Сегодня и вчера
Бой под Вафангоу
Гравюра, типографский оттиск «Бой под Вафангоу» Автор:
Автор неивестен (инициалы «З.П.») Типолитография Товарищества И.Д. Сытина в Москве.


Размер:
40×55 см.
Техника:
Плакат. Бумага, типографский оттиск
Время создания:
1905 г.
Смотреть полностью
Примечание:
Текст под изображением:

«Бой под Вафангоу. После кинчжоускаго боя японцы стали особенно настойчиво теснить русских к северу. Наступление их началось небольшою стычкой 21 мая у дер. Хундзяпудза, закончившейся неудачею для японцев. Читать примечание полностью...

Очень странно и крайне неблагоприятно слагалась обстановка на нашем правом фланге.



Русско-Японская война 1904-1905 гг. Том II. Первый период. Часть вторая. Бой под Вафангоу и военные действия до боя у Ташичао. —СПб, 1910. С.36


Очень странно и крайне неблагоприятно слагалась обстановка на нашем правом фланге. Ушедший утром 1 июня из Фучжоу подесаул Буторин, кроме указанного уже донесения о проходе через г. Фучжоу неприятельского разезда в 25 лошадей и о появлении 3 эск. японской конницы, послал еще одно в 7 ч. 45 м. вечера «из местности в 10 вер. от Ванзелина к Вафангоу: Неприятельский разъезд в 15 чел. находится в 6 вер. к западу от нас; за ним верстах в 5 полуэскадрон; наши заставы не соединились».

Неизвестно, дошло ли это донесение до штаба корпуса, по оно во всяком случае мало разясняло обстановку, констатируя лишь присутствие небольших частей японской конницы примерно в долине р. Хоселиндзахэ, местоположение коей может удовлетворить обозначению «10 вер. от Ванзелина к Вафангоу».

Подъесаулу Буторину штабом корпуса было послано два приказания: в 6 ч. Вечера — зорко следить за районом между Фучжоу и жел. дорогой и в 11 ч. Вечера — войти в связь с конницей г. л. Симонова; дошли ли до него эти приказания—не выяснено.

Между тем, как это ни странно, оказывается, что не присоединившиеся к подъес. Буторину заставы его у Хуанситатун и Кауличендзы и посты гелиографной команды пор. Карбышева у Мачан и на мысе Кон не только 2-го, но и часть дня 3 июня оставались спокойно на своих местах, не обнаружив близкого с ними соседства биваков 4-й японской дивизии в ночь на 2 июня.

Конный отряд, над которым за болезнью г. л. Симонова, принял начальство г.-м. Самсонов, на ночь должен быль собраться у деревни в 2 вер. к северу от Лункоо при дороге в Сисан (ю.) и Вафангоу (у южного подножия высоты 89,7); перед тем, как стать на бивак, по распоряжению полк. Ерковскаго, были посланы 4-й эск. Приморского драг, полка на с. в., корн. Карницкий с разъездом — на север, корн. Никшич — на ю.-з. и одна сотня лавой—на запад; все эти разведочные части и партии противника нигде не открыли; по распоряжению полк. Данилова передовые заставы должны были быть поставлены: две (по ½ сотне)— на высотах к западу от Лункоо, одна (½ эск.)—у с. Уйдятунь.

В 7 ч. 45 м. вечера г.-л. Симонов получил приказание командира корпуса — сделать поиск на фланг и тыл противника, начав немедленно наступление к Паджангуньдза, но это приказание явилось для конного отряда неисполнимым, и г.-л. Симонов, хотя и сдавший командование, но оставшийся при отряде, в 8 ч. вечера доносил:

«Отряд разбросан; собираю; батарея без снарядов; посылаю за ними; наступает темнота; неприятель сильно занимает проход Паджангуньдза; до получения снарядов затрудняюсь в точности выполнить приказание; выдвигаю сейчас сильную цепь разъездов с поддержками в указанном направлении».

Еще до получения указания Командующего армией о тревожении в течение ночи противника, г.-л. бар. Штакельберг в 8 ч. 45 м. вечера приказал всем начальникам участков воспользоваться пластунами, охотниками и сотнями, чтобы ночью выяснить, где расположены японцы, усиливаются ли, или, наоборот, отходят назад.

Со стороны конного отряда это приказание было исполнено посылкой кон.-охотн. команды 13-го В.-С. стр. полка и сборного эскадрона Приморского драг, полка из вызвавшихся охотников под начальством пор. Щербачева; японские аванпосты в окрестностях Паджангуньдзы и Тафаншина около 2 ч. ночи были потревожены; в темноте завязалась на некоторое время довольно сильная перестрелка, но каких-либо новых сведений о противнике произведенная драгунами и конными охотниками разведка не доставила.

И так, к началу сражения конный отряд, потеряв в сущности след противника и не раскрыв движения его обходной колонны, сам себя замкнул в Лункооской котловине, неудобной ни для действий, ни для разведок и наблюдения, при чем выход из нее в долину р. Фучжоохэ оказывался уже занятым противником, чему способствовало также необъяснимое очищение в ночь на 2 июня Тафаншинскаго массива 2-м батальоном З6-го В.-С. стр. полка, отошедшим к Сандзыиру (с.).

Согласно отданных г.-л. бар. Штакельбергом распоряжений, заменивших диспозицию на 2 июня, правый и средний участки позиции и часть левого ее участка до левого фланга 4-го В.-С. стр. полка включительно составили, так сказать, неподвижную часть позиции—базу захождения войск г.-м. Гернгросса—с длиной фронта до 5 вер.; начальство над нею было вверено г.-м. Мрозовскому, с подчинением ему 4-го В.-С. стр. полка и 3-й и 4-й батарей 1-й В.-С. стр. арт. бригады, занимавших 1 июня правый фланг левого участка и оставшихся там же и на 2 июня.

Со среднего участка позиции была убрана в резерв 3-я батарея 35-й арт. бригады, прибывшая на ст. Вафангоу к 9½ ч. вечера; так как на занятой позиции нельзя было установить всех батарей 1-й В.-С. стр. арт. бригады, то г.-м. Гернгросс приказал 1-ю батарею из резерва и 2-ю батарею с позиции передать в колонну г.-м. Гласко; 2-я батарея прибыла к ст. Вафангоу к 2 ч. ночи; сюда же подошли к этому времени и 1-я батарея с 5-й и 12-й ротами 2-го В.-С. стр. полка.

В 6 ч. 50 м. вечера 1 июня г.-м. Гернгросс, имевший раньше на позиции совещание с г.-л. бар. Штакельбергом и осведомленный о его намерении направить бригаду г.-м. Гласко от Цюйцзятуня на Вафанвопэн для атаки правого фланга противника, по дороге на перевязочный пункт получить приведенный уже выше записки г.-л. бар. Штакельберга с приказанием на рассвете перейти с тремя полками, двумя батареями и двумя б-нами 35-й дивизии в наступление, сговорившись о начале его с г.-м. Гласко. В ответ на эти записки в 6 ч. 50 м. г.-м. Гернгросс писал командиру корпуса:

«Не знаю, может ли 1-я бригада вверенной мне дивизии с успехом атаковать ночью; люди переутомлены переходом от ст. Вафандян все время с боем; сегодня при выходе получили завтрак и после того ничего не ели; патроны необходимо пополнить».




Мы знаем из опыта, что зависимость воли от внешнего для нее бытия весьма часто производит наслаждение, а не страдание
Принесите мой царский жезл, сделанный из рога единорога, с великолепными алмазами, рубинами, сапфирами, изумрудами и другими драгоценными камнями…
Здесь все сословия единодушно признавали Александра виновником своего благополучия; нас, русских, принимали они с радушием неподдельным
Где же настоящий нравственный идеал? Очевидно, мы должны искать его все-таки в примирении внешнего и внутреннего, материального и духовного.
Ближайший город и железная дорога были в 40 верстах. Общества положительно никакого.
Не плачь, Еленушка, может, и проживу я с вами еще годок – другой.
А если Франции знать дать об оной декларации, то она всеми мерами сопротивляться тому будет и примет совсем иные меры к нашему и Российской Империи невозвратному вреду.
Когда придет время поднять завесу, скрывающую тайные пружины происшествий той эпохи, то увидят, что вся Европейская политика вращалась около Александра
При чтении родословной литовских князей кого не поражала смесь христианских имен с кажущимися нам на первый взгляд языческими?
Глушь непроходимая, дороги отвратительные, люди живут исключительно своим умом.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.