Краткая библиографическая справка


Петрашевский-Буташевич, Михаил Васильевич

— сын B. M. Петрашевского (см.), родился 1-го ноября 1821 года; воспитывался в Императорском Александровском Лицее, где и окончил курс в 1839 году (он был один из всего вьшуска, окончивший с чином XIV кл.) и сейчас же по выходе поступил в Петербургский университет, где и кончил в 1841 году курс юридических наук со степенью кандидата. По окончании университетского курса П. поступил в Министерство Иностранных Дел по Департаменту внутренних сношений и здесь оставался вплоть до ареста, дослужившись за это время до чина титулярного советника. Разрушительные учения, омрачавшие в то время (в 1840-х годах) политический горизонт Западной Европы и вскоре разразившиеся революциями сначала во Франции, а вслед за тем и в Германии, не оставались без отголоска среди русской молодежи. Так и П. уже в 1841 году мечтал о республиканской форме правления и изучал Фурье и других писателей того же направления. Усвоив себе взгляды Фурье, П. задался целью пропагандировать его учение в русском обществе. С этой целью он стал раздавать книги, журналы, стремился всячески влиять на молодежь. С 1845 года П. начал устраивать у себя по пятницам вечера, которые посещались очень разнообразными лицами, среди которых были, например, Достоевский, Плещеев, Пальм, Дуров, Толь, Чернышевский, Благосветлов, Салтыков, Аполлон и Валериан Майковы, Белинский и мн. другие, всего до 50 человек.

С целями пропаганды образована была также библиотека из социалистических книг, состоявшая из сочинений Сен-Симона, Фурье, Кабэ, Луи Блана, Ламменэ, О. Конта и т. д.; наконец, в сотрудничестве с Валерианом Майковым П. издал (в 1845 и 1846 гг.) 2 выпуска "Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка". Словарь этот выходил под фирмой подставного лица Кириллова, был посвящен великому князю Михаилу Павловичу и разрешен цензурой.

В словаре этом ярко отразились все воззрения единомышленников Петрашевского, воспитанных на изучении Фурье. Так, например, составители относились отрицательно к конституции, называя ее "аристократией богатства" и ставя на первый план вопросы экономические и социальные. Во 2-м выпуске социалистические идеи составителей проглядывают еще яснее. Например, в статье "Нормальное состояние" мы читаем: "Нормально развитым обществом будет то, которое доставляет всякому из членов своих средства для удовлетворения их нужд соответственно потребностям". Словарь вышел до буквы "о", когда был конфискован по распоряжению Цензурного комитета. Наступил 1848 год. Деятельность Петрашевского далеко не была тайной, да он и не скрывался. Он бросался в глаза даже своим "неблагонадежным" костюмом; частые сборища у него молодежи были известны всем. Литографированная записка, розданная им в марте 1848 г. во время губернских дворянских выборов, оказалась каплей, переполнившей чашу. Содержание этой записки "О способах увеличения ценности дворянских и населенных имений" мало известно: в докладе следственной комиссии сказано только, что в ней автор "выходит совершенно из пределов, допускаемых законом"; известно лишь, что в ней говорилось об освобождении крестьян. Петербургский предводитель дворянства A. M. Потемкин заявил Петрашевскому по поводу этой записки, что Государю "благоугодно, дабы о сем предмете не было рассуждения", и Петрашевский этой записки нигде не читал. Однако, после ее раздачи, чиновник III отделения И. П. Липранди получил предписание раздобыть ее, после чего началось полицейское наблюдение за Петрашевским и сочувствовавшей ему группой лиц. 20-го апреля 1849 года дело было передано управляющему III Отделением Собственной Его Императорского Величества Канцелярии Л. В. Дуббельту, а в ночь с 22-го на 23-е были арестованы 41 человек, а потом еще 9; к дознанию же привлечено было всего 232 человека. Была образована Следственная комиссия под председательством коменданта Петербургской крепости генерала И. А. Набокова и другая, приготовительная, под председательством статс-секретаря князя А. Ф. Голицына, — для разборки бумаг. После пятимесячной работы комиссия представила заключение, что это дело — "заговор идей", чем и объясняла трудность дальнейшего исследования, так как трудно "уличать в мыслях, когда оне не осуществились еще никаким проявлением". Тем не менее, генерал-аудитор нашел Петрашевского и его единомышленников виновными в государственном преступлении; Верховный смешанный суд, состоявший из трех генерал-адъютантов и трех сенаторов, под председательством гр. Л. А. Перовского, приговорил по Полевому уголовному уложению 21 человека к смертной казни, о которой им и было объявлено, но которая 22-го декабря 1849 года была для всех их заменена иными наказаниями. Петрашевский, в частности, был осужден на каторжные работы без срока и сейчас же отправлен в Сибирь... В 1856 году Петрашевскому каторжная работа была заменена ссылкой на поселение с правом выбрать себе место жительства. Он жил в Иркутске и был принят в доме генерал-губ. Н. Н. Муравьева-Амурского, сотрудничал в "Иркутских Губернских Ведомостях", которые начали выходить с 1857 года под редакцией Спешнева, одного из петрашевцев. Здесь была помещена его статья об Амурской кампании; кроме того, П. сотрудничал в газете "Амур". Однако в 1859 году положение П. резко изменилось вследствие деятельной роли, которую он играл в деле о дуэли между Беклемишевым и Неклюдовым, чиновниками главного управления Восточной Сибири. Дуэль эта, кончившаяся смертью Неклюдова, вызвала большие толки и подозрения. П. разослал приглашения на похороны Неклюдова и на могиле его сказал речь, в которой назвал эту дуэль "изменническим убийством". Беклемишев был предан суду, осужден, но потом помилован. Эта агитация не понравилась Муравьеву, и он прекратил с Петрашевским знакомство. Преемник Муравьева выслал Петрашевекого в Шушинскую волость Минусинского уезда; губернатор же Замятнин разрешил переместить его в Енисейский округ, в село Бельское, где Петрашевский жил в крайней бедности, совершенно одинокий. Только в 1861—1862 гг. он пребывал некоторое время в Красноярске.

Умер П. 7-го декабря 1866 года и похоронен был на средства волостного правления.

"Энциклопедический Словарь" Брокгауза; "Большая энциклопедия" Южакова; Записки И. П. Липранди в "Русск. Стар " 1872 г., т. VI и "Полярная Звезда", кн. VI, вып. 1; "Общество пропаганды в 1849 году". Лейпциг, 1875 год; "Новое Время" 1881 г., № 1790; "Молва" 1881 г., № 5; "Порядок" 1881 г., № 48; "Руссвий Инвалид" 22-го декабря 1849 г.; "Закавказский Вестник" 19-го января 1850 г.; "Петербургский Листок" 1887 г., февраль; Орест Миллер, "Биография Достоевского" (полное собрание соч. Достоевского, т. I, СПб., 1883 г.); Ф. M. Достоевский, "Дневник писателя"; Показания Достоевского: "Космополис" 1898 г., стр. 206; В. И. Семевский, "Kpecтьянский вопрос", т. II, СПб., 1888 г.; его же, "Очерки из истории крестьянского вопроса" — "Русск. Стар." 1867 г., т. LVI, стр. 424; его же, "Из истории крестьянского вопроса " — "Сборник Правоведения", т. I; "Воспоминания Головачевой-Панаевой" — "Русские писатели и артисты", СПб., стр. 197, 198. 201, 204; Пальм, "Алексей Слободин" — "Вест. Евр." 1872 г., кн. 10—12; 1873 г., кн. 2—3; П. М. Ковалевский, "Итоги живни" — "Вестн. Евр." 1883 г., № 1—3; К. К. Арсеньев, "Политический процесс 1869—1871 гг." — "Вестн. Евр." 1871 г., ноябрь, стр. 307; А. Н. Пыпин, "Характеристика литературных мнений" — "Вестн. Евр." 1873 г., кн. 7, стр. 241, 242, 243, 246; В. Р. Зотов, "Петербург в 40-х годах" — "Историч. Вестн." 1890 г., № 6, стр. 541—543; его же, "Наши энциклопедические словари" — "Историч. Вестн." 1888 г., т. XXXII; "Русск. Стар." 1881 г., № 3; 1888 г., т. LX, стр. 107 и 546; 1889 г., т. LXII, стр. 475—476; 1890 г., т. LXVIII, стр. 59—65, 376, 378, 748; 1900 г., апрель, стр. 39; май, стр. 278—279 в "Записках барона M. А. Корфа"; сентябрь — воспоминания К. С. Веселовского; Формулярный список Петрашевского.

В. Войнов.

Русский биографический словарь.

ПЕТРАШЕВСКИЙ (правильнее Буташевич-Петрашевский), Михаил Васильевич 

(1 ноября 1821 – 7 дек. 1866) – деятель российского освободит. движения сер. 19 в., организатор и руководитель первого в России социалистич. кружка (петрашевцев). Род. в семье врача. В 1832–39 учился в Царскосельском лицее. С 1840 П. служил переводчиком в департаменте внутр. сношений Министерства иностранных дел.
В начале 40-х гг. филос. искания П., нашедшие отражение в самом раннем из сохранившихся его произведений "Мои афоризмы" (1840–41), развивались в духе объективного идеализма. К этому же времени П. изучил большую часть произведений Фурье и Сен-Симона. Его волновали социально-экономические проблемы, поставленные Радищевым, декабристами и особенно Белинским.
К сер. 40-х гг. П. становится на позиции материализма: "... в мироздании... нет ничего сверхъестественного, такого, чего бы не заключалось в его природе и из нее не развивалось" (Филос. и обществ. политич. произв. петрашевцев, 1953, с. 320). П. отстаивает мысль о том, что "... всякое явление природы имеет узаконенную продолжительность, свое начало и конец" и вместе с тем все возникает, развивается и "... исчезает в бесконечности..." (там же, с. 308, 383). Гл. задачу познания П. видел в раскрытии законов природы, в применении открытых законов к практич. деятельности человека, в освобождении его от суеверий и религ. догм. Материализм П. глубоко атеистичен.
В решении вопросов социальной жизни П. не вышел за пределы историч. идеализма.
Статьи П. в "Карманном словаре", его "Проект об освобождении крестьян" (1848), выступления на происходивших по пятницам регулярных собраниях петрашевцев свидетельствуют о новом этапе в развитии антикрепостнич. взглядов П. и переходе его на позиции революц. демократизма и утопич. социализма в области политич. и экономич. преобразований, что было связано с углублением кризиса крепостного строя, ростом крест. выступлений в России во 2-й пол. 40-х гг., назреванием и развертыванием бурж. революций на Западе.
В отличие от декабристов, П. в это время ставит задачу вовлечения в освободит. движение нар. масс, признает историч. закономерность крест. войн в России и в Европе. В этом его взгляды совпадают со взглядами Спешнева, Головинского и др. революц. петрашевцев. Но П. разошелся с ними в оценке роли различных социальных сил в борьбе за преобразование России и особенно в оценке степени классового самосознания крепостного крестьянства, в понимании характера крестьянской революции. П. указывал на то, что "... в крестьянах самосознание своего положения совсем не так велико, как утверждает Головинский..." ("Дело петрашевцев", т. 3, 1951, с. 427). П. предлагал своим единомышленникам развернуть агитацию и пропаганду новых идей в городских слоях населения, "действовать на ремесленный класс народа" как более способный к организации и политич. борьбе. Политич. просвещению П. отводил решающую роль. "Главная цель состоит в том, – говорил он, – чтобы идеи и желания укоренились в массах народа, а когда будет чего желать целый народ, тогда против него ничего не может войско" (там же, с. 409). Не находя в тогдашней России сил для победоносной революции, свои надежды П. возлагал на реформу, видя в ней начало ликвидации крепостнических отношений, которую в будущем завершит народная революция.
П. был выдающимся представителем рус. социалистич. мысли в 1-й пол. 19 в. "С о ц и а л и з м не есть изобретение новейшего времени, хитрая выдумка XIX века,... – он всегда был в природе человека и в ней пребудет до тех пор, пока человечество не лишится способности развиваться и усовершенствоваться" (Филос. и общественно-политич. произв. петрашевцев, с. 423). Возникновение социализма Фурье, Сен-Симона и Р. Оуэна он прямо связывал с развитием противоречий капиталистич. об-ва, ростом нищеты трудящихся. Разумеется, утопич. социалист П. был далек от того, чтобы рассматривать социализм как движение раб. класса, но, будучи революционером, осуществление социализма он связывал с борьбой нар. масс за установление своей собств. власти.
Поборник передовых общественно-политич. и филос. идей своего времени, П. объединил вокруг себя сторонников уничтожения крепостничества и установления респ. строя в России, создал крупнейшую для того времени библиотеку запрещенной лит-ры, развернул пропаганду идей утопич. социализма. В 1848–49 вместе с Н. А. Спешневым, Н. А. Момбелли и др. П. пришел к идее о необходимости создания тайного общества, к-рое должно было сплотить революц. силы страны. В апреле 1849 вместе с другими членами кружка П. был арестован. Ему было предъявлено обвинение в том, что он "первый возымел замысел на ниспровержение нашего государственного устройства с тем, чтобы основать оное на безначалии". В декабре 1849 П. был приговорен к смертной казни, замененной затем бессрочной каторгой. Отбывал каторгу на Шилкинском и Александровском заводах в Вост. Сибири. В 1856 П. был переведен на поселение в Иркутск. До конца своей жизни П. оставался непримиримым врагом самодержавно-крепостнич. строя и глубоко убежденным социалистом. На каторге и в ссылке поддерживал дружеские отношения с др. политич. ссыльными, в т.ч. с декабристами; добивался пересмотра всего дела петрашевцев. В 1860 П. был выслан в с. Шушенское Минусинского округа, а затем в еще более далекое с. Бельское Енисейского округа, где и умер.

Соч.: Мои афоризмы или обрывочные понятия мои обо всем, мною самим порожденные; Запас общеполезного, в кн.: Дело петрашевцев, т. 1, М.–Л., 1937, с. 546–49, 552–58; О значении образования в отношении благосостояния общественного; Карманный словарь иностр. слов, вошедших в состав рус. яз.; Цроект об освобождении крестьян; Письмо к П. А. Кузьмину; Черновик письма К. И. Тимковскому (В чужой монастырь с своим уставом не ходят); Как следует поступать по этому делу, по моему мнению? [Объяснение о системе Фурье и о социализме]; [Показание] и отрывки из некоторых писем, в кн.: Филос. и общественно-политич. произв. петрашевцев, М., 1953.

Лит.: Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 7, с. 26; Арефьев В., М. В. Буташевич-Петрашевский в Сибири, "Рус. старина", 1902, т. 109, [No l]; [Энгельсон В. Α.], П., в кн.: А. И. Герцен, Полн. собр. соч. и писем, под ред. М. К. Лемке.т. 6, П., 1919, с. 502–19; Семевский В. И., М. В. Буташевич-Петрашевский и петрашевцы, ч. 1, М., 1922; Бешкин Г., Идеи Фурье у П. и петрашевцев, М.–П., 1923: Берви-Флеровский В., Записки революционера-мечтателя, М.–Л., 1929, с. 12–19; Никитина Ф., Обществ.-политич. и филос. взгляды М. В. Буташевича-Петрашевского, в сб.: Из истории рус. философии XVIII–XIX вв., М., 1952; Огарев Н. П., Предисл. [к сборнику "Рус. потаенная лит-ра XIX века"), в его кн.: Избр. социально-политич. и филос. произв., т. 1, М., 1952; Герцен А. И., Собр. соч., т. 1–30, М., 1954–65 (см. указат.); Записка о деле петрашевцев. Рукопись Ф. Н. Львова с пометками М. В. Буташевича-Петрашевского. Публикация В. Р. Лейкиной-Свирской, в кн.: Лит. наследство, т. 63, М., 1956; [Мартыновская В. С.], Социально-экономич. воззрения петрашевцев, в кн.: История рус. экономич. мысли, т. 1,ч. 2, М., 1958, гл. 15; Волк С. С., Петрашевцы, БСЭ, 2 изд., т. 32, [М., 1955].

В. Евграфов. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970. 

ПЕТРАШЕВСКИЙ (Буташевич- Петрашевский), Михаил Васильевич 

(1.XI.1821 - 7.XII.1866) - рус. революционер. Сын врача. Окончил Царскосельский (Александровский) лицей (1839) и юридич. ф-т Петерб. ун-та (1841). Служил переводчиком в Мин-ве иностр. дел. В 1844-46 занимался составлением и редактированием Карманного словаря иностранных слов. В 1845-49 собирал у себя постоянные "пятницы", получившие широкую известность в Петербурге. Имел многочисл. связи в разных кругах и организовал умелую пропаганду передовых идей. Посетители П. пользовались богатой библиотекой запрещенных книг для знакомства с материалистич. философией, теориями утопич. социализма и историей революц. движений. П. признавал себя социалистом, сторонником Ш. Фурье. Выступал за демократизацию России, уничтожение крепостничества и самодержавия, стоял за респ. строй и освобождение крестьян с землей. Понимая неизбежность нар. революции для коренной перестройки общества, считал необходимой длительную подготовку масс в России к революц. борьбе. Стремился использовать различные практич. пути для пробуждения политич. активности общества. На "пятницах" П. все более открыто выражалось недовольство обществ. строем крепостной России и укреплялось, особенно после европ. революций 1848, стремление к активным действиям. В кон. 1848 П. участвовал в совещаниях о создании тайного об-ва. По делу петрашевцев был приговорен к расстрелу, замененному бессрочной каторгой, к-рую отбывал в Вост. Сибири. С 1856 - ссыльно-поселенец. Участвовал в создании сибирской печати. За выступления против местных властей в февр. 1860 выслан из Иркутска и в дальнейшем неоднократно подвергался репрессиям. О преследованиях П. писал "Колокол". П. приобрел широкие связи в кругу сибирской интеллигенции и ссыльных, в т. ч. поляков. В течение 10 лет добивался сначала пересмотра приговора по делу петрашевцев, затем восстановления своих прав. После прошения на имя Александра II в 1865, где П. обличал сибирскую администрацию, ему было запрещено обращаться с жалобами. Умер в с. Вельском Енисейского округа.

Соч. в кн.: Дело петрашевцев, т. 1, М.-Л., 1937; в кн.: Филос. и обществ.-политич. произв. петрашевцев, М., 1953; Письма из ссылки, "Звенья", 1933, т. 2.

Лит.: Семевский В. И., М. В. Буташевич-Петрашевский и петрашевцы, М., 1922; его же, М. В. Буташевич-Петрашевский в Сибири, "ГМ", 1915, No 1, 3, 5; Энгельсон В., Петрашевский, в его кн.: Статьи. Прокламации. Письма, М., 1934; Демор В. П., M. В. Петрашевский (Буташевич), П., 1920; Никитина Ф. Г., Обществ.-политич. и философские взгляды М. В. Буташевича-Петрашевского, в сб.: Из истории рус. философии XVIII-XIX вв., М., 1952; ее же, Революц. демократизм М. В. Петрашевского, "Уч. зап. Моск. обл. пед. ин-та", 1954, т. 23, Тр. кафедры философии, в. 1; Прокофьев В., Петрашевский, М., 1962.

В. Р. Лейкина-Свирская. Ленинград.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова. 1973—1982. 

Книги