Новости по теме

Формула нации

В.В.Ванчугов для рубрики "Мнение" в "Московских новостях".

Этнософия в Евразийском национальном университете

Профессор кафедры истории русской философии философского факультета МГУ...

К списку новостей

Статьи по теме

... Волна миграции – это серьёзное испытание для культуры и всего устройства каждого общества, испытание для его граждан...

Ксенофобия как симптом отсутствия социальной рефлексии: аргументы и контраргументы

Рост ксенофобских настроений в России довольно быстро стал привычным...

К списку статей

Образ России: психологические причины и философские следствия

Образ России: психологические причины и философские следствия

Образ России: психологические причины и философские следствия


В 1549 году бароном Сигизмундом фон Герберштейном были выпущены «Записки о Московии». В них впервые возникает образ русского медведя[1], который и по сей день является полномочным представителем русского человека в сознании многих иностранцев. Интересный пример актуализации этого образа можно обнаружить на страницах знаменитого труда по истории России, принадлежащего перу С.М. Соловьева. Повествуя о написании Вольтером «Истории Петра Великого», Соловьев обращает внимание читателя на то, как был встречена эта «История» Фридрихом II. «Скажите мне, пожалуйста, − писал он Вольтеру, − с чего это вы вздумали писать историю волков и медведей сибирских? И что вы еще можете рассказать о царе, чего нет в жизни Карла XII? Я не буду читать истории этих варваров; мне бы даже хотелось вовсе не знать, что они живут на нашем полушарии»[2]. Сообщая Даламберу об отклике прусского короля на свой труд, Вольтер иронически замечал: «Люк[3] мне пишет, что он немножко скандализован, что я, по его выражению, пишу историю волков и медведей; впрочем, они вели себя в Берлине медведями очень благовоспитанными»[4].

Со времён кончины барона фон Герберштейна минуло уже более четырёхсот лет, с кончины Фридриха II – более двухсот, но сочетание «русский медведь», соотносимое с русским человеком, не теряет своей актуальности[5]. Стереотипы, как известно, живучи. Но психологи убеждают нас, что образ есть структура изменчивая, меняющая содержание по мере изменения реальности, субъективной репрезентацией которой она является[6]. Россия за четыреста лет, безусловно, изменилась, а вот образ её оказался удивительно ригидным. Такая устойчивость структуры, которая по существу своему обязана быть динамичной, заставляет задуматься над причинами её анормальной устойчивости.

logosfera_ImagesRussia01.jpg  

Прежде чем говорить о причинах формирования того или иного образа, попытаемся дать соответствующее определение. Образ страны есть совокупность представлений о ней, сформированных в индивидуальном или коллективном сознании граждан посредством различных типов коммуникации. Представления эти могут быть как осознаваемыми, так и неосознаваемыми. Поскольку ничто психическое не существует отдельно, образ как образование ментальное всегда дополняется аффективным компонентом, а вместе эти две составляющие создают предпосылки для реализации по отношению к стране тех или иных поведенческих стратегий. Так, например, наличие в содержании образа такой характеристики как «красивая» еще не свидетельствует о том, что отношение к стране в целом будет положительным. Когнитивная характеристика «красивая» может соседствовать с эмоциями гордости, радости, а может и с эмоциями зависти и неудовольствия, что и определит в конечном итоге дружественные или противоположные им действия по отношению к стране. Конечно, следует учесть, что аффективная и когнитивная характеристики находятся в тесной взаимосвязи: для страны, к которой выработалось негативное отношение, вероятность быть воспринятой как «красивая» понижается.

Феноменологическое поле образа страны имеет несколько детерминант. Укажем основные из них. Во-первых, субъектом-носителем образа может быть либо гражданин нашей страны, либо иностранец. Во-вторых, формирование образа может производиться или самим человеком (непосредственно) или с участием СМИ, книг и иных опосредующих звеньев (опосредствованно). В-третьих, образ может формироваться активно или пассивно. Комбинация даже этих трех компонентов в двух градациях даст восемь возможных частных случаев формирования образа. Рассмотрим каждый из них подробнее.

1. Опосредствованное пассивное формирование образа России у иностранца. Примеров этого случая можно привести множество. По сути, все информационные службы, информирующие иностранцев о российской жизни, в нашей классификации относятся к нему. Но мы обратимся к более интересным историческим примерам. В 1942 году руководство США стало получать информацию о том, что американское население с усиливающейся теплотой относится к мужественно отстаивающим свою Родину русским. Против этого сразу же были приняты соответствующие меры, в результате которых в Америке появились плакаты, изображающие Сталина, читающего «Mein Kampf». Так через соотнесение одного диктатора с другим была сделана попытка «охладить» нарождавшуюся теплоту американцев по отношению к русским.

Современные исследователи особое внимание обращают на деятельность СМИ по освещению политических инцидентов. Как показал последний крупный военный конфликт с участием России (речь идет о войне Грузии с Южной Осетией в августе 2008 года), иностранные СМИ в первые дни военных действий определяли агрессора единодушно, но не объективно[7]. Возможно, этому способствовало изначальное предубеждение против России, и это предубеждение в свою очередь в качестве деривата выдавало информацию, способствующую формированию негативного образа России.

Но дело не только в негативной информации, но и в отсутствии альтернативной, в отсутствии информации как таковой. Уровень представленности России на страницах газет, экранов телевизоров и даже в Интернете крайне низок. Исполнительный директор Международной Академии телевидения и радио С.В. Ерофеев даже счёл возможным говорить о «невидимой России»: «Информацию о культуре России на английском языке можно найти разве что на немногих коммерческих сайтах, сделанных, как правило, иностранцами. А вот Федерального агентства по культуре и кинематографии, с точки зрения зарубежного пользователя, просто нет. Есть только русскоязычная версия сайта, которая для него выглядит, наверное, китайской грамотой. Также можно было бы говорить о невидимом бизнесе, невидимых конфессиях и в целом о стране»[8].

logosfera_ImagesRussia03.jpg  

2. Непосредственное пассивное формирование образа России у иностранца. Иностранец может увидеть нашу страну с негативной стороны не только посредством нарушающих принцип объективности СМИ, но и самостоятельно. Приведём лишь один пример такого ви́дения: «Российский турист высокомерен. Если Вы − иностранец и жили в России или в Украине некоторое время, Вы, вероятно, заметили, что люди никогда не говорят «извините», когда они наступают Вам на ногу. Они также никогда не просят прощения, когда толкают Вас на улице или в общественном транспорте. ˂…> Еще одна особенность русских − вечное недовольство. Вы можете признать российского туриста всюду по скучающему и неудовлетворенному выражению. ˂…> В Финляндии сауна является слишком холодной, в Риме пицца слишком горяча. Париж не достаточно романтичен. В Осло цены слишком высоки, и океан не является столь же синим, как на Бали»[9]. Очевидно, что отношение к России, сформированное на основе непосредственного наблюдения за таким поведением её граждан, ничуть не лучше, чем то, которое может быть сформировано в результате тенеденционзной деятельности СМИ, но механизм формирования образа здесь иной.

3. Непосредственное активное формирование образа России у иностранца. Подобная картина может быть нарисована и в случае, если иностранец захочет посетить нашу страну с целью узнать о ней нечто новое. Его взору могут предстать те же самые ситуации, которые приведут в конечном итоге к тем же самым результатам. Поэтому мы можем лишь только согласиться с тем, что «не только пропагандистские усилия должны быть направлены на формирование позитивного образа России. Этот образ должен формироваться, прежде всего, на основе объективной информации о России, на основе впечатлений, которые складываются у иностранцев о гражданах России, о нашей повседневной жизни, об уровне культуры всех и каждого ˂…>. Важно, чтобы уезжающие из России увозили с собой хорошие впечатления. Поэтому состояние памятников истории и культуры, которых в России многие десятки тысяч, состояние музеев, библиотек – это фактор, самым непосредственным образом воздействующий на восприятие иностранцами нашей страны»[10]. Хотелось бы также подчеркнуть, что образ как психологическая реальность тяготеет к целостности (то есть является неким «гештальтом»), даже если по своему содержанию он крайне беден. Этим можно отчасти объяснить наличие стереотипов – некоторых шаблонов, переносящих впечатление от небольшой группы тех, с кем довелось иметь дело, на всех граждан страны. Поэтому важна не только общая социально-благополучная картина государства, но и способы взаимодействия с миром его отдельных представителей, а этот вывод налагает ответственность не только на государственных лидеров с проводимой ими социальной политикой, но и на отдельных граждан с их эрудицией, воспитанностью и общей культурой поведения.

logosfera_ImagesRussia02.jpg  

4. Опосредствованное активное формирование образа России у иностранца. Иностранный гражданин может формировать свое впечатление о нашей стране посредством наших же СМИ. Если он случайно попадёт на российский канал или посвятит один свободный день просмотру российского телевидения, то за день он сможет увидеть 160 драк, 202 убийства, 6 ограблений, 10 половых актов, 66 сцен распития спиртных напитков, 39 случаев нецензурной брани и 302 негативных новостных события[11]. Впечатление, которое формируется после такого просмотра, может быть озвучено примерно так: «Этой стране живется не слишком хорошо». Соответственно, и образ её будет не слишком хорошим. Не менее важной проблемой следует считать и распространение в российских СМИ совсем не российской действительности, которое часто переходит в прямое избегание стремления к отстаиванию собственной самобытности. Речь в данном случае идет не только о потере собственного облика нашей страны, но и о возможностях нивелировки интереса к нашей культуре. Стоит ли ждать, например, появления интереса американца к нашей культуре, если он, посмотрев российский канал, увидит на телеэкране Бреда Питта, Тома Круза и Анджелину Джоли? Скорее всего, он решит, что культура России – это плохая или средняя американская культура, а в ней он уже вполне сведущ. И введенный Н.Я. Данилевским термин «европейничание» выглядит в этом контексте очень даже уместным. Корень можно варьировать произвольно: «американичание», «галломания» (эти термины призваны отразить культурные ориентации внутри нашего народа, и ни в коей мере не умаляют достоинства названных здесь народов), суть одна – потеря интереса к собственной культуре и трансляция этого отсутствия интереса другим культурам. И это притом, что у нашей культуры есть значительный потенциал для формирования позитивного образа России. Так, например, «руководитель нашего известного коллектива, ансамбля Александрова, ˂…> рассказывал о гастролях ансамбля в Польше. Он услышал, как беседовала одна польская супружеская пожилая пара, выходящая из концертного зала: “После этого концерта я к русским буду относиться лучше”, − говорил своей жене супруг, который, судя по словам, испытывал к русским неприязнь»[12]. Таким образом, следует заключить, что понимание богатства собственной культуры, всестороннее продвижение и развитие ее является одним из важных факторов формирования положительного образа России в сознании иностранных граждан.

Ранее мы проанализировали ситуацию с формированием образа России у иностранцев. Теперь обратимся к нашим соотечественникам. Красноречивее всего можно охарактеризовать качество образа России в сознании её народов словами Н.В. Гоголя. «Велико незнанье России посреди России. Все живет в иностранных журналах и газетах, а не в земле своей», − писал он в «Выбранных местах из переписки с друзьями»[13]. Начнём с самого распространённого случая – спонтанного непосредственного формирования образа России.

1. Непосредственное пассивное формирование образа России в сознании её гражданина. Очевидно, что этот процесс значительно отличается от аналогичного у иностранца, поскольку для жителя России он практически непрерывен: взаимодействие со своей страной осуществляется ежедневно. И опыт этот не всегда вызывает положительные эмоции. Следует согласиться с тем, что «если в стране сотни тысяч бездомных, детей-сирот, если инвалид не в состоянии выйти за порог своего жилища, и другие подобные проблемы, то в глазах всего мира никакие усилия политтехнологов этого не изменят»[14]. Более того, не изменят не только в глазах всего мира, но и в глазах наших собственных сограждан. Поэтому вывод, который мы делаем в этой части, сходен с тем, который мы формулировали применительно к спонтанному формированию образа в сознании иностранных граждан: недостаточно улучшать способы описания реальности, необходимо заботиться и об улучшении реальности, причем на всех уровнях: от поведения отдельного гражданина до деятельности государственных структур.

2. Непосредственное активное формирование образа России в сознании её гражданина. Если в качестве общего «эпиграфа» к анализу образа России в сознании её граждан мы взяли слова Н.В. Гоголя, то к данному подпункту наилучшим образом подходят слова И.С. Шмелёва. «Как я корю себя из этого прекрасного далека, что мало знал свою родину, не изъездил, не исходил!.. – писал он в «Куликовом поле». − Не знаю ни Сибири, ни Урала, на заволжских лесов, ни Светло-Яра… ни Ростова Великого не видал, «красного звона» не слыхал, единственного на всю Россию!.. ˂…> Ни древнейших наших обителей не знаем, ни летописей не видали в глаза, даже родной истории не знаем путно, Иваны Непомнящие какие-то. Сами ведь иссушали свои корни, пока нас не качнули – и как качнули!.. Знали избитую дорожку – “по Волге”, “на Минерашки”, “в Крым”. И, разумеется, “за границу”. В чужие соборы шли, все галереи истоптали, а Икону свою открыли перед самым провалом в ад»[15]. Слова, сказанные И. Шмелевым, применимы и к сегодняшней ситуации: мало тех, кто всерьез интересуется своей Родиной, ездит по стране не со служебными командировками, а просто для того, чтобы ее познать, увидеть. Немного и тех, кто, не получив специального исторического образования, самостоятельно изучает историю своей страны. Целенаправленность в формировании образа своей страны у граждан России почти отсутствует. Подтвердим сказанное результатами эмпирических исследований. В 2007 году на факультете психологии МГУ имени М.В. Ломоносова было проведено пилотажное исследование, посвященное изучению образа России в менталитете студенческой молодежи. Полученные результаты позволяют говорить о том, что сложный и дифференцированный образ России в сознании респондентов характерен только для имперской и будущей России[16] (исследовались образы Древней Руси, Российской империи, Советской России, современной России, будущей России). Хотя в этих результатах можно выявить и ряд положительных моментов, в целом они свидетельствуют о том, что слова И.С. Шмелева о познании нашей страны остаются по-прежнему актуальными.

logosfera_ImagesRussia05.jpg  

3. Опосредствованное пассивное формирование образа России в сознании её гражданина. Отметим и некоторый особенный вклад российских СМИ в формирование образа России в сознании наших соотечественников. Примечательно, что в некоторые периоды нашей истории именно отсутствие оперативной деятельность СМИ (объясняемое идеологическими причинами) способствовало формированию искаженного образа нашей страны. Так, например, в 1983 году после инцидента с южнокорейским «Боингом» российские СМИ молчали два дня. Западные СМИ, которые вещали в том числе и на территории СССР, в эти два дня успели оценить этот инцидент так, что Советский Союз получил наименование «империи зла». Поскольку у советского человека никакой альтернативной информации о происшествии не было, отзывы западных СМИ играли определяющую роль в формировании представления о данной ситуации. Тот же самый вывод применим и к аварии на Чернобыльской АЭС. Два дня наши СМИ не давали никакой информации, а после ограничились сообщением об аварии с двумя погибшими. Соответственно, информаторские функции выполнял Запад, который в период холодной войны, разумеется, представлял ситуацию в крайне мрачных тонах.

В наше время ситуация претерпела значительные изменения, российские СМИ действуют гораздо быстрее и свободнее, однако проблемы в этой сфере есть. Основная проблема, как и в ситуации с иностранными СМИ, состоит в сознательных или неосознанных искажениях современной российской действительности, исторического российского прошлого и очерчивании негативных перспектив российского будущего. Искажения эти различны. Это не только предоставление собственно ложной информации, но и утаивание, замалчивание информации, фрагментарное предоставление информации, придание значительности объективно менее значимым информационным аспектам и уменьшение значимости действительно важных и т.п. Например, если 95% информационного потока о российской действительности на самом деле относятся к действительности московской, образ России будет существенно искажен, даже если эти 95% информации будут достоверными. И это вполне реальная проблема, поскольку «из 85 субъектов федерации “на слуху” у нас всего 10-15. И в основном это связано либо с тем, что там добывают какие-то важные для мира природные ресурсы, либо с личностью губернатора, либо с наличием мировых природных явлений»[17].

4. Опосредствованное активное формирование образа России в сознании её гражданина. В относительно недавнем научном прошлом книга была самым востребованным средством получения информации. Сейчас конкуренцию ей составляет Интернет, но поскольку в Интернете отсутствует (или почти отсутствует) процедура научного редактирования, книга по-прежнему востребована. Но большие и серьёзные научные труды, которые могут поспособствовать формированию адекватного, сложного и дифференцированного образа России в сознании её гражданина, пишутся довольно долго. Так, например, последний том советской десятитомной «Всемирной истории» был выпущен около пятидесяти лет назад, в 1965 году. С тех пор ситуация значительно изменилась, идеологические установки, с позиции которых был написан данный труд потеряли свою актуальность (и для историков и для граждан), а создатели нового труда, задуманного как альтернатива прежнему, выпустили ещё только второй том[18].

logosfera_ImagesRussia04.jpg  

Но есть и другие сложности, не сопряжённые с длительностью написания качественных трудов. 24 июня 2013 года в Госдуму был внесён законопроект (доработанная версия законопроекта четырёхлетней давности), предполагающий ответственность «за отрицание итогов Нюрнбергского трибунала и роли стран антигитлеровской коалиции по поддержанию международного мира и безопасности во время Второй мировой войны, а также распространение заведомо ложных сведений об их деятельности». Таким образом, исторические труды вновь находятся под угрозой «политической корректуры», что уже вызвало негативные отклики ряда историков. Образ России, созданный на основании таких политических установок, возможно, будет гораздо более позитивным, но вот будет ли он адекватным?

В заключение добавим, что образ страны есть важная структурная часть субъективной картины мира точно так же, как образ себя есть важная структурная часть самосознания человека. Поэтому большую озабоченность вызывает ситуация, в которой при наличии обширного историко-культурного наследства образ России (в первую очередь в сознании наших соотечественников) оказывается обедненным. Используя введенную нами аналогию, отметим, что человек с искаженным образом себя столкнется с большими сложностями в социальной адаптации. Человек с крайне обеднённым образом себя будет вообще к ней неспособен (в клинической психологии такие феномены называются расстройством идентичности). Равным образом и человек, не представляющий себе своей страны и своего места в ней, не сможет быть полноценным гражданином, поэтому вопрос о качестве образа России есть вопрос государственной важности. Если в случае с иностранными гражданами практической стороной вопроса было функционирование России на внешнеполитической арене, то на просторах нашего Отечества образ страны является основой для формирования патриотизма. «Если оскорбительно человеку называться сыном презренного отца, то не менее оскорбительно и гражданину называться сыном презренного отечества», − писал Н.М. Карамзин[19]. Без положительного образа России, положительного отношения к ней формирование патриотизма не представляется возможным. «Патриотизм, если он истинный, − это высшее счастье нации. Но оно дается не даром, оно заслуживается. Приказать быть патриотами нельзя. Если мы хотим вернуть это высокое счастье, пора закладывать для него устои. Надо сделать так, чтобы было чем гордиться за народ свой и не было бы того, за что приходится краснеть»[20].


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] «В тот год (1526 – О.Р.) стужа была так велика, что очень многих ездовых, которые у них называются gonecz, находили замерзшими в их возках. ˂…> Кроме того, тогда находили мертвыми на дорогах многих [бродяг], которые в тех краях водят обычно медведей, обученных плясать. [Мало того], и [сами] медведи, [гонимые голодом, покидали леса, бегали повсюду по соседним деревням и] врывались в дома; при виде их крестьяне толпой бежали от из нападения и погибали вне дома от холода самой жалкой смертью». См. Герберштейн С. Записки о Московии. М.: Памятники исторической мысли, 2008. С. 289.

[2] См. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. СПб: Товарищество «Общественная польза», 1851-1879. С. 183.

[3] Luc - так Вольтер звал Фридриха II в насмешку – примечание С.М. Соловьева.

[4] Там же.

[5] Достаточно привести заголовки статей в зарубежных изданиях. См., напр., «Analysis: NATO grapples with the angry bear»:

http://www.cnn.com/2008/WORLD/europe/08/19/oakley.georgia.russia.analysis/index.html?iref=storysearch

[6] «В процессе реализации действия исходный О. (образ – О.Р.) видоизменяется (преобразуется), накапливая в себе опыт практического взаимодействия субъекта со средой». См. Мещеряков Б.Г., Зинченко В.П. Большой психологический словарь. М.: Прайм-Еврознак, 2003. С. 306.

[7] См., напр., заголовки CNN и The Daily Telegraph − «Russia invades Georgia», «Fighting is still raging in South Ossetia as Russia rejects Georgia's latest ceasefire proposal»:

http://www.cnn.com/video/#/video/world/2008/08/08/verjee.georgia.tensions.cnn?iref=allsearch

http://www.telegraph.co.uk/telegraphtv/2541126/Standoff-between-Russia-and-Georgia-continues.html

[8] Ерофеев С.В. Невидимая Россия: заметки практика // Современный образ России: перспективы развития. Сборник материалов Всероссийской Конференции, под редакцией А.В.Очировой, Ю.П.Зинченко, Л.В.Матвеевой. М.: Издательство МГУ, 2008 г. С. 130.

[9] Цитата из статьи «Why do “Russian” tourists behave so badly abroad?» (перевод наш – О.Р.). См.: http://www.kyivpost.com/news/opinion/op_ed/detail/35354/.

[10] См. Бусыгин А.Е. Отечественная культура как носитель позитивного образа России в мире // Современный образ России: перспективы развития. Сборник материалов Всероссийской Конференции, под редакцией А.В.Очировой, Ю.П.Зинченко, Л.В.Матвеевой. М.: Издательство МГУ, 2008 г. С. 26.

[11] См. Запесоцкий А.С. Российские СМИ как фактор формирования нового типа культуры // Диалог культур и партнерство цивилизаций: IX Международные Лихачевские научные чтения, 14–15 мая 2009 года. − СПб: Изд-во СПбГУП, 2009. С. 514.

[12] См. Бусыгин А.Е. Указ. соч. С. 23.

[13] См. Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений в 14 томах. Том 8. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1937—1952. С. 308.

[14] Очирова А.В. Имиджевый рейтинг России // Современный образ России: перспективы развития. Сборник материалов Всероссийской Конференции, под редакцией А.В.Очировой, Ю.П.Зинченко, Л.В.Матвеевой. М.: Издательство МГУ, 2008 г. С. 19.

[15] См. Шмелёв И.С. Душа Родины: Рассказы. Воспоминания. Публицистика / Сост., примеч. Т. Ф. Прокопова. – М. – Архангельск: Русская книга – XXI век; Правда Севера, 2007. С. 134.

[16] Матвеева Л.В. Аникеева Т.Я., Мочалова Ю.В., Петракова Е.Е. Структура образа России в менталитете студенческой молодежи // Образ России в стране и за рубежом: гуманитарное измерение. Сборник материалов к Всероссийской конференции «Современный образ России: проблемы и решения» / Под общ. ред. Ю.П. Зинченко, Л.В. Матвеевой. М.: МГУ имени М.В. Ломоносова, 2008. С.38.

[17] Быстров М.С. Экономические аспекты имиджа Российской Федерации // Современный образ России: перспективы развития. Сборник материалов Всероссийской Конференции, под редакцией А.В.Очировой, Ю.П.Зинченко, Л.В.Матвеевой. М.: Издательство МГУ, 2008 г. С. 21.

[18] Дридзе Юрий. Под обложкой – века // Поиск. Еженедельная газета научного сообщества. № 23 (1253). 7 мая 2013 года. С. 9.

[19] Карамзин Н.М. Избранные сочинения в 2 томах. Том 2. М.-Л.: Художественная литература, 1964. С. 281.

[20] Меньшиков М.О. Выше свободы: ст. о России. М.: Сов. писатель, 1998. С.80. 


ОБ АВТОРЕ: Родионова Ольга Ивановна, аспирант кафедры истории русской философии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Теги: Этнософия

Автор:  Ольга РОДИОНОВА

Комментарии (1) 25.06.2013

Обсуждение:
 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 

Возврат к списку