Краткая библиографическая справка


Лавров Петр Лаврович

I
философ позитивистического направления, русский эмигрант. Род. в 1823 г., окончил курс в артиллерийском училище, был преподавателем математики, помощником редактора "Артиллерийского Журнала", в 1861-64 г. редактором выходившего тогда "Энциклопед. Словаря", негласным редактором "Заграничного Вестника". В конце шестидесятых годов Л. подвергся административной ссылке и бежал за границу, где редактировал социалистические издания на русском языке. Помимо множества статей по философии, педагогии, антропологии, истории, литературе, политической экономии, помещенных в разных журналах и газетах, Л. издал отдельно: "Очерки вопросов практической философии" (СПб., 1860); "Три беседы о современном значении философии" (СПб., 1861); "Очерк истории физико—математических наук" (вып. 1, СПб., 1866; в "Мор. Сборнике" 1865-66 г. напечатано гораздо больше, чем в отдельном издании); "Исторические письма" (СПб., 1870); "Опыт истории мысли" (вып. 1, СПб., 1874); "L'idée du progrès dans l'anthropologie" (П., 1873); "Опыт истории мысли нового времени" (т. I, Женева, 1888 и сл.); "Государственный элемент в будущем обществе" (Л., 1876). Л. называет свое учение антропологизмом и видит элементы его у Протагора, древних скептиков, сенсуалистов, Конта и особенно у Фейербаха. Философская мысль есть специально мысль объединяющая, теоретически-творческая. Она черпает весь свой материал из знания, верования и практических побуждений, но вносит во все эти элементы требование единства и последовательности. Всякое мышление и действие предполагает, с одной стороны, мир, как он есть, с законом причинности, связывающим явления, с другой — возможность постановки вами целей и выбора средств по критериям приятнейшего, полезнейшего, должного. Но то и другое существует не само по себе, а для нас; следовательно, исходной точкой философского построения является человек, проверяющий себя теоретически и практически и развивающийся в общежитии. Антропологизм допускает три здоровые области зрелого теоретического мышления: знание, свободное сознательное творчество искусства, критически-объединяющее творчество философское. Нравственность не прирождена человеку: далеко не все вырабатывают себе нравственные побуждения, точно так же как далеко не все доходят до научного мышления. Прирождено человеку лишь стремление к наслаждению; развитой человек вырабатывает наслаждение нравственной жизнью и ставит его на высшую ступень в иерархии наслаждений. Большинство останавливается на способности расчета пользы. Нравственная жизнь начинается в элементарной форме выработкой представления о личном достоинстве и стремлением воплотить его в жизни; она получает прочную основу, когда человек сознает, что процессу этой жизни присуще развитие, вырабатывает в себе способность наслаждения собственным развитием и потребность развиваться. По самой сущности этого процесса с ним нераздельна критика. Дальнейшим признаком нравственного убеждения является требование нравственности общественной, заключающейся в укреплении и расширении общественной солидарности. Отсюда признание за другими личностями человеческого достоинства и требование поступать с ними сообразно их достоинству. Вся этика исчерпывается основными понятиями достоинства, развития, критического убеждения и справедливости. Для развитого человека они так же определенны и обязательны, как понятия геометрии. Социология исследует формы проявления, стремления и ослабления солидарности между сознательными органическими особями и потому охватывает, с одной стороны, все животные общества, в которых особи выработали в себе некоторую степень индивидуального сознания, с другой — не только существующие уже формы человеческого общежития, но и те общественные идеалы, в которых человек надеется осуществить более солидарное, а вместе и более справедливое общежитие, и те практические задачи, которые вытекают из стремления осуществить эти идеалы. Прогрессом Л. считает одновременное усиление сознательных процессов в особи и солидарности в обществе. Прогрессивное движение прочно лишь тогда, когда интересы большинства совпадают с убеждениями наиболее развитого меньшинства. История, как процесс, есть процесс развития, обусловленный положительным или отрицательным проявлением прогресса. История, как наука, есть отыскание закона последовательности в развитии индивидуального сознания и в фазисах солидарности между личностями. Главная ее задача — отделение для каждой эпохи, в области сознания и солидарности, характеристических черт от переживаний старого и от зародышевых состояний нового. О Л. см. Антонович, "Два типа современных философов" ("Совр." 1861, 4), Д. Писарев. "Схоластика XIX в." ("Рус. Сл." 1861, 5); H. Шелгунов, "Историческая сила критической личности" ("Дело", 1870, 11); П. Щебальский, в "Русском Вестнике" (1871, 2); A.A. Козлов, в "Знании" (1871, 3); С. Южаков, "Субъективный метод в социологии" ("Знание", 1873,10); П. Никитин (Ткачев), "Роль мысли в истории" ("Дело", 1875, 9 и 12); В. А. Попов, "О самозарождении организмов" ("Прав. Собес." 1877, 5); В. К., "Позитивизм в русской литературе" ("Рус. Бог." 1889, 4-6); H. Г. Дебольский. "О высшем благе" (стр. 2-7, 26-51); J. Kolubowsky, "Philosophie in Russland" ("Zeitschr. f. Philos.", т. 103). 
 
II (дополнение к статье)
русский политический деятель, философ и публицист (дополнительная статья о той стороне деятельности Л., о которой ранее нельзя было писать по цензурным условиям). В 1866 г., после покушения Каракозова, Л. был арестован и предан военному суду. Непричастность его к Каракозовскому делу не подлежала ни малейшему сомнению; суд признал его виновным только в сочинении нескольких революционных стихотворений, в близости к людям преступного направления (Чернышевскому, Михайлову и др.) и в проведении вредных идей путем легальной печати. Л. был приговорен к увольнению со службы (в чине полковника) и ссылке в Кадников Вологодской губернии. Оттуда он сотрудничал в "Отечественных Записках" и "Неделе"; в последней им были напечатаны в 1868—69 гг. его знаменитые "Исторические Письма", подписанные псевдонимом: Миртов. В феврале 1870 г. Герман Лопатин организовал побег Л. из Кадникова. Л. поселился в Париже, где его застала осада города германскими войсками и коммуна; во время последней он сблизился со многими коммунарами, в особенности с Варленом. Из Парижа Л. отправился в Лондон, где познакомился с Марксом и Энгельсоном, с которыми сохранял дружеские отношения до их смерти. Там он вступил в международное общество рабочих. В 1872 г. делегаты от русских революционных кружков предложили Л. организовать издание русского заграничного журнала. Л. согласился, переехал в Цюрих и с 1873 по 1875 г. издал 3 тома непериодического издания "Вперед" (см. доп. ст.), при котором в 1875—77 гг. выходила двухнедельная газета под тем же названием. "Вперед" выступил с программой рабочего и в особенности крестьянского социализма, выставив своей задачей подготовление социальной революции. Программа была построена на признании двух родов борьбы, которую должен вести всякий мыслящий человек: "борьбы реального миросозерцания против миросозерцания богословского, науки против религии", и "борьбы труда против праздного пользования благами жизни, борьбы равноправности личности против монополии во всех ее формах и проявлениях, борьбы рабочего против классов, его эксплуатирующих, борьбы свободной ассоциации против обязательной государственности, короче говоря, борьбы за реализацию справедливейшего строя общества". Главным классом, на который рассчитывал "Вперед", был тем не менее не класс рабочий, а класс крестьянский; социализм журнала "Вперед" был вполне окрашен в крестьянский оттенок. Журнал, редактированный Л. (кроме последнего, 5-го тома), был органом революционного народничества, выразившегося в так называемом хождении в народ в 1870-х гг. Он вел борьбу не только с русским правительством, но и с анархизмом Бакунина. Л. не вполне разделял надежды тогдашних народников на революцию и ее торжество в скором времени, самое большее в 2 — 3 года, но все же был не очень далек от подобных верований. Вера в близость революции создала в России благоприятную почву для идеи Бакунина и Ткачева, находившей сильный отголосок даже в кругах народников (напр. у Мышкина), что живому человеку теперь поздно учиться, что он все свои силы должен посвятить активной деятельности, довольствуясь тем запасом знания, какой у него имеется, подобно тому как, находясь у постели умирающего, поздно отправляться в медицинскую школу, а нужно лечить на основании имеющихся знаний. Л., напротив, очень высоко ценил науку и знание и потому энергично боролся с этой идеей, требуя от молодежи ученья. Арест почти всех деятелей народнической фазы революционного движения в России (1874—5 гг.), за которым последовал ряд политических процессов (так называемый процесс 50-ти в Москве и 193-х в Петербурге 1877—78), нанес сильный удар народническому направлению, особенно в практической его деятельности, и последняя должна была изменить свой характер. Под влиянием событий в России произошло изменение и в политическом миросозерцании Л. Увлекаемый ходом революционной мысли в России, ни в каком случае не идя впереди ее, он в конце 1870-х гг. сделался, хотя и не безусловным и несколько колеблющимся, сторонником нового революционного направления, известного под именем народовольчества (см. Народная Воля). В 1882 г. Л. был одним из основателей в Париже "Красного Креста Народной Воли" (см.), за что был выслан из Франции; в 1883 г. он получил возможность вернуться в Париж, где и жил до самой смерти. С 1883 по 1886 гг. он был одним из редакторов непериодического издания: "Вестник Народной Воли". В 1892—96 гг. Л. принимал участие в издании " Материалов для истории русского социально-революционного движения", в которых поместил две статьи: "История социализма и русское движение" и "Народники 1873—78 гг.". Вообще Л. писал чрезвычайно много как в легальных, так и в нелегальных изданиях. Его псевдонимы в легальной литературе Миртов, Щукин, П. Кедров, П. Угрюмов, П. Крюков, С. Кошкин, П — ский и многие др. Библиографию его сочинений см. в "Вопросах психологии и философии" (1890), в "Материалах для истории философии в России" Я. Н. Колубовского и во "Введении в изучение социологии" Н. И. Кареева. Библиографии его нелегальных сочинений нет. Начиная с конца 1890-х гг. стали появляться также в России частью старые, частью новые работы Л., выходившие под разными псевдонимами. Так появились: С. С. Арнольди, "Задачи понимания истории. Проект введения в изучение эволюции человеческой мысли", издание М. Ковалевского (Москва, 1898); Арнольди, "Современные учения о нравственности и ее истории" (СПб., 1904); Арнольди, "I. Кому принадлежит будущее. II. Из рукописей 1890-х гг." (СПб., 1905); Доленга, "Важнейшие моменты в истории мысли" (М., 1903; несколько сокращенная по цензурным причинам перепечатка самого замечательного из философских сочинений Л., изданного за границей и оставшегося неоконченным: "Опыт истории мысли"); "Исторические письма" (издание редакции "Русское Богатство", СПб., 1905). Л. писал и на иностранных языках, преимущественно статьи о России. В первом томе "Jahrbuch für Sozialwissenschaft und Sozialpolitik, herausgegeben von Dr. Ludwig Richter" (Цюрих, 1879) ему принадлежит обозрение истории революционного движения в России. В "Neue Zeit" 1889 г. он напечатал биографию и характеристику своего друга Германа Лопатина. Умер Л. 25 января 1900 г. См. П. Н. Милюков, "П. Л. Л." (некролог, "Мир Божий", 1900, № 3); С. Ан-ский, "П. Л. Л." ("Русское Богатство", 1905, № 8); "Воспоминания педагога", В. Г. фон Бооля ("Русская Старина", 1904, № 9); "Страничка из воспоминаний", Лесевича, в сборнике "На Славном Посту"; Засодимский, "Страничка из литературных воспоминаний" ("Исторический Вестник", 1904, № 5); "Семидесятилетие П. Л. Л. Отчет о праздновании 14 июля 1893 г." (издание группы старых народовольцев, Женева, 1898); Кареев, "Теория личности П. Л. Л." ("Историческое Обозрение", 1901); М. Негрескул (дочь Л.), "Отрывки из воспоминаний" (о бегстве П. Л. Л. из Кадникова, "Сын Отечества", 1905, № 245); J. Halaida, "Peter Lawrow" ("Socialistische Monatshefte", 1900).

В. В—в.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

Лавров (Миртов) Петр Лаврович 

[2(14).6.1823, Мелехово, ныне Псковского района Псковской области, - 25.1(6.2).1900, Париж], теоретик русского революционного народничества, философ, публицист, социолог. Родился в помещичьей семье. В 1842 окончил Артиллерийское училище в Петербурге; в 1844-66 преподавал математику в военных учебных заведениях Петербурга. В 1858 получил звание полковника. С 1852 публиковал статьи по вопросам военной техники, естествознания; с 1857 начал публицистическую деятельность (антиправительственные стихотворения Л. печатались в герценском «Колоколе»). С конца 50-х гг. выступал со статьями по педагогике, философии, истории физико-математических наук. В 1861 Л. произнёс речь на студенческой сходке в университете, подписал публичные протесты против ареста М. Л. Михайлова, против реакционного проекта университетского устава, травли студентов в печати. В 1862 сблизился с Н. Г. Чернышевским, вступил в тайное революционное общество («Земля и воля». В 1863-66 был негласным редактором «Заграничного вестника». После выстрела Д. В. Каракозова в царя в 1866 арестован, предан военному суду и в 1867 сослан в Вологодскую губернию. Здесь Л. написал работу «Исторические письма». В феврале 1870 при содействии Г. А. Лопатина бежал из ссылки и в марте прибыл в Париж. Осенью 1870 по рекомендации одного из деятелей французского рабочего движения, Л. Варлена, вступил в 1-й Интернационал, участвовал в Парижской Коммуне 1871. По поручению Коммуны в мае 1871 выехал в Лондон, где сблизился с К. Марксом и Ф. Энгельсом. В 1873-76 редактор журнала и газеты «Вперёд!» (Цюрих, Лондон), ставших органами не только русского революционного, но и трибуной международного рабочего и социалистического движения. В 1877 Л. из Лондона переехал в Париж. Организовал (1878) русско-польский революционный кружок, установил связь с варшавским социалистическим подпольем, с русскими организациями «Чёрный передел» и «Народная воля» и принял на себя представительство последней за границей. Л. - один из инициаторов собраний (конец 1880 - начало 1881) различных фракций русской революционной эмиграции для обсуждения вопросов теории социализма и «практических действий русских социалистов в России», один из организаторов народовольческой «Русской социально-революционной библиотеки» (1880-82), заграничного Красного Креста «Народной воли» (1882), редактор (вместе с Л. А. Тихомировым) «Вестника Народной воли» (1883-86), участник создания «Социалистической библиотеки» Цюрихского литературного социалистического фонда (1889), «Группы старых народовольцев». В 70-90-х гг. поддерживал отношения с представителями немецкого, французского, английского, американского, польского, сербского, хорватского, чешского, болгарского, румынского, скандинавского революционного движения, сотрудничал во многих их изданиях. Л. печатался в ряде легальных русских газет и журналов (выявлено около 60 псевдонимов Л.).

Своё мировоззрение Л. определял как антропологизм (воздействие идей Л. Фейербаха). Философская деятельность началась в конце 50 - начале 60-х гг. В работах о Г. Гегеле (1858-59), «Очерках вопросов практической философии. Личность» (1860), в «Трех беседах о современном значении философии...» (1861) и др. Л., опираясь на рационалистические традиции в философии, выступил с критикой религии и мистических форм идеализма. В этих произведениях обнаружил преимущественно интерес к проблемам личности в философии и социологии. Выступая против «исключительно одностороннего увлечения естественными науками», возникшего в среде русской молодёжи в значительной степени под влиянием Д. И. Писарева, Л. видел главную задачу науки в том, чтобы раскрыть «законы нравственности, т. е. законы общественных отношений человека», дать молодому поколению руководство для «сознательного участия в общественной жизни». Итогом философского творчества этого периода явились известные «Исторические письма» (1868-69, отдельное издание 1870), где, перерабатывая теоретические концепции П. Ж. Прудона, О. Конта, Г. Спенсера и др. мыслителей, Л. дал анализ таких понятий, как история, прогресс, культура, цивилизация, идеал, государство, нация и др.

Начало исторической жизни человечества связано, по Л., с появлением у дикаря на чисто физиологической основе «сознательного стремления к прогрессу». Важную роль в его теории прогресса играет различение культуры и цивилизации. Первая характеризует социальную среду, связанную с застывшими формами жизни, воспроизводящимися согласно обычаю. Вторая - прогрессивное движение общественных форм, смену различных фазисов культуры, происходящую под воздействием критической мысли. «Мысль есть единственный деятель, сообщающий человечное достоинство общественной культуре» (Избранные сочинения на социально-политические темы, т. 1, 1934, с. 244). А поскольку «мысль реальна лишь в личности» (там же, с. 245), постольку двигателем прогресса является интеллигенция - небольшая группа личностей, способная наслаждаться развитием и вырабатывающая потребность развития. Первоначальный прогресс этого меньшинства был куплен «порабощением большинства» (т. н. «цена прогресса»); уплата интеллигенцией своего долга перед народом заключается «... в посильном распространении удобств жизни, умственного и нравственного развития на большинство, во внесении научного понимания и справедливости в общественные формы» (там же, с. 227). Формула прогресса, данная Л., гласит: «развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении, воплощение в общественных формах истины и справедливости...» (там же, с. 199). На этом этическом основании Л. возводит свой социалистический идеал как «требование солидарности всего человечества» (там же, т. 4, 1935, с. 107). Будущий социалистический строй осуществит, по Л., гармонию личностного и обществ. начал в истории. Подчёркивая принципиальное различие явлений общественных и природных, Л. полагал, что поскольку историю отличает развитие, прогресс, то найти закон исторического развития - значит обнаружить «нормальный порядок» неповторяющихся «фазисов эволюции». Установление правильной перспективы исторических фактов, уяснение их смысла зависит от самого историка. Отсюда и идея Л. о субъективном методе в социологии, отрицающем объективный материальный критерий при определении направления обществ. развития (см. там же, т. 1, с. 189, 190, 391).

Несмотря на субъективно-идеалистический характер, социология Л. сыграла в России прогрессивную роль, став теоретической основой деятельности целой плеяды революционеров-народников. Идея активного воздействия сознания на ход истории, теория «неоплатного долга» интеллигенции перед народом, призыв к переустройству общества на началах «истины и справедливости» воспринимались молодёжью как лозунг свержения несправедливого общественного строя и создания революционной партии, основанной на союзе передовой интеллигенции с народом. Под влиянием Маркса Л. несколько изменил своё понимание исторического процесса. В последних работах Л. социализм выступает не только как нравственный идеал, вырабатываемый мыслящим меньшинством, но и как «неизбежный результат современного процесса экономической жизни». Ряд ценных мыслей Л. высказал в работе «Государственный элемент в будущем обществе» (1876), где поставлена проблема постепенного отмирания государственности при социализме, гарантий от узурпации власти отдельными лицами и др. Если раньше, полемизируя с русскими бланкистами, Л. категорически высказывался против революционной диктатуры, то теперь он признаёт её вынужденную необходимость. Государство при социализме мыслится только как диктатура большинства, его сохранение - мера временная; зрелый социализм не знает управления человека человеком «в смысле принудительной власти одной личности над другой». Образец социалистического государства Л., как и Маркс, видел в Парижской Коммуне 1871. Теоретической заслугой Л. была критика революционного авантюризма. В противоположность анархисту М. А. Бакунину Л. указывал, что нельзя «торопить» историю путём искусственно вызванных революций, пока не даст плоды пропаганда социалистического учения среди трудящихся и тщательная теоретическая и нравственная подготовка революционеров. Л. выступил и против заговорщической тактики П. Н. Ткачева: «Мы не хотим новой насильственной власти на смену старой, каков бы ни был источник новой власти. Будущий строй русского общества... должен воплотить в дело потребности большинства, им самим сознанные и понятые» (там же, т. 4, с. 31).

Значение Л. в истории обществ. мысли крайне противоречиво. Его философские работы 50-60-х гг. представляют собой как бы промежуточное звено от материализма Чернышевского и др. шестидесятников к неокантианству и субъективизму Михайловского. В социологии Л., полемизируя с историческим фатализмом, дал разработку вопроса о субъективном факторе в истории, который, однако, он переоценивал. На работах Л. 70-80-х гг. сказалось влияние Маркса, хотя «достройка» концепции Л. элементами «экономического материализма» не могла изменить её основы. Подчёркивание Л. интернационального характера революционной борьбы и значения научного социализма Маркса облегчило переход некоторых последователей Л. на позиции социал-демократии. С другой стороны, ряд его последователей, руководствуясь идеей о постепенной подготовке революции, отошёл от революционной деятельности к «культурничеству» (от этих «лавристов» отрекался сам Л.). Ошибочные идеи Л. были подвергнуты критике Г. В. Плехановым и В. И. Лениным.

Соч.: Собр. соч., сер. 1, 3-6, П., 1917-20 (не закончено); Избр. соч. на социально-политические темы, т. 1-4, М., 1934-35 (не закончено, имеется библ.); философия и социология, т. 1-2, М., 1965; [Стихи], в кн.: Вольная русская поэзия второй половины XIX в., Л.,.1959.

Лит.: Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд. (см. Справочный том, ч. 2, с. 447); К. Маркс, Ф. Энгельс и революционная Россия, М., 1967; Плеханов Г. В., Письмо к П. Л. Лаврову, Соч., т. 2, М. - Л., 1925; его же, Конспект речи в день похорон П. Л. Лаврова, в кн.: Литературное наследие Г. В. Плеханова, сб. 1, М., 1934; «Вперёд!», Сборник статей, посвященных памяти П. Л. Лаврова, П. - М., 1920; Книжник-Ветров И., П. Л. Лавров, 2 изд., М., 1930 (имеется библ.); Левин Ш. Я., Общественное движение в России 60-70-х гг. XIX в., М., 1958; Антонов В. Ф., Философско-исторические взгляды П. Л. Лаврова, «Уч. зап. Московского областного педагогического института им. Н. К. Крупской», т. 221. Философия, в. 12, М., 1968; Седов М. Г., П. Л. Лавров в революционном движении России, «Вопросы истории», 1969, № 3; Володин А. И., Итенберг Б. С., Фридрих Энгельс и Петр Лавров, в кн.: Энгельс и проблемы истории, М., 1970; их же, Карл Маркс и Петр Лавров, в кн.: Прометей, т. 8, М., 1971; Жигунов Е. К., П. Л. Лавров и его связи с польским революционным движением 70-90-х годов XIX в., в кн.: Исследования по истории польского общественного движения, М., 1971; Кейзерова В. М., П. Л. Лавров как историк социальных утопий, в кн.: философские и социологические исследования, Л., 1971.

А. И. Володин, Е. К. Жигунов.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978. 

Книги