Все документы темы  


Донесение В. А. Корнилова Меншикову о бое пароходо-фрегата «Владимир» с «Перваз-Бахри»

Схема боя пароходо-фрегата «Владимир» с турецким пароходом «Перваз-Бахри» 5 ноября 1853.
1853 год. 29 ноября (7 ноября ст.ст.)

ДОНЕСЕНИЕ В. А. КОРНИЛОВА А. С. МЕНШИКОВУ О КРЕЙСЕРСТВЕ ЭСКАДРЫ У ТУРЕЦКИХ БЕРЕГОВ И БОЕ ПАРОХОДО-ФРЕГАТА «ВЛАДИМИР» С ТУРЕЦКИМ ПАРОХОДОМ «ПЕРВАЗ-БАХРИ».

7 ноября 1853 г., пароход «Владимир», на Севастопольском рейде.

28 октября, возвратясь с отрядом пароходов из рекогносцировки турецких берегов до самого Босфора, причем один из пароходов видел 4 турецких корабля и бриг по направлению к Сизополю, я поднял флаг свой на 120-пуш. корабле «, Вел. кн. Константин» и с рассветом 29-го снялся с Севастопольского рейда в сопровождении 120-пуш. кораблей: «Три святителя», под флагом контр-адмирала Новосильского, «Париж», «Двенадцать апостолов», под флагом контр-адмирала Панфилова, 84-пуш. «Ростислав» и «Святослав» для отыскания и истребления виденного флота, буде он расположился в одном из трех портов: Сизополе, Варне или Балчике. Пароходо-фрегаты «Владимир» и «Одесса» должны были присоединиться вслед за выходом эскадры.

Пройдя Херсонесский маяк с попутным утренним ветром, эскадра встретила крепкий юго-восточный ветер, принудивший взять все рифы и спустить брам-реи, на низ. От начала ветра до захождения солнца пройдено было до 70 миль, после чего ветер зашел к юго-запду и обратился в противный шторм с большим неправильным волнением и дождевыми шквалами.

30-го к вечеру ветр смягчился, волнение также, присоединился пароходо-фрегат «Владимир». На кораблях «Три святителя» и «Двенадцать апостолов», которые наиболее меня тревожили, ибо качка была самая разрушительная, все обстояло благополучно.

31-го с утра утихшие и ветр (так в оригинале — u-96) и волнение позволили поставить все паруса и эскадра начала лавировать, сохраняя по возможности близость к условленной в Севастополе линии. Не присоединившийся пароходо-фрегат «Одесса» меня крайне заботил.

1 ноября с полночи нашел внезапно жестокий шквал от северо-запада. Эскадра несла большие паруса, которые убрала щегольски, несмотря на ночное время; пришлось взять опять все рифы и потом оставить один грот-марсель и трисели; волнение не замедлило разыграться и начало трехдечые корабли бросать, как тендер; с сим вместе барометр поднялся, сделалось очень холодно и все предвещало известный своею силою и упорством северо-восточный ветер. Желая быть на ветре мыса Калиакрия, я поворотил к северу.

2 ноября ветр продолжался с сильными порывами, с дождем и градом, но к вечеру погода смягчилась, равно как и волнение.

3 ноября утром ветр стих и перешел к югу; эскадра направилась к мысу Калиакрия; после полдня я послал г. адъютанта своего лейтенанта Железнова на пароходе-фрегате «Владимир» осмотреть Балчик, Варну и Сизополь, а сам занялся распоряжениями к атаке турецких кораблей, буде они расположены в каком из сих портов.

Ночь была светлая, ветр южный умеренный, без волнения, и эскадра в стройном порядке лавировала на высоте Варны, дабы быть готовою спуститься и в Варну, и в Балчик по первому сигналу с парохода. В полночь с 3-го на 4-е число пароход известил, что ни в том, ни в другом портах судов военных нет, и по условленному сигналу без потери времени пустился в Сизополь и Бургас.

4 ноября продолжали лавировать к югу при ровном южном ветpе в 20 милях от берега; в полдень присоединился пароход «Владимир» и вторично опечалили нас сигналом, что в Сизополе и Бургасе военных судов нет; между тем были опрошены и эскадрою нeкоторые купеческие суда, плывшие из Константинополя, и из их показаний оказалось, что турецко-египетский флот стоит в Буюкдере, имея попрежнему фрегты и мелкие суда в крейсерстве у самого пролива, а английские и французские линейные корабли в числе четырех каждой нации при соответственном числе пароходов стояли на якоре у азиатского берега против мыса Сельве-Бурну (на том самом месте, где в 1833 г. был расположен наш лагерь) , три турецкие же парохода пять дней тому назад (следовательно, 31 октября) отправлены в Требезонд.

Полагая, что эскадра может продолжать предназначенное ей плавание к эскадре вице-адмирала Нахимова под командою контр-адмирала Новосильского и что необходимо как можно поспешнее известить о турецких пароходах первого, а пароходу «Владимир» быть в Севастополе, дабы запастись углем и опять состоять наготове, я безотлагательно переехал на пароход этот и, отдав контр-адмиралу Новосильскому приказание следовать сначала на соединение с вице-адмиралом Нахимовым, а потом в Севастополь, оставив, буде потребуется, двухдечные корабли «Ростислав» и «Святослав» вице. адмиралу Нахимову, сам направился к порту Амастро.

5-го, в 6 ¾ часа утра на румб NtW увидели дым парохода и в одно время на WSW эскадру, состоящую из 6 судов, которую по числу их мы приняли за эскадру вице-адмирала Нахимова. Ветр был от SW, тихий, без зыби.

Мы легли на пароход, и в 8 час. можно было видеть его две мачты и трубу. Вскоре сделалось достоверным, что он правил на NtO.

В 8 ¾ часа заметили, что гонимый пароход вдруг переменил курс вправо и стал править поперек нашего курса; мы легли на NNO ¼ O, на пересечку его пути, и начали быстро к нему приближаться. Через ¼ часа пароход поворотил вдруг влево, опять поперек нас, а мы легли на N1/2 W.

В 9 ½ часа он положил право и стал править прямо на нас.

В 9 ¾ часа мы подняли флаг, на что он немедленно отвечал поднятием турецко-египетского флага, положил право и стал править поперек нашего курса, поставив фор-трисель и кливер.

В 10 час., подошедши к нему на пушечный выстрел, мы пустили первое ядро перед носом его и видя, что он не спускает флага, пустили другое, на которое он отвечал выстрелами из орудии правого борта; после этого, сблизившись, мы стали действовать всеми оруднями левого борта. По третьему выстрелу сбили ему флаг с флагштоком, он же немедленно поднял другой на гафеле и отвечал всеми орудиями правого борта. Все почти ядра его перелетали через нас в начале сражения.

В 10 ¼ часа, входя ему в кильватер, мы действовали попеременно правым бортовым и носовым бомбическими орудиями, направленными по килю парохода [1]; когда же неприятель из линии кальватера приводил поперек нас, чтобы стрелять орудиями правого борта, мы тоже приводили в параллель ему, действовали ядрами и бомбами, а когда расстояние позволяло, то и картечью, всем левым бортом, на который, кроме настоящих орудий, было перевезено кормовое правое бомбическое.

В 11 час. все шлюпки турецкого napoхода был сбиты, по всему борту были видны пробоины, рангоут был весьма избит, а дымовая труба прострелена во многих местах.

В 12 час. командир неприятельского парохода, стоявший, во все время боя на площадке, был сбит ядром и вслед за тем вся площадка снесена.

В 12 ½ часа, лежа параллельно пароходу, во время батального огня с обеих сражающихся сторон были убиты у нас картечью лейтенант Железнов, стоявший на правом кожухе, и горнист, стоявший палубе у правого кожуха; в одно почти время были тяжело ранены комендор левой коронады и один из прислуги кормового бомбического орудия. Турецкий пароход в последние два часа старался держать прямо на азиатский берег, на SO.

В 12 ¾ часа мы были уже от него на расстоянии не более кабельтова и действовали несколько минут носовыми орудиями, — все наши ядра ложились в корпус парохода, — потом, положив вдруг лево, легли в параллель ему на пистолетный выстрел и сделали залп, причем он спустил флаг и остановил машину, что было сделано в 1 час популодни, , а мы пробили дробь.

Лейтенант Ильинский был немедленно послан на шестерке с комплектом вооруженных гребцов, чтобы завладеть призом и поднять русский флаг.

Вслед за тем на одной из кожуховых лодок боцман, 3 унтер-офицера, подшкипер, 20 человек ружейных, 2 сигналыцика, 2 рулевых,2 машиниста, 4 кочегара и с ними машинный кондуктор, 2 плотника, 1 конопатчuк, 1 слесарь, все вооруженные абордажным оружием, были отправлены на взятый пароход: под командою старшего офицера с парохода «Владимир» лейтенанта Попандопуло, который и назначен временным командиром приза.

Другая кожуховая лодка была послана, чтобы забрать пленных, к ней вскоре присоединилась первая, высадив наших людей на пароход, и обе привезли в два рейса пленных офицеров и команду с их багажом.

Неприятельский пароход оказался в 220 сил, 10 пуш. «Перваз-Бахри», отвозил письма в Синоп и возвращался в Пендераклию, где назначено было ожидать флот фрегатов.

Из собранных сведений на пароходе всex чинов в полном составе до сражения состояло:
Командир [2]..........1
Лейтенантов...........3
Машинист англичанин...1
Машинист араб.........1
Мичманов..............3
Доктор................1
Комиссар..............1
Мулла.................1
Лоцман................1
Юнкеров..............10
Унтер-офицеров........5
Прислуги..............2
Итого............151

После боя привезено на пароход «Владимир»:
Офицеров..............9
Нижних чинов.........84
Итого.............93

Убитых у неприятеля:
Капитан [2]........................................1
Офицеров...........................................2
Матросов..........................................16
Смертельно раненых и уже умерших...................3
Раненых не смертельно.................................18

Верных сведений о числе убитых на турецком пароходе собрать от пленных было невозможно, и потому можно полагать, что ими самими было выброшено за борт до конца еще сражения несколько человек.

Незначительные повреждения на пароходе «Владимир», претерпенные им во время боя, следующие.

По корпусу:
1. Верхний планцырь (так в оригинале — u-96) борта с правой стороны пробит ядром.
2. В левой кожуховой каюте пробита насквозь переборка картечью.
3. В обоих дымовых трубах сквозные дыры.
4. В правой кожуховой каюте в переборке пробоина.
5. С левой стороны у коронады полубортик пробит картечью, адругой оторван ядром.
6. В лодке № 2 ниже планцыря пробито картечью и поврежден киль.

По рангоуту и такелажу:
1. Перебит цепной гротовой гардель ядром.
2. Перебиты утлегарь-бакштаги, мартын-бакштаги и еще несколько бегучего такелажа.

На взятом пароходе машина уцелела, кроме пробоин в паровиках и трубе, но корпус избит до разрушения, в кормовой части целые доски вырваны, рулевая голова сбита, компасы уничтожены, внутри переборки от взрывавшихся бомб совершенно разрушены, — вообще повреждения были мноrочисленны, так что для приведения его в coстояние держаться на воде мы были заняты до 4 час. В это время усмотрели две приближающиеся с разных сторон эскадры: одну прямо на ветре к югу я считал эскадрою вице-ардмирала Нахимова, другая же от запада могла быть эскадра турецких фрегатов. Я пустил приз плыть, как мог, по румбу в Севастополь, сам же решился держать на сомнительную эскадру; вскоре оказалось, что это эскадра контр-адмирала Новосильского. Боясь потерять приз с разбитою трубою и без руля и потому не имея времени видеться с вице-адмиралом Нахимовым, я передал все, что для него могло быть нужно, контр-адмиралу Новосильскому и, кроме того, велел сему последнему, буде вице-адмирал Нахимов найдет нужным усилить отряд свой еще двумя двухдечными кораблями, то оставить их, а самому с стопушечными отправиться в Севастополь.

Опасение мое насчет приза было справедливо, нам пришлось с ним возиться всю ночь и другой день; наконец, приведен он в порт благополучно.

Капитан, офицеры и команда парохода «Владимир» вели себя самым достойным образом. Капитан-лейтенант Бутаков распоряжался, как на маневрах; действия артиллериею были и быстры, и метки, чему лучшим доказательством служит разрушение, ими произведенное на неприятельском судне. Состоявшие при мне флаг-офицеры: лейтенанты князь Барятинский, Железнов, Добровольский и Ильинский, не имея у себя дела по флагманской части, поощряли команду своим примером и указаниями. Лейтенант Железнов, офицер, подававший большую надежду, был убит картечью на кожуховой лодке, откуда замечал действия наших ядер.

Смею надеяться, что первое пароходное дело в истории флотов удостоится высочайшего внимания и не отказано будет вознаградить отличившихся офицеров, в особом списке поименованных, наградами, к коим представляются.

Причем долгом считаю обратить также внимание вашей светлости на эскадру стопушечных кораблей, которая, выдержав два шторма, едва стих ветер, уже лавировала в стройном порядке для атаки неприятеля. К таким кораблям, конечно, можно иметь полное доверие, и так как это может только существовать при отличном их, содержании и совершенном знании морского дела флагманов и капитанов, то я считал бы справедливым исходатайствовать им высочайше одобрение, а начальнику 4-й дивизии контр-адмиралу Новосильскому, офицеру, постоянно отличающемуся безграничным усердием к службе, особую награду.

Представляя при сём подробное описание сражения с пояснительною диаграммою, имею честь испрашивать разрешения, как поступить с приобретенным пароходом и военнопленными, состоящими из чинов, в прилагаемом списке поименованных (упоминаемые диаграмма и список в публикации отсутствуют — u-96).

Генерал-адъютант Корнилов



1 — Впоследствии оказалось, что турками были устроены баррикады из угольных мешков между орудиями и поперек судна. Примечание журнала «Морской сборник».
2 — Из черкесов мамелюк Саид-паши, адмирала египетского флота. Примечание В. А. Корнилова.

Цитируется по: Морской сборник, 1853, N Х, часть оф., стр: 101-109.Теги: Севастополь и Российский флот, 1853 – 1856 годы. Крымская война. Парижский мир, Служебные документы и письма

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.