере. Надежды этой партии возлагаются теперь на принцессу цербстскую 129
    • №27. Письмо лорда Тироули Вестону, 5 июля 1744 г., из Москвы. Лорд Тироули сообщает, что все адресованные ему письма лорда Картерета он получил. Ответом на них, по существу, считает высылку маркиза Шетарди. Полагает, что дела английского короля при русском дворе пойдут хорошо. Исполнение 7 статьи частных ему инструкций считает пока преждевременным 131
  • Письма лорда Картерета лорду Тироули:
    • №28. 6 июля 1744 г., из Уайтгэлля. Король вполне одобряет поведение лорда Тироули в деле маркиза Шетарди. Относительно вспомогательного корпуса король удовольствуется расположением войска около Риги, что, в связи с предполагаемым запросом со стороны Императрицы о причинах вооружения Пруссии, будет достаточно, чтобы запугать прусского короля. По поводу слуха о том, что Тироули вывез из Англии 200/т. фунтов стерлингов с целью вызвать переворот в России. Выражает надежду на полное примирение императрицы с венгерской королевой 132
    • №29. 20 июля 1744 г., из Уайтгэлля. Король доволен результатов переговоров о вспомогательном корпусе и надеется, что Тироули удастся настоять на возможном усилении войск близ Риги. Выражает свое благорасположение графу Бестужеву и поручает Тироули руководствоваться его советами. Поручает Тироули продолжать выдачу пенсиона Лестоку, но в меньшем размере 135
    • №30. 24 июля 1744 г., из Уайтгэлля. Лорд Картерет сообщает о положении дел в Швеции и Дании: в Швеции влияние Императрицы так велико, что она всегда может предупредить новые смуты; со стороны же Дании нельзя опасаться ничего противного мирным видам России. Обращает особенное внимание на проект союза между Пруссией и Швецией и на все усиливающееся могущество Пруссии. Обширные приготовления и вооружения прусского короля и известное его безграничное честолюбие дают право на вмешательство русского двора; этим правом надо пользоваться, пока естественные в этом случае союзники России - Польша, Саксония и венский двор не лишены возможности оказать свое содействие 137
    • №31. Письмо лорда Тироули Вестону, 26 июля 1744 г., из Москвы. Жалуется на нездоровье. Просит передать лорду Картерету, что русский климат не соответствует его организму и преклонным летам его. Сообщает, что Бестужев назначен в канцлеры, а Воронцов вице-канцлером. Об отъезде Императрицы в Киев. Со дня на день ждет благоприятного ответа по делу о 12-тысячном корпусе. Просит лорда Картерета вознаградить Джибсона в Данциге, который с пользой служит королю 140
  • Донесения лорда Тироули лорду Картерету:
    • №32. 30 июля 1744 г., из Москвы. Со дня на день ждет ответа на свою меморию по поводу 12-тысячного корпуса. Сообщает, что войска, расположенные в Швеции, возвращаются в окрестности Риги. Декларация о том, что это делается по требованию короля, последует через несколько дней. Вместо новых требований о 12-тысячном корпусе признает целесообразным потребовать более сильную армию 142
    • №33. 6 августа 1744 г., из Москвы. Предпринимаемое путешествие Императрицы в Киев повлечет за собой остановку в делах и замедлит ответ на требование о 12-тысячном корпусе. Канцлер Бестужев остается в Москве, а гр. Воронцов будет сопутствовать Императрице 143
    • №34. 9 августа 1744 г., из Москвы. Канцлер Бестужев уверяет лорда Тироули, что будет настаивать перед Императрицей принять решительные меры против вооружения прусского короля. Со своей стороны лорд Тироули находит всего удобнее, если императрицы прикажет Мардефельду отправиться к его государю за разъяснениями причин, вызывающих вооружение. Какие от всего этого получатся результаты, лорд Тироули не знает, так как при русском дворе очень мало внимания обращается на все, что сколько-нибудь похоже на дело 145
    • №35. Письмо лорда Картерета лорду Тироули, 10 августа 1744 г., из Уайтгэлля. Сообщается лорду Тироули о решении английского короля прийти на помощь венгерской королеве против замыслов короля прусского; а также о готовности короля поддержать в предполагаемом союзе польского короля с генеральными штатами; причем предписывается уведомить об этом русский двор и пригласить его к содействию королю английскому, генеральным штатам и королю польскому, для ограничения опасных замыслов короля прусского 148
    • №36. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 16 августа 1744 г., из Москвы. Хотя канцлер Бестужев и советовал продолжать пенсион Лестоку, но лорд Тироули, зная характер Лестока, опасается, как бы он не отказался от денег и не стал отказом этим величаться перед Императрицей. Эти подозрения разделяет теперь и гр. Бестужев. Поэтому лорд Тироули решил, пока не переменятся обстоятельства, делать вид, будто он и не знает, пользовался ли Лесток пенсионом от английского короля. В настоящее время Лесток не может быть ни полезен, ни вреден для английских интересов 150
    • №37. Письмо лорда Картерета лорду Тироули, 17 августа 1744 г., из Уайтгэлля. Сторонники Франции всюду рассказывают, что все события, происшедшие с Шетарди, касались исключительно его лично, за его будто бы презрительные отзывы об Императрице, как о том уверил ее Бестужев, что расположение Императрицы к Франции остается неизменным, и что если французский двор отправит к русскому двору нового представителя, Императрица, несомненно, присоединится к проектируемому союзу между Францией, Пруссией и Швецией, против дворов ганноверского, австрийского и саксонского. Далее лорд Картерет сообщает, что Франция, несмотря на падение Шетарди, надеется, что французская партия при русском дворе по-прежнему пользуется доверием императрицы и отомстить Бестужеву. Король шведский находится совершенно в руках Ланмари и его партии, которая стремится заменить ушедшие из Швеции русские войска новыми и денежные средства на это надеятся получить от России. Для переговоров в Дрездене и Польше отправлен Вильер, которому поручено проехать в Киев, приветствовать там Императрицу и выполнить инструкции, заключающиеся в письме лорда Картерета лорду Тироули от 10 августа. Прусский король делал неудачную попытку склонить Порту к совместным с ним действиям против Венгрии 151
  • Донесения лорда Тироули лорду Картерету:
    • №38. 20 августа 1744 г., из Москвы. Ответ из Киева на представление о 12-тысячном корпусе надеется получить через несколько дней. При свидании его с канцлером Бестужевым, последний сказал ему, будто русский двор намерен отправить своему послу в Гааге предложение посредничества Императрицы для достижения общего мира. Не зная, как отнесется к этому шагу английский король, Тироули решился выиграть время и потому посоветовал Бестужеву прежде дождаться ответа на представление, посланное в Киев. Д'Аллион возвращается к русскому двору в качестве французского полномочного министра; есть, однако, предположение, что если он возвращается на основании прежних своих кредитивов, то за отсутствием в них титула "императорского величества" он не будет принят. Канцлер Бестужев нисколько не смущен его возвращением и относиться к нему безразлично. В Москву прибыл венгеро-богемский чрезвычайный посол. Обмена ратификации о присоединении к Бреславльскому договору еще не было и Тироули не знает, нужно ли ему заботиться об этом обмене. Передает слух о том, что граф Флемминг именем Польши должен просить Императрицу о восстановлении Бирона в Курляндии. Два брата Бирона возвращены из ссылки и прибыли в Москву 154
    • №39. 26 августа 1744 г., из Москвы. Утвердительный ответ на меморию о 12-тысячном корпусе получен, но та часть ее, где выражается желание, чтобы о решении Императрицы было объявлено королям польскому и прусскому, оставлена без внимания; впрочем, канцлер уверяет, что желаемое заявление будет отправлено всем представителям России при иностранных дворах. Возбужденное уже в Императрице недовольство против прусского короля лорд Тироули надеется развить в большей степени, хотя не сразу, а постепенно, потому что Императрица не терпит слишком настойчивых понуждений. На предложение канцлера, чтобы 12-тысячный корпус, расположенный, согласно требованию английского короля, у Риги, был отправлен в Саксонию на помощь короля польскому, Тироули отвечал отказом, ввиду ожидания новых требований короля относительно этого корпуса; на том же основании он не согласился и на предложение, чтобы оба 12-тысячные корпуса и предназначенный на помощь Англии и предназначенный на помощь Саксонии действовали заодно. - По поводу распространяемого королем прусским слуха о намерении Тироули подкупить Бестужева, было потребовано объяснение у Мардефельда, но он отозвался, что ничего по этому делу не знает. Лорд Тироули еще раз напоминает о желании Императрицы иметь орден подвязки. Высказывает мысль о предложении субсидии на содержание русских войск, что не обойдется дорого для Англии по недостатку денег в России. По его мнению, здешняя пехота прекрасна, а кавалерия только удовлетворительна; но он предпочитает казаков, при одном имени которых короля прусского кидает в дрожь. - Брауншвейгское семейство разлучено и переводится в Ранненбург 157
    • №40. Письмо лорда Картерета лорду Тироули, 28 августа 1744 г., из Уайтгэлля. Король выражает сожаление по поводу плохого состояния здоровья Тироули; на тот случай, если ему понадобится немедленный отдых отдал соответствующие приказания Гиндфорду - готовиться к отъезду в Россию. Испытанными способностями и рвением Тироули король намерен воспользоваться для военного дела 163
    • №41. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 30 августа 1744 г., из Москвы. По уверению канцлера состоялось соглашение между Россией и Швецией не приступать ни к каким союзам без предварительного оповещения. Шведский посол Цедеркрейц прибыл в Москву. Проект внушения прусскому королю (по поводу военных приготовлений Пруссии) отослан в Киев на утверждение Императрицы. Просит лорда Картерета передать королю о желании его, Тироули, поступить на службу в действующую армию 164
    • №42. Письмо лорда Картерета лорду Тироули, 4 сентября 1744 г., из Уайтгэлля. Еще раз подтверждается лорду Тироули (см. №28), что король одобряет его мысль заменить предположенное назначение 12-тысячного корпуса устройством сильного лагеря на курляндской границе, в виде угрозы прусскому королю. Лорд Картерет имеет достоверные известия о желании Императора и его союзников привлечь к франкфуртской лиге против венгерской королевы наследника российского престола. Лорд Тироули должен стараться предотвратить успех этой интриги 166
  • Донесения лорда Тироули лорду Картерету:
    • №43. 10 сентября 1744 г., из Москвы. Императрица все еще в Киеве, отчего замедляется решение всех дел. Русский двор недоволен королем польским, свободно пропустившим через свои владения прусские войска. Генеральные штаты намерены отправить в Россию в качестве посла Калькоена, но лорда Тироули просили довести до сведения штатов, что Императрице приятнее будет де-Дие, бывший уже при русском дворе в качестве посланника. Дело маркиза Ботты еще не уладилось совершенно и поэтому барон Розенберг бездействует. В ожидании посла от генеральных штатов, вероятно, не будет принято никакого решения по вопросу о предполагаемом союзе короля польского с морскими державами. В России держатся ложного мнения, будто она настолько могущественна, что не должна опасаться нападения извне - и потому европейские дела ее не касаются. На этом взгляде король прусский и строит свои планы. Прибывший в Киев от короля польского граф Флемминг был принят Императрицей холодно и получил ответ, подтверждающий взгляд русского правительства на могущество России. Прусский король нашел себе защитника в лице графа Воронцова, поэтому лорд Тироули мало надеется на успех у Императрицы в делах, ему порученных 167
    • №44. 17 сентября 1744 г., из Москвы. Хотя немилость Шетарди вызвана отчасли личными столкновениями его с Императрицей и Бестужевым, но в оскорблениях, нанесенных ему, Франция не может считать себя невинной, так как он действовал в силу полученных от французского двора предписаний, исполненных по доброжелательства и презрения к русскому правительству. Относительно намеков швдского представителя при русском дворе о возможности союза между Швецией и Россией, лорд Тироули сообщает свое мнение, что союз этот не состоится: этому противится канцлер, а Императрица не желает вообще новых союзов. Гр. Бестужев, ввиду собственных интересов и собственной безопасности всегда будет стараться отстранить домогательства Франции и Пруссии; но подвинуть русский двор к решительным мерам трудно. Лорд Тироули не видит для этого другого средства, как субсидию, о которой он писал ранее (см. №39). Описывается положение при русском дворе принцессы цербстской, Брюммера, Лестока, Ушакова, Воронцова. Лорд Тироули опасается за успех миссии Вилльера и высказывает желание, чтобы он не застал Императрицу в Киеве, так как поездку ее в Киев рассчитывали посвятить иным целям, не деловым. Уверен, что русский двор не войдет ни в какие невыгодные для Англии соглашения, но и не состоятся соглашения, полезные для короля, потому что при сильном отвращении Государыне ко всякой работе, она уверена, что вообще европейские дела нимало не касаются России 171
    • №45. Письмо лорда Картерета лорду Гиндфорду, 18 сентября 1744 г., из Уайтгэлля. Лорд Картерет сообщает лорду Гиндфорду повеление короля отправиться к русскому двору в звании полномочного министра и передает ему отзывные грамоты лорду Тироули; званием же посла он будет облечен по возвращении лорда Тироули в Лондон 178
    • №46. 18 сентября 1744 г. Инструкции лорду Гиндфорду, при отправлении его к русскому двору в звании полномочного министра, на место посла лорда Тироули 179
    • №47. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 20 сентября 1744 г., из Москвы. Императрицу ожидают в Москву через несколько дней. Лорду Тироули передавали за верное, что политика принцессы цербстской не пользуется сочувствием Императрицы, что Брюммер и Лесток были дурно приняты ею, что Воронцов менее держит сторону Пруссии, чем прежде и что главная причина холодного приема гр. Флеминга - его появление с делами в совершенно неподходящее время. Прусский восланник Мардефельд предлагал для гр. Бестужева, через его родственника, крупную сумму денег, если канцлер изменит свое направление, враждебное интересам Пруссии. Предложение это слышал генерал Апраксин, который вместе с родственником Бестужева передали о случившемся канцлеру. Предложение это, как надеется лорд Тироули, возмутит Императрицу, как возмутило уже Бестужева. (Ср. Полит. корресп. кор. Фридр. II, т. III, стр. 169 и 215). Отзыв лорда Тироули о Любрасе. Русский двор формально протестовал против возвращения д'Аллиона в Россию в качестве представителя Франции 181
    • №48. Письмо лорда Картерета лорду Тироули, 21 сентября 1744 г., из Уайтгэлля. Король выражает лорду Тироули удовольствие, что он отклонял намерение гр. Бестужева (см. №38) предложить посредничество Императрицы воюющим сторонам. Вместо этого лорду Тироули предписывается настаивать на окончании дела о вспомогательном корпусе и на мероприятиях, необходимых для подавления замыслов прусского короля, опасных для общего блага Европы и для собственного спокойствия и безопасности России в будущем. В обмене ратификаций о присоединении Императрицы к бреславльскому договору нет более надобности, ввиду вторжения короля прусского в Богемию 183
    • №49. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 24 сентября 1744 г., из Москвы. Гр. Бестужев, по-видимому, склоняется к мысли о посредничестве (см. №38). Местом для конгресса указывает Гаагу, где уже есть русский посол и потому не потребуется расходов для отправления туда особого посла. Впрочем, канцлер не даст хода этим предположениям, пока не ознакомится со взглядами английского короля. В случае осуществления этого предположения лорд Тироули желал бы, чтобы на него были возложены обязанности по конгрессу, так как русский климат ему вреден и здоровье его расстроилось 184
    • №50. Письмо лорда Картерета лорду Тироули, 25 сентября 1744 г., из Уайтгэлля. английский король, получив ответ русского двора на требование о вспомогательном корпусе, поручает Тироули воспользоваться первым случаем поблагодарить за это Императрицу, а также передать от его имени приветствие канцлеру и вице-канцлеру, заметив, однако, что ему было бы приятнее опустить пункт, в котором говорится, что русские войска не могут быть в действии в этом готу. Сожалея о том, что лорд Тироули не принял предложения Бестужева выслать 24000 человек на помощь курфюрсту саксонскому, король выражает желание, чтобы лорд Тироули принял войскам казаков. Открыто отправить войска, предназначенные в помощь Англии против короля прусского нельзя, так как английский король не состоит в разрыве с королем прусским. Английскому королю очень приятно было узнать о намерении Императрицы оповестить представителей России при всех дворах о ее решимости выполнить свои обязательства относительно союзников, а также сделать от себя строгое внушение королю прусскому. Предложение России субсидии при настоящих обстоятельствах невозможно. Орден подвязки для Императрицы не может быть выслан, так как это противоречило бы всем правилам и статутам ордена и обычаям 185
  • Донесения лорда Тироули лорду Картерету:
    • №51. 1 октября 1744 г., из Москвы. По мнению Бестужева, первым шагом для устранения настоящего шведского министерства, о котором так заботится английский посол в Стокгольме Гюи Диккенс, было бы отозвание этого посла, который, по выражению Бестужева "для Швеции слишком крут" и замена его человеком с совершенно иным характером. Шведский посол при русском дворе Цедеркрейц старается заручиться согласием Императрицы на присоединение Швеции к франкфуртской лиге, а также, чтобы к ней пристал и великий князь в качестве герцога голштинского. Лорд Тироули противится этим планам. Императрица прибыла в Москву 188
    • №52. 8 октября 1744 г., из Москвы. Русский двор исключительно занят дело маркиза Ботты. Императрица относится к нему гораздо спокойнее и есть надежда, что оно скоро окончится и дней через десять Розенберг получат аудиенцию. Тогда можно будет подвинуть и все дела порученные ему, Тироули. В ожидании более полных инструкций от короля, лорд Тироули будет подготовлять влиятельных лиц к союзу, о котором упоминается в письме лорда Картерета от 10 августа (см. №35). О плане Бестужева склонить Императрицу к намерению - отнять Пруссию у Фридриха II и отдать ее Польше, которая взамен должна отказаться навсегда в пользу России от Пскова и Смоленска с округами. Тироули полагает, что это единственный путь, способный вовлечь Россию в войну 190
    • №53. Письмо лорда Картерета лорду Тироули или - в случае его отсутствия - лорду Гиндфорду, 9 октября 1744 г., из Уайтгэлля. Английский король выражает надежду, что предложение гр. Бестужева выслать 24 тысячи человек (к которым желательно присоединить некоторое количество казаков) на помощь польскому королю принято лордом Тироули и дело это решено. Относительно содержания 12 тысячного корпуса лорду Тироули предписывается войти в частное соглашение об уплате русскому двору определенной суммы в голландской валюте взамен того, что по ст. 6 договора должно быть доставлено натурой 191
    • №54. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 18 октября 1744 г., из Москвы. Розенберг еще не получил аудиенции, но есть надежда, что получил ее на днях и дело маркиза Ботты окончится. Императрица все еще выражает неудовольствие против венгерской королевы. Проект договора о союзе между морскими державами, курфюрстом саксонским, королевой венгерской и Англией, получен уже при русском дворе. Относительно предполагаемого участия России в этом союзе, лорд Тироули замечает, что в проекте договора не указано никаких обязательств со стороны Императрицы и потому присоединение ее к союзу окажется бесплодным; необходимо поэтому определить долю ее участия в союзе прежде, чем прочие державы подпишут союзный договор. Если английский король желает присоединения России к договору, достигнут этого, по мнению лорда Тироули, можно только субсидией в определенной сумме, которую придется выплатить морским державам единовременно. Бестужев, разделяет взгляд на это дело лорда Тироули и вместе с ним разрабатывает проект такого договора, в котором Императрица примет участие не в качестве "приглашенной" присоединиться, но в качестве одной из главных основных сторон, причем обяжется немедленно выставить 40 тысяч человек сверх 12 тысяч, условленных по договору с Англией и 12 тысяч по договору с Саксонией, да может быть, еще 8000 казаков. Взамен этого морские державы обязуются выдать ей единовременно, а не в виде ежегодной субсидии, два миллиона рублей. План этот должен удаться, потому что расходы Императрицы совершенно опустошили ее средства. Если король одобрит эти предположения и пришлет надлежащие инструкции и полномочия, то лорд Тироули надеется на успех. Дело пожет усложниться только тем, что в проекте договора нет никаких предложений на случай войны России с Турцией, но Бестужев того мнения, что можно включить дополнительную секретную статью, по которой Англия обязуется, взамен помощи со своей стороны, снабдить королеву венгерскую или Саксонию денежными средствами для помощи России, если России придется вести войну оборонительную. Д'Аллион едет в Россию, несмотря на протест русского двора. Он уполномочен предложить субсидию в случае, если Россия обяжется оставаться нейтральной 193
    • №55. Письмо лорда Гренвилля лорду Тироули или - в случае его отсутствия - лорду Гиндфорду, 19 октября 1744 г., из Уайтгэлля. Генеральные штаты намерены отправить де-Дие к русскому двору в качестве посла. Лорд Тироули должен сообщить ему инструкции относительно замыслов прусского короля и его вторжения в Саксонию и Богемию, а также инструкции, предлагающие склонить Императрицу к соглашению с морскими державами и королем польским и немедленно выставить корпус русских войск на помощь королю польскому и королеве венгерской против короля прусского. Строго предписывается лорду Тироули оказывать голландскому послу всяческое доверие и содействие 198
    • №56. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 21 октября 1744 г., из Москвы. Дело Ботты вполне закончено к общему удовольствию обеих сторон. Розенберг на днях получит аудиенцию 199
    • №57. Письмо лорда Грэнвилля лорду Тироули, 23 октября 1744 г., из Уайтгэлля. Король приказал лорду Гиндфорду немедленно отправиться к русскому двору, но только в качестве чрезвычайного посланника, находя неудобным. чтобы при русском дворе одновременно оказалось два посла. Это звание он получит, как только лорд Тироули явится в Лондон 200
    • №58. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 3 ноября 1744 г., из Москвы. Лорд Тироули объясняет причины, почему он отказался от предложения Бестужева уступить Саксонии 12 тысячный корпус, предназначенный для Англии, и тем вызвал неудовольствие короля. Причины эти заключались в следующем: во-первых, Бестужев и не делал прямого предложения в этом смысле, он только намекнул на собственную его мысль, с которой Императрица, быть может, и не согласилась бы. Во сторых, лорд Тироули строго следовал данному ему королевскому приказанию, в силу которого русские вспомогательные войска должны быть двинуты на границу Курляндии и там ждать новых распоряжений. Если бы король даже и уступил предназначенное для Англии войско, то это не повлекло бы за собой никаких последствий, так как выступить в дело оно могло бы только в случае жалобы Саксонии на проход прусских войск, но такой жалобы до сих пор не было, да кажется, не предвидится и в будущем. Исполняя новые приказания короля, лорд Тироули возобновил разговор с Бестужевым об отправлении предназначенного для Англии вспомогательного корпуса на помощь Саксонии против Пруссии, но только не открыто, потому что король английский не состоит в разрыве с королем прусским. Бестужев ответил, что так как для корпуса войск, предназначаемого в помощь Англии, будут употреблены войска, возвращающиеся из Швеции, о чем знает вся Европа, то он, Бестужев, не понимает, как же теперь возможно те же войска употребить против Пруссии иначе, как открыто, в качестве войск, отданных на службу королю английскому: иначе войска эти не могут выступить еще и потому, что Императрица также не состоит в разрыве с королем прусским. Что касается вопроса об образования более сильной русской армии в 64000 человек, кроме казаков, то лорд Тироули не видит иного средства, кроме денежной субсиди. В проекте, о котором уже сообщал лорд Тироули в письме от 18 октября (см. №54) Бестужев сделал изменение: он желает, чтобы 2000000 рублей выплачивались не единовременно, а ежегодно, что, по мнению Тироули, не представляет существенной важности, так как если удастся выставить предполагаемую армию, - война окончится в одну кампанию; кроме того, часть расходов можно покрыть контрибуциями, да и королева венгерская, вероятно, не откажется возместить часть расходов. Бестужев из осторожности не предложит этого проекта ходов. Бестужев из осторожности не предложит этого проекта Императрице, пока не узнает мнения морских держав и других союзников. Потому и возникновение этого плана приписывается венскому двору. Счастливое окончание дела Ботты, которому всеми силами противились принцесса цербстская, Брюммер и Лесток, доказало, каким малым доверием пользуются эти лица при русском дворе. Относительно присоединения великого князя к франкфуртской лиге, в качестве герцога голштинского, о чем просит король прусский, Императрица ответила отказом. Об угрозах прусского короля по отношению к Саксонии. Отзыв лорда Тироули о представителе Саксонии бароне Герсдорфе, как о человеке, которому никто не доверяет. Лорд Тироули просит короля о разрешении ему принять орден Андрея Первозванного, которым Императрица намерена пожаловать при отозвании его от русского двора, как о том намекал Бестужев 200
    • №59. Письмо лорда Грэнвилля лорду Тироули или, в случае его отсутствия, лорду Гиндфорду, 9 ноября 1744 г., из Уайтгэлля. Король одобряет план Бестужева относительно Пруссии, Пскова и Смоленска (см. №52), так как выполнение его могло бы привлечь и Россию и Польшу на сторону правого дела 210
    • №60. Донесение лорда Тироули лорду Картерету, 12 ноября 1744 г., из Москвы. Предложение Бестужева о вспомогательном корпусе для Саксонии, одобренное английскиим королем, не так было понято. Бестужев говорил только о 12 тысячном корпусе, который должен быть выставлен в помощь Саксонии, в случае нападения на ее владения короля прусского. Хотя Герсдорф и сообщал своему правительству, будто выступление 12 тысяч человек на помощь Саксонии дело решенное, по как канцлер, так и вице-канцлер, к которым Тироули обращался по этому поводу, ответили, что Герсдорф ничем не доказал, чтобы переход прусского короля являлся актом, обязывающим к помощи. Вообще Герсдорф, по словам Тироули, искажает в своих донесениях всякое дело. На это жалуются гр. Розенберг, Эстергази и Вазнер. Канцлер также недоволен Герсдорфом. - Лорд Тироули ждет разъяснения, каким образом можно исполнить приказание короля, чтобы 12 тысячный корпус, предназначаемый в помощь Англии, был двинут на помощь Саксонии - под видом русского войска, а не войска, предназначенного на службу Англии. Бестужев неоднократно указывал на невозможность этого, так как Россия также нее состоит в войне с Пруссией. Предложение английского короля выплатить известную сумму денег взамен содержания русских войск было принято Бестужевым, хотя неохотно. По мнению лорда Тироули в настоящее время канцлера Бестужева нельзя подвинуть ни к каким благоприятным для дела мероприятиям, кроме указываемых в составленном Бестужевым проекте (см. №54), которым он гордится и который, по его мнению, отвечает интересам всех сторон. Д'Аллион прибыл в Петербург, но ему дали знать о желании Императрицы, чтобы он не приезжал в Москву. Аудиенция гр. Розенбергу назначена. Великий князь чувствует себя хорошо, но еще в обществе не показывается. Лорд Тироули просит прислать за ним военный корабль, так как находит невозможным возвращаться сухим путем, по случаю военных действий Саксонии с пруссией 211
    • №61. Донесение лорда Тироули лорду Грэнвилю, 15 ноября 1744 г., из Москвы. Из разговора с канцлером лорд Тироули убеждается, что для достижения успеха при русском дворе необходимо руководствоваться положениями проекта Бестужева (см. №54). Дрезденский двор не обращается к России ни с какими настояниями, но только жалуется на угрозы короля прусского. С Герсдорфом Тироули прервал всякие сношения и желал бы получить согласие короля польского сноситься по делам с секретарем саксонского посольства Функом. Розенберг имел аудиенцию у Императрицы и дело Ботты прекратилось окончательно 215
    • №62. Донесение лорда Гиндфорда лорду Грэнвилю, 21 ноября 1744 г., из Риги. Сообщает о своем прибытии в Ригу и о посещении им фельдмаршала Ласси. Недели четыре тому назад проехал через Ригу д'Аллион, который дожидается в Петербурге возвращения двора из Москвы. При въезде в Россию лорд Гиндфорд был встречен со всеми возможными почестями 217
    • №63. Донесение лорда Тироули лорду Грэнвилю, 26 ноября 1744 г., из Москвы. Предложение английского короля привлечь Императрицу к участию в союзе с морскими державами (см. №35) остается без дальнейшего движения. Договора обсуждаемого в настоящее время в Гродно лорд Тироули не видал, но слышал, что он приближается к окончанию, поэтому он просит более подробных приказаний, как вести себя в этом случае. Лорд Тироули опять обращает внимание на проект Бестужева (см. №54). Относительно уплаты денег на содержание русских войск ответ еще не получен, потому что Бестужев нездоров. Саксония не предъявляет требования о вспомогательном корпусе и, вероятно, никогда такого требования не предъявить, как полагают лорд Тироули и Розенберг 219
    • №64. Письмо лорда Гаррингтона лорду Гиндфорду, 27 ноября 1744 г., из Уайтгэлля. В виду отставки лорда Грэнвилля лорд Гаррингтон назначается одним из статс-секретарей короля; о чем он извещает Гиндфорда и просит депеши присылать на его имя. По особому приказанию короля поручает Гиндфорду заявить при русском дворе, что перемена английского министерства не повлечет за собой никаких изменений, ни относительно продолжения войны, которую ведет Великобритания, ни в решимости короля английского поддерживать своих союзников, а также равновесие и свободу Европы 220
  • Донесения лорда Тироули лорду Грэнвилю:
    • №65. 29 ноября 1744 г., из Москвы. Состоявшийся в Гродно договор прислан из Вены гр. Розенбергу. На предложение Розенберга русскому двору присоединиться в этому договору, не последовало определенного ответа, в ожидании приезда де-Дие из Голландии. Лорд Тироули видит в этом подтверждение того, что он ранее писал по поводу проекта Бестужева (см. №60). Герсдорф ничего не заявлял русскому двору относительно передвижения прусских войск через Саксонию 221
    • №66. 3 декабря 1744 г., из Москвы. Бар. Герсдорф вручил русскому двору меморию с требованием вспомогательного корпуса в 12 тысяч человек. Мемория эта, по замечанию русского двора, уклоняется от основного принципа, то есть в ней не требуется помощи против короля прусского, а только указывается на средство оказать помощь королеве венгерской, - помощь ей мало полезную, ввиду незначительной силы вспомогательного корпуса, который притом не может, при существующих обстоятельствах, соединиться с армией венгерской королевы. Вопрос о продовольствии войск и фураже еще не решен. О лорде Гиндфорде Тироули ничего не известно 222
    • №67. Письмо лорда Гаррингтона лорду Тироули или - в случае его отсутствия - лорду Гиндфорду, 4 декабря 1744 г., из Уайтгэлля. Русский представитель в Стокгольме, генерал Любрас, вопреки уверениям о своих добрых намерениях в пользу Англии, является одним из самых горячих сторонников Франции. Он не только открыто заявляет о своем расположении к Франции, но ручается за сердечное расположение к ней со стороны Императрицы. Кроме того, он выказывает сильнейшее ожесточениее против канцлера. На усмотрение лорда Тироули предоставляется сообщить об этом Бестужеву, но так, чтобы не было известно, что сведения эти доставлены из Англии. По известиям из Швеции есть основание предполагать, что там ощущается необходимость отдать за денежное вознаграждение значительный корпус войск. Французская партия в сенате, конечно, всячески будет стараться отдать эти войска Франции, но так найдутся и люди, способные склонить сенат в пользу Англии; а так как на исход прений в сенате будет иметь влияние соображение о том, на какую сторону склоняется Императрица, то король желает, чтобы лорд Тироули осведомился, как взглянет Императрица на уступку Великобритании наемных шведских войск 224
    • №68. Письмо лорда Гиндфорда лорду Тироули, 8 декабря 1744 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд прибыл в Петербург, где будет ожидать возвращения Императрицы из Москвы. Временно поместился в доме адмирала Головина, а по отъезде Тироули из Петербурга займет его помещение 227
    • №69. Донесение лорда Тироули лорду Грэнвилю, 10 декабря 1744 г., из Москвы. Бар. Мардефельд уведомил канцлера о намерении короля прусского просит посредничества Императрицы для примирения его с королевой венгерской. Лорд Тироули полагает, что предложение это не будет принято, но что им могут воспользоваться лица, заинтересованные в том, чтобы поселить вражду между Императрицей и королевой венгерской. Дела при русском дворе остаются по-прежнему без движения. Со дня приезда Императрицы из Киева и нее было только два доклада и то не более, как по четверти часа 228
    • №70. Письмо лорда Гаррингтона лорду Тироули или - в случае его отсутствия - лорду Гиндфорду, 11 декабря 1744 г., из Уайтгэлля. Проект Бестужева о союзе (см. №54) находится на рассмотрении короля. В ожидании формального предложения этого договора король намерен узнать мнение о нем в Голландии, чтобы возможно, скорее дать ответ Бестужеву. Король разрешает лорду Тироули, в случае пожалования, принять орден св. Андрея Первозванного 229
    • №71. Донесение лорда Тироули лорду Грэнвилю, 17 декабря 1744 г., из Москвы. Всем войскам, расположенным в Ливонии, отдан приказ быть наготове к выступлению; такой же приказ отдан и войскам, расположенным на Украине и около Смоленска, а также приказано держать наготове к походу 17000 казаков, калмыков и гусар. Соответственные приказания отданы генерал-комиссару и начальнику артиллерии. Во всех этих мероприятиях лорд Тироули видит только первые шаги к осуществлению плана Бестужева, о котором было сообщено раньше (см. №54), потому что без денежной помощи Россия не может двинуть ни одного человека. Король прусский уверяет шведский двор, будто движение его против королевы венгерской предпринято с одобрения петербуржского двора. Любрасу приказано опровергнуть как это уверение, так и заявление прусского короля о том, что императрица окажет помощь к постановлению в Швеции прежней формы монархической власти. Русскому секретарю во Франции послано приказание объявить, что Сен-Северен не будет принят в качестве представителя при русском дворе, так как он хлопотал о повлечении Швеции в последнюю войну с Россией. По заявлению Цедеркрейца, Швеция до того нуждается, что за деньги готова отдать свои войска кому угодно 230
    • №72. Письмо лорда Гаррингтона лорду Тироули или - в случае его отсутствия - лорду Гиндфорду, 21 декабря 1744 г., из Уайтгэлля. Английский король предполагает, что существует проект, по которому Франция и Пруссия намерены нанять на французскую службу большие корпуса шведских и датских войск, чтобы завладеть Бременом и Верденом временно для Франции, а затем передать их наследнику русского престола, взамен Швезвига, который отдать Дании. Французское правительство полагает, что Императрица с готовностью примет эту комбинацию, ради выгод племянника, тем более, что от нее не потребуется ничего, кроме присоединения великого князя к франкфуртской лиге и положительного нейтралитета царицы при настоящей войне. По мнению короля, крайняя нужда Швеции в деньгах может вынудить ее на уступку Франции корпуса войск. Из Стокгольма отправлен к русскому двору офицер шведской гвардии Стирнель, которому поручено узнать, как в действительности Императрица относится к присоединению великого князя и шведского короля к франкфуртской лиге; в то же время ему поручено хлопотать о ее согласии на предположенный союз Швеции с Пруссией и о ее присоединении к этому союзу, который будто бы будет служить поддержкой интересам великого князя. В случае удачи этого плана Бестужев будет поставлен в необходимость или подвергнуться опале, или уступить и поддерживать инетерсы Франции. Английский король надеется, что его представитель при русском дворе будет всеми силами противодействовать этим опасным интригам. Есть основание подозревать, что русский посол в Стокгольме посвящен в эти замыслы и всеми силами помогает их осуществлению 232
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону:
    • №73. 22 декабря 1744 г., из Петербурга. Императрица возвратилась из Москвы 20 декабря. Великий князь и великая княгиня приедут сегодня вечером, а канцлер завтра. Лорд Гиндфорд был с визитом у вице-канцлера гр. Воронцова. Заявление по поводу перемены в Английском министерстве (см. №64), было принято вице-канцлером с удовольствием. Гр. Воронцов заявил, что многим обязан прусскому королю; однако же, согласился, что нельзя полагаться не только на обещания короля прусского, но и на самые торжественные договоры с ним 235
    • №74. 29 декабря 1744 г., из Петербурга. Лорд Тироули, оправившись от болезни, стал раскаиваться в том, что поторопился хлопотами о своем отозвании из России, так как он надеялся воспользоваться честью и выгодами предполагаемого завершения великого союза, а также получить орден св. Андрея Первозванного. Для устранения лорда Гиндфорда он, вместе с Розенбергом, предложил русским министрам, как бы для пользы общего дела, отправить его, Гиндфорда, в Швецию. Королева венгерская, к которой обращались за содействием, не одобрила этого плана 236
  • 1745г.
    • №75. Донесение лорда Тироули лорду Гаррингтону, 1 января 1744 - 1745 г., из Москвы. Лорд Тироули поздравляет лорда Гаррингтона с возвращением в должности статс-секретаря. Относительно Любраса уверяет, что он не в силах причинить вреда, о котором говорит в письме лорд Гаррингтон от 4 декабря (см. №67). Бестужев начинает быть довольным деятельностью Любраса. Тироули ожидает королевских приказаний относительно проекта союзного договора, а также относительно срока, когда он должен будет откланяться от русского двора. Теперь он не может это сделать, потому что еще не состоялось представление лорда Гиндфорда, которое должно совершиться в Петербурге. Но Императрица, по случаю болезни великого князя, постигшей его на пути из Москвы, уехала обратно из Петербурга и вернется назад не раньше, чем через месяц. Грамоты, данные д'Аллиону, признаются неудовлетворительными, потому что в них Царица, хотя и именуется Императрицей, но без титула Императорского Величества. Это послужило основанием приостановить переговоры с д'Аллионом, по крайней мере, месяца на два. Отсутствие Императрицы в данный момент Бестужев считает благоприятным для дела, так как д'Аллион лишается возможности интриговать 239
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону:
    • №76. 5 января 1744 - 5 г. из Петербурга. Лорд Гиндфорд, несмотря на недавнее пребывание при русском дворе, успел расположить к себе Бестужева. Первое доказательство этого расположения проявилось в дружественном сообщении Бестужевым характеристики главных деятелей при русском дворе. Особенно подробно разъяснил он, как надо держаться с гр. Воронцовым. Дальнейшим знаком доверия канцлера было сообщение о деле, о котором не знают ни лорд Тироули, ни Розенберг, именно о том, что Мардефельд дважды просил Императрицу о посредничестве, а король прусский писал Императрице письмо по этому же поводу, но что канцлер нашел средства отвергнуть эти настояния, точно также, как и требование Мардефельда о помощи, условленной договорами между дворами петербургским и берлинским. Сущность ответа Императрицы такова, что она ничего не может предпринять в этом деле без соглашения со своими союзниками, преимущественно с королями корпуса, предназначенного для Англии, с 12-тысячным корпусом, который предполагалось отправить в Польшу, насколько заметил лорд Гиндфорд, принадлежит исключительно Бестужеву. Когда лорд Тироули, исполняя полученные им приказания возобносить переговоры по этмоу делу, неосторожно упомянул о нем в присутствии гр. Воронцова, не посвященного в это дело, канцлер поспешил отречься от своих слов; возразил лорду Тироули, что он никогда не говорил ничего подобного и настоял на том, чтобы лорд Тироули изложил это на письме. Бестужев неодобрительно относится к поспешности, с которой королева венгерская объявила войну прусскому королю. Копию с депеши, полученной лордом Гаррингтоном от Лоуренса, лорд Гиндфорд сообщил канцлеру, а по совету последнего и вице-канцлеру. О впечатлении, произведенном на них той частью депеши, где говорится о 300000 таллеров, переданных из Берлина векселями на Петербург, лорд Гиндфорд сообщит впоследствии. О цели приезда Борка из Берлина, вице-канцлер, по-видимому, догадывается и полагает, что приезд его будет неприятен для Мардефельда. Поэтому лорд Гиндфорд думает - не едет ли Борк с целью заменить Мардефельда, который вызвал неудовольствие короля прусского в одном деле, касающемся брауншвейгского семейства 242
    • №77. 8 января 1744 - 5 г., из Петербура. Барон Мардефельд от имени короля прусского предложил по 25000 р. канцлеру и вице-канцлеру, как скромный знак дружбы его величества, и выразил надежду, что они сохранят дружеское к нему расположение. Бестужев и Воронцов доложили об этом Императрице, которая ответила, что раз у прусского короля много лишних денег, которые он может бросать, - она разрешает им взять их, причем похвалила их за верность и честность. Факт этот внушил недоверие к Мардефлеьду и за ним учредили особый надзор. Копия с верительной грамоты Гиндфорда отправлена к Императрице и вскоре ожидается разрешение сноситься с ним по всем делам между дворами великобританским и русским 247
    • №78. 8 января 1744 - 5 г., из Петербурга. Лорд Тироули не считает себя обязанным действовать заодно с лордом Гиндфордом, потому что не получал прямого на это приказания; в случае же получения такого приказания он бы немедленно отправился к Императрице и откланялся 249
    • №79. Письмо лорда Гаррингтона лорду Тироули или - в случае его отсутствия - лорду Гиндфорду, 8 января 1744 - 5 г., из Уайтгэлля. Английский король надеется, что Герсдорф будет отозван от русского двора и вместо его назначен Петцольд. Ответ канцлеру по поводу его проекта союзнного договора будет послан, как только определится доля участия в нем генеральных штатов 249
    • №80. Донесение лорда Тироули лорду Гаррингтону, 15 января 1744 - 1745 г., из Петербурга. Бестужев уже осведомлен о вредном направлении действий Любраса. Относительно намерения английского короля, предложить Швеции субсидию взамен корпуса войск (см. №67), канцлер обещал сделать представление Императрице, с целью ознакомиться с ее взглядами на это дело. Мардефельд официально просил посредничества. Бестужев ему ответил, что Императрица снесется по этому поводу с своими союзниками, причем под словом "союзники" разумел в данном случае только английского короля. Лорд Тироули опасается, как бы эта просьба о посредничестве не задержала успеха большого проекта (см. №54). Исполняя полученные приказания, лорд Тироули даст Гиндфорду все сведения, необходимые для ознакомления его с положением дел при русском дворе, но он не берет на себя выборку из имеющейся у него корреспонденции тех частей, которые имеют характер инструкций, из опасения, что когда он уедет, лорд Гиндфорд будет уверять, что он не вполне ознакомлен со всеми вопросами. Поэтому Тироули просит лорда Гаррингтона выслать из его канцлелярии для Гиндфорда всю корреспонденцию или часть ее по своему усмотрению. Что касается заявления Гиндфорда о том, что лорд Тироули хранил с ним молчание по всем делам, то это обвинение несправедливо: при каждом их свдиании, у них только и было речи, что о делах русского двора. Если же он, Тироули, не показывал Гиндфорду получаемых писем, то это потому, что в лице его он видел не сотоварища своего, а заместителя, не имеющего при русском дворе никакого значения, пока он, Тироули, не уехал 252
    • №81. Донесение лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону, 19 января 1744 - 5 г. из Петербурга. Лорд Гиндфорд ожидает приказаний и инструкций или дубликатов с писем, отправленных лорду Тироули. Сведения о делах он, Гиндфорд, имел только через канцлера и гр. Розенбега. Вице-канцлер уехал к Императрице. Королева венгерская написала письмо Императрице с просьбой закончить дело Ботты. Письмо сопровождалось бриллиантовыми перстнями для канцлера и вице-канцлера 254
  • Донесения лорда Тироули лорду Гаррингтону:
    • №82. 22 января 1744 - 5 г., из Петербурга. Императрица на возвратном пути в Петербург, остановится, как говорят, в верстах за 30 от города и там проживет еще дней 15. Лорд Тироули ожидает окончательного решения о том, когда ему оставить русский двор. Прусский король собственноручным письмом просит у Императрицы помощи в 6000 человек, согласно договору, Императрица собственноручно ответила ему отказом, на том основании, что он напал на королеву венгерскую с нарушением всяких договоров. На просьбу короля прусского о посредничестве ответили в общих выражениях, что Императрица посоветуется с своими союзниками 255
    • №83. 29 января 1744 - 5 г., из Петербурга. Бестужев передал лорду Тироули дипломатическую ноту по вопросу о посредничестве, с настоятельной просьбой препроводить ее к английскому двору. На представление Тироули о том, что для решения вопроса о посредничестве потребуется много времени, что будет служить к прямой выгоде прусского короля, - Бестужев стал уверять, что бумага написана единственно в удовлетворение известного расположения Императрицы к прусскому королю, но что он, Бестужев, озаботится, чтобы посредничество не состоялось. Канцлер заметно охладел и к проекту о союзе с морскими державами. Он как будто не надеется склонить Императрицу на мероприятия прямо враждебные королю прусскому. Такое положение дел, по мнению лорда Тироули, является результатом прусских интриг. Кончина императора Карла VII тоже, вероятно, вызовет повсеместный застой в решительных мероприятиях. Императрица прибыла в Петербург. Лорд Тироули мог бы теперь же откланяться от русского двора, но ждет окончательных приказаний от короля. Положение, которое занял лорд Гиндфорд относительно лорда Тироули, внушает последнему мысль скорее уехать из России 257
    • №84. Донесение лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону, 29 января 1744 - 5 г. из Петербурга. На бывшем у Бестужева совещании по поводу просьбы короля прусского о посредничестве, лорд Гиндфорд не присутствовал, по настояниям о том лорда Тироули. На следующий день Бестужев передал ему дубликат ноты, врученной лорду Тироули, из которой видно, что Императрица приняла посредничество, не дожидаясь согласия своих союзников. Канцлер утверждает, что бумага эта не вполне отвечает его воззрениям, но она обеспечивает ему более резкий ответ королю прусскому на просьбу о вспомогательном корпусе. Гиндфорд полагает, что король английский едва ли согласится на посредничество, так как Императрица гарантировала прагматическую санкцию. Гиндфорд сообщает свой разговор с Бестужевым по поводу существующего предположения об избрании на германо-римский престол курфюрста саксонского или в. герцога лотарингского. По мнению Гиндфорда, избрание последнего выгоднее для достижения общего мира и равновесия в Европе 263
    • №85. Донесение лорда Тироули лорду Гаррингтону, 2 февраля 1744 - 1745 гг. из Петербурга. Лорд Тироули все более убеждается в том, что переговоры о посредничестве приняты русским двором единственно в угоду прусскому королю и из желания задержать всякие другие переговоры. Канцлер и вице-канцлер высказали мнение, что смерть императора Карла VII вызовет немедленное примирение и потому посредничество явится как нельзя более своевременным. По мнению же лорда Тироули теперь именно и наступил благоприятный момент для продолжения войны, так как со смертью императора Франция лишилась своего союзника, а в лице курфюрста баварского приобрела врага. Гр. Воронцов не соглашается с этими доводами. Такую настойчивость с его стороны Тироули объясняет действием прусских денег. По вопросу о замене деньгами содержания русского вспомогательного корпуса, решение еще не последовало; точно также нет ответа и относительно предполагаемого соглашения английского короля с Швецией. По мнению лорда Тироули, нельзя ожидать скорого ответа по этим вопросам, так как Императрица вообще не любит заниматься делами, а недостаток в деньгах лишает ее возможности предпринять что-либо решительное. В виду таких обстоятельств лорд Тироули предлагает королю войти в сношение со Швецией, не дожидаясь ответа русского двора, тем более, что Цедеркрейц не раз говорил, что сама Швеция ищет сближения с Англией. В Петербург приехал граф Гилленборг, племянник Гилленборга, стоящего во главе управления в Швеции. Он выражает желание быть представителем Швеции в Англии. Лорд Гиндфорд представлен Императрице. Тироули высказывает опасение, как бы лорд Гиндфорд не подпал влиянию прусской партии, которая за последнее время усилилась при русском дворе. Розенберг послал в Вену прошение о своем отозвании 267
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону:
    • №86. 2 февраля 1744 - 5 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд сообщает о своем представлении Императрице, великому князю и великой княгине. По взаимному соглашению Бестужева с лордом Тироули Гиндфорд представлен был Императрице в качестве преемника Тироули. Соображения лорда Гиндфорда относительно кандидатуры на германо-римский престол 272
    • №87. 5 февраля 1744 - 5 г., из Петербурга. Из Берлина получен от короля прусского паспорт для лорда Тироули, который думает выехать из Петербурга в течение февраля. Он согласился выдать лорду Гиндфорду копии или извлечения из всех полученных им писем, инструкций и вообще документов, касающихся королевской службы за все время его посольства 274
    • №88. 12 февраля 1744 - 5 г., из Петербурга. Императрица согласна отдать в распоряжение короля английского 12-тысячный корпус, по первому его требованию; но желает, чтобы войска были перевезены морем, так как она хочет избежать всяких раздоров с королем прусским или с другими монархами, через владения которых войскам этим приходилось бы идти. Саксонский резидент предложил новый проект, цель которого: получить от России 12000 вспомогательного войска для короля польского. Канцлер и его брат сочувствуют новому проекту, который держится в тайне, из опасения как бы гр. Воронцов не помешал его исполнению, ради интересов короля прусского. Канцлер надеется, что проект будет принят Императрицей, особенно ввиду крайнего недостатка денег в государственной казне. Бестужев очень желает, чтобы лорд Гиндфорд, по получении верительных грамот в качестве посла, имел въезд и явился в торжественной аудиенции, так как это произведет хорошее впечатление; в представлении же верительных грамот на звание полномочного министра, по его мению, надобности нет 275
  • Письма лорда Гаррингтона лорду Тироули и лорду Гиндфорду:
    • №89. 12 февраля 1744 - 5 г., из Уайтгэлля. Высылка инструкций по поводу проекта о союзе задерживается медлительностью генеральных штатов, на что надо обратить внимание Бестужева. Верительные грамоты лорду Гиндфорду, на звание посла, уже заготовлены и будут в скором времени высланы 277
    • №90. 22 февраля 1744 - 5 г., из Уайтгэлля. Полученный от лорда Тироули проект союзного договора возвращается, но с некоторыми изменениями против первоначального его вида. Изменение проекта явилось необходимым, чтобы привлечь к союзу генеральные штаты, участие которых признавалось необходимым как со стороны русского, так и со стороны английского дворов. Лорду Тироули и лорду Гиндфорду дается полномочие подписать этот договор и предписывается сообщить его представителям Австрии и Саксонии, потому что государи их предполагаются главными договаривающимися сторонами. Назначаемая по первоначальному проекту субсидия уменьшена. Соответственно уменьшению субсидии уменьшен и размер помощи, требуемой от Императрицы. По новому проекту английский король принимает на себя уплату трех четвертей всей субсидии, но не намерен участвовать в содержании русского 12-тысячного корпуса. Английский двор недоумевает по поводу отношений Императрицы к королю прусскому: после уверения канцлера в том, будто на просьбу короля прусского о посредничестве Императрица ответит прямо, что считает нужным снестись со своими союзниками, явилось формальное извещение, что Императрица приняла это посредничество и желает, чтобы английский король склонил к его принятию и королеву венгерскую. Король ждет по этому поводу разъяснения от своих представителей в Истербурге, а до тех пор не может дать никакого ответа. Лорд Тироули должен стараться получить одобрение Императрицы намерению шведского правительства снабдить короля английского корпусом войск за субсидию, а также выяснить планы русского двора относительно кандидатуры на римско-германский престол. Лорду Гиндфорду посылаются верительные грамоты на звание чрезвычайного и полномочного посла при Императрице всероссийской. Званием этим он должен облечься по отъезде лорда Тироули, который должен ознакомить Гиндфорда со всеми посольскими делами. При этом разъясняется, что письма, адресованные лорду Тироули "или в случае его отсутствия лорду Гиндфорду" посылались в качестве совместных им обоим инструкций. В заключение лорд Гаррингтон сообщает обоим послам, что при выработке текста договора они должны стараться лишь о том, чтобы сущность его была согласна с посылаемым им проектом; обсуждение же частностей представляется их усмотрению 278
    • №91. Донесение лорда Тироули лорду Гаррингтону 23 февраля 1744 - 5 г., из Петербурга. Лорд Тироули, считая свое совместное с лордом Гиндфордом пребывание при русском дворе скорее вредным, чем полезным для королевских дел, заявляет, что он уже откланялся в прощальной аудиенции у Императрицы, великого князя и принцессы и думает выехать из Петербурга 25 февраля 286
    • №92. Донесение лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону, 23 февраля 1744 - 5 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд сообщает, что хотя он и получил от лорда Тироули инструкции и документы, с которых, по его мнению, следовало снять копии, но так как передача их происходила в доме Тироули, то он, Гиндфорд, едва имел времени прочесть предложенные документы, не мог вникнуть в них и составить о них понятие. Поэтому не может теперь прислать отчета о делах 288
    • №93. Частное письмо лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону, 2 марта 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд, со слов канцлера Бестужева, сообщает причины неудовольствия лорда Тироули, побудившие его, как опасается Бестужев, представить королю в ложном свете, как лично его, Бестужева, так и вообще положение дел при русском дворе. Причины эти Бестужев видит в неудачном стремлении лорда Тироули получить орден Андрея Первозванного. Бестужев выражает надежду склонить вице-канцлера Воронцова на сторону английского короля. Вице-канцлер получил разрешение на поездку в Германию, для поправления здоровья. Отъезд Воронцова Гиндфорд считает полезным для дела, так как канцлер будет действовать свободнее и будет чаще иметь доступ к Императрице. Решено отпраздновать свадьбу великого князя как можно скорее, дабы освободиться от принцессы цербстской и графа Брюммера. По вопросу о найме английским королем шведских войск, Бестужев полагает, что в этом деле лучше обратиться непосредственно к Швеции. На представление Швеции о союзе ее с берлинским двором ответили, что так как еще не доведен до конца союзный договор России со Швецией, то о другом каком либо союзе думать преждевременно. Бестужев советует лорду Гиндфорду испросить аудиенцию, хотя бы в звании полномочного министра, но лишь бы предупредить аудиенцию д'Аллиона 289
    • №94. Донесение лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону, 5 марта 1744 - 5 г., из Петербурга. Саксонский резидент вручил русскому двору ноту, в которой испрашивается мнение Императрицы, - приятно ли ей будет, если король польский предложит свою кандидатуру на германо-римский престол. Императрица предпочитает кандидатуру герцога лотарингского. Граф Розенберг утратил доверие канцлера 294
    • №95. Письмо лорда Гаррингтона лорду Тироули и лорду Гиндфорду, 5 марта 1744 - 5 г., из Уайтгэлля. Лорд Гаррингтон сообщает приказание короля внести 25000 крон, которые составляют долю короля в сумме, предназначенной на подарок русским министрам, за их содействие успеху предположенного союзного договора. Сумму эту следует внести в том случае, если уполномоченные других договаривающихся сторон - королевы венгерской, короля польского и генеральных штатов - внесут свои соответственные доли 297
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону.
    • №96. 9 марта 1745 г., из Петербурга. Неодобрительный отзыв Бестужева о Любрасе. Предполагаемое назначение лорда Тироули к шведскому двору будет очень неприятно Императрице и ее министрам. Бестужев решительно отрицает, чтобоы он или вице-канцлер когда-либо, по получении лордом Тироули отзывных грамот, писали в Англию об отсрочке его отъезда. Барон Мардефельд именем короля объявил, что предполагаемое будто бы посредничество Императрицы король с благодарностью принимает, а граф Чернышев извещает, что король прусский далек от принятия посредничества Императрицы и тем более от выражения ей благодарности за посредничество. Он просит Императрицу только о добрых услугах в его пользу. Случай этот, по мнению лорда Гиндфорда, раскроет русскому двору глаза по отношеннию к двору берлинскому. Великий князь несколько дней был болен сильной лихорадкой вследствие простуды. Генерал-прокурор Трубецкой привлечен к допросу по делу некоего Грюнштейна. Трубецкой большой приятель и доверенное лицо принцессы цербстской. Известие о привлечении его к допросу так сильно подействовало на принцессу, что она захворала. Аудиенция лорда Гиндфорда отложена до получения им верительных грамот в качестве посла. По мнению Бестужева генерал Кейт не сторонник Франции 298
    • №97. 19 марта 1744 - 5 г., из Петербурга. Хотя лорд Гиндфорд и успокоил нетерпение Бестужева относительно дальнейшей судьбы его проекта о союзном договоре, но, тем не менее, оба они с нетерпением ожидают, какие решения приняты будут английским королем и генеральными штатами относительно русского двора и настоящего положения дел в Германии. Инструкции желательно было бы получить до приезда в Петербург голландского посла де-Дие. При русском дворе занимаются теперь исключительно приготовлениями к свадьбе великого князя. Генерал Любрас будет отозван из Швеции и на его место назначается Неплюев. Доверие Императрицы к вице-канцлеру уменьшается с каждым днем. Настойчивое желание Воронцовой сопровождать мужа в Германию, вместе с детьми, вызвало сильное неудовольствие Императрицы 303
    • №98. 19 марта 1744 - 5 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд слышал, что Императрица большая любительница английских материй, и потому полагает, что если бы он имел возможность поднести Императрице такую материю, это принято было бы очень милостиво 305
    • №99. 23 марта 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд вручил Бестужеву копии с верительной грамоты, полученной им, Гиндфордом, на звание посла и сообщил ему о получении контр-проекта о союзном договоре. Императрице будет сообщен этот контр-проект по приезде де-Дие. Лорд Гиндфорд надеется, что проект будет принят, так как русский двор, по-видимому, крайне раздражен поведением Франции, Пруссии и Швеции в Константинополе. По поводу посредничества, о котором просил прусский король, русский двор сердечно жалеет, что такое посредничество было принято 306
    • №100. 30 марта 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд имеет основание надеяться, что двоедушие короля прусского и бар. Мардефельда вскоре выяснится Императрице. Турецкое посредничество, которого явно домогались Франция и Пруссия, а также отношение прусского короля к посредничеству Императрицы, произвели прекрасное действие. Так как при русском дворе вскрываются все письма, получаемые из Константинополя на имя представителей иностранных государств, то бар. Мардефельд, опасаясь последствий ознакомления с этими письмами, отрицает всякое участие короля прусского в турецком посредничестве, но письменного документа об этом не передал русским министрам. Поэтому Императрица приказала не принимать от него словесных заявлений. От предложенного прусскому королю посредничества Императрица намерена отказаться. Военные приготовления России продолжаются. По мнению лорда Гиндфорда, русский двор включит в проект договора секретную статью о прежних субсидиях, что даст право Англии ввести в договор секретную статью касательно содержания войск и вообще расходов, превышающих долю англии. Петцольд продолжает настаивать на требовании 12-тысячного вспомогательного корпуса собственно для Саксонии, но при этом выразил уверенность, что Россия будет настаивать на отдаче русской армии в помощь всем вообще союзникам, а не одной королеве венгерской. По мнению Гиндфорда, начальство над русской армией будет поручено Ласси. Шведский резидент в Константинополе Карльсон и русский представитель в Швеции генерал Любрас будут отозваны. Представителем в Париже будет назначен Гросс. Гиндфорд сообщает свой разговор с Петцольдом, по поводу высказанного последним предположения о том, что распоряжение русскими войсками будет предоставлено королеве венгерской, а также по поводу высказанного Гиндфордом опасения, что требование отдельного 12-тысячного корпуса для Саксонии может повлиять на успех общего дела. Русский двор ждет ответа Англии и Голландии на предложение посредничества со стороны Турции, чтобы отправить в Константинополь и ответ России 308
    • №101. 2 апреля 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд посылает лорду Гаррингтону копии приветствий, произнесенных им, Гиндфордом, Императрице, великому князю и великой княгине, а также копию речи, произнесенной д'Аллионом. К д'Аллиону относятся в Петербурге с презрением и потому нет причин его опасаться 316
    • №102. 6 апреля 1745 г., из Петербурга. Мардефельду вручен ответ русского двора относительно посредничества. Точные копии с этого ответа сообщены всем представителям России при иностранных дворах, а в том числе и кн. Щербатову. Де-Дие прибыл в Ригу, а в Петербурге его ожидают только к пасхе. Но так как на последней неделе великого поста здесь делами не занимаются, то лорд Гиндфорд надеется, что он успеет получить от Честерфилда и Тревора указания относительно подписания договора 317
    • №103. 9 апреля 1745 г., из Петербурга. Совещание русских министров с послом шведским, по поводу договора между Россией и Швецией, не привело ни к какому результату. Требование Швецией, согласно Абовскому договору, ежегодной субсидии в 200000 рублей и единовременного взноса в 400000 рублей было отвергнуто; точно также русский двор не согласился и на требование Швеции об обмене крепости Нейшлота с округами на другой округ. Шведский посол, со своей стороны, отказал в согласии на статью об отдаче в распоряжение Императрицы известного числа шведских войск на случай смут в Польше или вообще отправку их по сю сторону Балтийского моря. Переговоры, впрочем, не прекратились окончательно. Что касается Нейшлота, то Императрица никогда не согласится на уступку этой крепости или вообще чего бы то ни было, что приобретено Россией по договору в Або. Лорду Гиндфорду известно, что письма, отправляемые в Константинополь, вскрывают и потому он написал Аснинвалю такое письмо, что будет опечален, если его не прочтут в русской канцелярии 319
    • №104. 13 апреля 1745 г., из Петербурга. Из разговора с Мардефельдом лорд Гиндфорд узнал, что король прусский собирает под Магдебургом 20-тысячную армию. Опасаясь, не предназначается ли эта армия для вторжения в ганноверские владения, лорд Гиндфорд известил об этом регентство ганноверское и, если опасения его оправдаются, намерен тотчас же потребовать от России 12-тысячный вспомогательный корпус 321
    • №105. Частное письмо лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону, 13 апреля 1745 г., из Петербурга. Представители Австрии и Саксонии выразили согласие своих дворов внести их долю на подарок русским министрам. Лорд Гиндфорд опасается, что английский шифр разобран при русском дворе. Опасение это у него явилось после разговора по этому поводу с канцлером Бестужевым. Английских курьеров Гиндфорд просит снабжать русскими паспортами или от князя Щербатова, или от Головкина в Гааге. В заключение лорд Гиндфорд напоминает о выдаче ему содержания по званию полномочного министра и жалованья в качестве посла 323
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону.
    • №106. 20 апреля 1745 г., из Петербурга. Де-Дие прибыл в Петербург и удостоился аудиенции и самого милостивого приема у Императрицы. Еще не известно, какими он снабжен полномочиями для заключения договора, потому что словесные инструкции, данные ему, имеют лишь общих характер, а полученных им бумаг, за время пребывания в Петербурге, он еще не успел просмотреть. Лорд Гиндфорд вручил ему копию проекта, который он одобрил во всех частях. На бывшем совещании между представителями четырех заинтересованных дворов решено сначала обратиться к русским министрам с устным предложением о присоединении Императрицы к Варшавскому договору, как к основанию для дальнейших переговоров. Гр. Розенберг высказался против включения в договор королевы венгерской, в качестве договаривающейся стороны. Полномочий на окончание этого дела гр. Розенберг еще не получал, но тем не менее, он обещал подписать договор. Вскоре предполагается совещание с русскими министрами 325
    • №107. 20 апреля 1745 г., из Петербурга. Совещание с русскими канцлерами по делу о проекте договора состоялось. Лорд Гиндфорд, от имени четырех союзников представил меморию, предлагающую Императрице присоединиться к Варшавскому договору. Канцлеры обещаши доложить об этом Императрице и в скором времени созвать новое совещание. Гиндфорд надеется на успех дела, но только предвидит, что Императрица ожидает гарантии Абовского договора, а также новых обязательств со стороны венгерской королевы по отношению к Турции 327
    • №108. Письмо лорда Гаррингтона лорду Гиндфорду, 23 апреля 1745 г., из Уайтгэлля. Королю приятно было услышать о надеждах Гиндфорда на успех переговоров о заключении договора, но он не понимает причин, вынудивших отложить начало этих переговоров до приезда де-Дие. На включение в договор секретной статьи, освобождающей Императрицу от прежних обязательств касательно вспомогательного корпуса, король изъявляет согласие, но лишь в том случае, если он, король, будет освобожден от всех обязательств, соединенных с движением русского вспомогательного корпуса, в силу оборонительного союза 329
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону.
    • №109. 27 апреля 1745 г., из Петербурга. По поводу распоряжения французского правительства о призах, стесняющего торговлю в России, лорд Гиндфорд того мнения, что лучше не обращаться к русскому двору для получения каких-либо уступок от Франции по вопросу о торговле и мореплавании, так как представителю Франции д'Аллиону и консулу Сен-Соверу поручено войти с предложениями о новом франко-русском договоре о торговле и мореплавании. Нового совещания о союзном договоре четырех держав не было и ответ Императрицы не получен. Гр. Воронцов горячо противится заключению договора. Принцесса цербстская, Лесток, Мардефельд и Брюммер также стараются разрушить это дело. На стороне союза Бестужев и все старые русские сенаторы 330
    • №110. 30 апреля 1745 г., из Петербурга. Торговля в России ведется почти исключительно английскими и голландскими купцами, да немногими купцами из Гамбурга и Любека. Поэтому распоряжение французского короля о призах, по мнению лорда Гиндфорда, не может отразиться на русской торговле. Де-Дие поручено заключить торговый трактат с русским двором на основаних, общих с договором между Россией и Великобританией. Дело о присоединении Императрицы к Варшавскому договору замедляется вследствие нерешительности де-Дие. Ввиду этого Гиндфорд желал бы получить приказание короля потребовать от русского двора 12-тысячный корпус для соединения его с 12-тысячным корпусом, потребованным Саксонией против прусского короля 332
    • №111. 4 мая 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд сообщает о бывшей конференции представителей четырех союзных держав с канцлером и вице-канцлером российской империи, по поводу присоединения Императрицы к Варшавскому договору. Гр. Розенберг настаивал на существовании договора с русским двором, заключенного в царствование Императрицы Екатерины. Де-Дие и Гиндфорд его поддерживали, а Петцольд предъявил формальное требование 12-тысячного вспомогательного корпуса, причем лорд Гиндфорд предупредил канцлера, что скоро обратится с таким же требованием своего короля. На этом совещании тайно присутствовала Императрица 334
    • №112. 13 мая 1745 г., из Петербурга. Де-Дие заявил, что он не имеет полномочий для заключения нового трактата и что на гарантию Абовского договора он не может согласиться, но соглашается на уплату четвертой части субсидии и доли на подарок; Россия, по мнению Гиндфорда, едва ли удовлетворится размером предлагаемой субсидии. Д'Аллион предложил проект союзного и торгового договора, по которому, как думает Гиндфорд, будет предложено России за нейтралитет такая же субсидия, какая предполагается союзными державами за ее деятельное вмешательство. Указывая на эти обстоятельства, как на причины, затрудняющие присоединение России к Варшавскому договору, Гиндфорд все-таки выражает некоторые надежды на успех дела, так как Императрица, несомненно, доверяет королю английскому и генеральным штатам более, чем всем остальным державам вместе. Апраксин признает необходимым расход по содержанию вспомогательного войска по 300000 р. на каждые 12 тыс. человек в год 336
    • №113. 14 мая 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд посылает копии с документов по делу о заключении договора и спрашивает распоряжение о 25000 р. на подарок по заключению договора 340
    • №114. 21 мая 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд полагает, что русский двор согласится выставить 36, а может быть, и 40 тысяч человек на помощь морским державам, но Императрица не согласится, чтобы помощь эта была обращено против прусского короля, которому будто бы она дала в том личное уверение. Многие даже утверждают, что король прусский вторгся в Богемию с ведома Императрицы. Проявляя такое расположение к прусскому королю, единственно из недоброжелательства к королеве венгерской, Императрица в то же время готова открыто выступить против Франции; путь русских войск будет лежать через прусские владения и есть основание полагать, что король прусский не согласится на пропуск русских войск, поэтому Гиндфорд полагает, что Императрицу можно будет склонить на насильственный проход, подобно тому, как король прусский поступил по отношению к Саксонии 341
    • №115. 26 мая 1745 г., из Петербурга. Ответ на проект договора еще не получен от русского двора. О содержании ответа Гиндфорду удалось узнать, что Императрица потребует 3000000 голландских флоринов за 36 тысячную армию, которую отдает в распоряжение четырех союзников по варшавскому договору, но не одной королеве венгерской; Императрица оставляет за собой право, в случае нападения со стороны Турции или Персии, отозвать 18000 человек войска обратно, причем субсидия в 3000000 должна продолжаться; русские войска не должны действовать против прусского короля непосредственно, а только против Франции; кроме того, требуется гарантия Абовского договора и обязательство оказывать добрые услуги голштинскому дому. Лорд Гиндфорд не решится подписать такого договора без особых распоряжений короля. Через третье лицо Гиндфорд предупредил Бестужева, что король английский намерен предъявить условленное прежним договором требование 500000 р. вместо 12 тысяч вспомогательного корпуса 343
    • №116. 28 мая 1745 г., из Петербурга. Ответ от русского двора о договоре все еще не получен. Договор между Россией и Швецией близок к заключению. О содержании его лорду Гиндфорду только известно, что Императрица обязывается выдать Швеции субсидию в 400000 р. с уплатой их в 4 года 346
    • №117. 1 июня 1745 г., из Петербурга. Ответ русского двора о договоре получен, но лорд Гиндфорд находит его до того странным, что не считает возможным ни согласиться на его статьи, ни принять его молча и потому он уже передал канцлеру свои возражения 347
    • №118. 4 июня 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд ждет паспорта для курьера, чтобы отправить с ним изложение всего хода переговоров 347
    • №119. 7 июня 1745 г., из Петербурга. По мнению лорда Гиндфорда, русский двор не хочет ничего сделать в пользу Англии. Выслать армию за границу не решаются из опасения внутренних беспорядков. На днях было покушение на Императрицу. Генерал-прокурор Трубецкой высылается в Астрахань. Императрица в постоянном страхе. Государственные финансы в чрезвычайном беспорядке. Договор со Швецией еще не заключен. Императрица получила от короля французского письмо с просьбой о посредничестве. Д'Аллион предложил значительную субсидию за нейтралитет России 348
    • №120. Письмо лорда Гаррингтона лорду Гиндфорду, 11 июня 1745 г., из Ганновера. Король английский ожидает формального ответа Императрицы касательно присоединения ее к варшавскому договору. Если со стороны русского двора последует предложение доставить морским державам 36 или 40-тысячный корпус исключительно для действий против Франции, то хотя король и не видит в этом пользы, однако лорд Гиндфорд должен принять такое предложение для передачи на усмотрение короля и генеральных штатов, заявляя при всяком случае о преимуществах первоначального плана, по которому помощь эта направлялась, главным образом, против короля прусского 350
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону.
    • №121. 15 июня 1745 г., из Петербурга. Петцольд получил приказание от своего двора настойчиво требовать 12 тысячный русский корпус и просит послов союзных держав присоединиться к этому требованию. Послы согласились испросить для этой цели общее совещние с обоими канцлерами 352
    • №122. 18 июня 1745 г., из Петербурга. Совещание не могла состояться, так как Императрица и оба канцлера в Петергофе. Петцольд имел торжественную аудиенцию и представил от имени своего государя, викария Империи, акт, признающий совершеннолетие великого князя 353
    • №123. Письмо лорда Гаррингтона лорду Гиндфорду, 23 июня 1745 г., из Ганновера. Английский король соглашается с мнением лорда Гиндфорда, что на действительную помощь общему делу со стороны русского двора надежды мало. Поэтому Гиндфорду предписывается, впредь до получения новых инструкций, поддерживать переговоры только для вида, с целью предупредить сближение России с Францией и стараться о поддержке представителя короля польского в его требованиях о помощи 353
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону.
    • №124. 22 июня 1745 г., из Петербурга. Вице-канцлер Воронцов сделал все, чтобы возбудить Императрицу против представителей союзных держав по поводу их ответа на контрпроект русского двора. Его попытка устранить получение этого ответа не удалась. Относительно назначения совещания по вопросу о 12 тысячном корпусе для Саксонии, Бестужев отсрочил ответ, с целью дать возможность де-Дие переговорить с Императрицей в частной аудиенции. По делу о разбое, учиненном шведским крейсером под французским флагом над двумя английскими судами, Гиндфорд пока сделал только соответственные представления шведскому послу, но намерен поднять это дело, чтобы по тому, как отнесется к нему русский двор, судить о его расположении к Франции и Швеции. Договор русского двора со Швецией еще не подписан. Д'Аллион и де-Дие также не получили ответа на свои предложения о коммерческих трактатах 355
    • №125. 2 июля 1745 г., из Петербурга. Совещания с канцлерами еще не было. Они не могут прийти ни к какому соглашению, так как между ними произошел разлад. Императрица с каждым днем все более удостоверяется в опасных замыслах Франции. Воронцов уверяет, что морские державы могут получить в свое распоряжение 30 тысяч русского войска для действий против Франции, где бы то ни было 359
    • №126. Письмо лорда Гаррингтона лорду Гиндфорду, 3 - 14 июля 1745 г., из Ганновера. Английский король и генеральные штаты не видят пользы в доставлении морским державам русской армии в 36 или 40 тысяч человек исключительно для действий против Франции, а потому предписывается Гиндфорду не поощрять подобного предложения, если бы оно последовало от русского двора. Король вообще имеет мало надежды достичь каких-либо выгод от сношений с русским двором, раз он отказывается от признания каких-либо договоров с королевой венгерской и курфюрстом саксонским. Король смущен известиями, будто Императрица очень оскорбилась поведением представителей союзных держав в деле присоединения России к варшавскому договору; а так как этим неудовольствием, несомненно, воспользуются Франция и Пруссия, то Гиндфорд должен всячески стараться успокоить Императрицу 360
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону.
    • №127. 9 июля 1745 г., из Петербурга. Предписано графу Головкину, в Гааге, обжаловать резкие выражения, употребленные представителями союзных держав в их возражении на русский контр-проект и особенно выразить неудовольствие де-Дие за его присоединение к английскому требованию. Гиндфорд не сомневается, что русский двор жалуется также на него, гр. Розенберга и на Петцольда. Значение Лестока при русском дворе падает, так как из обнаруженной переписки французского консула Сен-Совера открылись крайне неприличные выходки Лестока против Императрицы; кроме того, доискиваются о денежных суммах и подарках, получаемых Лестоком от французского правительства. Совершенное устранение Лестока не входит в расчеты английской партии и потому думают отправить его в Гаагу, на место гр. Головкина, который, наверно, будет отозван. Если затем Воронцов уедет в Германию, а Неплюев, первый советник вице-канцлера, будет отпавлен представителем в Константинополь, то это облегчит ведение переговоров при русском дворе. Шведский посол Цедеркрейц уже откланялся Императрице 362
    • №128. 13 июля 1745 г., из Петербурга. Ни Императрица, ни Бестужев не питают неудовольствия против представителей союзных держав за их резкое возражение на ответ русского двора относительно присоединения Императрица к варшавскому договору. Недоволен один вице-канцлер. Письмо французского короля о посредничестве, хотя и принято Императрицей, но, по мнению Гиндфорда, останется без всяких последствий. Королю прусскому написано письмо в угрожающем тоне на случай, если прусские войска вторгнутся в пределы Саксонии. Письмо это держится в строгой тайне 365
    • №129. 15 июля 1745 г., из Петербурга. Гр. Розенберг, по соглашению с Гиндфордом, сблизился с гр. Воронцовым, а так как Гиндфорд дружен с Бестужевым, то они поэтому надеются на более успешное ведение дел. Розенберг, впрочем, настаивает на своем отозвании. Между ним, Гиндфордом, и Воронцовым заметно охлаждение 366
    • №130. 23 июля 1745 г., из Петербурга. Датский посол Гольстен отъезжает из России, ничего не достигнув по вопросу о Шлезвиге. Гр. Розенберг тоже ожидает отзывных грамот. Русский двор занят приготовлениями к свадьбе великого князя и потому другие дела приостановились 368
    • №131. 27 июля 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд не надеется получить от русского двора какую-либо действительную пользу, но он того мнения, что следует поддерживать хотя бы внешний вид переговоров, чтобы помешать заключению договора с Францией и Пруссией о нейтралитете. Императрица приказала гр. Воронцову вести дела с представителями иностранных дворов сообща с канцлером, а не самостоятельно, как он делал до сих пор. Лорд Гиндфорд имел совещание с канцлерами по делу контракта между великобританскими подданными и бароном Шенбергом, ген.-берг-директором, а также по делу Дегенера. По окончании совещания разговор коснулся переговоров по делу о присоединении Императрицы к варшавскому договору, причем обнаружилось желание канцлеров возобновить эти переговоры. Гр. Воронцов заметил, что хотя и нельзя склонить Императрицу к помощи королеве венгерской или к признанию договора с домом австрийским, но что Императрица желает и готова, при известных условиях, дать по 12 тысяч человек войска королю английскому и королю польскому. Гиндфорд, однако, устранился от дальнейшего разговора на эту тему 369
    • №132. 3 августа 1745 г., из Петербурга. Д'Аллион добивается получить аудиенцию, чтобы передать Императрице письмо французского короля о посредничестве, но едва ли это ему скоро удастся. Отвращение Императрицы к Франции растет с каждым днем. - В настоящее время, как сообщили Гиндфорду, Императрица занята вопросом о калмыках, живущих между Обью и Иртышем, в стране, называемой Капташ, которая изобилует золотом. Посланный туда небольшой отряд войска был отбит; предполагается послать большой отряд войска. Этим обстоятельством, по мнению Гиндфорда, русский двор воспользуется, как основанием, чтобы отказать в доставлении известного числа войск, и в то же время взять субсидии. Канцлеры выказывают нетерпение, что со стороны Англии не следуют дальнейшие предложения по вопросу о договоре 372
    • №133. 6 августа 1745 г., из Петербурга. Гиндфорд и другие послы, проживающие при русском дворе, намерены осмотреть Ладожский канал и Шлиссельбургские шлюзы. Императрица очень милостиво отнеслась к такому намерению послов и приказала камергеру бар. Корфу сопровождать послов и приготовить все нужное для путешествия 374
    • №134. Письмо лорда Гаррингтона лорду Гиндфорду, 8 августа 1745 г., из Ганновера. Король одобряет действия Гиндфорда во исполнение последних королевских инструкций; этими инструкциями он должен руководствоваться впредь до получения дальнейших приказаний. Согласно с усиленными настояниями Императрицы, король отправил в Константинополь, в качестве своего посла, виконта Фэна, с приказанием действовать согласно с представителем России во всех делах, имеющих общий интерес 375
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону.
    • №135. 13 августа 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд описывает свое путешествие в Шлиссельбург для осмотра канала, начатого Петром I и шлюзов 376
    • №136. 17 августа 1745 г., из Петербурга. Лорд Гиндфорд получил из Берлина известие о решении прусского короля вторгнуться во владения курфюрста саксонского. Основываясь на словах Гиндфорда, Петцольд предъявил канцлерам настойчивое требование помощи со стороны русского двора. Канцлеры подтвердили сообщение Гиндфорда и прибавил, что Мардефельд уже сообщил им об этом. При этом вице-канцлер высказал свое мнение, что, вероятно, русскиий двор не захочет больше унижаться бесплодными обращениями к прусскому королю, но что 12-тысячного корпуса недостаточно, чтобы прорваться в Саксонию через владения короля прусского, который, конечно, окажет сопротивление пропуску русских войск. На состоявшемся по этому поводу совещании, Гиндфорд разъяснил опасные последствия для России, если союзник ее курфюрст саксонский подвергнется разорению со стороны прусского короля и для предупреждения опасности посоветовал немедленно двинуть 12-тысячнфй корпус на Кенигсберг в Пруссии, где едва ли найдется достаточно прусских войск. - Относительно переговоров о присоединении Императрицы к варшавскому договору, Гиндфорд заметил, что русский двор желает продолжения прерванных переговоров по этому поводу, но он, Гиндфорд, опасается как бы не последовало предложение о присоединении 12 тысячного корпуса, предназначенного на помощь Англии, к 12-тысячному саксонскому корпусу, так как с силу последних инструкций он не мог бы на это согласиться: почему и просит о высылке новых инструкций. У голландского посла инструкции на этот предмет имеются 377
    • №137. 20 августа 1745 г., из Петербурга. Свадьба великого князя отложена на несколько дней. Принц гессен-гомбургский выехал в Германию. Жена его последует за ним после бракосочетания великого князя, вместе с принцессой цербстской. Уволен будет и гр. Брюммер 381
    • №138. 24 августа 1745 г., из Петербурга. Бракосочетание великого князя совершилось 21 августа. Празднества будут продолжаться в течение всего месяца и потому доклады по государственным делам Императрица приказала приготовить к первой неделе следующего месяца. Двор на зиму отправится в Москву; но Императрица предполагает сперва совершить поездку в Ревель и Ригу 382
    • №139. 27 августа 1745 г., из Петербурга. Петцольд получил манифест королю прусского против курфюрста саксонского и возобновил свои требования о вспомогательном корпусе. Вице-канцлер подал Императрице письменное изложение причин, почему ей не следует принимать участия в настоящей войне. Императрица, впрочем, не разделяет взглядов Воронцова, а напротив, она и Бестужев более чем когда либо желают возобновления переговоров, прерванных Воронцовым. Гиндфорд намерен подать вид, что он готов возобновить переговоры, с целью препятствовать русскому двору принять предложение Пруссии и Франции. Для этой цели он, Гиндфорд, по совету Бестужева и от имени представителей союзных держав, подал ноту, с просьбой о назначении конференции по поводу последнего манифеста прусского короля. На этой конференции он намерен поддерживать те же требования, которые были предъявлены им в предыдущих совещаниях и главным образом, настаивать на немедленной помощи курфюрсту саксонскому. В случае каких-либо новых предложений со стороны русских министров Гиндфорд будет ожидать приказаний короля 383
    • №140. 31 августа 1745 г., из Петербурга. О назначении английским королем представителя в Константинополь, согласно желанию Императрицы, Гиндфорд сообщит русскому двору во время конференции. Из Константинополя прибыл курьер с известием о смерти там Вешнякова. На следующей неделе, как полагает Гиндфорд, состоится большое совещание по поводу настоящего положения дел. Назначение заседания совета умышленно отложено до отъезда Воронцова. На этом заседании сторонников Франции и Пруссии не будет. Приглашению генерала Румянцева воспротивилась сама Императрица, ввиду его близости к Лестоку. Заседание, главным образом, будет посвящено вопросу о помощи королю польскому и о том, насколько интересы России требуют ее участия в настоящей войне. Русский двор, по-видимому, очень расположен выполнить свои обязательства относительно короля польского 386
    • №141. 3 сентября 1745 г., из Петербурга. На совещании с канцлерами, по поводу манифеста короля прусского, Гиндфорд от своего имени и от имени де-Дие заявил, что они уполномочены присоединиться к саксонскому представителю в его требовании 12-тысячного вспомогательного корпуса, условленного русско-саксонским договором. Вспомогательный корпус, по мнению Гиндфорда, должен быть направлен не в Саксонию, а прямо в Пруссию, так как такая мера показала бы королю прусскому, что Императрица не намерена более ограничиваться одними лишь угрозами. Кроме того, эта мера способствовала бы устранению затруднений к окончательному заключению договора о субсидиях и подала бы надежду получить согласие договаривающихся сторон на включение 12-тысячного корпуса в состав 40-тысячной армии, проектируемой союзным договором. Канцлеры выразили желание, чтобы все сказанное было включено в протокол для представления Императрице, но Гиндфорд и де-Дие от этого уклонились, объяснив, что они высказывали только свои мысли на пользу и выгоду самой Императрицы. Уверения Воронцова в том, что Императрица решила помочь Саксонии, оказались, по объяснению Бестужева, неверными. По мнению Гиндфорда, в России нет ни одного министра, сколько-нибудь способного и решительного. Императрица и по уму, и по силе духа выше всех своих министров, взятых вместе. Русская армия находится в неудовлетворительном состоянии. Из русских офицеров едва ли найдется один, способный командовать полком, а иностранные офицеры все оставляют русскую службу. Из выдающихся генералов остались только Ласси, Кейт, Штоффель и Ливен. Гиндфорд, высказывая свой взгляд на ген. Кейта, как на сторонника короля прусского и противника английским интересам, опасается, как бы не было вверено ему командование вспомогательным корпусом. По поводу слуха о том, что король английский желает примирения с прусским королем королевы венгерской, которая никогда не согласится на мир, без возвращения Силезии, Гиндфорд просит разъяснений от лорда Гаррингтона 388
    • №142. 10 сентября 1745 г., из Петербурга. Петцольда обнадеживают, что требование саксонского двора о вспомогательном корпусе будет исполнено, но не прежде, чем состоится большой совет. По мнению Гиндфорда, решение совета может быть исполнено только в январе, когда замерзнут дороги и реки, а пока русские могут только показать вид, будто двинули несколько полков из Риги в Курляндию. Гиндфорд думает, что и эта мера заставит короля прусского или отказаться от замыслов против Саксонии, или отправить войска в герцогство прусское. Императрица еще не переехала в город 394
    • №143. 14 сентября 1745 г., из Петербурга. Бестужев получил известие, что лорд Гаррингтон подписал конвенцию с представителем Пруссии в Ганновере Андрие, о приостановке военных действий австрийской, прусской и саксонской армий. Бестужев видит в этом обстоятельства, благоприятные курфюрсту саксонскому. Петцольд, напротив, говорит, что конвенция совершена в ущерб королевы венгерской и курфюрста саксонского. Петцольд и Бестужев решили сохранить известие о конвенции в тайне, по крайней мере, до тех пор, пока не соберется большой совет, так как они опасаются, чтобы известие это не повлияло на решение совета. Мардефельд ничего еще об этом не знает. Доверие к Мардефельду очень уменьшилось с тех пор, как в Петербурге получена известие, будто король прусский неоднократно предсказывал, что в России должен произойти переворот 395
    • №144. 21 сентября 1745 г., из Петербурга. Императрица, по-видимому, намерена выполнить свои обязательства по отношению к королю польскому. Гр. Розенберг получил свои отзывные грамоты и выезжает в Голландию, где будет ожидать инструкций. Отозвание Розенберга, возбудившее в Императрице недоумение, Бестужев объяснил нежеланием ее, Императрицы, признать существование договора с королевой венгерской о помощи, в которой она теперь особенно нуждается. К этому Бестужев прибавил, что голландский посол также собирается выехать, да, вероятно, и Гиндфорд последует его примеру, так как они потеряли надежду чего-нибудь добиться при русском дворе. Известия эти настолько повлияли на Императрицу, что она приказала на следующее утро собраться великому совету. Генерал-прокурор, Лесток и Кейт приглашены не были, но Румянцева и Неплюева пригласили. На рассмотрение совета был предложен вопрос: согласно ли с честью и интересами Императрицы равнодушно смотреть на возрастающее могущество короля прусского и не следует ли ей выполнять свои обязательства перед старыми друзьчми и союзниками? Какое принято решение - Гиндфорд еще не знает, но Императрица при всяком случае высказывает неудовольствие против Франции, а за последнее время очень недовольна и королем прусским. Поэтому Гиндфорд ожидает, возможно, полных инструкций от своего правительства. Бестужев советует Гиндфорду распустить слух, будто и он ждет отозвания от русского двора, так как это подействует на Императрицу сильнее, чем отозвание прочих послов 397
    • №145. 28 сентября 1745 г., из Петербурга. Заседания великого совета закончились. Все члены полагают, что Императрица не может спокойно смотреть на возрастающее могущество короля прусского, и что она должна выполнить обязательства относительно союзников. Гиндфорд надеется, что на такое решение Императрицы повлияет полученное русским двором известие, что король прусский советует наследнику шведскому предъявить свои права на герцогства голштинское и шлезвигское и обещает всеми силами поддерживать его кандидатуру. Настоящее настроение Императрицы Гиндфорд находит очень благоприятным для того, чтобы путем субсидий склонить Россию на действия против короля прусского. Розенберг имел прощальную аудиенцию и должен через несколько дней выехать в Голландию. Чтобы Розенберг мог миновать прусские владения, Императрица предложила ему один из русских военных кораблей для проезда в Любек 400
    • №146. 1 октября 1745 г. из Петербурга. Лорд Гиндфорд сообщает о личном составе большого совета, который собирался для суждения о современном положении европейских дел, и дает краткую характеристику этих лиц. Вице-канцлеру Воронцову разрешен отпуск на два года. На заседаниях совета присутствовала Императрица. Какое решение принято, Гиндфорд еще не знает, но уверен, что решение это клонится ко благу общего дела 402
    • №147. 1 октября 1745 г., из Петербурга. Гиндфорд сообщает о разговоре Императрицы с ним, и с послами венгерским и саксонским о последней шведской войне и о причинах и результате этой войны, а также о шведской наследной принцессе Ульрике. Разговор этот, по-видимому, был заведен с целью встревожить представителей Франции и Пруссии. Разговор коснулся и живописи; Императрица пригласила послов в свою опочивальню, чтобы показать свой портрет, писанный придворным живописцем Карравака. Когда вернулись в большие апартаменты, представители Франции и Пруссии уже уехали. Затем разговор перешел на личность прусского короля, причем Императрица выразилась о нем как о монархе, который "Бога не боится". Хотя ни Императрица, ни канцлер не сказали ни слова о решении совета, но Гиндфорд находит Императрицу в самом лучшем настроении. Предполагаемое Гиндфордом передвижение русских войск к прусской границе, будет иметь, по его мнению, хорошие последствия и указывает на желание русского двора удержать Силезию за домом австрийским, что представляет выгоды на случай войны с турками. Этого мнения, по-видимому, держится Кейт. Близость этого генерала к французской партии лишила его доверия Императрицы, и Гиндфорд сомневается, чтобы ему было предоставлено командование вспомогательным корпусом. Доверие к Лестоку совершенно исчезло. Брюммер скоро получит отставку, а принцесса цербстская уже уехала. Императрица недовольна великим князем, но очень ласкова к великой княгине. Императрица еще ничего не знала о нападении короля прусского на Саксонию 404
    • №148. 5 октября 1745 г., из Петербурга. Письма вскрываются, поэтому вместе с этим письмом Гиндфорд посылает другое, менее откровенное. Императрица, получив известие о последней победе прусского короля, твердо решилась остановить дальнейшие его успехи. Большой совет вновь был собран, в присутствии Императрицы, и на нем окончательно решено двинуть немедленно русский корпус на помощь курфюрсту саксонскому 409
    • №149. 5 октября 1745 г., из Петербурга. Известие о последней победе прусского короля подняло дух франко-прусской партии при русском дворе, которая надеется, что победы Пруссии удержат Императрицу от выполнения ее обязательств по отношению к королю польскому. Большой совет вновь собирался при личном участии Императрицы; хотя решение совета неизвестно, но все убеждены, что Россия примет участие в войне и поддержит своих естественныых союзников 410
    • №150. 12 октября 1745 г., из Петербурга. Императрица решилась оказать помощь курфюрсту саксонскому и приказала двинуть из Ливонии в Курляндию 14-тысячный корпус, под начальством Кейта. В Ливонии же этот корпус будет заменен соответственным числом войск из других частей империи. Сделано также распоряжение, чтобы 20000 казаков и калмыков держались на готове. Бестужев с нетерпением ожидает возобновления переговоров о субсидии. Он занят составлением нового проекта, но смущен конвенцией, подписанной в Ганновере, о содержании которой русскому двору ничего не было сообщено. Гиндфорд просит инструкции по этому случаю. Бестужев уверяет, что Императрица с готовностью приступить к договору с морскими державами о субсидии взамен 30 тысяч человек, отданных в их распоряжение против всякого врага, за исключением только Испании и Италии, но Императрице будет приятнее, если эти силы обратят против французов, что даст возможность Австрии и Саксонии располагать большими силами против Пруссии 411
    • №151. 12 октября 1745 г., из Петербурга. Бестужев передал Мардефельду декларацию Императрицы королю прусскому. Мардефельд был поражен известием о выступлении русского корпуса. Кейт совершенно изменил свои взгляды: прежде он видел много затруднений в отправке вспомогательного корпуса на помощь курфюрсту саксонскому, а теперь только и говорит, что о движении на Кенигсберг. Гиндфорду передавали, что командование войсками, расположенными в Ливонии, поручено Кейту только потому, что в противном случае он грозил покинуть русскую службу; если же потребуется послать более многочисленную армию, то главная команда будет поручена Ласси. Бестужев уверяет, что в случае согласия морских держав принять на свое иждивение 30000 человек русских войск, будет сделано распоряжение перевести их на свой счет в Любек или в другой порт Балтийского моря, вместе с 6000 спешенных драгун; лошадей же для них легко достать в Германии. Бестужев советует воспользоваться настоящим настроением Императрицы и не откладывать решения этого вопроса. Гиндфорд просит о высылке ему инструкций 413
    • №152. Письмо лорда Гаррингтона лорду Гиндфорду 15 октября, 1745 г., из Уайтгэлля. Известие, полученное русским двором о Ганноверском договоре, значительно искажено. Этим договором английский король хотел только добиться соглашения между дворами венским и дрезденским, с одной стороны, и берлинским с другой; однако, ни королева венгерская, ни король польский не приняли его предложений. Гиндфорд, в ожидании новых инструкций, которые он получит после соглашения короля с генеральными штатами, не должен принимать никакого решения, а заботиться только о поддержании дружбы и расположении русского двора. Относительно ганноверского договора он должен разъяснить Бестужеву, что король обязался только употребить свое влияние к восстановлению мира между дворами австрийским и прусским на строгом основании бреславльского договора, гарантированного обеим сторонам, как Императрицей, так и им, королем; следовательно, в договоре этом нет ничего нового, что не было бы уже ранее одобрено и утверждено русским двором 415
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону:
    • 153. 19 октября 1745 г., из Петербурга. Движение войск в Курляндию уже началось. Вскоре выезжает Кейт, чтобы принять над ними начальство. Гиндфорд убежден, что Императрица твердо решилась поддержать курфюрста саксонского и действовать против короля прусского. Она выражает желание, чтобы Мардефельд был заменен другим лицом, но только не Фокеродом. Д'Аллион, не зная о движении русских войск, обращался к Бестужеву с заявлением, что король французский желает поддержать своего союзника, короля прусского, и решился напасть на курфюршество саксонское. Бестужев ответил, что Императрица, со своей стороны, решилась поддержать курфюрста саксонского и что значительному корпусу русских войск уже приказано выступить; после чего д'Аллион не сказал ни слова. Императрица очень желает получить от морских держав средства к отправке 30 тысяч человек против Франции. По мнению Гиндфорда необходимо воспользоваться таким настроением Императрицы, чтобы возобновить переговоры о заключении союза с морскими державами, к которым, по его мнению, присоединится и Голландия 416
    • 154. 22 октября 1745 г., из Петербурга. Императрица и ее министры очень изумлены, что не получали никаких сообщений по поводу ганноверского договора и уверены, что Гиндфорд скрывает от них это дело, а потому он, Гиндфорд, убедительно просит прислать соответственные инструкции. Приготовления к выступлению вспомогательного корпуса продолжаются. Приказано привести в боевую готовность 60000 человек. На декларацию д'Аллиона об угрозах курфюрсту саксонскому, Императрица ответила, что король французский свободен принимать всякие решения, но что и ей ничто не помешает делать для своих союзников, что она найдет более уместным. Фельдмаршал Ласси, выражая, согласно желанию Императрицы, свое мнение о принятых в настоящее время мерах, сказал, что необходимо немедленно обуздать честолюбие короля прусского, уверял в прекрасном состоянии русской армии и указал, что интересы Императрицы требуют постоянного противодействия Франции и тесного союза с морскими державами. Императрица ответила, что вполне разделяет взгляд Ласси и приказала привести в боевую готовность 60000 человек. Ласси получает главную команду, а Кейт вскоре будет уволен. Императрица очень недовольна предполагаемым договором между Великобританией и королем прусским и упрекает Бестужева в излишней дружбе к Англии. По мнению Гиндфорда, необходимо обязать русский двор субсидиями 419
    • 155. 26 октября 1745 г., из Петербурга. С отъездом Воронцова положение дел при русском дворе изменилось к лучшему. Страх перед королем прусским изменился в ненависть и желание отомстить. Настроение против Франции также очень враждебное. Но известие о ганноверском договоре весьма смущает Императрицу, которая опасается, что король английский, войдя в частное соглашение с королем прусским, поставит ее в затруднительное положение. Бестужев также чрезвычайно смущен. Поэтому Гиндфорд еще раз умоляет дать ему инструкции 422
    • 156. 29 октября 1745 г., из Петербурга. Бестужев, воспользовавшись отсутствием Воронцова, склонил Императрицу на действия против короля прусского в надежде, что морские державы возобновят свои предложения о субсидиях. Хотя русский двор и нашел в настоящее время денежные средства на мобилизацию армии, но он не в состоянии продолжать такие расходы без субсидий и можно опасаться, что Императрица будет вынуждена помириться с королем прусским. Гиндфорд поэтому просит лорда Гаррингтона представить все это дело королю и если нельзя уже освободиться от союза с королем прусским, то предложить, чтобы морские державы взяли 20 или 30 тысяч русского войска на свое вждивение против Франции. От того или иного разрешения вопроса зависит или обеспечить за собой дружбу Императрицы, или потерять ее на веки, а также и поддержка или низвержение Бестужева - единственного друга Англии в России 423
    • 157. 3 ноября 1745 г., из Петербурга. Гиндфорд, при настоящих благоприятных обстоятельствах для общего дела, не считает себя вправе пользоваться прежними инструкциями и потому просит или подтверждения этих инструкций, или присылки новых. Мардефельд, по приказанию короля, сообщил Гиндфорду копию с ганноверской конвенции и прибавил, что король прусский обращался к великобританскому двору с просьбой дать ему, Гиндфорду, инструкции действовать заодно с Мардефельдом с целью предотвратить решение русского двора о помощи курфюрсту саксонскому. Гиндфорд уверен, что ганноверская конвенция заключена была при участии французского двора, как это стало известным из дешифрованной в Петербурге переписки д'Аллиона с д'Аржансоном. По сообщению Бестужева, Императрица намерена посетить свои эстонские и ливонские владения. Гиндфорд просит поэтому инструкции для сопровождения Императрицы в этой поездке. По известиям, полученным в Петербурге, д'Аржансон уверял представителя России в Париже Гросса, что ганноверский договор заключен без участия Франции, что французский король желает восстановления мира и просит посредничества Императрицы для прекращения настоящих тревог в Европе. Воронцов, получив от короля прусского копию ганноверского договора, прислал ее в Петербург. Русский двор очень смущен всеми этими известиями. Гиндфорд опять повторяет свою просьбу о высылке инструкции 425
    • 158. 5 ноября 1745 г., из Петербурга. Морские державы не встретят отказа в своих требованиях, если решатся немедленно приступить к договору с Императрицей о субсидиях. Из иностранных представителей только Гиндфорд и Петцольд будут сопровождать Императрицу в путешествии в Ливонию, так как послы датский и голландский выедут из Петербурга ранее; представителям же Франции, Пруссии и Швеции Императрица следовать за собой не дозволит 429
    • 159. 9 ноября 1745 г., из Петербурга. Воронцов прислал в Петербург полученную им от короля прусского копию ганноверской конвенции и при этом прибавил, что его уверяли в Берлине, будто король великобританский обещал, хотя бы силой, принудить дом австрийский и Саксонию присоединиться к конвенции. Мардфельд повторил то же самое. Императрица так была встревожена этим известием, что хотела отменить решение относительно выступления вспомогательного корпуса, но решила выждать три недели, пока дело о ганноверской конвенции не выяснится; а так как ни королева венгерская, ни король польский к конвенции не присоединились, войска русские продолжают свой поход. Императрица крайне недовольна великобританским двором, приступившим к конвенции без ее ведома, а Бестужев опасается лишиться милости Императрицы за то, что советовал ей принять решительные меры. После разъяснений Гиндфорда, согласно полученной им инструкции, Бестужев успокоился. От письменного изложения своих объяснений Гиндфорд, однако, отказался, но разрешил Бестужеву самому изложить на письме все им слышанное для доклада Императрице. Мардефельд заговорил о своем отъезде из Петербурга и в то же время распространил слух, будто и Гиндфорд скоро будет отозван 430
    • 160. 11 ноября 1745 г., из Петербурга. Настоящее положение дел при русском дворе все более и более получает оборот, благоприятный для общего дела. Дружественное отношение германо-римского императора к Императрице в деле признания за ней Императорского титула приведет, как думает Гиндфорд, к полному соглашению между дворами австрийским и русским. Отношения русского двора к Франции таковы, что могут вызвать обоюдное отозвание представителей обеих держав. Ответ, данный королеем прусским по поводу последней декларации России очень не понравился Императрице. Мардефельд будет отозван, но кто займет его место, - еще не известно. Императрицаа усердно занимается делами и, по мнению Гиндфорда, охотно присоединится к союзу с морскими державами 434
    • 161. 16 ноября 1745 г., из Петербурга. Вместо умершего в Константинополе представителя русского двора Вешнякова назначается Неплюев, вполне преданный Пруссии и Франции; поэтому удаление его будет неприятно для сторонников этих дворов. Карльсон, который всегда хлопотал на пользу Франции, удален из Константинополя. Турция, после нанесенного ей удара со стороны Персии, не может представлять опасности ни для Императрицы, ни для королевы венгерской. Принц Август голштинский объявлен администратором герцогства. Вспомогательный 12-тысячный корпус, назначенный в помощь курфюрсту саксонскому, уже находится в Курляндии 435
    • 162. Письмо лорда Гаррингтона лорду Гиндфорду, 22 ноября 1745 г., из Уайтгэлля. Английскому королю особенно было приятно слышать сообщения Гиндфорда об уменьшившемся значении и влиянии Франции при русском дворе и о добром настроении Императрицы относительно морских держав. Гиндфорду предписывается всячески стараться поддерживать в Императрице это настроение. Что касается мысли о передаче корпуса русских войск на службу Англии и Голландии, то Гиндфорд должен учтиво отклонить это предложение, как не представляющее собой выгод, соответственных огромному расходу, который понадобится на содержание войск. Относительно ганноверской конвенции Гиндфорду разъясняется, что русский двор не имеет никаких оснований к жалобам по этому поводу, так как конвенция составлена на основаниях, одобренных и поддержанных Императрицей; главным образом, конвенция вызвана отказом России от предложения, сделанного весной сего года морскими державами 436
  • Донесения лорда Гиндфорда лорду Гаррингтону.
    • 163. 23 ноября 1745 г., из Петербурга. Мардфельд вручил русским министрам ноту и решительно уверял Бестужева, что король английский и генеральные штаты решились поддержать ганноверскую конвенцию, прекратить субсидию венскому и дрезденскому дворам и хотя бы силой принудить их к примирению с королем прусским на основаниях бреславльского договора. Обстоятельства эти, наряду с замедлением в высылке инструкций Гиндфорду и де-Дие, ставят русский двор в затруднение; тем не менее, Императрица твердо решилась поддержать курфюрста саксонского. Мардефельд настойчиво просил Гиндфорда помочь ему в приостановке движения вспомогательного корпуса в Саксонию. Гиндфорд ответил, что не имею соответственных инструкций, он не может принять участия в этом важном деле. Из дальнейшего разговора Гиндфорд убедился, что его предположения относительно участия Франции в ганноверской конвенции были основательны 438
    • 164. 30 ноября 1745 г., из Петербурга. Русский двор твердо уверен, что король английский выполнит свои обязательства по отношению к королю польскому, согласно варшавскому договору; поэтому Императрица не только продолжает военные приготовления, но еще расположена войти с английским королем в дальнейшие обстоятельства, для поддержания общих союзников и для восстановления мира в Европе. Упоминаются волнения в Англии от высадки в Шотландии сына претендента. 25 ноября Императрица праздновала годовщину своего восшествия на престол 440
    • 165. 3 декабря 1745 г., из Петербурга. Военные неудачи курфюрста саксонского нисколько не изменили твердого решения Императрицы оказать ему помощь. При всяком случае, Императрица также заявляет свое согласие действовать заодно с морскими державами и особенно с королем английским, поэтому долгое молчание морских держав производит в Петербурге неприятное впечатление. Гиндфорд убежден, что замедление в присылке ему инструкций вызвано внутренними волнениями в Англии и положением Голландии, на которую обращено теперь все внимание, а также диверсией в Шотландии; но он не знает, как уверить русский двор, что таковы именно причины, вызвавшие долгое молчание английского двора и только надеется в этом случае на проницательность Императрицы. Мардефельд снова всячески убеждает Гиндфорда оказать ему содействие, чтобы остановить русский двор от отправки помощи королю польскому, а также убедить русский двор принять возможные меры к тому, чтобы склонить короля польского к признанию ганноверской конвенции на основаниях, предложенных королем прусским, а именно: чтобы курфюрст саксонский отозвал войска, отданные им в помощь королеве венгерской и не пропускал через свои владения никаких войск. Гиндфорд опять отзвался неимением инструкций на этот случай 442
    • 166. 3 декабря 1745 г., из Петербурга. По совету Бестужева, Гиндфорд вместе с этим письмом посылает другое, без шифра, дабы оно могло быть показано Императрице для ее успокоения. К английскому двору Императрица начинает относиться с большим подозрением и сомнением, чему много способствовало письмо, полученное от князя Щербатова. В нем кн. Щербатов сообщает о намерении Англии склонить русский двор, чтобы он убедил курфюрста саксонского приступить к ганноверской конвенции. Известие это совершенно расстроило план Императрицы - помочь дому австрийскому в возврате Силезии и добиться некоторых выгод курфюрсту саксонскому, а также заключить с морскими державами договор о субсидии и занять зимние квартиры в Пруссии. Императрица ожидает только предложения морских держав, чтобы отправить в полное их распоряжение 30000 человек, кроме иррегулярных войск. Хотя Императрица очень недовольна королем прусским, но при нынешнем положении дел, когда австрийские и саксонские войска очистили прусские владения, собственная же ее казна в расстройстве, она боится навлечь на себя неудовольствие короля прусского 444
    • 167. 10 декабря 1745 г., из Петербурга. Гиндфорд избегает встречи с Бестужевым, не желая выслушивать упреков с его стороны по поводу последних мероприятий английского двора, так как Бестужев уведомлен своим братом о том, что саксонский двор был вынужден принять предложение короля прусского. Канцлер опасается как бы меры, которые он присоветовал Императрице, не вызвали нерасположения к ней со стороны короля пруского, а следовательно, и нерасположения Императрицы против него, канцлера. Гиндфорд полагает, что Императрица теперь не решится отдать корпус войск морским державам, из опасения враждебных действий со стороны короля прусского 446
    • 168. 14 деккабря 1745 г., из Петербурга. В Петербург прибыл представитель германо-римского императора Бредлах, но еще неизвестно, каким он будет облечен званием и какие возложены на него поручения. Бестужев предлагал де-Дие, не пожелает ли голландская республика взять на свое иждивение 30000 русского вспомогательного войска. Де-Дие отвечал, что без согласия английского короля республика никогда на это не согласится, но, видя нерасположение русского двора к Англии из-за ганноверской конвенции, де-Дие заметил, что удобнее дело это уладить между русским и венским дворами, с тем, чтобы морским державам предложено было сообща взять на свое иждивение корпус русских войск для поддержки дома австрийского и общего дела. Гиндфорд надеется, что этот план может быть осуществлен 447
    • 169. 17 декабря 1745 г., из Петербурга. Письмо английского короля на имя Императрицы о рождении сына у принцессы валлийской, Гиндфорд надеется вскоре передать по назначению. Ответ на письмо, адресованное лично ему, Гиндфорду, он отправит со следующей почтой. Но он заранее уверен, что отказ морских держав принять корпус русских войск на свое иждивение, может отозваться дурными последствиями на дальнейший ход дела 448
    • 170. 20 декабря 1745 г., из Петербурга. Гиндфорд, в ответ на полученные им от лорда Гаррингтона разъяснения по поводу ганноверской конвенции, сообщает, что, по мнению Императрицы, король прусский совершенно утратил право на гарантию Силезии. По мнению Гиндфорда, гарантия эта действительно была слаба и совершенно условна. Такое мнение, по его словам, подтверждается, во-первых, письмом Вейча, а во-вторых, известиями, полученными из Берлина и Дрездена, будто король прусский прибавил к ганноверской конвенции новую статью, которою домогается, чтобы Императрица вновь гарантировала ему владение Силезией. Но Бестужев уверяет, что при существующих отношениях между королем прусским и Императрицей, ее нельзя склонить ни на гарантию Силезии, ни на признание ганноверской конвенции. Австрия и Саксония не могут присоединиться к этой конвенции. Франция же воспользуется ею как орудием для разъединения союзников по варшавскому договору. Гиндфорд признает свое положение при настоящих обстоятельствах очень затруднительным, так как трудно ожидать, чтобы русский двор признался в своих промахах и ошибках, вывавших заключение ганноверской конвенции. Указывается на контрпроект Воронцова по этим вопросам и на нерешимость канцлера, допустившую его, Бестужева, до участия в этом контрпроекте. Примирить Императрицу с морскими державами теперь вряд ли удастся, следовательно, значение Франции и Пруссии должно возродиться. В случае же неприязненных действий этих держав против германо-римского императора, который не в состоянии будет противостоять им, Россия будет держаться нейтралитета и даже постарается помириться с Францией и Пруссией. Императрица, впрочем, все еще во враждебном настроении против Франции и Пруссии и будь ее финансы в лучшем положении, она теперь же завладела бы Пруссией. Гиндфорд высказывает свои соображения о выгодах для Англии или потребовать от России 12-тысячный вспомогательный корпус, в случае, если ганноверская конвенция не состоится, или если французские войска вторгнутся в ганноверские владения, или же вместе с Голландией взять на свое иждивение 30 тысяч русских войск для действий против Франции. Бестужев настоятельно просил Гиндфорда сообщить своему правительству, что Императрица, поставленная в необходимость, ради собственной безопасности и ради помощи королю польскому - ослабить силы короля прусского, готова принять на себя всю тяжесть войны, но при недостатке собственных средств, она просит морские державы выплатить ей немедленно 6000000: вместо 30000 человек она двинет в Германию 100000 и одной кампанией окончит войну. По желанию канцлера Гиндфорд сообщил об этом голландскому послу. Завтра вновь соберется великий совет 449
    • 171. 24 декабря 1745 г., из Петербурга. В Петербурга каждый день ожидается известие о заключении Саксонией сепаратного мира с королем прусским. Венский же двор заявил о своем решении не заключать мира без согласия Императрицы. Военные приготовления в России внушают Гиндфорду уверенность, что Императрица не допустит осуществления ганноверской конвенции, хотя бы Саксония и вынуждена была на сепаратный мир. Договор свой с венским двором она признает существующим. Отношения между венским и русским дворами самые дружественные. Канцлер опять возобновил предложение Императрицы выставить 30000 человек, прибавив, что если корпус этот будет принят на иждивение морских держав. Россия выставит еще 40000 человек на собственный счет. Решение великого совета держится в глубокой тайне. О военных приготовлениях 456
    • 172. 31 декабря 1745 г., из Петербурга. Гиндфорд имел аудиенцию у Императрицы и известил о рождении у принцессы валлийской четвертого сына. Заключение саксонским и венским дворами мира с королем прусским встревожило русский двор. Императрица предложила представителю Австрии возобновить австро-русский договор. Бредлах не решается взять на себя ответственность в этом деле без особых приказаний. В России приготовления к войне продолжаются 458
  • Приложения.
    • I.
      • №1. Письмо представителя Великобритании в Константинополь Стэнгопа Аспинваля лорду Гиндфорду, 3 февраля 1745 г. Порта обратилась к представителям иностранных держав, кроме лишь Испании и Дании, с предложением своего посредничества для восстановления европейского мира. Шведский посланник, который вместе с представителем Франции подстрекал Порту на этот поступок, высказал предположение, не предпринимается ли эта мера единственно ввиду упадка торговли и дороговизны сукна вследствие войны, а также ввиду общего неудовольствия дороговизной цен на все европейские товары. Аспинваль, напротив, уверен, что таких побуждений у Порты не могло быть, и что в этом случае она действует под влиянием Швеции и Бонневаля. Тот же представитель Швеции уверяет Порту в могуществе короля прусского и в его дружественном отношении к Швеции, и что только благодаря королю прусскому, России не удастся приобресть господствующего значения в Польше. Аспинваль полагает, что шведский представитель руководствуется в этих действиях полномочиями со стороны прусского короля, добивающегося союза с Портой. Аспинваль не сомневается, что цель настоящей интриги - смутить воюющие стороны и внушить опасения, что в случае отказа европейских дворов на подобное предложение Порта может решиться на войну с королевй венгерской, чтобы вызвать диверсию английских войск, которая будет выгодна для Франции. Турция, хотя и занята войной с Персией, но все-таки может располагать 10-15 тысячами войска для ложного движения к Темешвару, где войска королевы венгерской немного 462
      • №2. Копия с письма Джона Эльтона к лорду Тироули, 7 февраля 1744 - 1745 г., из Гиляни. На сделанное Эльтону предложение главных участников Российской компании возвратиться в Лондон, он не может дать решительного ответа до тех пор, пока не получит разрешения на это персидского шаха, с которым он хотя и не связан никакими обязательствами, но из чувства признательности за все оказанные ему милости не может уехать без его согласия. Впрочем, он очень сомневается, чтобы такое согласие последовало. Как на другую причину своей нерешительности, Эльтон указывает на неопределенность обещаний ему от компании, на тот случай, если бы он покинул Персию, и просит лорда Тироули предложить компании выскзаться полнее. В заключение Эльтон спрашивает, не прзинает ли компания более целесообразным устроить свои дела сообразно с планом, приланным ему, Эльтону, из Лондона 468
      • №3. Копия с проекта о прекращении несогласий в Персии и об учреждении там одной генеральной конторы. Главные основания этого проекта следющие: 1) Джемс Броун имеет выехать из Персии. 2) Новая контора должна состоять из трех членов и прибыль ее разделена на 24 доли: из них Эльтону и новому члену по 9/24 и Ван-Мирону 6/24. 3) До тех пор, пока не будет отменен указ Императрицы Российской, запрещающий отправку из России товаров, адресованных Эльтону, товары эти должны отправляться на имя Ганвея и Ван-Мирона; если же Ганвея в то время не будет в Персии, - то на имя Бритайна и Ван-Мирона, которым поручается ведение торговых дел, но под ответственностью Эльтона. Пока новый член не прибудет в Персию, комиссия по куплям и продажам должна делиться на 3 доли, из коих Эльтон получает 2/3 и из этой доли вознаграждает Ганвея или его заместителя. 4) Эльтон должен стараться о развитии компании, а компания через лорда Тироули примет все меры добиться отмены указа и, в случае успеха, будет настаивать, дабы Эльтону было дано звание великобританского консула в Персии, с соответственным вознаграждением от правительства. 5) Персидская контора должна известить, достаточно ли для нее вынешней комиссии в 3% и если недостаточно, насколько следует ее увеличить. 6) Служащим в конторе европейцам желательно уделять, поочередно долю прибылей конторы. 7) Для развития персидской торговли откладывать 1/2% со всех привозимых в Персию и вывозимых оттуда товаров. 8) Если Джемс Броун добровольно согласится выехать из Персии, передав все дела главной конторе, следует выплатить ему известную сумму. 9) Дж. Томпсон остается агентом в Астрахани. Корабли будут продолжать свои рейсы из Астрахани в Персию и обратно. Проект этот одобрен друзьями Эльтона 471
      • №4. Копия с письма Джона Эльтона Комитету Российской компании, 7 февраля 1744 - 5 г., из Гиляни. Полученный Эльтоном из Лондона проект приведения в порядок британско-гилянских дел он одобряет не только потому, что проект этот прямо клонится в его пользу, но и потому, что упрочить торговые дела в Персии можно, по его мнению, только мерами, в этом проекте предложенными, на что он и указывает компании. Относительно взводимого на него обвинения в том, что постройкой ластовых судов для шаха он навлек на себя неудовольствие Императрицы всероссийской, Эльтон объясняет, что иначе он поступить не мог, так как постройкой нескольких ластовых судов он исполнил только желание шаха, без милостивого расположения которого торговые дела были бы неминуемо расстроены. Кроме того, он не думал вызвать этим неудовольствие России, особенно ввиду существующего англо-русского торгового договора. Поэтому он не считает себя виновным в тех затруднениях, которые являются со стороны России в торговых делах компании, а видит в этом результат интриг другой британской компании, работающей в Персии и старающейся взять в свои руки всю торговлю 475
      • №5. Копия с письма Джона Эльтона Комитету Российской компании 7 февраля 1744 - 5 г., из Гиляни. Эльтон выражает благодарность компани за заступничество за него перед русским двором, но прибавляет, что в качестве англичанина он не признает за собой ответственности перед Императрицей всероссийской за свое поведение в Персии; объявляет о своем намерении вместе со своими друзьями попытаться вести торговые дела помимо России и в заключение, отказывается от принятия каких-либо предложений компании, если они будут обусловлены его возвращением в Англию 483
      • №6. Копия с письма лорда Гиндфорда к британскому поверенному в делах в Константинополе, Стэнгопу Аспинвалю, 8 апреля 1745 г., из Петербурга. Гиндфорд благодарит Аспинваля за письмо и просит время от времени сообщать ему об интригах представителей и сторонников Франции, Швеции и Пруссии при Порте, цель которых - дать повод Порте к разрыву с королевой венгерской. Представляет свои соображения о торговле Франции и Англии в Леванте. Сообщает о попытке короля пруссккого искать посредничества Императрицы всероссийской, дает свои объяснения по этому поводу и высказывает свое мнение, что король английский откажется от предлагаемого Портой посредничества и примет только посредничество России 486
      • №7. Копия с письма лорда Гиндфорд графу Гаррингтону, 7 мая 1745 г., из Петербурга. Ответ на ноту русских министров по поводу присоединения Императрицы к варшавскому договору представители договаривающихся сторон дадут при первой возможности. Так как Императрица в настоящее время усердно занимается делами, то Гиндфорд надеется, что она легко поймет выгоды для России от присоединения к варшавскому трактату. Относительно обид, на которые жалуются великобританские подданные, торгующие в России, Гиндфорд письменно сообщил канцлеру и вице-канцлеру 491
      • №8. Копия с письма Стэнгопа Аспинваля к лорду Гиндфорду, 22 мая 1745 г., из Константинополя. Турция была вызвана к предложению своего посредничества европейским государствам не одними внушениями Франции. Просьба о посредничестве была также и со стороны венского двора, как слышал Аспинваль от лица, заслуживающего доверия. То же лицо сообщило Аспинвалю о письме, полученном несколько ранее Портой от короля французского, в котором король в самых настойчивых выражениях просит Порту о посредничестве или добрых услугах. Просьба короля французского объясняется тем, что это посредничество клонится только в пользу Франции против Англии. По сообщению русского посланника, враги России вновь старались внушить Порте подозрение против России по поводу передвижения русских войск 493
      • №9. Письмо лорда Гиндфорда к Стэнгопу Аспинвалю в Константинополь из Петербурга, 31 июля 1745 г. Лорд Гиндфорд уверяет Аспинваля, что все слышанное им относительно просьбы о посредничестве, с которой будто бы венский двор обратился к Порте, лишено всякого основания и советует ему быть осторожным и не доверяться подобным сообщениям. В течение многих лет французы возбуждали Порту не только против королвы венгерской, но и против России, но турки решителььно действовать не могут, так как они вовлечены в тяжкую войну с Персией 496
      • №10. Копия с письма Стэнгопа Аспинваля к лорду Гиндфорду из Константинополя, 10 декабря 1745 г., Персидкие предложения не приняты Портой, и война возобновилась 498
    • II.
      • №1. 19 сентября 1745 г. созван был совет, в летнем доме Императрицы, для обсуждения вопроса о том: надлежит ли допускать дальнейшее усиление короля прусского и не должно ли при настоящих обстоятельствах оказать помощь курфюрсту саксонскому. Пред обсуждением этого вопроса были заслушаны трактаты: 1) бреславльский, 2) союзный и оборонительный между русским и саксонским дворами, 3) такой же договор между русским и саксонским дворами, 4) франкфуртский договор, 5) варшавский - между венским, саксонским, английским и голландским дворами, а также были заслушаны другие дела, касающиеся происшедшего разрыва между прусским и саксонским дворами. В заседании присутствовала, около получаса, Императрица. Слушание этих дел продолжалось и на следующий день. В конце этого второго заседания прочитаны были мнения графа Воронцова, от 11 сентября 1744 г. и 19 августа 1745 г., и гр. Бестужева, от 13 сентября 1745 г., относительно положения европейских дел. Затем каждый член совета написал и подал свое мнение 500
      • №2. Копия с мнения, которое государственный вице-канцлер подал Императрице в Киев, 11 сентября 1744 года. Опасение короля прусского потерять Шлезвиг, по мнению Воронцова, было только поводом для объявления войны. Причины же объявления войны Воронцов видит в желании короля прусского привести в упадок дом австрийский и насчет владений этого дома увеличить свое могущество, а затем завести польскую конфедерацию и низвергнуть с престола короля польского. Необходимо поэтому помешать замыслам короля польского. Необходимо поэтому помешать замыслам короля прусского теперь же, пока еще можно надеяться на помощь старых союзников России: Англии, Голландии, королевы венгерской и настоящего короля польского. Для этого, по мнению Воронцова, надо: 1) выставить на границу Лифляндии и Польши значительный корпус войск, 2) вступить в соглашение с союзниками, но на таких условиях, чтобы, в случае упорства короля прусского, России не пришлось принять на одну себя всю тягость войны и 3) о таком намерении Императрицы объявсть королю польскому и магнатам с приглашением их содействовать Императрице в этом деле. С мнением Воронцова согласились: Бестужев, Юрьев, Веселовский и Неплюев 505
      • №3. Копия с письмо от вице-канцлера к канцлеру из лагеря у Днепра, под Киевом, от 12 сентября 1744 года. Императрица уезжает обратно в Москву 13 числа. Воронцов, по высочайшему повелению, объявил гр. Флеммингу, что требование короля польского будет рассмотрено по возвращении Императрицы в Москву, а в настоящее время Флемминг может ообнадежить своего государя, что Императрица останется верной и истинной его союзницей и когда будет нужно, окажет ему помощь. Флеммингу пожаловала золотая с бриллиантами табакерка да "один сорок соболей, ценой в восемьсот рублей, а ноходящемуся при нем секретарю, медаль в 50 червонных, золотая" 509
      • №4. Мнение вице-канцлера гр. Воронцова. от 19 августа 1745 г., по поводу требования курфюрстом саксонским 12-тысячного вспомогательного корпусса. Гр. Воронцов не находит возможным отправить в Саксонию 12-тысячный корпус, по следующим причинам: 1) отправка корпуса будет иметь вид неприятельских действий против короля прусского со стороны России, которая состоит с ним в союзе; 2) в том случае, если этот корпус не в силах будет остановить враждебных действий короля прусского против Саксонии, Россия легко может быть вовлечена в войну, результат которой трудно предвидеть; 3) проход войск в Саксонию может быть только через Польшу или через прусские владения. В том и в другом случае это представляется невозможным: поляки будут жаловаться на произвол со стороны России и на разорение их земли, чем легко могут воспользоваться Франция и Пруссия, для низвержения нынешнего короля польского; через прусские же владения идти можно только силой, что будет сочтено за нарушение мира и вызовет сопротивление; 4) если бы отправка корпуса и удалась, то для охранения собственных границ необходимо укомплектовать и привести в готовность всю русскую армию; для чего потребуется новый набор рекрут и значительная сумма денег. Но чтобы избежать нарекания в неисполнении обязательств, принятых на себя Россией по отношению к курфюрсту саксонскому, вместо посылки войск лучше выплачивать по 450 тысяч рублей в год, обусловленных 3 параграфом сепаратного договора. Всего же бы лучше было, по мнению Воронцова, умиротворить короля прусского и курфюрста саксонского путем переговоров; в противном же случае отказаться от подания помощи (в "Архиве" кн. Воронцова, кн. II, стр. 94 не сказано, что это мнение принадлежит М.И. Воронцову) 510
      • №5. Мнеение канцлера Бестужева, поданное Императрице 13 сентября 1745 года. Прежде разрешения вопроса о том, ому из двух союзников России надо оказать помощь: королю прусскому или курфюрсту саксонскому, Бестужев останавливается на рассмотрении союзов, заключенных Россией с Англией, Пруссией и курфюрстом саксонским. Союз с Великобритенией самый древний, основан не только на взаимном оказании помощи против Швеции, Дании, Пруссии и Польши, но также касается торговых сношений, которые приносят значительную выгоду России. Поэтому еще Император Петр I дорожил союзом с Англией. Такое значение этого союза, по мнению Бестужева, остается в силе и в настоящее время. Второй союз с королем прусским, возобновленный Императрицей Елизаветой Петровной главным образом для того, чтобы успешнее вести войну против Швеции, отчасти потерял значение, с тех пор, как король прусский выдал свою сестру замуж за наследника шведского престола. Важность значения третьего союза, - с королем польским, как курфюрстом саксонским, по мнению Бестужева, заключается не только в обеспечении взаимной безопасности от Пруссии и Швеции, но и в том значении курфюрста саксонского, каким он пользуется в германских делах в качестве викария германо-римской Империи. Император Петр I также придавал значение этому союзу из желания видеть на польском престоле короля из дома саксонского, для совместных действий. Существованию этих союзов Россия, по мнению Бестужева, обязана своим настоящим спокойствием, при общей войне в Европе и Азии; тем не менее, ввиду усиливающегося значения короля прусского и нарушения им всех своих обязательств, особенно по отношению к полькому королю и России, а также для ограждения собственных интересов Императрицы, Бестужев пространно доказывает, что на основании существующих трактатов, необходимо выполнить обязательста по отношению к союзникам России - Англии и курфюрсту саксонскому, отправкой на помощь им 12-тысячных корпусов. Что касается затруднений в проходе войск через Пруссию или Польшу, то, по мнению Бестужева, можно воспользоваться примером Петра I, в 1711 году, т.е. провести войска через владения короля прусского, не дожидаясь на то его согласия; жалобы же поляков не будут иметь в этом случае никаких последствий. В заключение Бестужев указывает на выгоду воспользоваться предложением морских держав об уплате 2000000 гульденов за вспомогательный корпус 514
      • №6. Приложения к мнению канцлера гр. Бестужева, поданного Императрице 13 сентября 1745 г.:
      • А. Выписка из письма канцлера гр. Бестужева к вице-канцлеру гр. Воронцову, отправленного из Москвы в Киев 11 августа 1744 г. Рассматривая политику и действия короля прусского, гр. Бестужев находит необходимым, для противодействия честолюбивым замыслам короля прусского, в особенности ввиду его нового союза со Швецией, выполнить обязательства Императрицы к своим старым и естественным союзникам: морским державам (союз с которыми строго соблюдал и Император Петр I), королем польским, в качестве курфюрста саксонского, и королевой венгерской, которые по положению своих земель всегда будут иметь влияние на политику России 530
      • Б. Выписка из донесений графов М. Бестужева-Рюмина и Кейзерлинга из Гродно, 4 - 15 октября 1744 г. В то время, как королевско-польский двор заботится об увеличении войск, о признании за Императрицей Елизаветой Петровной Императорского титула и о возобновлении союза с Россией, римско-императорский и прусский дворы стараются произвести смуты в республике. Для этого пользуются недовольством сендомирского воеводы Тарло и предлагают ему полькую корону, или, в случае его несогласия, обещают возвести вторично на королевский престол Станислава, но с тем, чтобы он, Тарло, образовал конфедерацию и не слушался нынешнего короля. На образование же конфедерации в Волыни чигиринский воевода Яблоновский ждет денег из Франции. Все эти меры клонятся к тому, чтобы иметь на польском престоле короля, вполне от них зависимого и именем которого можно было бы восстановить прежние трактаты между Францией, Швецией и Оттоманской Портой 535
      • №7. мнение генерал-фельдмаршала князя Долгорукова. По мнению кн. Долгорукова, необходимо положить предел возрастающему могуществу короля прусского и оказать помощь курфюрсту саксонскому, согласно заключенному с ним трактату. Для этого следует: 1) предупредить короля прусского о таком решении и 2) двинуть из Лифляндии четыре или пять полков в Курляндию, а в Лифляндии образовать корпус из других двадцати или тридцати полков. Если же и после того король прусский не прекратит враждебных действий против курфюрста саксонского, то весной отдать приказ к выступлению войскам в прусские земли 537
      • №8. Мнение генерал-фельдмаршала гр. Ласси. Гр. Ласси, признавая необходимым оказать помощь курфюрсту саксонскому, не находит, однако, возможным, за поздним временем года, отправить войска через Польшу; для диверсии же против короля прусского предлагает отправить из Лифляндии четыре или пять полков в Курлфндию, расположив их от Митавы до Либавы по конфискованным землям герцога курляндского, чтобы не отягощать шляхетство. На меесто выведенных из Лифляндии войск, отправить туда такое же число войск из Ревеля. Отправить указы всем войскам быть наготове к выступлению. Вместе с тем сделать еще раз внушительное предсталение королю прусскому воздержаться от неприязненных действий против Саксонии. Такими мерами, по мнению гр. Ласси, можно достичь примирения между королями прусским и польским 539
      • №9. Мнение канцлера гр. Бестужева-Рюмина. Граф Бестужев ссылается на свое мнение от 13 сентября 1744 года и на обещание Императрицы, данное гр. Флеммингу - быть всегда верной и истинной союзницей ккоролю польскому; способ же оказания помощи курфюрсту саксонскому он предоставляет соизволению Императрицы 540
      • №10. Мнение генерала гр. Ушакова. Для оказания помощи королю польскому недостаточно отправить обусловленный договором двенадцатитысячный корпус, так как силы короля прусского значительно превосходят силы курфюрста. Поэтому Ушаков считает необходимым иметь в готовности на границе Пруссии еще такой же корпус регулярных войск; а к весне выставить до 10000 человек нерегулярного войска и на случай надобности держать в готовности другие войска 541
      • №11. Мнение обер-шталмейстера кн. Куракина. Кн. Куракин признает необходимым немедленно послать в помощь курфюрсту саксонскому согласно заключенному с ним договору, 12-тысячный корпус, а если этот корпус окажется недостаточным, более сильную армию. В остальном соглашется с мнениями канцлера и вице-канцлера 542
      • №12. Мнение гр. Румянцева. Гр. Румянцев, хотя и видит некоторые затруднения в деле оказания помощи курфюрсту саксонскому, но помощь ему, в нынешнем бедственном его положении, считает неизбежной, как для выполнения союзного трактата, так и из опасения усиливающегося могущества короля прусского. Способ оказания помощи он предоставляет соизволению Императрицы, но полагает, что диверсия против короля прусского остановила бы его от дальнейших замыслов 543
      • №13. Мнение тайн. сов. барона Ивана Черкасова. По мнению Черкасова, необходимо оказать помощь курфюрсту саксонскому, к чему обязывает и союзный трактат и справедливость дела и интерес России того требует. О способе оказания этой помощи Черкасов ссылается на мнение вице-канцлера гр. Воронцова от 11 сентября 1744 гг. Помощь в 12000 человек он считает недостаточной по сравнению с силами короля прусского, и как на средство остановить замыслы короля указывает на необходимость диверсии и введения войск в Курляндию 544
      • №14. Мнение тайн. сов. Ивана Юрьева. Прежде чем отправлять в Саксонию вспомогательный корпус, неизлишне получить разрешение Речи Посполитой на пропуск через Польшу, и войти в соглашение относительно провианта и фуража, а также поставить в известность прусский двор о принятом Императрицей решении оказать помощь курфюрсту саксонскому. Двенадцати тысячный корпус признается недостаточным 546
      • №15. Мнение Исаака Веселовского. На усиление короля прусского Россия не должна смотреть равнодушно. Что касается помощи курфюрсту саксонскому, то во избежание затруднений при проходе русских войск через Польшу, по мнению Веселовского, необходимо, чтобы курфюрст саксонский склонил, если не всю речь посполитую, то, по крайней мере, нескольких магнатов, обратиться к Императрице с формальной просьбой о помощи их королю и заготовить все необходимое для содержания войск; 12-тысячный вспомогательный корпус признается недостаточным для того, чтобы остановить короля прусского от нападения на Саксонию. В этом случае несомненную пользу принесло бы вступление русских войск в прусские земли, но без формального объявления войны этого сделать невозможно. Поэтому Веселовский полагает: для устрашения короля прусского двинуть несколько полков в Курляндию и в то же время путем переговоров, совместно с королем Великобритании и Генеральными Штатами, стараться достигнуть соглашения между саксонским и прусским дворами 547
      • №16. Мнение Андриана Неплюева. Подробно рассмотреть причины неудовольствий, возникших между королем прусским и курфюрстом саксонским, и изложив о происходившем на сейме в Гродно, Неплюев приходит к заключению, что в интересах России хотя и следует приостановить усиление короля прусского, но действовать в этом случае надо очень осмотрительно, чтобы не быть вовлеченным в тяжкую войну. Что касается 12-тысячного корпуса, предназначенного в помощь курфюрсту саксонскому, то за поздним временем года его можно отправить только весной; теперь же необходимо войти в подробное соглашение с дрезденским двором относительно содержания и прохода войск через польские владения. Диверсию русских войск против прусских владений, о чем хлопочет Петцольд, - Неплюев признает нежелательной, так как это явно поведет в войне с королем прусским. Для того же, чтобы удержать короля прусского от нападения на Саксонию, по мнению Неплюева, следует: 1) двинуть к Риге корпус войск; 2) вновь сделать увещание королю прусскому; 3) настоять, чтобы такая же декларация была сделана и со стороны морских держав; 4) посоветовать Саксонии обратиться с декларацией к королю прусскому о том, что саксонские вспомогатлеьные войска не будут более действовать против его владений и 5) приступить к варшавскому трактату 549
      • №17. 3 октября 1745 г., в присутствии Императрицы, состоялось заседание совета. Выслушав мнения, представленные членами совета не допускать усиления короля прусского, а курфюрсту саксонскому, по трактату помощь подать, а также письмо Мардефельда и промеморию, которой король прусский просит о помощи против Саксонии, Императрица приказала: 1) отправить из Лифляндии в Курлфндию такое число полков, какое можно разместить там по квартирам; 2) немедленно послать в Курляндию курьера для получения необходимых сведений о секвестированных маетностях и о числе дворов, где можно разместить войска; 3) вместо выступающих в Курляндию полков, подвинуть в Лифляндию и Эстляндию другие полка; 4) подтвердить состоявшиеся в прошлом году указы о приготовлении к походу всех полков и артиллерию; 5) для идущих в Курляндию полков заготовлять хлеб и запретить вывоз его за границу; 6) обо всем этом поставить в известность короля польского и 7) сделать представление королю прусскому, чтобы удержать его от нападения на Саксонию. Относительно выбора лица, которому можно поручить командование войсками в Курляндии, Императрица обратилась за советом к генерал-фельдмаршалу гр. Ласси 555
      • №18. Указ Императрицы Елизаветы Петровны от 3 октября 1745 г. об исполнении 1, 2, 4 и 5 пунктов определения совета 3 октября 1745 г. 558
      • №19. Заседания Совета 21, 23 и 24 декабря 1745 г., в Зимнем дворцу. В начале заседания 21 декабря был прочитан высочайший указ от 20 декабря о том, что король пруссий, несмотря на все представления Императрицы, вторгся в саксонские владения, завладел некоторыми городами, взял столицу и держит в ней, в качестве военнопленных, принцев королевской фамилии; ввиду каковых обстоятельств высочайше повелено: рассмотреть и обсудить все документы, относящиеся к этому вопросу и высказать мнение: какие надлежит принять меры для возвращения королю польскому наследной его земли и удержания его на престоле, а также для ограждения собственной безопасности от усиления прусского короля. По выслушании этого указа членами совета была подписана особая присяга о сохранении тайны совещаний. Затем вновь рассмотрены все документы и дела, относящиеся к обсуждаемому вопросу. Заседание 23 декабря было посвящено чтению грамоты польского короля от 9 декабря 1745 г. и рассуждениям по поводу прочитанных в предыдущем заседании документов. В конце заседания было приступлено к записыванию по пунктам единогласно постановленного мнения членов совета. 24 декабря мнение членов совета было совсем изготовлено, ими подписано и через барона Черкасова представлено Императрице на высочайшее утверждение. 25 декабря члены совета вновь собрались во дворце и Императрица, явившись в собрание, утвердила мнение, подписанное 24 числа 558
      • Копия с протокола 1745 г. Протокол составлен и подписан 10 членами 24 декабря, высочайше апробован и подписан Императрицей 25, а отдан к исполнению 26 декабря. В 11 пунктах этого протокола указываются способы приведения в готовность русских войск, корабельного и галерного флотов, а также для изыскания денежных средств, необходимых для военных приготовлений России 560
      • №20. Реестр документам, слушанным в собрании совета 21 и 23 декабря 1745 года 566
      • №21. Объявленное через бар. Черкасова 30 декабря 1745 г. гр. Бестужеву высочайшее повеление 1) вступить в переговоры с германо-римским и датским послами о восстановлении прежних союзов и 2) для дальнейшего обсуждения вопроса о вооружениях, собрать вновь совет после праздника Нового года 568
  • Алфавитный указатель личных имен 570
  • Читать книгу
    Читать книгу
    Оглавление

    Скачать

    Скачать с Torrent

    Сборник Русского исторического общества. Том сто первый

    Оригинальное название: Сборникъ Русскаго историческаго общества. Томъ сто первый

    Издательство: Тип. Императорской Академии Наук

    Место издания: СПб.

    Год издания: 1898

    Количество страниц: 600 с.

    Рубрики: Журнальный зал

    Сборники Русского исторического общества (РИО) – крупнейшая серийная публикация источников по истории России XVIII–XIX веков. За пятьдесят лет существования Общества (1866–1916) было выпущено 148 томов Сборника.

    Тематика опубликованных в Сборнике материалов обширна и включает в себя документы, относящиеся как к внутренней, так и внешней политике государства. Среди них можно выделить шесть крупных серий: «Материалы по истории Екатерининской комиссии для сочинения проекта нового Уложения 1767 г.», «Бумаги Екатерины II», «Материалы для истории высших государственных учреждений России в XVIII в.», «Материалы для политической и бытовой истории в 1812 г.», «Дипломатическая переписка иностранных послов и посланников при русском дворе», «Памятники дипломатических отношений древней России с державами иностранными», включающие документы XV–XVII веков, перешедшие в РИО от Второго отделения императорской канцелярии. Помимо этих серий в Сборнике публиковались личные бумаги Петра I, Петра II, Екатерины I, Александра I, Николая I, Александра II, а также документы, связанные с деятельностью видных государственных сановников.

    В Сборнике выходили отчёты о годичных собраниях РИО. Во время подготовки издания Русского биографического словаря в томах 60 и 62 был помещён Азбучный указатель имён русских деятелей для словаря.

    Основная работа по подготовке издания Сборника лежала на ответственных секретарях РИО. Первым таким секретарём стал один из наиболее деятельных организаторов Общества А. А. Половцев.

    В разное время в работе Общества принимали участие крупные историки: С. М. Соловьёв, В. О. Ключевский, Н. И. Костомаров, Н. Ф. Дубровин, П. П. Пекарский, В. И. Сергеевич, Я. К. Грот, А. Н. Филиппов, И. Е. Забелин, А. Н. Пыпин, С. Ф. Платонов, В. С. Иконников, Н. Д. Чечулин, А. Н. Попов.

    Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
    Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
    Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
    О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
    Проект «РУНИВЕРС» реализуется
    при поддержке компании Транснефть.