> Проекты > Лекционный зал > 1812. Часть 1. Предпосылки войны

1812. Часть 5. Наполеон в Москве

Конспект лекции

1 2 3 4

1812. Часть 5. Наполеон в Москве

Москва. Совет в Филях

Когда в Москву пришло известие о сражении при Бородино, все вздохнули с облечением, потому что первые новости были обнадеживающие – враг отражен на всех пунктах и скоро погоним его из земли русской. Но буквально через несколько дней стало понятно, что русская армия по-прежнему отступает, и какова судьба столицы – было неизвестно. Жители города стали покидать его, вывозить свое имущество. Стоимость подвод и лошадей редко дорожала.

Отступая к Москве, Кутузов, может быть, и хотел дать еще оборонительное сражение, сейчас мы уже не можем об этом сказать твердо. Но, подходя к городу, русская армия заняла позицию на Воробьевых высотах, а Кутузов созвал военный совет в деревне Фили. Примерно на том месте, где мы сейчас находимся, эта деревня и была. Главный вопрос, который он поставил перед советом – это сдавать ли Москву без боя французам или все-таки попытаться отстоять столицу и дать еще одно оборонительное сражение? Голоса генералов разделились пополам. Как ни странно, те, кого причисляют традиционно к немцам, те, кто и были немцами, генерал Беннигсен, например, он ратовал за то, что Москву нельзя сдавать без боя, и мы все умрем здесь под Москвой, как наши братья умирали… и т. д. С другой стороны, другие генералы говорили, что эта позиция гибельна, сражение будет в любом случае проиграно, и армия будет потеряна, потому что в тылу большой город, при отступлении через большой город неминуемы беспорядки и полная потеря управления.

И, в общем-то, они были правы. При том соотношении сил, которое сохранилось после Бородинского сражения, Наполеон имел уже двойное численное превосходство. Русская армия, потерявшая около 44–45 тысяч человек, а французы около 32–35 тысяч. И надо сказать, что к французам подошла еще свежая дивизия на следующий день, и у Наполеона осталась нетронутая почти вся гвардия. В этих условиях давать следующее сражение было бы равносильно самоубийству. И военный совет, так и не приняв решение о судьбе армии, судьбе города, был вынужден переложить тяжесть принятия этого решения на плечи главнокомандующего – генерала Кутузова.

Кутузов, понимая всю ответственность… Ну, с одной стороны, когда собирается военный совет, то все люди могут советовать. Они не принимают ответственности на себя за принимаемые решения, они советуют. Поэтому в этой ситуации говорить о том, что нужно сдавать Москву либо нужно защищать ее… Ценность для каждого человека внутри высказываний и принятия такого решения внутри совета, она не очень большая. Ценность и ответственность главнокомандующего, она на порядок выше, потому что именно этот человек несет ответственность за судьбу армии. И, по сути своей, в этот момент Кутузов принимал решение не только о судьбе Москвы, не только о судьбе главной армии России в тот момент, но и, в общем, по сути своей, как оказалось, он принимал решение за исход всей кампании и вообще за исход всей войны с Наполеоном.

Кутузов приказал отступать, русская армия прошла через Москву с большими мерами предосторожности. Потому что в такой ситуации общее падение дисциплины, общее падение морали, оно естественно, предсказуемо, и оно нормально и оправданно. Потому что когда армия после тяжелого сражения покидает второй по значимости город империи, древнюю столицу России, в сердце каждого солдата что-то екает и ломается. Поэтому нет ничего удивительного, что в Москве осталось какое-то количество солдат, бросивших свои части и оставивших свои ряды. Но количество их не было столь значительно, чтобы можно было об этом говорить как о массовом явлении. В основном русская армия сохранила порядок и прошла Москву на удивление быстро и на удивление сохранив свои ряды.

Русская армия вышла из Москвы по Рязанской дороге и направилась на юго-запад. Она шла, шла… Пройдя около 30 километров, в районе Боровской переправы перешла через Москва-реку и, прикрываясь рекой Пахрой, перешла на Старую Калужскую дорогу. Фактически русская армия отступила не просто на запад, она отступила на юг и вышла на коммуникации французской армии.

Это тот самый знаменитый тарутинский марш-маневр Кутузова, которым он, с одной стороны, вывел свою армию из-под удара, с другой стороны поставил ее в такое положение, где она могла беспрепятственно пополняться людьми, продовольствием, фуражом, конским составом и уже находилась на позиции, откуда стратегически угрожала путям отступления Наполеона.

1 2 3 4
Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.