Сегодня и вчера


Гоштовт Георгий. Дневник кавалерийского офицера. —Париж, 1931 С. 169. С. 178


1 сентября.

Долго стоим ясным прохладным утром, вытянувшись по дороге, между Мажуце и Обшрутами. Осеннее солнце, слабо согревающее, слепит мириадами своих отражений в многочисленных лужах и придорожных канавах.

Ждем, пока пройдут мимо нас, по большой дороге на Пильвишки, войска III-го Корпуса. На всех перекрестках снова стоят посты казаков и, вызванных из Ковно, кавалергардов и конногвардейцев. Мера эта дала прекрасные результаты, — люди распределились уже по своим частям.

Выслав разведку на Волковишки, бригада двинулась вслед за пехотой. На почтительном расстоянии за нами следуют германские кавалерийские разведывательные части.

Перед Пильвишками уже стало пехотное охранение. Здесь наша бригада получила приказание идти на бивак в деревню Гевалтово.

Взвод казаков, присланный для связи еще в Мюльхаузене, до сих пор состоит при Штабе нашей дивизии и составляет нечто вроде конвоя при генерале Казнакове.

Расположились мы просторно, — все лошади поместились под крышами. Офицерам 4-го эскадрона отведен чистенький дом около большой дороги. Сын хозяйки — молодой учитель беспокоится о своем отъезде, на случай прихода немцев. Большой литовский патриот, он, услышав мою фамилию, долго с увлечением говорил об истории Литвы; знания генеалогии моего рода, он выказал несомненно лучшие, чем я.

Под вечер заехали к нам, проезжавшие на автомобиле, Иркутские гусары Князь Радзивилл и, причисленный к Генеральному Штабу, Прюссинг. Они сообщили радостные вести о взятии Львова, разгроме австрийских армий, массе трофеев и о пленных, исчисляемых сотнями тысяч.

Переписав имевшиеся у них официальные сообщения, мы прочли их по взводам. Долго не смолкавшее ура кирасир привлекло внимание других эскадронов. Оттуда прислали спросить, в чем дело. Мы послали копии сообщений, отчего долго перекатывалось громкое ура, от хутора к хутору.

В соседние с нами к западу деревни пришли к вечеру полки 27-й пехотной дивизии и стали располагаться на ночлег. Чебышов и Погоржанский, гуляя, проходили мимо их расположения и передали в штабы полков о победах в Галиции.

В тишине и свежести ясного осеннего вечера, со стороны пехотного бивака полились торжественные звуки молитв и народного гимна; после короткого перерыва вспыхнуло и прокатилось звонким эхом по окрестностям — громогласное ура. Все это говорит о том, что пехотные части снова собрались в порядке, вокруг своих командиров и родных знамен.

Вернувшиеся разъезды сообщают о занятии крупными силами противника Волковышек и дальнейшем их движении на Мариамполь; в сторону Пильвишек обнаружено лишь движение одной конницы.


2 сентября.

Легкий почтительный стук в дверь прерывает наш сон.

Ординарец при Штабе полка Палей передает письменное приказание — назначить от нашего эскадрона три офицерских разъезда, — один силою во взвод и два по двенадцати коней; начальникам разъездов немедленно явиться в Штаб дивизии за получением задач.

Марков, Погоржанский и я быстро вскакиваем, моемся, пьем молоко с ковригой черного хлеба и при свете восходящего солнца идем в Штаб дивизии.

Самсон сообщает нам обстановку. — Армия сегодня отходит на линию Дембова Буда—болото Амальва-Симно. ХХVI-й Корпус отошел севернее Козлово-Рудской пущи, в южную опушку которой упирается правый фланг III-го Корпуса. Что делается в этом прорыве, заполненном вековыми лесами — неизвестно. В дер. Высокую Руду вчера к вечеру был послан взвод казаков. От нашей бригады приказано выслать серию разездов. Мне со взводом дается задача разведать западную опушку пущи, Погоржанскому северную, и Маркову наблюдать дорогу из Пильвишек на Высокую Руду, находясь в дер. Гернупе. Срок — до б часов вечера 3-го сентября. Донесения посылать на станцию Козлова Руда.

Через полчаса, всеми тремя разъездами вместе, двигаемся по проселку, среди хуторов и поросших кустарником, пригорков. Втягиваемся в вековой, густой бор. Становится зябко от задержавшегося в нем ночного холода. Наши голоса звучат звонче и кажутся более громкими. Вот они, воспетые Сенкевичем, литовские дубравы, колыбель моих предков…
20.01.2020
Он прибыл в 1782 г. в Петербург, где на следующий год назначен учителем семилетнего тогда Великого Князя Александра Павловича
17.01.2020
Права русского гражданина. Образцы жалоб и прошений.
16.01.2020
К такому то сброду приходилось применять инструкцию по воспитательной части
15.01.2020
Повествования о продолжительном походе, напоминающем ему счастливую свободу по его неправильному понятию об оной
14.01.2020
Многие, мечтавшие о возможности проникнуть в этот день в храм, не могли получить желанного входного билета.
13.01.2020
Господь подул, и они рассеялись
10.01.2020
Мы изгнанники, растерзана наша Родина-Мать, но мы живы, живы наши идеалы
09.01.2020
Желания государя составляют всю его политику, а эти желания управляются неистовыми страстями
09.01.2020
Проба турок найти слабое место для овладения цитаделью была их первой неудачей и, вместе с тем, высказала их самонадеянность
31.12.2019
С Новым годом!!!
Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.