Оглавление

a:2:{s:4:"TEXT";s:112938:"
  • Предисловие 139
  • 1741г.
    • 1. От маркиза де-ла-Шетарди г. Амело, Спб., 12 декабря. - Турецкий посол сообщает ему, Шетарди, через Далиона о действиях гр. Остермана в пользу посредничества Порты, вместо Франции, при заключении мира между Россией и Швецией. Шетарди внушает по этому поводу турецкому послу о нынешнем благоприятном настроении русского двора относительно Турции и необходимости подождать пока вступать в письменные сношения с маркизом Кастеллане. Затем Шетарди убеждает Императрицу Елизавету дать снова аудиенцию турецкому послу, несмотря на то, что он уже откланялся, и пообещать ему возвращение турецких рабов. Король Франции, как союзник, близко принимает к сердцу интересы Порты. На осведомление Царицы о расположении к ней прусского короля, Шетарди, как пишет, уверил ее, что король Фридрих нимало не враждебен к ней за кару, постигшую принцев Брауншвейгских. Императрица высказывает желание добиться замены кем-нибудь Мардефельда и Финча, и Шетарди дает ей советы по этому поводу. Пожар на Васильевском острове возбуждает тревогу относительно общественной безопасности: Шетарди советует удвоить караулы при заключенных. Кроме того, он не вполне доволен редакцией последнего манифеста, и Императрица присылает ему следующий манифест на просмотр. Перечисление лиц, составляющих совет Госурадыни. Назначается время отъезда принцев Брауншвейгских с семейством. Они уезжают в Германию, причем Брауншвейгских с семейством. Они уезжают в Германию, причем им определяется пенсион; великодушие, проявленное при этом к ним Императрицей. Конфидент сообщает Шетарди о желании Императрицы видеть его. Последняя передает ему свой проект задержать принцев Брауншвейгских в Риге с целью обеспечить безопасный проезд в Россию принцу Голштинскому. Шетарди советует Императрице отправить этого принца во Францию, но, встретив отказ с ее стороны, дает другой совет: задерживать как можно долее переезд принцев Брауншвейгских в Ригу впредь до прибытия принца Голштинского в Спб. Царица не желает принимать у себя иностранных министров в праздник св. Андрея, но Шетарди отсоветывает ей это. Принцы Брауншвейгские уезжают все-таки в Германию. Кавалер Крени сообщает Шетарди о слабости шведской армии; французский посланник убеждает его действовать в пользу мира. Разъяснения по поводу приглашения кн. Трубецких маркиза Шетарди. Приглашение его на праздник св. Андрея. Любезный прием, оказанный на празднике Императрицей кавалеру Крепи. Возвращение из ссылки Долгоруковых и Голицыных. Обильная раздача милостыни по случаю праздника. Гренадеры являются к нему, маркизу Шетарди, с изъявлением благодарности и принимаются им весьма приветливо. Польза, ожидаемая для французского двора от различных особ при русском дворе. Ожидаются еще большие выгоды от предстоящего возвышения А.П. Бестужеева. В своих донесениях Шетарди намерен отделять от общего наложения фактов особые соображения, которые будут посылаться отдельно, на случай, если Императрица пожелает ознакомиться с содержанием депеш 147
    • 2. От г. Амело маркизу де-ла-Шетарди, Версаль, 15 декабря. - Уведомление о получении письма. Подтверждение о поражении, нанесенном Кули-ханом в Дагестане. Амело представляется странной радость, выказанная при этом русским двором, посредницей при заключении мира со Швецией; намерение же ее соединиться с этой последней державой неискренне. Подозрения, возбуждаемые действиями турецкого министра в Спб. Опровержения, делаемые прусским королем относительно союза его с королевой венгерской. Соединение его с французской армией в Богемии 155
    • 3. От маркиза де-ла-Шетарди г. Амело, Спб., 16 декабря. - Назначение Царицей приемов при дворе. Браккель не должен быть более отправлен к иностранным дворам, как приверженец Остермана. Шетарди заявляет, что указал Царице на необходимость избегать назначения иностранцев при чужих дворах Царица одобряет этот совет и предполагает отозвать указанных им лиц. Затруднения иностранных министров при сношениях с канцелром Черкасским, вследствие незнания им иностранных языков. На заявление о том Шетарди, Императрица, однако, находит удаление от дел канцлера преждевременным. Маркиз Ботта ходатайствует перед Императрицей о тридцатитысячном корпусе, но получает отказ. Сомнения Царицы относительно пользы старинного союза с австрийским двором поддерживаются маркизом Шетарди. Надежды его на посредничество Франции при заключении мира между Россией и Швецией. Слухи о предполагаемом браке между принцем Голштинским и одной из французских принцесс. Радостные надежды, высказываемые по этому поводу Шетарди 157
    • 4. От Императрицы Елизаветы Петровны королю, Спб., 5/16 декабря. - Радость, выказываемая Царицей по поводу дружественных заявлений маркиза Шетарди. Ходатайствование ее о добрых услугах Франции для восстановления мира на севере. Благодарность, высказываемая ею заранее по этому поводу 159
    • 5. От маркиза де-ла-Шетарди г. Амело, Спб., 19 декабря. - Шетарди высказывает удовольствие по поводу одобрения его поведения относительно Давена. Императрица Елизавета не знает об имени главного действующего лица. Турецкий посол явился ко двору и был принят с подобающими почестями. На следующий день он уезжает в Константинополь. Неуместное упорство Левенгаупта мешало до сих пор, заявляет Шетарди, действиям в пользу мира; но последнее письмо Левенгаупта оправдывает надежды французского министра и снискивает ему благодарность Императрицы. Шетарди извещает о том французское министерство для предупреждения возможности возникновения неприязненных действий. Слабое состояние Швеции еще более побуждает его к этому. Эта держава может произвести значительные действия лишь в союзе с Россией. Старания Шетарди склонить Императрицу к приглашению Франции участвовать в мирных переговорах со Швецией. Враждебные внушения Императрице относительно него, Шетарди. Она не обращает на них внимания и выказывает желание править, не подчиняясь никакому влиянию 160
    • 6. От маркиза де-ла-Шетарди г. Амело, Спб., 23 декабря. - Собирание Царицей портретов Петра Великого. Она просит маркиза Шетарди, доносит последний, доставить ей также портрет Людовика XV и весьма довольна исполнением этой просьбы. Кавалер Крепи снова посещает маркиза Шетарди. Удивление его по поводу требований Швецией земельных уступок от России. Мужество шведов еще укрепилось при известиях о вступлении русской Императрицы на престол и о смерти шведской королевы. Маркиз Шетарди однако сообщает Императрице только о прекращении шведами непрязненных действий. Об отправлении кавалером Крепи депеши французскому двору 163
    • 7. От г. Амело маркизу де-ла-Шетарди, Версаль, 24 декабря. - О получении писем. О переговорах Шетарди с турецким послом: поведение последнего является пока подозрительным. О непреодолимых затруднениях относительно получения сведений из Финляндии. Сношения Шетарди со Швецией должны сделаться более деятельными в случай возобновления каких-либо военных действий. Смерть королевы шведской является весьма важным событием и требует внимания Шетарди. Объяснения относительно датского посланника при русском дворе не дают повода предполагать, чтобы он имел миссию вести переговоры в Спб. Швеция, вероятно, будет встревожена известием об обмене ратификаций последнего договора между Англией и Россией. Предписывается Шетарди следить за всем, касающемся этого договора. Требования маркиза Ботта относительно вспомогательного корпуса не представляются чем-либо особенным, но данные, касающиеся прусского короля, являются опровержением слухов о соглашении этого государя с венским двором. Уведомление об отзыве Ресефльда из Гаги вследствие недовольства прусского короля этим министром за враждебность его против Франции. Этим подтверждается верность Фридриха II своим союзникам. Прусский король отдал приказ присоединиться двадцати пяти эскадронам своих войск к прусской армии в Богемии, а теперь повелел маршалу Шверину и войскам, находящимся под его командованием в верхней Силезии, перейти в Моравию с целью диверсии в пользу союзников. Уведомление о получении письма 164
    • 8. От графа Саксонского кардиналу Флери, Пизек, 28 декабря. - Виды Морица Саксонского на Курляндское герцогство. Ходатайство его о содействии французского короля этим его видам. В прилагаемом письме Брюля указывается трудность выполнения этого плана 166
    • 9. От маркиза де-ла-Шетарди г. Амело, Спб., 30 декабря. - Маркиз Шетарди беспрекословно подчиняется решению Амело относительно Далиона, хотя и ожидал от последнего значительных услуг для службы короля. Новые сенаторы и лица, ведающие иностранные дела, благодарят Царицу за свое назначение. О других милостях, оказанных Царицей при восшествии на престол; назначение фельдмаршала Долгорукова сенатором и президентом войнной коллегии. Казнь, грозившая ему ранее по проискам гр. Остермана. Князь Долгоруков и Нарышкин обязаны возвышением лишь выслуге, а прочие награжденные лица - своим личным достоинством. Назначение следствия над гр. Остерманом и другими арестованными лицами. Гр. Головину поручается при этом заведывание конфискациями имуществ. Царица тайно присутствует при следствиях. Допрос гр. Остермана приводит к полному выяснению его преступности. Швеция неожиданно возобновляет военные действия. Недовольство Царицы по этому поводу. Шетарди питает, однако, надежду на улажение недоразумений при содействии французского короля. Празднества по случаю восшествия Царицы на престол. Княгиня Голицына снова утверждается в звании обер-гофмейстерины, равно как Салтыкова и княгиня Черкасская в своих придворных должностях. Повышение Лестока. Маркиз Шетарди поздравляет его. Кроме повышения Лестоку жалуется портрет Царицы 167
    • 10. Мемория, переданная маркизу Шетарди Вальданкуром в начале царствования Императрицы Елизаветы. Заслуживающее доверия лицо утверждает, что при дворе говорят лишь о предпочтении, оказываемом маршалу Шетарди Императрицей. Зависть придворных по этому поводу. Один из министров, отличающийся склонностью к интриге, пытался устранить маркиза Шетарди от русского двора, причем выставлял его главным деятелем при освобождении России от ига чужеземцев и уверял, что он приобретет преобладающее влияние над Царицей и всеми русскими министрами. Русские, по мнению Вальданкура, проникнуты взаимной ненавистью, и готовы на преступления. В случае продолжения войны со Швецией они надейются, что кредит маркиза де-ла-Шетарди будет подорван. Другие полагают, что Императрица напрасно образовала и возвысила при вступлении на престол особую гренадерскую роту, от которой можно ожидать злоупотреблений при ее исключительном положении. Прибытие герцога Голштинского является преждевременным, пока Царица не объявит его наследником престола; хотя сама она едва ли вступит когда-либо в замужество. Герцог Голштинский имеет, по мнению Вальданкура, более прав на русский престол, нежели сама Царица. Приближенные к герцогу лица непременно будут внушать ему честолюбивые планы, а Преображенцы могут оказать содействие для их исполнения. Непостоянство лейб-кампанцев является в том порукой. Вальданкур сообщает обо всем этом Шетарди без дальнейших комментариев 169
  • 1742г.
    • 11. От маркиза де-ла-Шетарди г. Амело, Спб., 6 января. - Для успеха предписаний, данных министром Амело необходимо, чтобы Швеция помогла рассеять тревогу, возбуждаемую ее угрожающим образом действий. Теперь же каждый думает о своей личной безопасности. На следствии гр. Остерман показал, что завещание царицы Екатерины было им похищено и сожжено, вследствие слишком явного установления этим документом прав на престол в. кн. Елизаветы и герцога Голштинского. Однако, сохранилась копия завещания, засвидетельствованная подписью канцлера Головкина. Относительно издержек со стороны Франции в пользу Царицы можно лишь сожалеть, что они были слишком незначительны. В настоящее время необходимо привлечь подарками Бестужева, который деятельно трудится на пользу Франции, возбуждая против себя маркиза Ботта и Финча. На основании последнего договора русского двора с Англией Бестужев объявил Остермана изменником отечества, ради полученных из Англии подарков. Головин также сторонник Англии, но Куракин отстаивает интересы Франции. Таким образом, если заручиться содействием Бестужева, то можно установить выгодные торговые сношения между Францией и Россией, вопреки действиям Англии и Голландии. Следственная комиссия с присоединением Михаила Головкина и в присутствии Царицы продолжает свои разбирательства. Пушкин назначен в Испанию, Нарышкин в Лондон на место Щербатова, а Чернышев в Берлин вместо Браккеля. Предстоящие замещения Кейзерлинга, Сольмса и Михаила Бестужева. Последний будет назначен обер-гофмаршалом. Мардефельд поздравляет по повелению своего двора Императрицу с восшествием на престол. Подевильс также посылает свое поздравление. Царица созвала гренадерскую роту и объявила себя капитаном гренадер, а принца Гессен-Гомбургского их штабс-капитаном. Граф Линар едва ли возвратится в Спб. 172
    • 12. От г. Амело маркизу де-ла-Шетарди, Париж, 8 января. - Уведомление о прибытии курьера. Удовольствие короля по поводу вступления Императрицы на престол. Маркиз де-ла-Шетарди снова будет облечен званием посла 176
    • 13. От графа Саксонского кардиналу Флери, Дрезден, 12 января. Гр. Мориц Саксонский благодарит Флери за обещанное содействие и просит о надлежащих инструкциях к французским уполномоченным в Спб., дабы противодействовать избранию на курляндский престол Бирона и др. кандидатов. При этом указывается на неправильность избрания Бирона и на законность избрания его, гр. Морица 176
    • 14. От г. Амело маркизу де-ла-Шетарди, Версаль, 12 января. - Уведомление о получении писем. Король весьма доволен восшествием Императрицы Елизаветы на престол и проявленным ею при этом самообладанием. Ее доблести и снисканная ею любовь народа обещают благополучное царствование. Осмотрительное поведение маркиза де-ла-Шетарди при перевороте вполне одобряется. Король желает, чтобы гр. Левенгаупт согласился на принятие мирных предложений Царицы. Расположение последней к королю, вероятно, сохранится и впредь. Осторожный совет Шетарди Императрице относительно образа действий с принцами Брауншвейгскими также одобряется королем. Напрасно, однако, маркиз Шетарди не известил через Валори прусского короля о происшедшем перевороте 177
    • 15. От маршала де-ла-Шетарди г. Амело, Спб., 13 января. - Предложение Портой посредничества для примирения России со Швецией, вероятно, придуманное Остерманом лишь с целью устранения Франции, послужить только к еще большему возвышению этой державы. Ланмари не должен, однако, по мнению Шетарди, слишком поддаваться шведским внушениям, дабы переговоры его, как посредника, имели успех. Кавалер Крепи вручает французскому послу письмо от гр. Левенгаупта. Оно произвело хорошее впечатление на Императрицу. Шетарди посылает копию его Кейту, дабы содействовать прекращению неприязненных действий со стороны России. Пленный граф Вазабург переводится из Москвы в Спб. по просьбе маркиза Шетарди. Крепи уведомляет последнего о благоприятном отношении Швеции к кандидатуре на шведский престол герцога Голштинского. Опасаются, однако, чтобы Царица не стеснила там свободы выборов; также и возможность кандидатуры гр. Левенгаупта возбуждает опасения в Швеции. Шетарди передает Крепи, что тревога по этому последнему поводу должна рассеяться при известии о прекращении неприязненных действий, благодаря посредничеству французского короля. Опасения же относительно стеснений со стороны Царицы Шетарди не счел нужным рассеивать, чтобы шведы не предъявили слишком больших притязаний при мирных переговорах. Даже требование Выборга и Кексгольма является теперь слишком рискованным, по мнению маркиза Шетарди; Швеция же, по заявлению кавалера Крепи, высказывает притязания на все побережье Балтийского моря. Предполагаемое соглашение прусского короля с королевой венгерской придумано немцами, участвовавшими в правлении, и сторонниками венского двора. Направление европейской политики изменилось: день для избрания императора, назначенный имперским сеймом на 24 января, в день рождения прусского государя, является добрым предзнаменованием для держав, желающих упрочить мир в Европе. К депеше приложен список прововольственных припасов для русских войск. Войска ландмилиции, прибывшие из Новгорода в весьма хорошем состоянии, равно как и новобранцы последнего призыва. Все, сделанное в течение регентства принцессы Брауншвейгской, уничтожено общим указом, хотя некоторые из ее наград и утверждены. Камергеры Императрицы Анны Иоанновны, равно как камер-юнкеры и камергеры принцессы Брауншвейгской назначаются ко двору принца Голштинского. От майора Корфа, отправленного, чтобы сопровождать помянутого принца в Спб., не получается известий со времени проезда его через Данциг. Императрица желает, чтобы принц Голштинский путешествовал инкогнито и отклоняет предложение прусского короля об охране принца при проезде через Померанию и Пруссию. Принц и принцесса Брауншвейгские с их семейством подвергаются новым промедлениям вследствие дурных дорог и желания Императрицы задержать их в пути. Следственная комиссия переводит обер-гофмаршала (Левенвольде) из домашнего ареста в крепость. Другой подсудимый Гросс застрелился. Повышения и награды по случаю Нового года. Секретарь саксонского посольства (Пецольд) передает Шетарди письмо от графа Саксонского и сообщает о получении им бриллиантов, увезенных с собой гр. Линаром. Шетарди выражает готовность содействовать планам графа Саксонского, но советует Пецольду хлопотать с своей стороны, ввиду кандидатуры принца Гесен-Гомбургского на курляндский престол. Сомнения Шетарди в успехе этого дела. Барон Мардефельд получает новые верющие письма для представления Царице. Шетарди благодарит за участие, выказанное к нему министром Амело 178
    • 16. Список хлебных припасов, заготовленных в России. приложено к письму от 13 января 183
    • 17. От г. Амело маркизу де-ла-Шетарди, Версаль, 15 января. Ответ министра запоздал вследствие отправки его с обратным курьером. Амело выражает удивление по поводу письму Шетарди гр. Левенгаупту с целью приостановки военных действий. Это является еще более удивительным ввиду прежних сообщений Шетарди о слабости военных сил в русском государстве. Амело высказывает предположение, что Царица воспользовалась услугами Шетарди лишь вследствие боязни шведов. Сообщения Крепи о плохом состоянии шведской армии подчерпнуты из сомнительных источников и опровергаются фактами. Как бы то ни было, маркиз Шетарди не должен был брать на себя приостановку военных действий, если Царица не соглашалась на требования гр. Левенгаупта. В случае поражения шведов вина падала бы тогда лишь на Левенгаупта, и мир был бы заключен на столь же выгодных условиях, выдвинув притом услуги Франции; теперь же шведы считают, что король пренебрегает их интересами; это подтверждается и письмом Ланмари к Шетарди. Подозрения шведов относительно Франции могут еще усилиться, вследствие того, что гренадеры являлись открыто благодарить маркиза Шетарди. Отправка курьера из Франции в Стокгольм с целью успокоения умов в Швеции. Маркизу Ланмари предписывается убеждать шведов, что переворот в России был задуман Францией лишь с целью содействовать интересам Швеции. Ланмари предписывается также поощрять шведов к самым энергическим действиям против России и лишь по занятии требуемых Левенгауптом укреплений хлопотать о мире; это делается не из недоброжелательства к Царице, но вследствие обязательств французского короля к Швеции. Держава эта, по мнению Амело, приобретет и других союзников. Заявления Шетарди гр. Кастеллане могут привести некоторый вред, если только письмо Шетарди пришло ранее депеши Амело. Принца Голштинского ни к чему было направлять во Францию, так как король не желает брать на себя участия в этом деле. Странно, что Царица приглашает этого принца в Россию, между тем, какк он, имея большие права на престол, по закону Петра I, нежели она сама, может дать повод к новому перевороту. Доверием, оказываемым Царицей к Шетарди, следует пользоваться весьма осторожно, не раздражая русских министров. Заключающиеся в этом письме сведения предназначаются исключительно для маркиза Шетарди. Король не замедлит принять посредничество в заключении мира между Россией и Швецией, как только князь Кантемир представит полученные им верющие письма. Дабы Царица с доверием отнеслась к новым внушениям Шетарди, противоречащим прежним его советам, к этому письму присоединяется другое для предъявления ей. Предложение о пенсионе и о подарках Лестоку одобряется кардиналом 183
    • 18. От г. Амело маркизу де-ла-Шетарди, Версаль, 15 января. - Уведомляет о посылке новых верющих писем маркизу Шетарди. Ввиду великодушных действий Царицы по отношению Швеции, последняя держава должна быть весьма довольна содействием, оказанным ею к возведению на престол помянутой Государыни. Однако, кроме перемены правительства в России. Швеция, предпринимаю войну, имела еще целью возвратить отторгнутые от нее провинции, и обязательства короля касаются и этого предмета. Поэтому не следовало приостанавливать военных действвий ранее разъяснения этих затруднений. Сведения о слабом состоянии Швеции неверны, иначе король не заключал бы с ней союза, и гр. Левенгаупт не предъявлял бы столь значительных требований. Хуже всего то, что Шетарди взял на себя ответственность за последствия перемирия и обязал таким образом короля удовлетворить обе стороны. Маркиз Шетарди должен теперь внушить Царице склонность к некоторым уступкам. Бестужев, готовящийся стать во главе иностранных дел, имеет репутацию человека, преданного интересам англицан и немцев; из достоверных источников известно, что он предрекает возможность еще более важных перемен в России, нежели происшедший переворот. Далион может по-прежнему оставаться при русском дворе. Благодарность за поздравление с Новым годом 187
    • 19. От кардинала Флери гр. Саксонскому, Версаль, 18 января. - Извещение о получении письма гр. Саксонского. О кандидатуре гр. Саксонского на курляндский престол кардинал заявлял уже королю польскому, но ему было указано на декрет этого короля, по соединении с Баварией, об изгнании графа из польских владений, следовательно, прежде всего надо добиться отмены этого постановления, в чем король Франции охотно будет содействовать гр. Саксонскому, помня услуги, оказанные им при взятии Праги 189
    • 20. От маркиза де-ла-Шетарди маркизу Ланмари, Спб., 19 января. - Гр. Левенгаупт совершенно несправедливо называет ходатайством выраженное Царицей желание только о приостановке военных действий. Требования его простираются при этом не только на Выборг и Кекстольм, но на все Балтийское побережье, принадлежащее России. Поэтому действия в пользу шведов могут теперь лишь дискредитировать маркиза Шетарди при русском дворе и обнаружить корыстолюбие шведов. Швеция заблуждалась бы, приписывая себе возвышение русской Государыни и думая, что она нуждалась бы в ее помощи для утверждения своего на престоле, в случае, если бы другие державы не признали происшедшего переворота. Чтобы Царица поверила бескорыстности содействия шведов и считала себя обязанной им престолом, они должны были оказывать более существенную поддержку, нежели злополучным Вильманстрандским делом, и не нападать на Россию теперь, когда цель их похода достигнута. Россия может действительно оказать помощь Швеции при предстоящей вакантности шведского престола, самой же России нечего опасаться от непризнания другими державами новой Царицы, потому что самая опасная из них, Пруссия, уже торжественно заявила о таковом признании через барона Мардефельда. На основании этого Швеции не следует нарушать перемирия, благоприятного и для нее, и для короля Франции. Шетарди испрашивает, в заключение, инструкций, как действовать далее относительно Швеции 189
    • 21. Копия письма маркиза де-ла-Шетарди гр. Левенгаупту от 19 января. Приложено к письму маркиза де-ла-Шетарди от 20 января. - Усиленные занятия Царицы не позволяли до сих пор представить ей доклада о письмах, присланных гр. Левенгауптом. Ответы будут отправлены с кавалером Крепи. Посланные Царицей повеления не успели предупредить события 6 декабря. Теперь Царица повторила свой приказ генералу Кейту и повелела возвратить, пленных, захваченных в последней стычке. Затем Царица, по ходатайству Шетарди, разрешила гр. Вазабургу переехать из Москвы в Петербург. Она чрезвычайно довольна поздравлениями шведского короля по поводу восшествия ее на престол и надеется, что отправка капитана Дидерона в Швецию послужит этому государю доказательством ее благорасположения к нему; Царица поручает заявить Шетарди о своем желании войти навстречу благим намерениям шведского короля, благодарит его за возвращение русских пленных и высказывает свое соболезнование по поводу кончины королевы, его супруги. Царица готова даже превая возобновить прерванную переписку со шведским королем, послав ему нотификацию о своем вступлении на престол. Шетарди высказывает свое удовольствие по поводу доверия, оказываемого ему королем Швеции 191
    • 22. От маркиза де-ла-Шетарди г. Амело, Спб., 20 января. - Смерть шведской королевы должна явиться для шведов событием, содействующим прекращению войны, весьма рискованной для них при нынешних обстоятельствах. Следственная комиссия над Остерманом и проч. приступила к составлению приговора. Болезнь Остермана, грозящая его жизни, вызывает чрезвычайную заботливость о нем со стороны Царицы. Князьям Долгоруковым возвращаются конфискованные у них имения; равным образом восстанавливаются в своих должностях все лица, занимавшие их в предыдущее царствование, за исключением обвиненных в преступлениях и злонамеренных кознях. К письму присоединены ответы Шетарди маркизу Ланмари и гр. Левенгаупту вместе с переводом коронационного манифеста Царицы и оригиналом его, представленном ей министрами. Царица одобрила ответ Шетарди гр. Левенгаупту по поводу приостановки военных действий. Лесток поблагодарил кавалера Крепи, от имени Царицы, за его хлопоты и вручил ему золотую табакерку с бриллиантами и находящимися в ней 250 червонцами 194
    • 23. Письмо короля Царице Елизавете Петровне, Версаль, 21 января. - Король выражает желание содействовать восстановлению мира на севере и согласен оказать при этом через маркиза Шетарди услуги, за которыми к нему обратились 195
    • 24. От короля Царице Елизавете Петровне в ответ на ее нотификацию о вступлении на престол и как верющее письмо маркизу де-ла-Шетарди, назначенному послом короля при помянутой Государыне. Версаль, 21 января 196
    • 25. От короля маркизу де-ла-Шетарди, Версаль, 21 января. - Король облекает маркиза де-ла-Шетарди званием чрезвычайного посла и выражает желание поддерживать дружественные сношения с русской Государыней, о чем маркизу заявлено им лично кн. Кантемиру 196
    • 26. От г. Амело маркизу де-ла-Шетарди, Версаль, января 21. - Извещение о получении письма. Выражается удовольствие по поводу того, что Царица назначает на высшие посты лиц русского происхождения. Об отказе Царицы в помощи венгерской королеве, требуемой маркизом Ботта. Она, по-видимому, не желает утверждать прежнего союза России с венским двором. Обращение за посредничеством к французскому королю указывает на иное направление ее политики, которое и предписывается маркизу де-ла-Шетарди поддерживать всеми силами, с целью умиротворения севера. Князь Кантемир представил королю Франции нотификацию Царицы о восшествии ее на престол и облечении его, Кантемира, знанием чрезвычайного посла. Король облекает тем же званием маркиза де-ла-Шетарди. К письму приложен ответ короля на нотификацию о восшествии на престол и на частное письмо Царицы к королю, с просьбой оказать добрые услуги для заключения мира на севере. Ответ на нотификацию, являющийся и верющим письмом, прислан в двоякой форме, для предъявления лишь одного из экземпляров, причем выбор зависит от предъявления письма до или после аудиенции маркизу Шетарди. Замечание Амело по поводу формы адресования частного письма Царицы королю. О проекте брака между принцем Голштинским и одной из французских принцесс; ввиду непрочного положения принца, маркизу Шетарди предписывается быть осмотрительным в этом вопросе. Князь Кантемир вполне, по-видимому, предан английскким и австрийским интересам. Избрание императора германо-римского состоится, вероятно, 24 января, вопреки проискам венского двора. Войска прусского короля подвигаются вперед по Моравии и овладели уже Ольмюнцем. В Лондоне происходит сильное брожение умов. Министерству грозит падение 197
    • 27. От принца Конти кардиналу Флери, 25 января. - Наступление Нового года мешало до сих пор отправке этого письма. Так как переворот в России уже совершился, та план действий Франции должен быть создан теперь на новых основаниях. Союз с Россией, упроченный возведением французского принца на русский престол, даст Франции могущественное влияние на севере и все преимущества продолжительного мира. Происшедший в Росссии переворот может, напротив, нанести ущерб Франции, если престолом овладеет Голштинский принц. Он неминуемо заявит притязания на шведский престол и будет оказывать значительное давление при этом на Швецию. Если же последняя держава станет искать союза с Данией и Англией, то это нанесет большой ущерб французской торговле. Уполномоченному Франции при русском дворе следовало бы внушить соответствующий высказанным сообщениям образ действий. Императрицу не так трудно убедить в пользе, заключающейся для нее в союзе с Францией. В случае столкновения при этом личных интересов его, принца Конти, с общегосударственными, он охотно готов пожертвовать своими. В таком случае, чем содействовать вступлению на престол принца Голштинского, лучше проводить проект брака Царицы с каким-либо германским принцем, лишь бы не с Баварским, Ганноверским или Прусским. Дальнейшие разъяснения будут представлены при первом изъявлении желания кардиналом 199
    • 28. От секретаря кардинала Флери принцу Конти, 25 января. - План Конти одобряется кардиналом, но признается в настоящее время невыполнимым, вследствие того, что секрет его обнаружен и дело требует полного официального опровержения 202
    • 29. От г. Амело маркизу де-ла-Шетарди, Версаль, 25 января. - Шетарди предписывается чаще посылать своему двору уведомления о шведских делах. По возвращении кавалера Крепи к шведской армии, тайно задуманный проект брака между принцем Конти и Царицей сделался известен и сильно встревожил шведов, а затем и датчан. Следует опровергать эти слухи, как совершенно фантастические, но по возможности меньше говорить о них. Надежды гр. Саксонского на герцогство Курляндское поддерживаются теперь польским королем, и король Франции также не прочь оказать ему содействие. Необходимо поэтому точно разведать намерения Царицы по отношению к Курляндии, уведомляя обо всем гр. Дезаллера, который бы, в свою очередь мог доставить гр. Брюлю необходимые данные для его действий 202
    • 30. От принца Конти кардиналу Флери, Лиль-Адам, 27 января. - Крайне прискорбно, что тайна замысла обнаружилась. В выдаче секрета нельзя подозревать лиц, отправленных в Петербург для переговоров; стало быть виновны в этом или Царица, или г-жа Каравак, или шведы. Последние не могут, однако, упрекать Францию, так как дело было начато с их ведома. Нет необходимости отзывать Шетарди от русского двора, но следовало бы отправить еще другого уполномоченного для ведения дальнейших переговоров о браке Царицы. Император избран, и теперь время определить по этому поводу образ действий Франции, соответствующий достоинству короля и французским интересам. Ответа на письмо не требуется 203
    • 31. От маркиза де-ла-Шетарди г. Амело, Спб., 27 января. - Бестужев поручил Далиону, к которому он относится с полным доверием, передать маркизу Шетарди, что он с нетерпением ожидает курьера из Франции, во-первых, по поводу шведских дел, а во вторых - вследствие настойчивых требований, предъявляемых русскому двору Финчем и маркизом Ботта: желательно было бы установить тесный союз Франции с Россией, который упразднил бы договоры последней державы с венским двором, Англией и Голландией. Далион отвечал Бестужеву, что два последних донесения Шетарди, вероятно, приостановили действие договора с Австрией, лучше же всего пока ссылаться на внутреннее неустройство России, мешающее заняться внешней политикой. Бестужев одобрил это предложение. Гр. Ливен, приехавший в среду в Петербург, передал маркизу Шетарди, как он сообщает, шифр для сношений с гр. Левенгауптом. В письме, привезенном им при этом, Левенгаупт уведомляет о возвращении русских пленных и рекомендует маркизу Шетарди графа Ливена. Последний исчисляет шведские силы в двадцать пять тысяч человек. Кончина шведской королевы побуждает шведов склоняться к миру, если только он будет заключен немедленно. Шетарди выражает надежду на благополучный исход переговоров с Россией, но ссылается на различные формалььности и промедления в получении инструкций. могущие отсрочить достижение желаемой цели. Затем Шетарди представляет Ливена перед его отъездом Царице. Приговор над государственными преступниками подписан и представлен на утверждение Царице; есть некоторая надежда на смягчение ею наказаний. Майор Корф сообщает о скором приезде принца Голштинского в Мемель. Царица радуется этому тем более, что не удобно продолжать задерживать принцев Брауншвейгских в Риге; поэтому и принц Людвиг Вольфенбюттельский получит на днях разрешение выехать из Петербурга. Лесток передает маркизу Шетарди письмо кн. Кантемира гр. Остерману; тот снимает копию с письма 204
    • 32. От г. Амело маркизу де-ла-Шетарди, Версаль, 29 января. - Удивление Амело по поводу неполучения писем от маркиза Шетарди. Это тем более неприятно, что Царица должна ожидать подробностей в ответ на ее просьбу о вмешательстве Франции в мирные переговоры между Швецией и Россией. Во избежание такого неудобства, маркизу Шетарди предписывается выразить еще раз полную готовность короля содействовать заключению мира, приняв за основание условия, изложенные в письме от 15 января, и поставить на вид Царице непрочность ее положения. По заключении же этого мира можно начать переговоры и о торговом трактате между Россией и Францией. В ходатайстве Царица обращается к королю лишь за "добрыми услугами" при заключении мира, но есть основания понимать это выражение, как действительное посредничество короля между Швецией и Россией 206
    • 33. От принца Конти кардиналу Флери, 30 января. - Уведомляет кардинала о получении ответа и благодарит за участие. На высказанное же кардиналом соображение, что Царица дала обет не выходить замуж, Конти высказывает некоторые надежды преодолеть это препятствие, причем ставит на вид пагубное влияние Бестужева, которое подчинит Россию влиянию Англии, если Франция будет бездействовать. Маркиз Шетарди не внушает доверия принцу Конти: он и Лесток не сумели воспользоваться приобретенным при перевороте влиянием; поэтому желательно бы вверить новые переговоры какому-либо уполномочен

Читать книгу

Оригинальное название: Сборникъ Русскаго историческаго общества. Томъ сотый

Издательство: Тип. М.М. Стасюлевича

Место издания: СПб.

Год издания: 1897

Количество страниц: 740 с.

Сборник Русского исторического общества. Том сотый

Том 100 из 148
Сборники Русского исторического общества (РИО) – крупнейшая серийная публикация источников по истории России XVIII–XIX веков. За пятьдесят лет существования Общества (1866–1916) было выпущено 148 томов Сборника.

Тематика опубликованных в Сборнике материалов обширна и включает в себя документы, относящиеся как к внутренней, так и внешней политике государства. Среди них можно выделить шесть крупных серий: «Материалы по истории Екатерининской комиссии для сочинения проекта нового Уложения 1767 г.», «Бумаги Екатерины II», «Материалы для истории высших государственных учреждений России в XVIII в.», «Материалы для политической и бытовой истории в 1812 г.», «Дипломатическая переписка иностранных послов и посланников при русском дворе», «Памятники дипломатических отношений древней России с державами иностранными», включающие документы XV–XVII веков, перешедшие в РИО от Второго отделения императорской канцелярии. Помимо этих серий в Сборнике публиковались личные бумаги Петра I, Петра II, Екатерины I, Александра I, Николая I, Александра II, а также документы, связанные с деятельностью видных государственных сановников.

В Сборнике выходили отчёты о годичных собраниях РИО. Во время подготовки издания Русского биографического словаря в томах 60 и 62 был помещён Азбучный указатель имён русских деятелей для словаря.

Основная работа по подготовке издания Сборника лежала на ответственных секретарях РИО. Первым таким секретарём стал один из наиболее деятельных организаторов Общества А. А. Половцев.

В разное время в работе Общества принимали участие крупные историки: С. М. Соловьёв, В. О. Ключевский, Н. И. Костомаров, Н. Ф. Дубровин, П. П. Пекарский, В. И. Сергеевич, Я. К. Грот, А. Н. Филиппов, И. Е. Забелин, А. Н. Пыпин, С. Ф. Платонов, В. С. Иконников, Н. Д. Чечулин, А. Н. Попов.